<<
>>

Объект атаки – журналист

  Работа журналиста-расследователя осуществляется, как правило, в иных, мирных, условиях. Но зато объектом атаки – о чем нам периодически сообщает то или иное СМИ – становится сам журналист.
Правда, положа руку на сердце, следует признать, что многие из описываемых расследователями случаев возведены ими в разряд «высокой политики» без всяких на то оснований. Журналисты часто склонны банальную «бытовуху» (ограбление в подъезде, драка на улице) связывать с реакцией на свои публикации. Чтобы придать происшествию наибольший резонанс, пресса – в полный голос или полунамеками – нередко поддерживает именно «профессиональную» версию. Делается это из благих побуждений: чтобы помочь коллеге, чтобы милиция работала активнее, чтобы уголовное дело было на контроле у больших чиновников. В этом нет ничего дурного, таковы принципы корпоративной солидарности. Реальность, однако, такова – и в этом надо отдавать себе отчет, – что профессиональная принадлежность значительно реже является причиной неприятных эксцессов, чем личностные характеристики и манера поведения. Непредвзятый анализ показывает, что, например, подавляющее большинство уличных нападений на журналистов, разбоев, грабежей и других подобных инцидентов, жертвами которых становились представители СМИ, не выпадает из общего ряда статистики, когда жертвами преступлений становились представители других профессий. Впрочем, у всех нас живы в памяти судьбы Ларисы Юдиной, Дмитрия Холодова, Владислава Листьева. Именно профессиональная деятельность сыграла в этих трагедиях главную роль. Но давайте разберемся – были ли эти убийства результатом того, что журналист в своем расследовании стал представлять реальную угрозу для преступников? Убийство Владислава Листьева 1-го марта 1995-го года сегодня никто из профессионалов не связывает непосредственно с журналистикой. Последние годы Листьев был скорее крупным администратором и финансистом, чем журналистом.
Он стоял у истоков акционирования ОРТ, от него зависело распределение финансовых потоков от рекламной деятельности компании. На этой почве нажить себе кровных врагов значительно проще, чем на поприще журналистики. Иное дело – смерть Дмитрия Холодова, корреспондента газеты «Московский комсомолец». Это случилось 17-го октября 1994-го года. Напомним, в тот день Дмитрий получил в камере хранения Казанского вокзала кейс, в котором, как он рассчитывал, находились секретные документы. Но вместо документов в чемоданчике оказалось взрывное устройство – оно и сработало, когда Дмитрий открыл кейс в редакции своей газеты. По версии обвинения, убийцы Холодова пытались таким образом «воздействовать» на журналиста, негативно пишущего об армии. Устный приказ на устранение поступил от высокопоставленного военачальника. Мы не будем оспаривать обвинение. Отметим лишь некоторые нюансы, которые не укладываются в эту версию. Допустим, военнослужащие – причем не просто военнослужащие, а представители разведки, то есть армейской элиты, – решили расправиться с неугодным журналистом. «Убрать» Холодова не представляло проблемы. Он не имел охраны, передвигался на общественном транспорте, не скрывался и являлся легкой мишенью. Проще говоря, его можно было подкараулить, например, в подъезде и инсценировать обычный разбой. Однако злоумышленники почему-то избрали способ, который непременно должен был вызвать огромный общественный резонанс, и теоретически был сопряжен с большими жертвами. Ведь журналист мог вскрыть кейс в метро либо ином людном месте. Или другой вариант: Холодов привозит чемодан в редакцию и выходит из кабинета, а в это время кто-то из коллег решает поинтересоваться, что привез Дмитрий. То есть план убийства содержал опасность для самих преступников. Вполне возможно, что именно на резонанс и рассчитывали преступники. Октябрь 1994-го. Через месяц оппозиция Дудаева и завербованные по контракту российские танкисты начнут бесславный поход на Грозный. В практике всех спецслужб есть такое понятие, как операция по отвлечению внимания...
