<<
>>

РЕШЕНИЯ В ЗЕРКАЛЕ ПРОШЛОГО


Тяжелые и богатые последствиями решения, необыкновенные ситуации, в которых они принимались, удивительное остроумие, прозорливость, предвидение и точность в рискованных заключениях всегда привлекали к себе внимание.
Причем известность приобрели ие только гениальные и образцовые решения, но и сенсационно ошибочные. Из многих дошедших до нас описаний исторических событий можно заключить, что с правом или обязанностью принимать решения связана огромная ответственность, до которой не каждый из принимающих решение дорос. В рассматриваемых примерах речь идет ие о теоретических рассуждениях. Каждый пример по отношению к единственному компоненту проблемы, подлежащей решению, имеет еще и иной смысл. Выбранные примеры иосят, следовательно, не только развлекательный характер, а должны побудить к размышлению о том, что с нашей точки зрения в иих следует оценить положительно, а что — отрицательно и какие параллели можно провести между ними и нашей «системой» подготовки и принятия решения.
Начнем с IX в. до н. э., со времен иудейского царя Соломона. Ему приписывается известное «соломоново решение»— при принятии некоторых решений оио применимо еще и сегодня. Что же произошло в те далекие времена? В таком историческом памятнике, как Библия, мы читаем:
«Пришли однажды две женщины к царю (Соломону) и предстали перед ним. И одна из женщин сказала: «О, мой господин, я и эта женщина жили в одном доме и я родила в ее доме ребенка. И через три дня после того, как я родила, родила ребенка также и она. Мы жили с ней вдвоем, никого из посторонних в доме ие было, только мы вдвоем. Сын этой женщины умер ночью; она за
давила его во сне. И тогда она встала ночью и взяла моего сына, который спал у меня под боком, положила его к себе, а своего мертвого сына подложила мне. А когда утром я поднялась к моему сыну, то увидела,.что он мертв. Но при утреннем свете я могла видеть точно и разглядела, что это был не мой ребенок, не мой сын, которого я родила».
И сказала другая женщина: «Совсем не так; мой сын жив, а твой сын мертв...» Первая, однако, возразила: «Совсем не так: твой сын мертв, а мой сын жив». И таким образом они препирались перед царем. И тогда царь сказал: «Одна говорит: «Мой сын жив, а твой умер; другая говорит: совсем не так; это твой сын умер, а мой — жив». И царь сказал: «Принесите мне меч!» Когда меч принесли, сказал царь: «Поделите живого ребенка на две части и дайте одну половину одной, а вторую — другой!»
И тогда женщина, чей сын был жив, обратилась к царю (ибо ее материнское сердце переполнилось любовью к сыну): «О, мой господин, отдайте ей ребенка живого, не убивайте его!» Другая же сказала: «Пусть не достанется ни тебе, ни мне; пусть его поделят!» Тогда заговорил царь. Он сказал: «Отдайте этой женщине ребенка, не убивайте его; она его мать!»
Этот древний рассказ вдохновлял многих писателей. Достаточно вспомнить спор о ребенке из драмы Бертольта Брехта «Кавказский меловой круг». Правда, здесь в его основе лежат прежде всего социальные мотивы.
Другое событие произошло в 390 г до н. э., после битвы у Ап- пии. Вождь галлов Бренн потребовал у побежденных римлян высокую контрибуцию в золоте. При взвешивании золота римляне заметили, что галлы их к тому же еще и обманывают, пользуясь слишком тяжелыми гирями, и отказались от уплаты.
Тогда Бренн положил на весы еще и свой меч, воскликнув: «Горе побежденным!» Отсюда вознишпи ставшие крылатыми слова: «Положить меч на весы», которые свидетельствуют о применении насилия при принятии решения, когда всякие разговоры об объективности и «справедливости» бессмысленны.
Наконец, 49 г. до н. э. Юлий Цезарь, тщательно взвесив все «за» н «против», принимает решение перейти Рубикон — реку, служившую границей между Италией и римской провинцией Цизальпийской Галлией, чтобы с помощью военной силы исключить своего соперника Помпея из борьбы за власть над Римом. Цезарь сознавал, что от этого решения зависело многое и для него лично, и для будущего римского государства. «Жребий брошен»,— провозгласил он. Еще и сегодня мы говорим о Рубиконе, когда речь идет об ответственных, связанных с большими последствиями решениях.
А вот пример из несколько иной области. Жил в XIV в. философ-схоласт Жан Буридан, о котором в наше время известно, по
жалуй, не более того, что он автор басни об осле, который должен был бы умереть с голоду между двумя равновеликими охапками сена, потому что не мог решиться, с какой охапки начать. (Знаменитый Буриданов осел!) Следуя мысли философа Аристотеля, Буридан полагал, что «вопрос о том, как поступит человек при одних и тех же условиях, если воля его свободна, не имеет ответа» [25]. Вот так, если у человека нет проблем, он создает их себе сам! Впрочем, Буриданов осел долгое время действовал на противников своего создателя подобно красной тряпке на быка. Писатель Гюитер де Брюнн использовал эту старую басню как символический фон в своем романе о современном любовном треугольнике.
Трудности, возникающие, когда человек интересуется этическими мерами своих поступков и решений, побудили к глубоким философским размышлениям Иммануила Каита (1724—1804). Как должен себя вести человек в случае, когда»речь идет о вопросах, которые либо вовсе не регламентированы государственными законами, либо управляются этими законами лишь частично? Например, в вопросах, касающихся частного образа жизни. В своей «Критике практического разума» Кант дал ответ на эти вопросы в виде своего знаменитого «категорического императива»: «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом».
Итак, опять решение в соответствии с максимой! Каждый сам для себя должен приспособить указанный принцип, чтобы сделать его пригодным для практического применения. Насколько решающими могут оказаться несколько часов, даже минут для целых народов или государств, отчетливо видно на поворотных вехах истории. Вспомните поражение Наполеона в сражении при Ватерлоо в 1815 г. Весы военного успеха склонялись то в пользу Наполеона, то в пользу армии Веллингтона. Стало ясно, что победит тот, к кому раньше других придет подкрепление. Веллингтон надеялся на прусское войско под командованием Блюхера. Наполеон был намерен справиться с этой опасностью, приказав маршалу Груши с третью своей армии помешать запланированному соединению сил Веллингтона со спешившим к нему подкреплением. Однако Груши не удалось разыскать полки Блюхера, и ои потратил драгоценное время, ожидая приказа Наполеона о возвращении. Некоторые из офицеров обращали его внимание на опасность промедления. Однако беспрекословное подчинение императору не позволяло ему действовать вопреки полученному приказу. Пока Груши бессмысленно тратил время, а Наполеон напрасно его высматривал, сражение для Франции было проиграно. Блюхер пробился к армии Веллингтона и окончательно завершил разгром наполеоновских войск. Как далеко следует заходить
в риске? Груши не хватило мужества на риск. «Ничто не в состоянии вернуть ему то мгновение, которое делало его хозяином судьбы и которое он упустил»,— писал Стефан Цвейг в «Звездных часах человечества* [26].
Противоположный пример. Человеком, который не побоялся риска, был создатель сегодняшнего символа Парижа — Эйфелевой башни — инженер Александр Гюстав Эйфель.
Директорат Всемирной выставки в Париже в 1889 г. решил заказать сооружение высотой в 300 м. Были представлены 700 проектов. Единственным проектом, отобранным для дальнейшего рассмотрения, был проект Эйфеля. После обнародования эскизов разразилась буря негодования. Парижане всеми силами отбивались от этой сумасшедшей башни в самом центре их города, которая вдобавок еще могла когда-нибудь свалиться, разрушив множество домов. На все это Эйфель отвечал: «Я беру на себя ответственность за любой ущерб, который может нанести башня!» Башня была построена и в течение 40 лет оставалась самым высоким сооружением в мире.
В следующем примере речь пойдет не об отваге, героизме или трагедии. Можно посмеяться над человеческой слабостью и ее влиянием на одно официальное решение. Знаете ли вы, почему столицей Австралии является Канберра, в которой проживают всего 220 тыс. человек, а такие города с миллионным населением, как Мельбурн и Сидней, этой чести не удостоены? Здесь нет никаких ни политических, ни географических, ни каких-либо экономических оснований. Оказывается, в споре о том, быть ли столицей Мельбурну или Сиднею, никак не удавалось прийти к единому мнению. Тогда возникло современное соломоново решение: образовали область, ядром которой была Канберра, и объявили город столицей Австралии! Видите, нельзя упускать из виду даже самые, казалось бы,'немыслимые решения.
<< | >>
Источник: Науман Э. Принять решение — но как?. 1987

