<<
>>

3.3 Психология общения: о чем должен помнить журналист при сборе информации и работе с источниками. Проблема использования скрытой камеры и диктофона. Особенности съемки при проведении ТВ-расследования.

Если с вами попросту не хотят разговаривать и уж тем более откровенничать, то это - только ваши проблемы, уважаемые коллеги. Можно, конечно, пожаловаться начальству на нежелающего давать интересующую вас информацию человека, потребовать у него информацию, потрясая текстом закона о СМИ, но при этом полноценного, взаимно приносящего удовольствие общения уже не получится.
Коммуникабельность, умение расположить к себе или, как сейчас модно говорить, харизма - это необходимые составляющие профессионализма журналиста. Нет таких качеств в наличии? Надо их воспитать и вырастить в себе! А иначе придется искать какую-нибудь другую сферу деятельности, где общение с людьми сведено до минимума. Но кое-каким нехитрым приемам, помогающим в общении, запросто можно научиться. Например, перестать раздражать собеседника своим внешним видом, помня, что встречают все-таки по одежке. Идешь брать интервью в Академию наук - надень деловой костюм. Или, если речь идет о женщине-журналистке, хотя бы от коротенького топа, не прикрывающего пупок, на сегодня откажись. Едешь в нашу азиатскую глубинку, в заведомо бедное село - оставь дома дорогие сигареты и массивные золотые украшения, если они у тебя есть. Женщины-журналистки, хотя бы на время откажитесь не только от курения, но и от брюк, наденьте длинные юбки. Вообще-то женщинам в подобных ситуациях и сложнее, и проще. Им легче "трансформироваться": убрать волосы в пучок или под косынку, поменять модельные туфельки на скромные «лодочки» без каблука - и вас воспримут уже совсем по-другому. Но и мужчина не должен забывать, как он выглядит в чужих глазах. Надо думать, в каких ситуациях следует надевать парадный костюм, в каких - снимать с себя золотые цепи и вынимать серьгу из уха, если таковая имеется. Проще говоря, нужно быть адекватным среде и обстоятельствам. К примеру, пытаешься вызвать на откровенный разговор юных неформалов - сними строгий галстук… Есть и неписаные законы жизни.
Разговаривая с православным священником или муллой, женщине следует покрыть голову платком. На свидание с заключенным в тюрьму нежелательно идти в красном. Во время концерта классической музыки человек с фотокамерой раздражает всех значительно больше, чем мог бы, если он одет в мятые джинсы и беспрерывно жует жвачку. Но вот, первые приветственные слова сказаны, знакомство с интересующим вас источником информации состоялось. Дальше на вас - или против вас! - играют ваша речь, осведомленность в теме, которым вы интересуетесь, умение слушать, не перебивая, а помогая собеседнику наводящими вопросами. Это встречают по одежке, а провожают-то, по пословице, по уму! Ну, и самый главный ваш козырь - искренняя заинтересованность в поиске истины, в изменении в лучшую сторону существующего положения дел. Это очень трудно «симулировать», поэтому очень важно браться за расследование, которое вас самого искренне интересует. И, конечно же, журналист должен готовиться к встрече, проводить, по возможности, предварительные расследования, пользуясь архивами, библиотекой, Интернетом. Есть и еще один способ, практически безотказный, разговорить собеседника, заранее предубежденного против вас, против всех на свете СМИ и вашего издания или телеканала в частности. Надо вежливо сказать ему: «Я в любом случае буду писать на эту тему, сообщив, что вы отказались предоставить газете информацию. Но если вы откажетесь отвечать на вопросы, информацию мне придется получать у ваших оппонентов. Жаль… Я думаю, вы были бы более компетентны и беспристрастны». Разумеется, все эти маленькие хитрости имеют смысл только тогда, когда ваша личная и профессиональная репутация безупречны. Поверьте, информация о «грязно пишущем» журналисте, пусть даже он будет талантлив, распространяется очень быстро. Что называется, бежит впереди него. О журналисте, не брезгующем непроверенными фактами, непорядочно ведущем себя, мало заботящемся о том, что будет после его выступления с героями публикации, бесцеремонно ведущем себя на людях и ради красного словца способным высмеять кого и что угодно, вскоре после начала его карьеры будут знать все.
Стоит ли удивляться, что с ним не хотят говорить? Иногда после общения с таким «специалистом», люди делают вывод, что «все журналисты такие». Недопустимо для получения информации использовать методы шантажа, пользоваться прослушивающими устройствами, тайно вести запись на диктофон или скрытую фото- или видеокамеру. Конечно же, все мы прекрасно понимаем, что в бою все средства бывают хороши. Каждому из нас не раз и не два приходилось рисковать и блефовать, но… Одно дело, когда ты тайно записываешь речь умницы-ученого (ну невозможно будет потом все это воспроизвести дословно!), в силу какого-то своего чудачества просто не терпящего включенного диктофона, совсем другое - дать честное благородное слово, что речь человека будет использована анонимно и тут же нарушить обещание и пустить прямую речь в эфир или на страницы газеты. Одно дело - невинно сказать отказывающемуся от своих же слов чиновнику, что, мол, в первый раз велась диктофонная запись, даже если таковой нет, совсем другое - такие же методы применять по отношению к рядовому гражданину. Не обольщайтесь славой папарацци! В конце концов, они работают с людьми публичными, которые сами добровольно выбрали себе судьбу человека, вынужденного вечно находиться под прицелом фотокамер и любопытных глаз. Не забывайте о виновниках гибели английской принцессы Дианы. Во всех же прочих случаях тайное подглядывание и подслушивание даже в самых благородных целях ни что иное, как вмешательство в личную жизнь граждан, что, кстати, противозаконно. Особое внимание уделяйте отношениям с коллегами. В особенности, с коллегами из других изданий. В идеале взаимоотношения должны строиться по принципу «мир- дружба- взаимовыручка». Ну, уж если не получается по полной программе, то хотя бы просто «мир». И уж никак не вражда и взаимные подножки. Конкуренция конкуренцией, но намеренно дезинформировать кого-то, чтобы оказаться первым и единственным журналистом в нужном месте и в нужное время, все же непорядочно и некрасиво. Так же некрасиво, как публичное сведение счетов при помощи своих СМИ. Зачем читателю перепалка двух изданий, делящих деньги и славу? Ему совсем другое интересно. Ну, и совсем уже крайний случай - перепродажа или просто «слив» информации конкурентам. Это уже просто промышленный шпионаж какой-то, это просто недопустимо. К тому же, как учит русская пословица «Как аукнется -так и откликнется». Так что рискуете сами оказаться в шкуре обманутого и оболганного. Н. Домагальская