Так или иначе, отправляясь за чемоданчиком с документами, Холодов пренебрег одним из основных правил безопасности (о них чуть ниже): об этом не знал никто из его окружения. Злоумышленники могли просчитать психологический портрет будущей жертвы и предполагали, что он будет действовать именно так. Гибель Ларисы Юдиной является классическим и бесспорным примером расправы над неугодным журналистом. Редактор независимой газеты «Советская Калмыкия сегодня» Юдина была похищена и зверски убита 7-го июня 1998-го года в Элисте. Мы достаточно подробно останавливались на событиях, предшествовавших ее гибели в главе «Журналистские расследования в современной России». Попробуем теперь посмотреть на эту историю с точки зрения вопросов безопасности. В качестве одной из версий этого преступления рассматривали и такую. По сведениям из окружения президента Калмыкии К. Илюмжинова, за два месяца до убийства Ларисы Юдиной ему принесли кассету с интервью журналистки австралийскому телевидению, где она сказала: «Ситуация в Калмыкии напоминает 1994-й год в Чечне». Рассказывают, что Илюмжинов был в бешенстве и заявил: «Чтобы больше ни одного номера этой газеты я не видел!». Прокуратуре не удалось собрать убедительных доказательств связи непосредственных исполнителей с неким заказчиком. Возможно, его действительно не было, а имел место так называемый «эксцесс исполнителя». Ситуация довольно распространенная – некий всемогущий начальник в пылу гнева топает ногами и орет на подчиненных: «Кто-нибудь в состоянии заткнуть глотку этим бумагомаракам?!». Те в своем верноподданническом стремлении угодить начальнику трактуют его слова буквально и воспринимают как сигнал к действию. Возможно, так было в случае убийства Ларисы Юдиной, не исключено, что тот же «эксцесс исполнителя» имел место и в ситуации с Дмитрием Холодовым. Мы полагаем, что отдельно следует рассматривать одну из самых громких историй последних лет – события, развивающиеся вокруг гибели украинского журналиста, руководителя интернет-проекта «Украинская правда» Георгия Гонгадзе.
Гонгадзе не занимался расследованиями, но был ярким публицистом, критиковавшим власть. Лишь самые близкие друзья знали, что эта критика былакрайне избирательной, а отдельные представители власти финансировали его проект. Он пропал в Киеве 16-го сентября 2000-го года. В ноябре в ста двадцати километрах от украинской столицы было обнаружено обезглавленное тело, в котором друзья Георгия опознали своего коллегу. Еще две недели спустя лидер оппозиционной соцпартии Александр Мороз обнародовал в парламенте записи разговоров президента Кучмы как доказательство расправы над неугодным журналистом по указанию президента. В Украине разразился политический кризис. Официальное расследование обстоятельств гибели Гонгадзе так и не принесло ощутимых результатов, оппозиция тщетно добивалась отставки Кучмы, а новые записи бесед президента с высокопоставленными чиновниками до сих пор появляются с завидной регулярностью. На протяжении года мы занимались собственным расследованием «дела Гонгадзе», впоследствии передав собранные материалы во временную комиссию Верховной Рады Украины. Мы не подвергали сомнению подлинность самих записей, изучая связи Гонгадзе и события, предшествовавшие его исчезновению. Полученные свидетельства заставили сомневаться как в версии Генпрокуратуры Украины о причастности к гибели журналиста уголовных авторитетов, так и в предположении о «заказе» Кучмы на устранение Гонгадзе. Одно можно утверждать наверняка – Гонгадзе был идеальной мишенью, игнорируя в своей деятельности многие из правил, о которых чуть ниже. «Дело Гонгадзе» будет влиять на политическую ситуацию в Украине как минимум до следующих президентских выборов. Надо иметь в виду, что помимо заказных убийств есть немало и других форм расправы с неугодными журналистами. Они случаются гораздо чаще, чем убийства, но не получают столь мощный резонанс. Журналиста могут избить, разыграв грабеж, могут дискредитировать его моральный облик, могут организовать увольнение из редакции и т.д. Чтобы обезопасить себя от всевозможных конфликтов и неприятностей, журналист должен придерживаться ряда принципов, основной перечень которых мы предлагаем вашему вниманию.