Еще по теме РЕШЕНИЯ В ЗЕРКАЛЕ ПРОШЛОГО:

  1. 3 а н я т и е 7.1 ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ПРОШЛОГО ОПЫТА НА СПОСОБ РЕШЕНИЯ ЗАДАЧ (МЕТОДИКА ЛАЧИНСА)
  2. 2. СОВРЕМЕННЫЙ МИР В ЗЕРКАЛЕ СОЦИАЛЬНОФИЛОСОФСКОЙ РЕФЛЕКСИИ
  3. 2. ГОСУДАРСТВЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В ЗЕРКАЛЕ ФИЛОСОФСКОЙ И ОБЩЕСТВЕННОПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ
  4. Глава 1 НЕЗНАКОМЕЦ В ЗЕРКАЛЕ, или кто ВЫ, МИСТЕР БРУКС?
  5. Мир в зеркале сцены
  6. 2.1. Информационная Сеть в зеркале аксиологии
  7. 2.1. Информационная Сеть в зеркале аксиологии
  8. ЕДА ПО-РУССКИ В ЗЕРКАЛЕ ЯЗЫКА, 2013
  9. Международное разделение труда в зеркале демографии
  10. М. Л. Бутовская. Тайны пола. Мужчина и женщина в зеркале эволюции., 2004
  11. Мазаел Одай М.. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ КАЧЕСТВА ЧЕЛОВЕКА В ЗЕРКАЛЕ РУССКОЙ ФРАЗЕОЛОГИИ, 2014
  12. ГЛАВА 1 СОВРЕМЕННАЯ СЕМЬЯ В ЗЕРКАЛЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  13. ОБРАЗ РОССИИ В ЗЕРКАЛЕ ЗАРУБЕЖНОЙ ПРЕССЫ А.Д. Золотых Московский государственный университет
  14. ПРОШЛОЕ