Охотничьи «байки»

А ВОТ ЕЩЕ СЛУЧАЙ БЫЛ…

О нем помнят сейчас совсем немногие. Потому что в свое время и редакцией республиканской молодежной газеты «Комсомолец Киргизии», и ЦКЛКСМ Киргизии, и работниками МВД республики было предпринято все возможное, чтобы история не получила широкой огласки - позор-то какой! Как-то в редакцию «молодежки» наведался скромный паренек в милицейской форме. Назвался Колей Кайгородовым. Рассказал редактору Олимпиаде Бородкиной о своей мечте сменить род занятий и научиться писать, как пишут зубры журналистики. Он сыпал именами сотрудников редакции, с восхищением цитировал их произведения почти наизусть и готов был приступить к работе прямо сейчас, но вот незадача - паспорта нет, его держит в своем сейфе начальник районной милиции, потому что не хочет, чтобы он, Коля, увольнялся. Но скоро он уладит-де и эту проблему. Кто когда-нибудь работал в районной газете, тот знает, как катастрофически не хватает в ней рабочих рук, в особенности мужских (мужчины обычно более мобильны). А молодежная газета по штату была такой же, как обычная районка. Коле дали несколько заданий, с которыми он справился неплохо, взяли вначале нештатником, а потом и в штат редакции - корреспондентом. Прогрессировал он просто фантастически, работал очень старательно, задерживался по вечерам, уважительно спрашивал совета у коллег, никогда не отказывался от командировок и ночных дежурств по типографии и вскоре стал вполне профессионально писать на сельскохозяйственные темы. Конечно, кое-какие странности за ним все же наблюдались. Например, в отличие от большинства своих ровесников, он чаще слушал, чем говорил. Иногда допускал какие-то странные, мягко говоря, шутки. Упорно отказывался писать о милиции, работу которой должен бы хорошо знать. Но вникать во все это было некогда. Так прошло что-то около года. Но однажды разразился грандиозный скандал. В редакцию позвонил руководитель района, куда в очередную командировку поехал наш Коля, и возмущенно рассказал редактору, что ее сотрудник, не в первый раз приезжающий к ним, ведет себя отвратительно. Он требует не только номера «люкс» в гостинице и ежевечерних походов по ресторанам за казенный счет, но и наличных денег за то, что прославит своим пером какого-нибудь передовика, и вдвое большую сумму за то, что не станет писать о недостатках. Замять скандал сразу на корню, так сказать, дистанционно, по телефону не удалось, потому что корреспондент Кайгородов находился в нетранспортабельной стадии опьянения. Вмешался райком партии, местная милиция. И вот там, в милиции, выяснилось, что корреспондент никакой не Коля и не Кайгородов, и уж вовсе не бывший милиционер, а как раз наоборот, беглый из Сибири заключенный. Портрет его с надписью «Разыскивается милицией» разослан по всем городам и весям. Редактор получила выговор, но в кресле своем усидела. Мы все, коллеги рецидивиста, так сказать, написали объяснительные и были вынуждены давать показания в милиции. Через пару месяцев после этого в редакцию пришло письмо из России, из следственного изолятора, от нашего бывшего «Коли». Писал, что никогда еще не встречал таких приятных и талантливых людей, как мы, что никогда не забудет этих дней, и просил выслать ему причитающийся гонорар и кое-что из теплых вещей. У истории этой, достойной пера Сергея Довлатова, много граней для размышлений, для смеха сквозь слезы, но сейчас она рассказана только с одной целью: вот к каким печальным для него самого последствиям может привести нарушение профессиональной этики журналиста! Шутка, конечно.