Принцип 1. Это главный принцип безопасности: никогда не «замыкайте» на себя эксклюзивную информацию. Лучше всего, когда расследованием в редакции занимаются два-три человека, которые полностью в курсе действий друг друга. Впрочем, над темой может работать и один журналист, но он должен иметь доверенных помощников, которые введены в курс дела. Кроме этого, всю собранную информацию по теме необходимо переносить из записной книжки на электронные или бумажные носители. В надежном месте надо хранить звуко- и видеозаписи. Желательно вести дневник расследований, куда заносить даты, место встреч с источниками, темы разговоров и т.д. Очень важно иметь доверенное лицо в системе правоохранительных органов. Это должен быть человек, с которым у вас сложились неформальные отношения и к которому можно обратиться за помощью в ситуации, когда вам требуется страховка. Обязательно поставьте в известность руководство редакции относительно тех непосредственных шагов, которые вы собираетесь предпринять в рамках данной темы. Все вышеперечисленные действия страхуют журналиста от угрозы ликвидации как носителя опасной информации. Принцип 2. Не провоцируйте конфликтов между фигурантами расследования. В нашей практике был случай, когда один очень известный в криминальных кругах Санкт-Петербурга человек вдруг в порыве откровенности начал под диктофон рассказывать журналисту совершенно потрясающие истории про своих коллег по бандитскому цеху. Нам очень хотелось опубликовать стенограмму этого интервью, и это стало бы сенсацией, способной произвести эффект разорвавшейся бомбы. Однако, здраво поразмыслив, мы решили «бомбу» не взрывать. Этот человек допускал такие выражения, что после публикации у него практически не оставалось шансов выжить, учитывая традиции криминального мира. И в этом случае наша публикация стала бы своего рода провокацией убийства. Даже если согласиться с тем, что этические нормы могут не распространяться на людей, находящихся по ту сторону закона, следует учитывать, что на пять убитых гангстеров приходится одна невинная жертва, случайно попавшая под автоматную очередь.
К тому же опасность существует не только для автора высказывания, но и для журналиста, как «ретранслятора», поскольку именно он озвучил эти сведения. Конечно, не всякую провокацию нужно отвергать. Иногда этот прием очень эффективно используется в журналистике. Однако требуется ювелирный расчет, чтобы застраховаться от неприятных последствий. Принцип 3. Не нарушайте этические и общечеловеческие нормы в отношении фигурантов расследования. Существует расхожее мнение, что мотивом многих жестоких расправ, в том числе заказных убийств, является месть. По нашим наблюдениям, влияние этого мотива сильно преувеличено. Категория мести относится к эмоциям, а в серьезном бизнесе им отводят очень мало места. В том числе, если речь идет о бизнесе преступном. Отдавать приказания, допустим, на ликвидацию журналиста, обидевшего «бизнесмена», – дело нерентабельное и хлопотное. К тому женебезопасное, поскольку журналистика – профессия резонансная, и так или иначе правоохранительные органы в первую очередь начнут искать тех, кому мог помешать журналист. Однако можно так унизить человека в глазах его друзей, подчиненных, что у него не останется иного выбора, кроме как начать мстить журналисту, чтобы сохранить лицо в глазах окружающих. Кто-то пойдет в суд защищать свою честь и достоинство, а кто-то разыграет сценку ограбления, в результате которого пострадает журналист. Чтобы избежать подобных эксцессов, достаточно выдержать свою публикацию в корректном тоне. Журналистский материал интересен, прежде всего, своей фактурой, а не хлесткими фразами. Можно, пылая праведным гневом, в публицистическом задоре начать издеваться над своими героями: выставлять в неприглядном свете их самих, родственников, любовниц и т.