<<

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

  Активное применение психологических знаний в практической деятельности людей всякий раз возрождает к жизни давний вопрос о формах, методах и собственно технологии работы практического психолога.
При этом попытки описать психологический инструментарий и составить некоторое руководство к его применению постоянно вызывали и вызывают острую и часто обоснованную критику. А деятельность психолога-практика рассматривается более как искусство, нежели как профессионально выверенные правила и алгоритмы организации соответствующих процедур. Смысл и цель этих процедур в большинстве случаев состоит в извлечении, систематизации и упорядочении специальной информации о конкретном человеке и соотнесении ее с системой психологических категорий, теорий, концепций и моделей.

Среди методов практической работы психолога можно выделить те, которые необходимы для установления контакта с человеком, пришедшим на индивидуально-психологическую консультацию. Однако именно таким методам не уделялось должного внимания.

Еще памятна устойчивая, хотя не всегда оправданная -негативная реакция "классической психологии" на попытки применения психодиагностических тестов: считалось, что за тестами "нет настоящей глубокой теории", что их отчетливый прагматизм не опирается на научную основу, а если таковая и есть, то она не соответствует принятым в нашей стране концепциям и подходам.

Тем не менее, так называемые тесты получили довольно широкое, хотя и полулегальное распространение в исследовательских лабораториях, в клинической практике, на предприятиях, в школах и т. п. В ходе этого распространения постоянно возникала "проблема тестов", а вместе с ней и необходимость более или менее ясно ответить на вопрос: почему же, несмотря на критическое и даже порой пренебрежительное отношение к

Вместо заключения                                                                              241

тестам, не удается сдержать, а тем более запретить их практическое применение.

Мы полагаем, что по крайней мере, один веский аргумент в их пользу состоит в том, что все эти психодиагностические процедуры дают специалисту информацию об' индивидуальных психологических особенностях конкретного человека, его отличии от других людей, о "месте" данного человека во множестве ему подобных.

Понятно, что этот аспект применения психодиагностических методов можно рассматривать как один из важных критериев эффективности любых конкретных психодиагностических процедур: насколько полна, точна и надежна информация, получаемая с их помощью, насколько она поддается научному анализу и специальной интерпретации.

В ряду диагностических методов современной психологии графические методы оказались где-то на периферии: они рассматривались либо как забавные фокусы, либо как любопытные развлечения, либо как некий совершенно несамостоятельный вспомогательный прием. Насколько нам известно, почти полностью отсутствует систематическое научное изучение графических методов как особых методов психодиагностики — со своей собственной общенаучной основой, с технологической специфичностью, особенностями конструирования и применения. Более того, и среди специалистов они, в основном, расцениваются как весьма слабые и ненадежные процедуры.

В то же время, история и наш собственный опыт психологического анализа этой группы методов (мы их назвали "психографическими" методами) убеждают в том, что в "рисунках на заданную тему", т. е. в ситуации стандартного изобразительного задания содержится значительно больше информации о психологических особенностях рисовавшего их человека, чем это принято считать. По нашему мнению, в таких рисунках полезной для психолога информации больше даже чем в рукописном тексте (и в почерке, и в самом содержании текста). И сказанное означает, что рисунок на заданную тему мы рассматриваем как весьма мощное психодиагностическое средство.

Заметим при этом, что результат выполнения такого задания (так же, как и само задание выполнить рисунок) адресован не к логическим формам мышления, а непосредственно к образному его содержанию, и "смысл" графического изображения

242

Вместо заключения

оказывается психологически весьма сложен — в нем в единой, "слитой" форме представлены и образ, и отношение человека к миру, и личный опыт переживания субъекта.

Конечно, такое положение дел требует как специального анализа самого рисунка, так и соотнесения результатов этого анализа с данными исследования индивидуально-психологических особенностей его автора. По нашему мнению, такой "двойной" психологический анализ открывает реальные возможности не только более глубокого осмысления "старых", но и создания новых эффективных графических психодиагностических методов. Эту позицию мы постарались последовательно провести в предлагаемой читателю книге.

Но для практически пригодной реализации упомянутой возможности должны быть выполнены несколько условий:

— построены научно обоснованные и психологически приемлемые способы анализа и классификации графических изображений;

— разработан надежный комплекс психологических описаний индивидуальных особенностей субъекта с выходом на практическую "типологию личностей";

—  создана специальная техника соотнесения .комплекса графических характеристик изображений с комплексом психологических характеристик человека.