Проблема использования скрытой камеры и диктофона при сборе информации. На этапе общения с источниками и сбора необходимой для расследования информации журналисты зачастую сталкиваются с такой проблемой, как нежелание или отказ участников событий идти на контакт и фиксировать сведения и лицо, их предоставляющее, на диктофон/видеопленку. Причины такого отрицательного отношения к аудио- или видеозаписи могут быть как объективные, оправданные и вполне понятные, так и субъективные, обусловленные особенностями характера и мировосприятия личности. Например, вполне объясним отказ журналисту в интервью со стороны матери, у которой арестовали сына за убийство. Или паническое бегство от телекамеры известного политика, подозреваемого в связях с криминальными структурами. Труднее справиться с нежеланием интервьюера говорить перед включенным микрофоном, если он ссылается на личную скромность и боязнь популярности. В этом случае журналистам приходится уповать на собственный дар убеждения, а такие варианты, как «агрессивное» интервью или интервью врасплох (см. далее - особенности съемки), в данном случае будут неэффективными. Есть и другие ситуации, когда для подтверждения, например, ТВ-версии расследования необходим определенный видеоряд, но обычными способами его отснять не удается. В этом случае некоторые журналисты используют метод съемки скрытой камерой. Чем он оправдан и когда он допустим - весьма спорные вопросы. С самого начала следует отметить, что в законодательстве Кыргызской Республики, как, впрочем, и многих других стран, отсутствует специальная статья, допускающая или, напротив, запрещающая скрытую аудио/видеозапись. В различных законодательных актах имеются лишь некоторые статьи, в той или иной степени регулирующие подобные ситуации. Например, статья 135 Уголовного кодекса КР гласит, что «незаконное собирание в целях распространения в СМИ сведений о частной жизни человека, составляющих личную или семейную тайну другого лица, без его согласия считается противозаконным и наказывается». Также «наказуемо опубликование и распространение изображений какого-либо лица без его согласия, кроме случая съемки в публичных местах», говорится в статье 19 Гражданского кодекса республики. В Конституции КР есть статья, по которой все граждане имеют право на неприкосновенность частной жизни. Во многих штатах США за съемку частного лица без его разрешения полагается штраф (около $600) и есть шанс предстать перед судьей. Кстати, съемка и аудиозапись частных лиц на частной территории запрещена законом во всех странах. Съемка скрытой камерой впервые была применена документалистом Дзигой Вертовым в 20-х годах прошлого столетия, который провозгласил и осуществил на практике принцип «съемки жизни врасплох». В 1960-е годы с появлением высокочувствительных пленок и легких бесшумных видеокамер данный метод получил широкое распространение во всем мире. Когда скрытая аудио/видеозапись может быть оправдана и необходима? Например, если журналист расследует незаконные факты продажи спиртных напитков или сигарет несовершеннолетним, в большинстве случаев продавцы отказываются давать интервью и уходят от объяснений. В таких случаях журналист может использовать скрытую съемку с полным правом и уверенностью, так как речь идет не о частной жизни или собственности, а о нарушении законодательства. Съемка скрытой камерой может быть оправдана и в том случае, если фиксируется факт получения взятки должностным лицом. Съемка эффективна и для документального подтверждения незаконных поборов со стороны сотрудников ГАИ на дорогах; при погрузке или разгрузке поддельных лекарственных препаратов, предметов парфюмерии, напитков, товаров первой необходимости и т. д. Во всех перечисленных случаях речь идет либо о должностных преступлениях, либо о нарушении законодательства, и действия журналистов не противоречат правовым нормам, даже если при этом лица, которых снимают, могут открыто выражать недовольство и требовать прекращения съемки. Скрытая съемка допустима и тогда, когда журналисты находятся на частной территории подозреваемого в правонарушениях лица, если при этом журналист задает вопросы о профессиональной деятельности интервьюируемого и расследуемых фактах. Еще пример: журналист из Баткен-ТВ применил скрытую съемку на территории военного комиссариата города Кара-кола, когда военком отказался перед телекамерой прокомментировать некоторые записи в Книге памяти погибших воинов, свидетельствующие о халатности руководителя, заявив, что для этого ему требуется особое разрешение главного управления СНБ. При этом он пригрозил, что записи в Книге памяти будут вообще уничтожены. Действия венного комиссара были абсолютно неправомерны, и скрытая съемка помогла наглядно подтвердить и продемонстрировать это. В другом случае журналистка из Керемет-ТВ записывала ответы врача одного из родильных домов в городе Оше. Родственники пациентки обвиняли ее в получении взятки, в закадровом