д. А можно, выдержав спокойную интонацию, сделать убедительный материал, аргументируя свои обвинения фактами, отринув эмоции. Конечно, журналистский материал – не милицейский протокол, в нем не обойтись без экспрессивных красок. Но эмоция эмоции рознь. В сегодняшней практике нередко случается, когда молодой, начинающий журналист с бойким пером легко входит в раж и, применяя все возможные фигуры речи, начинает раздавать «литературные оплеухи», что называется, невзирая на лица. Для него журналистика – как игра в «солдатики»: он о последствиях не задумывается и опасности не ожидает. Хорошо, если найдется редактор, который сможет наглядно объяснить рвущемуся в бой расследователю, что такое журналистская ответственность, этика, продуманность действий. А если нет? Кто заметит, что журналист перешагнул запретную черту? Принцип 4. Соблюдайте взятые на себя в ходе расследования обязательства. Информация любой ценой – таков сегодня лозунг многих молодых журналистов, ведущих собственное расследование. На какие только ухищрения не пускается журналист, чтобы добыть необходимые сведения. И довольно часто обещает то, что выполнить не в состоянии. Источники информации, как правило, очень болезненно реагируют на обман, будь он сознательный или случайный. Хорошо, если вы лишь потеряете источник информации, но ведь можно нарваться и на более тяжелые последствия. Еще лучше не брать на себя каких-либо обязательств, навязываемых вашими собеседниками. В нашей практике был такой случай. Представитель криминального мира пришел в редакцию и предложил: он отдает нам сенсационный материал при условии его обязательного опубликования. При этом он настаивал, что не скажет, о чем идет речь, до получения согласия на публикацию. Это условие визитер мотивировал тем, что само обладание этой сверхважной информацией таит смертельную угрозу. Несмотря на любопытство, нам пришлось отказаться от предложения, которое выглядело как покупка кота в мешке. Принцип 5. Никаких интимных отношений с фигурантами расследования и источниками информации. Существует довольно распространенное заблуждение, что информацию легче всего получить «через постель». Действительно, в практике работы спецслужб было немало случаев удачного использования интимной близости для получения информации. Но за тактическим успехом часто следовал стратегический провал. В 1970-е годы в разведке Восточной Германии прибегли к такому приему: своих агентов из числа симпатичных мужчин и женщин они внедряли в Западную Германию, где те должны были жениться или выходить замуж за служащих госаппарата. Поначалу внедрение шло очень удачно: нашлось немало высокопоставленных немцев с неустроенной личной жизнью. Информация потекла рекой. Однако через какое-то время налаженная, казалось бы, система с треском развалилась. Постоянная интимная связь очень быстро делает двух людей близкими друг другу, и наступает момент, когда агенту становится невыносимо обманывать. Начались «провалы», самоубийства, возникла серия непрогнозируемых скандалов, которые, как известно, категорически противопоказаны любой разведывательной деятельности. Журналист – не разведчик, вряд ли он должен пускаться во все тяжкие в поиске даже самой важной информации. К тому же за разведчиком стоит государственная машина, а за журналистом, кроме редакции, никто не стоит, так что отомстить ему значительно проще. А то, что такой соблазн возникнет у оскорбленного до глубины души человека, которого использовали как половую тряпку, можно не сомневаться. В спецслужбах есть железное правило, и его мы уже вам называли: источник информации должен быть больше, чем другом, но другом – никогда. О нем нужно постоянно заботиться, но ни в коем случае нельзя перешагивать черту. Принцип 6. Никогда не раскрывайте свои источники. Источники информации, как мы уже отмечали, – самое большое богатство журналиста-расследователя. По российскому Закону «О средствах массовой информации» журналист обязан хранить конфиденциальность своих источников и должен раскрывать их только по решению суда. Наш опыт говорит, что и в суде этого лучше не делать без очень убедительных на то оснований. К сожалению, российская система правосудия не может гарантировать ни защиту свидетеля, ни защиту источника информации. Имя вашего источника, названное даже в закрытом судебном заседании, очень быстро станет известно