Эти перспективные проблемы, в основном, намечены в предлагаемой книге, но предстоит еще большая исследовательская работа в каждом из названных направлений. Тем не менее, в случае успешного продвижения по этим направлениям уже в самом начале можно получить исключительно важный практический эффект — по результатам такого психографического анализа построить психологический портрет конкретного человека. В этом случае, мы полагаем, можно обойти те трудности, которые, как хорошо известно, возникают на путях построения психологического портрета с помощью вербальных или инструментальных психодиагностических техник. Другими словами, мы видим открытую перспективу развития психографических процедур наряду с вербальными и инструментальными средствами психодиагностики.

При такой постановке естественно возникает вопрос о ва-. лидности и надежности методов психографического анализа,

Вместо мключеиия

243

точно так же,.как возникает он в отношении остальных психодиагностических методов.

Напомним, Что в свое время А. Анастази высказала мнение о том, что графические методы невозможно валидизировать, потому что они не поддаются количественной обработке. Вероятно, она имела в виду те специфически качественные данные, которые получаются в результате использования графических процедур.

На наш взгляд, рисунок, представляющий собой объективно существующий продукт человеческой деятельности, так же, как и другие продукты деятельности, имеет свою историю как в фил о-, так и в онтогенезе. История эта весьма продолжительна и интересна тем, что развитие графического продукта проходит ряд определенных этапов, каждый из них можетбыть подвергнут как качественному психологическому анализу, так и количественной обработке данных. Это обстоятельство, по крайней мере в принципе, позволяет провести критериальные проверки графических тестов на валидность и надежность, точно так же, как это делается для других психодиагностических процедур.

Как уже говорилось, в процессе такого анализа должно быть осуществлено структурное (или формально-структурное) расчленение рисунка с выделением его характерных элементов в качестве возможной базы для психологически ориентированной классификации собранных графических материалов, их последующей количественной и качественной обработки и интерпретации с цельювыяснения индивидуально-личностных особенностей автора графического продукта.

Мы привели несколько вариантов разработки схем анализа рисунка, и, как думается, нам удалось получить такие результаты, в которых отражены общие представления о рисунке, раскрыты его диагностические возможности, а также даны характерные признаки, которые в нем можно выделить.

При описании графических методов, имея в виду особенности их практического использования, мы отмечали, что при всех известных к настоящему времени попытках провести их проверку на валидность и надежность считается, что интерпретация рисунка, в основном, зависит от опыта работы практического психолога, т. е. лежит скорее в сфере искусства, а не науки, +i потому нет возможности практически выполнять объективный научный анализ.

Такое "с

244

Иместо.шключення

порога" отрицание путей научного анализа графически-диагностических средств препятствует их распространению и развитию как научно-практического метода, который может внести ценный вклад в психологическуюдиагностику и часто может доставить сведения, которые невозможно получить с помощью других методических процедур. Естественно, что мы не могли обойти вниманием вопросы валидности и надежности этого специфического класса методик.

Рассматривая эту проблему, на первом этапе работы с графическими методами мы в основном ориентировались на способы субъективной и экспертной оценки валидности, а также на данные, получаемые с помощью метода контрастных групп. Кроме того, в ряде случаев мы применяли процедуры перекрестной валидности и сопоставляли данные, полученные с помощью графических методов, с результатами других методических приемов, в частности, опросников, .методов традиционной оценки продуктивности той или иной деятельности и т. д.

В результате были получены весьма устойчивые данные как по субъективной, так и по экспертной валидности (они оказались порядка 0,9). В практических реализациях лишьде-сять из ста обследуемых могли потем или иным причинам либо отрицать правильность характеристики, составленной для них с помощью графических методов, либо утверждать, что пока они еще не замечали за собой указанных особенностей.

По результатам дополнительных бесед они иногда соглашались с тем, что и в своем детстве "имели нечто похожее". Эти данные сами по себе интересны, но еще более важно то, что почти всегда независимыеэксперты, которые хорошо знали испытуемых , подтверждали наличие качеств, указанных в этих психологических характеристиках.

Большой массив данных, насчитывающий тысячи рисунков, значимые коэффициенты корреляции, полученные при сопоставлении количественных показателей графических методов с другими методами, также свидетельствуют о достаточной, по крайней мере для практических целей,

*  II качестве намвисимых экспертов обычно выступалы учите ш, o.iii.i-кис родственники, ripy.iMi и сослуживцы участников обследования.

If место .шключения                                                                               245

эффективности графических диагностических процедур. Так, в частности; получены достоверные корреляционные (положительные) связи между особенностями выполнения рисунков, свойствами темперамента, измеряемыми по опросникам Г. Айзенка и В.М. Русалова, показателями акцентуаций и качеств личности по опроснику Р. Ксттелла и т. д.