тексте она была названа преступницей. Однако на тот момент правоохранительные органы всего лишь проводили проверку, и врач не была арестована, против нее не было выдвинуто никакого обвинения. Журналистка в этом случае допустила грубейшую ошибку, распространив непроверенную информацию до официального следствия и суда. Выходит, съемки скрытой камерой здесь были совершенно неоправданными и продемонстрировали лишь непрофессионализм автора материала, погнавшегося за сенсацией. Таким образом, скрытая аудио- и видеозапись, а также ее последующая трансляция для широкой общественности могут быть использованы только в том случае, если они не являются противозаконными. Следует подчеркнуть, что само по себе использование скрытой съемки еще не означает проведения журналистского расследования. Чтобы понять это, внимательно ознакомьтесь со 2-м пунктом данного пособия. Особенности съемки при проведении ТВ-расследования. Телевизионные журналистские расследования в сравнении с расследованиями в печатных СМИ имеют свои преимущества и недостатки. Основной минус - если можно его так назвать - это то, что ТВ-журналистам приходится практически везде и повсюду передвигаться с необходимым количеством техники и людей, что довольно громоздко, привлекает ненужное внимание и отнимает массу времени, в то время как собратья по перу загружают себя только блокнотом, ручкой или диктофоном. В то время как газетчики заняты исключительно осмыслением темы и методов расследования, телевизионщикам приходиться думать о том, какие видеопланы нужны, как выбрать удачный ракурс съемки и все ли правильно понял оператор. Их волнуют удачное освещение, наличие достаточного количества видеокассет. Кыргызстанским тележурналистам приходится переживать и по поводу качества звука - не выйдет ли из строя в самый неподходящий момент микрофон, не сядет ли аккумулятор. И так до бесконечности. А ведь помимо чисто технической стороны дела надо удерживать в голове теоретическую часть расследования, готовить вопросы для интервью и просчитывать варианты самых непредвиденных ситуаций. Телевизионное интервью - вообще отдельная тема. Как правило, без проблем и накладок не обходится практически ни одно из них. При проведении расследования журналист старается выведать информацию, которую кто-то хочет скрыть. Само собой разумеется, что при этом люди, напрямую заинтересованные в том, чтобы никто ничего не узнал, будут избегать общения с журналистом и особенно телекамеры. В таком случае следует применить метод агрессивного сбора материала, так называемое «интервью врасплох». Например, дождаться, когда нужный вам человек выйдет из офиса и перед включенной видеокамерой задать свои главные вопросы. Если ответов все равно не последует, надо хотя бы спросить, почему он избегает общения, кого боится, что скрывает. Метод зачастую срабатывает, и в этом случае ТВ-журналисту повезло больше, чем газетчику, который не может принудить источник информации к общению, угрожая продемонстрировать по телевидению его необоснованный отказ. В отдельных случаях журналисты, никогда не использовавшие агрессивный метод «интервью врасплох», так и не решаются проводить его. Вспомним приведенный ранее пример про тележурналиста из Баткен-ТВ, который проводил в Караколе расследование по факту исчезновения на обелиске памяти части фамилий бойцов, погибших во время Великой Отечественной войны, и обратился за информацией в местный военкомат. Военный комиссар показал съемочной группе Книгу памяти с недостающими именами, но снять ее на видеопленку не допустил, потребовав разрешения из центрального аппарата СНБ. Действия военного комиссара были совершенно противозаконны, но тележурналист не смог привести доводы и удалился, не настояв на видеозаписи и не сделав попытки включить камеру без разрешения. В большинстве случаев респонденты отказываются дать интервью именно из-за боязни огласки. Они могут пойти на контакт с журналистом и рассказать ему много важного для его расследования, но категорически отказываются сделать это перед включенной камерой. Это не представляет проблемы для пишущего журналиста, но плохо для его телевизионного коллеги. Есть и другой тип людей, чувствующих себя перед объективом крайне неуютно. Они забывают все, что хотели сказать, или, хуже того в волнении начинают говорить много и расплывчато. Попадаются и совсем трудные: они переживают по поводу своей внешности, мучают журналиста и оператора вопросами о том, хорошо ли они выглядят, можно ли сделать еще пару дублей и просмотреть отснятое. В любом случае, со всей этой нервотрепкой можно смириться и списать на издержки профессии. Важно, что интервью состоялось, а уж в каких условиях оно было получено, знают только автор и его команда. Понятно, что журналисту порой приходится проявлять чудеса изобретательности. Если собеседник многословен, позволяйте ему выговориться и затем начинайте задавать вопросы, поворачивая разговор в нужное вам русло. Если интервьюер