обиженной стороне. И вы окажетесь в роли журналиста, предавшего человека, который вам доверился. Опасность не только в том, что тот, кого вы предали, будет мстить. Опасно приобрести репутацию журналиста, с которым нельзя иметь дело, которому невозможно довериться. Так, российская разведка до сих пор переживает последствия сдачи некоторыми высокопоставленными чиновниками этого ведомства части агентурной сети на заре перестройки. Принцип 7. Постоянно и тщательно изучайте свои источники информации. Это позволит избежать возможных неприятных последствий при работе с источниками. Допустим, кто-то вынужден работать с вами на условиях неразглашения некой негативной информации о его жизни. Однако жизнь не стоит на месте и информация, еще недавно являвшаяся значимой для вашего источника, теперь потеряла для него всякий интерес. Источник уже не ощущает себя зависимым, а вы, не зная об этом, продолжаете строить отношения с ним, исходя из прежних условий. Не исключено, что ваш источник может начать мстить. Принцип 8. Никогда до конца не доверяйте даже самым надежным источникам информации. Вы не можете проконтролировать их на все сто процентов, и однажды информация, сообщенная вашим самым надежным источником, окажется недостоверной. Совсем необязательно потому, что вас захотели подставить. Просто все люди имеют обыкновение ошибаться. Принцип 9. Не соглашайтесь на встречу с неизвестными людьми в неизвестной обстановке. Отправляясь на встречу с источником информации, обязательно уведомите об этом своих коллег. Вам звонит некто и предлагает сенсационную информацию. Получить ее можно, встретившись на пустыре в три часа ночи. Предложите вашему собеседнику прийти в редакцию в любое удобное для него время. Он боится, говорит, что за ним следят? Попытайтесь убедить его, что в стенах редакции ему ничего не угрожает. Скажите, что можно встретиться в людном месте, например, в кафе. Возможно, собеседник просто начитался детективов и не знает как вести себя с журналистом. Если эти аргументы не помогают, то, может, лучше не продолжать разговор? Принцип 10. Строго соблюдайте нейтралитет. Журналист, ведущий расследование, должен всегда оставаться «над схваткой» и ни в коем случае не идентифицировать свою позицию ни с одной из сторон конфликта. Например, изучая организованную преступность, не стоит выступать с позиции человека, исповедывающего принципы правоохранительной системы. Иначе к вам будут относиться как к работнику милиции, к тому же идейному и властью не защищенному. Это опасно. Столь же резкого неприятия добьется журналист и у сотрудников правоохранительных органов, если, войдя в доверие к «братве», начнет перенимать их манеру поведения и изображать из себя одного из них. Нарушив нейтралитет, журналист, простите за рифму, теряет иммунитет, дает одной из сторон моральное право поступать с ним, как с противником. Принцип невмешательства касается абсолютно любого расследования: даже тот факт, что издание, которое журналист представляет, принадлежит тому или иному олигарху, защищает чьи-то корпоративные интересы, может негативно сказаться на отношении к нему фигурантов его расследования. Принцип 11. Тщательно следите за своим поведением в быту. Ницше писал: «Если ты пристально всматриваешься в бездну, помни о том, что и бездна столь же пристально всматривается в глубину твоей души». Имейте в виду, что, изучая конкретные структуры, определенных людей, вы и сами становитесь объектом их наблюдения и изучения. Много толковых профессионалов «сгорело» на своих слабостях: пьянстве, наркотиках, любовных похождениях! Молодые лихие журналисты склонны недооценивать этот момент – и напрасно. Спровоцировать конфликт, который может иметь массу неприятных последствий, для подготовленного противника не составит в этом случае особого труда. Почаще вспоминайте китайскую мудрость: «Живущий в стеклянном доме не должен швырять камни в других». Принцип 12. Не ведите параллельно с расследованием коммерческую деятельность. Собственная коммерческая деятельность делает вас легко уязвимым, так как в нашей стране любой бизнес до сих пор сопряжен