Безусловно, использование графических методов встречает много трудностей на практике. Известно, например, что при идентификации почерка, несмотря на общее мнение экспертов об идентичности почерка, о его "абсолютном сходстве" на поверку оказывалось, что предъявленные рукописные отрывки были выполнены различными людьми. Это, конечно же, ставит еще одну крайне важную проблему — "разрешающей силы" графических методов. Необходимоосознавать, что наряду с индивидуальными различиями в изобразительной деятельности имеется подобие, сходство внутри того или иного типа графики, разнообразие типов личности внутри одного и.того же типа рисунка, и сходство это иногда столь высока, что вызывает недоумение. Этот пример показывает, насколько важна разработка специальной техники (и технологии) сопоставления, соотнесения типологической ("видовой") классификации графического продукта с индивидуально-типологическими классификациями людей, включенных в процесс психодиагностического обследования с помощью графических методов.

С учетом этой проблемы внимание авторов данной работы было акцентировано как на различии, так и на сходстве полученных изображений.

Наша задача в ряде случаев сводилась к тому, чтобы выявить типологическое сходство общего типа ¦— ив графике, и в субъектах, что позволило более эффективно решать задачи сбора, анализа и интерпретации данных, осуществляя саму процедуру интерпретации единообразно для разных графических заданий.

Как наверное заметил читатель, мы стремились к стандартизации методик, и, по нашему мнению, ее можно достигнуть, в частности, за счет единой инструкции, даваемой экспериментатором, единообразия самой процедуры, материала, протоколов обследования, т. е. того, что относится к стандартизации

246

Вместо заключения

задания. Но кроме того мы стремились и к тщательно выверенной стандартной интерпретации (в каждом случаеотступление от стандарта должно быть обоснованным).

Дополнительные данные о надежности и валидности были . получены при использовании метода контрастных групп, когда в обследовании участвовали специалисты различных профессий: учителя, руководители, программисты, художники, режиссеры, актеры, вокалисты, литераторы, инженеры, банковские служащие.

Надежность методов, определяемая в результате повторного обследования, по нашим данным колеблется от 0,6 до 0,8 при вычислении коэффициентов корреляции в интервалах между обследованиями от одного до трех месяцев и в пределах одного года. М ы обнаружили при этом, что графические методы позволяют выявлять не только устойчивость индивидуальных показателей, но и их изменчивость под действием ряда факторов, что также важно для практической диагностики. Мы обнаружили, например, что такие параметры как нажим, наличие штриховки, размер рисунка могут весьма значительно флуктуировать в зависимости о?состояния человека, в то время как собственно психологический тип, общая манера исполнения рисунка могут оставаться устойчивыми.

Таким образом, мы считаем, что при разработке стандартизированных процедур и выборе надлежащих количественных способов обработки данных вопрос об основных требованиях валидности и надежности психографических методик мо-жетбыть решен. В то же время, мы считаем, что в нашей работе была сделана лишь начальная попытка такого анализа, и сама проблема, безусловно, нуждается в дополнительном изучении.

Можно отметить, что в результатах применения графических методов были обнаружены1 различия, связанные с профессией обследуемых. Так, например, для лиц художественных профессий характерны имажинарные и ритмические рисунки, тогда как для других профессий более характерны органические, структурные. Мы полагаем, что данные результаты имеют большое значение не только для характеристики самих графических психодиагностических методов, но и открывают прямые возможности их применения для решения задач, имеющих профессионально важное приложение. В частности, результа-

Вместо заключения

247

ты такого обследования представителей художественных профессий оказались весьма положительными, и рекомендации были приняты преподавателями и педагогами московских художественных вузов.

Другой пример иллюстрирует возможности психографического анализа личности школьников-подростков для выявления их профессионального самоопределения. В данном исследовании использовался тест "Конструктивный рисунок человека" с одной стороны, и широко известная методика ДДО (дифференциальный диагностический опросник Е.А. Климова) — с другой.

Данные показали, что среднее количество абстрактных символов, которое (по интерпретации) соответствует более развитому логическому мышлению, было больше в рисунках лиц, проявивших склонность к сферам "человек — техника" и "человек — знаковая система". В то же время среднее количество сюжетных изображений, соответствующее (по интерпретации) образному мышлению, большеу испытуемых, проявивших склонность к сферам "человек — природа", "человек — человек", "человек — художественный образ".

Сопоставление результатов, полученных по методикам ДДО и "Дерево", показывает, что испытуемые, проявившие склонность к сфере "человек — природа" (по методике ДДО), предпочитают изображать дерево схематично, что соответствует (по интерпретации методики) синтетическому когнитивному стилю. У испытуемых, имеющих склонность к сфере "человек — художественный образ", по методике "Дерево" также больше схематичных рисунков, чем детальных.