говорит медленно, не заполняйте паузы в разговоре новыми вопросами. Давайте ему возможность самому продолжить свою историю. Если респондент отвечает уклончиво, наоборот, выдерживайте паузу - пусть камера фиксирует его дискомфорт, а вы, глядя ему в глаза, продолжайте задавать свои вопросы . Собеседник будет вынужден сказать больше, чем ему хотелось бы. Не забывайте главного правила при записи ТВ-интервью: вопросы должны быть лаконичными, конкретными, понятными. В случае, если источник информации категорически против интервью из-за боязни огласки, можно уговорить его на съемку, пообещав не раскрывать его личности. Для этого можно использовать разные технические приемы телевизионщиков: наложение шашечек на лицо собеседника при монтаже материала, закрытие глаз черной полоской, съемку со спины, против света и прочее. Можно записать голос и затем наложить его на отснятую тень на стене. Нужно предлагать различные варианты, главное - достичь своей цели: уговорить собеседника на интервью. Если он выделил на общение с вами всего несколько минут, вам придется пойти ва-банк и попытаться использовать метод блиц-опроса: коротко и быстро спросить о главном. Возможно, собеседник не посмеет выдворить вас из своего кабинета перед работающей телекамерой и будет вынужден отвечать. Тут уж понятно, что ТВ-журналистам в таких случаях везет больше, чем газетчикам. Если вы договорились о проведении съемки, до ее начала желательно учесть некоторые мелочи: попросить собеседника отключить телефон (кстати, сделать то же самое всей съемочной группе) и предупредить секретаря не мешать во время записи. Зазвонивший не вовремя телефон (извечная проблема!) или заглянувший в кабинет посетитель могут не просто прервать беседу, а помешать именно в тот самый момент, когда собеседник разоткровенничался и стал рассказывать очень важную для расследования информацию. Не факт, что после перерыва у него появится желание закончить свою историю. В отдельных случаях можно напомнить собеседнику, что «для эфира», а что - нет. Хотя в современной западной журналистике само собой подразумевается, что если собеседник рассказывает журналисту что-то перед камерой, он осознает, что это будет затем показано по телевизору. И никогда не следует давать собеседнику просматривать материал до эфира. При записи интервью сегодня не принято, чтобы человек просто сидел/стоял и говорил. От так называемой «говорящей головы» уже давно отказались. Современная тележурналистика требует динамики действия и перспективы в кадре. Герой сообщает информацию, в то время как, например, ведет машину, копается в саду, обследует больного и т.д. Некоторые журналисты делают наоборот: на общем плане герой выполняет те или иные действия, в это время идет закадровый текст автора, и только потом проходит непосредственно само интервью. Бывает, что для передачи требуется смонтировать несколько интервью. Тогда следует искать разные планы, чтобы видеоряд не выглядел монотонным и скучным. Эти правила, как и стандарты качества - простота, ясность и зрелищность -относятся не только к журналистским расследованиям, а обязательны для телепередач вообще. Прежде чем выехать на съемку, профессиональные тележурналисты имеют не только продуманный заранее круг вопросов собеседнику, но и предварительно обговоренный с оператором видеоряд. С самого начала не следует забывать, что ТВ-расследование - это образец командной работы, когда конечный результат зависит от слаженных действий всего творческого коллектива. «Заразить команду идеей» - не правило, а закон. К сожалению, данный принцип работы практически отсутствует в кыргызстанской ТВ-журналистике. Например, при проведении описанного выше совместного расследования о пропавших фамилиях погибших бойцов, оба автора расследования не обсудили предварительно все нюансы расследования, в результате чего во время съемок происходили столкновения и стычки, где каждый считал правильной именно свою точку зрения. После монтажа материала выяснилось, что оба журналиста не смогли достаточно обоснованно подтвердить собранную информацию и упустили из виду важные моменты, которые могли бы прояснить ситуацию и выявить виновных. Подобная ситуация произошла и в другом случае: при монтаже материала тележурналистки из ТРК Пирамида-Ош о проблемах с выплатами пенсий, инженер видеомонтажа проигнорировал замечания автора и не счел нужным тратить время на дополнительное оформление видеоряда графикой, «подклеив» ничего не значащие, иногда даже лишние кадры. В результате пропала целостная структура телевизионного материала, который просто распался на отдельные куски. Таких примеров разобщенности и непонимания в авторском коллективе тележурналистов, операторов, инженеров видеомонтажа, к сожалению, очень много, и они напрямую влияют на качество передачи, и понятно, что в худшую сторону. Когда в команде нет слаженности действий, понимания в достижении цели, конечный результат оказывается плачевным. В. Гончаров

Охотничьи «байки»

А ВОТ ЕЩЕ СЛУЧАЙ БЫЛ…

ТВ-группа выехала снимать конференцию по проблеме загрязнения промышленными отходами одной из рек. Список интервью и выбор героев были разработаны журналистом. Считая, что в процессе подготовки материала журналист - главное действующее лицо, он не предупредил оператора о том, кого следует снимать на конференции и на что обратить особое внимание. Приехав на место съемки, каждый занялся своим делом: журналист сел просматривать записи, делать корректировки в вопросах, а оператор «набирать» интересную картинку. Когда началась конференция, журналист оказался в одном углу зала, оператор - в другом. Переговорить друг с другом было совершенно невозможно. Оператор терпеливо ждал, когда журналист укажет ему, кого и что снимать. Но тот склонился к блокноту и активно делал записи. В итоге оператор заснял интервью случайно оказавшегося на этой конференции специалиста. И лишь при монтаже пленки выяснилось, что закадровый текст относился совершенно к другому участнику форума. Крик «творческих личностей» друг на друга стоял такой, что прямой эфир в соседней радиостудии пришлось прервать.

<< | >>
Источник: Гончаров В.В. Журналистское расследование: от замысла до воплощения. 2010

Еще по теме 3.3 Психология общения: о чем должен помнить журналист при сборе информации и работе с источниками. Проблема использования скрытой камеры и диктофона. Особенности съемки при проведении ТВ-расследования.:

  1. Правда ли, что журналисты обладают большими правами, чем остальные граждане, при поиске и получении информации?
  2. Имеет ли журналист право присутствовать и производить съемку в культовых учреждениях или при отправлении религиозных обрядов вне культового учреждения?
  3. Имеет ли журналист право снимать на пленку должностных лиц или иных государственных и муниципальных служащих «при исполнении»? Должен ли он спрашивать на это их разрешение?
  4. Должен ли журналист обосновывать необходимость запрашиваемой информации?
  5. ПРАВИЛА Аккредитации журналистов средств массовой информации при Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации1
  6. ПРАВИЛА АККРЕДИТАЦИИ журналистов средств массовой информации при Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации1
  7. Особенности делового общения при трудоустройстве
  8. Роль клинического психолога при проведении судебно-психиатрической экспертизы.
  9. Взаимодействие клинического психолога и врача-психотерапевта при проведении психотерапии.
  10. Позиции психолога-практика при работе с клиентом
  11. Нарушения при поиске и приеме на работу Дискриминация при приеме на работу
  12. Глава 4. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ГРАЖДАН И ЗАЩИТЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ РАБОТ ПО ХРАНЕНИЮ, ПЕРЕВОЗКЕ И УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ И ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ ПО ИХ ОБЕСПЕЧЕНИЮ