с балансированием на грани закона. Если рассматривать ситуацию шире, то именно коммерческая деятельность (причем порой вовсе не связанная с журналистикой), а отнюдь не принадлежность к журналистскому цеху стала причиной гибели ряда людей, являвшихся собственниками и руководителями СМИ. Принцип 13. Не занимайтесь информационным рэкетом. Или, иначе говоря, не злоупотребляйте информацией. Информация, которая становится известна журналисту в ходе расследования, порой представляет собой значительную коммерческую ценность. Герои многих расследований не раздумывая выложат кругленькую сумму за то, чтобы информация о них никогда не появилась в прессе. Человек слаб и может неустоять перед соблазном поправить за счет этой информации собственное материальное положение. Такой путь ставит журналиста вне поля, на котором он играет, и позволяет применять к нему запрещенные приемы. Другой вариант. Корреспондент приходит к руководителю крупной фирмы и предлагает разместить рекламу в издании, где работает журналист. Вероятно, он получит за это проценты. Но коммерсанту не нужна реклама, и он отказывается от предложения. Вскоре журналист пишет статью-«расследование», в которой деятельность этой фирмы представляется в неприглядном свете. Очевидно, что заметка не появилась бы, согласись бизнесмен дать рекламу. А некоторое время спустя тот же журналист подвергается нападению в подъезде своего дома и получает, как это говорится в протоколах, телесные повреждения средней тяжести. Причем он-то почти наверняка знает, за что пострадал. Теперь вопрос: должно ли журналистское сообщество защищать пострадавшего коллегу? Принцип 14. Соблюдайте правила юридической безопасности. Хорошо, когда журналист, занимающийся расследованиями, обладает основами юридической грамотности. Очень важно понимать разницу в юридической квалификации тех или иных действий фигурантов расследования, точно трактовать юридические термины. Но не переоценивайте своих знаний. Юридическая наука вся построена на нюансах, коллизиях, прецедентах и т.д., поэтому в трудных случаях не полагайтесь на собственные знания, на убежденность в своей правоте. Имейте в виду: структуры, задетые в ваших публикациях, постараются использовать любую лазейку, чтобы заставить вас опубликовать опровержение. И искать эту лазейку будут, как правило, опытные и квалифицированные юристы. Значит, и на вашей стороне должны работать не менее квалифицированные специалисты. Им необходимо показывать все ваши материалы до публикации, им же рекомендуется поручать и защиту в суде в случае подачи иска о защите чести и достоинства. Принцип 15. Своевременно и грамотно реагируйте на психологическое давление и угрозы. В редакции нередко приходят анонимные письма с угрозами, а журналисты порой выслушивают угрозы по телефону. Такие сигналы принято относить на счет психически неуравновешенных сограждан. Как правило, это соответствует действительности и не имеет каких-либо последствий. И все же коллеги слишком беспечно относятся к подобным неприятностям, не уделяя им должного внимания. На практике дело не всегда ограничивается словесными угрозами. Так, журналисткам одной из телекомпаний пришлось столкнуться с маньяком, сперва славшим в их адрес письма, а затем изнасиловавшим двух телеведущих. В случае получения угроз по телефону рекомендуется воспользоваться автоматическим определителем номера. Другой вариант – сразу же после подобного звонка не вешайте трубку своего аппарата. С соседнего телефона перезвоните на местную АТС и попросите принять меры к установлению номера телефона, с которого вам поступил звонок. Объясните, что вы – журналист, вам угрожают и вы направляетесь в отделение милиции сделать заявление о поступившей угрозе. Кстати, последнее действительно необходимо. Скорее всего, вам попытаются отказать в приеме заявления – настаивайте на своем. В конце концов, скажите, что в случае отказа пожалуетесь в прокуратуру. Это заявление станет официальным документом и может пригодиться в дальнейшем. В случае письменных угроз стоит обратиться в местное управление ФСБ, в котором может оказаться коллекция почерков подобных «писателей». Принцип 16. Не стесняйтесь отдать пас коллегам. Вы стали обладателем очень интересной эксклюзивной информации, но публикация ее в вашей газете невозможна в силу тех или иных причин. Не надо жадничать – вполне возможно, этот материал опубликуют ваши коллеги. Все СМИ в городе контролируют местные власти и доморощенные олигархи? Не стоит отчаиваться – есть федеральные СМИ, есть коллеги-расследователи в соседних регионах. Таким образом можно залегендировать появление публикации. Этот прием очень полезен, когда надо исключить возможные неприятности для вас после обнародования материала. В конце концов, главная функция журналиста – предание гласности скрытых фактов, а где они будут опубликованы – вопрос вторичный. Принцип 17. Время от времени меняйте темы своих расследований. Вас подстерегает «идеологическая опасность». Работая на одной «грядке», журналист слишком сживается со своими героями, начинает воспринимать себя одним из них. Хорошо, если дело ограничится внешними атрибутами – элементами одежды или манерой поведения. Увлекающаяся натура может пойти дальше. Хороший опер знает, как совершить «идеальное преступление». А журналист-расследователь?.. Принцип 18. Отдыхайте. Не недооценивайте психологической опасности. До 70-ти процентов информации в новостях имеет негативный оттенок. Работа журналиста-расследователя сопряжена с еще большим количеством негативной информации, которую человеку приходится пропускать через себя. Эта информация накапливается подобно ржавчине на металле. В благополучной Швеции до 1980-х годов средний возраст журналистов составлял 47 лет, а по заболеваемости алкоголизмом журналисты числились на втором месте после врачей. В Швеции же журналисты впервые начали применять методику дебрифинга или психологической разгрузки, взятую из практики полицейских психологов. Суть метода заключается в том, чтобы дать человеку, побывавшему в стрессовой ситуации, выговориться и тем самым снять психологическое напряжение. Принцип 19. Любому этапу расследования должны предшествовать тщательное изучение и грамотная оценка обстановки. В нашей практике был пример, когда поверхностная оценка ситуации едва не привела к трагедии. Журналист получил ножевое ранение, когда занимался изучением деятельности, казалось бы, безобидной «народной целительницы». Оказалось, что под ее прикрытием действовали торговцы наркотиками. Говорят, что на ошибках учатся. Причем лучше всего запоминаются уроки, полученные на собственном опыте. Авторы этих строк сами совершили немало промахов, прежде чем смогли сформулировать перечисленные выше принципы. Надеемся, что в данном случае вы будете учиться на чужом опыте. Потому что промахи в вопросе собственной безопасности могут стоить очень дорого. в начало   ?? к содержанию ?? [1] См. ст. 49 Закона РФ «О средствах массовой информации». [2] Там же. [3] Там же. [4] Там же. [5] Более подробно о юридических аспектах деятельности журналиста читайте в главе «Как защитить честь, достоинство и деловую репутацию средства массовой информации».
<< | >>
Источник: Под общей редакцией А.Д. Константинова. ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ История метода и современная практика. 2003

Еще по теме Объект атаки – журналист:

  1. 4.3. СМИ и манипулирование общим мнением
  2. § 1. Пограничная безопасность: проблема формирования концептуальных основ
  3. Присоединенные события
  4. Глава 4 РАБОТА ПРЕСС-СЛУЖБЫ С КРИТИЧЕСКИМИ МАТЕРИАЛАМИ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ
  5. Имидж государства как инструмент идеологической борьбы
  6. Конфигурация американского общественного мнения в отношении иранской проблемы в 2000-е годы
  7. Ф.Д. КРАВЧЕНКО, эксперт Центра «Право и СМИ» Законодательная поддержка пребывания журналиста в «горячей точке»
  8. 2.5.1. Источники информации: общая характеристика
  9. «В новостях мы делаем ставку на объективность»
  10. Военная цензура США в вооруженных конфликтах второй половины ХХ века
  11. 3.3. Современная практика издания квалоидов
  12. Разновидности радиоочерка
  13. ЗАМЫСЕЛ, ФАКТ, ТЕМА