Изображение ели (что соответствует по интерпретации методики "Дерево" склонности к стилю "руководителя") встречается у испытуемых, проявивших склонность к таким сферам профессиональной деятельности (по ДДО) как "человек — техника", "человек — человек", "человек — художественный образ".

На основании сопоставления результатов, полученных с помощью традиционно применяемой в профориентации ДДО, и данных, полученных с помощью описанных нами графических методик, можно сказать, что использование ДДО совместно с графическими методиками существенно обогащает весь

248

Вместо зак тючения

процесс профессиональной консультации. В этом случае данные, полученные с помощью графических методов, дополняют индивидуальные характеристики лиц, выбравших те или иные сферы профессиональной деятельности.

Таким образом, изучение индивидуально-психологических предпосылок профессионального самоопределения личности с помощью графических методов имеет определенные положительные перспективы: позволяет глубже проанализировать особенности индивида и выработать более адекватные рекомендации по повышению эффективности профессионального самоопределения как молодежи, так и взрослых.

Оценивая общие перспективы применения графических психодиагностических методов в практической работе психолога — диагноста и консультанта — мы считаем полезным специально отметить следующее.

Графические методы — это работа с невербальным материалом, что и позволяет существенно расширить как возрастной диапазон их применения, так и возможности межкультурного использования. Эти методы оказались интересными для наших консультируемых, и они позволили легче установить коммуникативные контакты между сторонами, включенными в диагностический процесс. В силу проективного характера большинства графических процедур, их результаты, как показывает наш опыт, менее подвержены контролю сознания, а это весьма важный аргумент в пользу их применения.

Они оказались простыми и быстрыми по процедуре, что во всяком случае, допускает их эффективное применение в качестве методов предварительной экспресс-диагностики.

В рассмотренных нами версиях и вариантах применения графические диагностические методы работают "через проекцию" на сетку психологических типов личности. Но при этом они дают также некоторую оценку состояния автора рисунка. Такая ситуация позволяет, по крайней мере в принципе, применять графические методы вместе с соответству ющими методами стандартных психодиагностических процедур оценки личностных качеств (MMPI. Кэттелл, Аизенк и др.), а также с методами оценки состояний (инструментальные методы, САН, Люшер и т. д.). Более того, наш опыт убеждает в том, что графические методы могут прекрасно работать в сложных психодиагностических комплексах, имеющих

Вместо заключения                                                                               249

целью создание обобщенного, а если необходимо, то и конкретизированного психологического портрета данного индивида с выявлением (и учетом) спектров и текущих значений его состояний и его интересов. Последнее, конечно, важно не только в диагностических задачах, но и в консультационной работе как в сфере профессионального становления, профессионального самоопределения человека, так и в психологической поддержке индивида на его жизненном пути.

Последнее замечание содержит некоторое предостережение: практические психологи, намереваясь пользоваться графическими методами, должны помнить, что без приобретения необходимых знаний и навыков по психодиагностике невозможно грамотно пользоваться любыми психодиагностическими тестами и опросниками. Графические методики при всех их диагностических возможностях являются лишь исходным материалом для консультирования. Поэтому специалист-пси-хологдолжен интерпретировать полученныес помощью рисунков результаты очень корректно, соблюдая правила профессиональной этики.

Следует помнить также, что если необходимо получить более надежные и объективные данные человека, целесообразно использовать батареи или комплексы методик, которые дополняют друг друга, взаимно уточняют полученные данные. Методики в комплексе должны быть подобраны как с учетом этнокультурных и возрастных особенностей и возможностей людей, так и в соответствии с практическими задачами психодиагностики.

Особо хотелосьбы обратить внимание молодых психологов, не имеющих опыта работы с психодиагностическими методами на то, что достоверность данных, получаемых с помощью конкретных методик, в значительной степени определяется наличием у экспериментатора достаточного личного опыта. Сама личность экспериментатора, хочет он того или нет, выступает одним из существенных факторов, сильно влияющим на результаты обследования. В работе с графическими диагностическими методиками это надо особо помнить. Еще раз подчеркнем, что в этом случае необходимы умеренность и корректность в интерпретации, умение грамотно построить беседу, дать аккуратные и четкие рекомендации, сохраняя при этом уважение к личности человека, обратившегося за помощью.

<< |
Источник: Романова Е. С, Потемкина О.. Графические методы в психологической диагностике, 1991. 1991

Еще по теме ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ:

  1. Еще раз о понятии рациональности (вместо заключения)
  2.    ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  3.       ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ     Педагогическая эстафета вопросов и ответов
  4. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  5. Долги. Вместо заключения
  6. Вместо заключения; размышления об итогах и перспективах развития российской партийности
  7. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ, ИЛИ МИР ГЛАЗАМИ РЕБЕНКА
  8. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  9. Вместо заключения
  10. Вместо заключения
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -