<<
>>

3.2. Сбор информации. Работа с источниками. Виды источников.

Поиск достоверных сведений — один из самых сложных этапов журналистского расследования. Здесь уместно вспомнить формулу, которой руководствовался один из мэтров советской журналистики Анатолий Аграновский: "Видел сам, рассказывали, предполагаю".
Все предшествующие расследованию истории, пусть даже самые правдивые, репортеру следует проверять с особой тщательностью, так же, как предположения, домыслы и слухи. Любую информацию следует подвергать сомнению, включая имена и фамилии героев вашего расследования. Проверяйте дважды, а лучше трижды также номера телефонов, названия улиц и учреждений. Максимально используйте справочную литературу. Не полагайтесь на воспоминания коллег из соседнего кабинета - они тоже могут оказаться неточными. Пользуйтесь библиотеками, но к тем же газетным вырезкам относитесь с осторожностью — ведь и в опубликованной статье может содержаться ошибка. Никогда не рассчитывайте только на свою память в цитировании: любая неточность может стать поводом для обвинения вас в подтасовке фактов. Выработайте в себе привычку записывать каждую мелочь. Множество ошибок случается из-за пропусков в записях или из-за того, что автор не смог в них разобраться. На особо важные встречи берите диктофон. Будьте также внимательны в работе с источниками получения информации. Следуйте правилу: цитировать только того, кто действительно являлся очевидцем случившегося. Порой случайный свидетель может сказать о происшествии больше, чем официальные источники. Если вас не пропускают на место преступления, стоит поискать очевидцев среди проживающих неподалеку. Этим показаниям, конечно, не стоит стопроцентно доверять. Но в то же время, их информация может оказаться непредвзятой и беспристрастной. Владеющий такой информацией журналист способен поставить точные вопросы и получить от компетентных органов столь же точные ответы.
Автор популярного практического пособия «Универсальный журналист» Дэвид Рэндалл советует иметь надежные источники информации во многих сферах. Идеально, если это ваш «старый источник», информацию от которого можно не подвергать сомнению. Прекрасно, если таких источников несколько, и они составляют целую агентурную сеть. С ними следует регулярно созваниваться и встречаться. В 70-е годы прошлого века в газете «Вашингтон пост» работал журналистский дуэт Роберта Вудворда и Карла Бернстайна, знаменитый своими разоблачительными публикациями, во многом благодаря которым был вынужден подать в отставку президент Ричард Никсон. По их мнению, информацией является все - «уже тот факт, что собеседник не подходит к телефону или вовсе не снимает трубку, зачастую свидетельствует о чем-то важном». «Расследование основывается на множестве источников информации — людях, документах и личном наблюдении. Во многих случаях на поверхность выплывают материалы, которые власти предпочли бы не раскрывать. Но иногда в материалах содержится информация, полученная непосредственно от представителей власти» - пишет Михаил Шостак. В многочисленных книгах и пособиях по методикам проведения журналистского расследования работе с источниками, как правило, посвящено центральное место. Традиционно источники информации делят на три группы: заинтересованные; незаинтересованные; нейтральные.

Такая классификация дает журналисту возможность выстроить в систему полученную информацию, понять, кто есть кто в схеме действующих лиц данного расследования, например, определить, кто более других заинтересован в обнародовании полученных фактов и почему. Нейтральные источники важны своей непредвзятостью. К примеру, журналист взялся расследовать аферу некой строительной компании, в которой присутствуют и обманутые вкладчики, и долгострой, и финансовые махинации. Источником информации в таком расследовании может быть любой служащий или рабочий предприятия. Может статься, что их кажущаяся на первый взгляд незначительной информация содержит такие частности, детали, которые помогут журналисту устранить пробелы в исследовании темы, а то и сыграть ключевую роль в создании материала.

Мы уже говорили о том, что любая информация должна подвергаться сомнению. В качестве источника информации в нашем примере может выступить и так называемый «доброжелатель», который вполне способен увести расследование на ложный путь. С подобными «доброжелателями» журналисту надо быть бдительным, постараться выяснить мотивы, побудившие его нарушить обязательства по сохранению информации, не предназначенной к обсуждению вне предприятия. Деление источников информации на три типа, надо сказать, достаточно условное. Четких границ мы здесь проводить не станем. Вполне допустимы переходы из одного в другой, например, определенный в ходе расследования как нейтральный, источник может быть впоследствии переквалифицирован в одного из самых заинтересованных. Продолжая тему классификации источников можно выделить два основных вида: официальные и неофициальные. Стадии расследования: 1. Интервьюирование широкого круга лиц, то есть журналист на этой стадии только начинает подходить к теме своего расследования. 2. Интервьюирование среднего круга. Здесь круг источников информации сужается, остаются лишь те источники, которые не вызывают сомнений журналиста. 3. Заключительная стадия - «названное имя». Автор расследования уже четко знает, какую проблему и каким образом поставит в основу материала, «герой» его будущей публикации известен. За основными стадиями работы следуют перепроверка фактов, уточнение и сбор дополнительных материалов. Наиболее острыми проблемами при экстенсивном интервьюировании являются конфликтное общение и работа с конфиденциальными сведениями. Конечно, редакция направит официальные запросы в компетентные организации и ведомства и в установленный законодательством срок вправе ожидать компетентных же ответов. Однако зачастую ответы на такие запросы не всегда бывают объективными и полными. Вместо этого журналисты получают малозначительные материалы, а, случается, даже дезинформацию. Поэтому письма из официальных структур не всегда играют ключевую роль в расследовании. Эти сведения лишь подтверждают (порой косвенно) или опровергают другие материалы, на которых будет основываться статья. Но это не значит, что официальные уведомления нельзя использовать в качестве подспорья. Они нередко служат отвлекающим маневром. К примеру, сотрудники пресс-службы правоохранительных органов подскажут телефон интересующего вас отдела и фамилию сотрудника, у которого, возможно, уже готова к распространению аналитическая справка на выбранную вами для расследования тему. Не исключено также, что вам могут предложить какой-то материал для глубокой проработки, если в такого рода стороннем расследовании заинтересована сама силовая структура. Через пресс-службу можно уточнить время и обстоятельства того или иного происшествия и преступления, а также выяснить, в какой стадии находится официальное расследование. Однако, не стоит забывать, что пресс-служба заинтересована в том, чтобы предназначенная для распространения информация разошлась как можно большим тиражом. Поэтому речь не идет о получении эксклюзивной информации. Что касается неофициальных источников, самый легкий путь — получить материалы от «доброжелателей»: они почти ничего не будут скрывать, напротив еще и подскажут, где взять недостающие бумаги или выяснить подробности. Но в этом случае есть опасность того, что автор может оказаться «зажатым» в определенные рамки расследования, которые устанавливает такой источник - «доброжелатель». Он ведь лицо заинтересованное и, как правило, является участником расследуемых событий. Если журналист раскопает нечто, негативно характеризующее «доброжелателя», он часто пытается дать обратный ход, заявляя, например, о неактуальности темы статьи. Это не должно смутить журналиста, его долг - довести расследование до конца. Таким образом, в ходе расследования тщательно перепроверяются и материалы от «доброжелателей», и ряд официальных документов. Естественно, что в практике журналистов-расследователей требуется умение сыграть роль и получить нужную ему информацию во что бы то ни стало. Порой ему приходится выстраивать многоходовые комбинации, которые могут противоречить журналистской этике. К примеру, журналист приходит к будущему герою расследования под видом его единомышленника и тему материала представляет совсем по-иному, вызываясь обнародовать его точку зрения. Такой спектакль не всегда бывает оправдан: результатом подобного расследования может стать судебный иск. В большинстве международных кодексов профессиональной этики журналистов запрещено получать информацию таким способом. Порой бывает и так: к «косвенным объектам» (хорошо информированным, но не заинтересованным, чтобы их имя упоминалось в СМИ) репортеры подступают с предложением прокомментировать событие или подробнее о нем рассказать. При этом намекают, что их отказ может бросить на них тень причастности к происшедшему. Подобный журналистский прием однозначно может расцениваться как шантаж, однако это довольно популярный среди журналистов прием. Как пишет Михаил Шостак, многие журналистские «роли» и «маски», используемые для получения информации, расцениваются сегодня как неприемлемые. Журналист должен осознавать всю меру ответственности своей профессии. Некоторые люди встречаются с журналистом, предоставляют ему документы на условиях анонимности. В этом случае журналист может их использовать, но не должен настаивать на разглашении источника. Эксклюзивные источники Получать информацию из первых рук, предназначенную только для вас, нужно непосредственно из первоисточника. Им может быть конкретный чиновник. Лучше всего - ответственное лицо, возглавляющее министерство, управление или отдел какого-либо ведомства. Он владеет всей информацией и дает указания своей пресс-службе. Он также вправе давать разрешение своим подчиненным на беседу с журналистом. Работники среднего руководящего звена, как правило, осторожны и практически никогда не соглашаются взять на себя ответственность озвучить официальную позицию ведомства. Обычно они делают это лишь с санкции вышестоящего руководства, с которым вам также надо поддерживать связь. Возможны случаи, когда ваш источник фактически идет на должностное преступление, рассказывая вам о том или ином событии. Цените его доверие и никогда ни при каких обстоятельствах не предавайте огласке его имя. Его карьера полностью зависит от вашей порядочности. Может случиться так, что правоохранительные органы потребуют от журналиста сообщить источник получения информации, оказывая давление на его профессиональную этику, совесть и гражданскую позицию. В ход могут пойти даже такие запрещенные приемы, как обвинение в нарушении закона, отказе способствовать осуществлению правосудия и даже в безнравственности. Бывали и такие провокации, когда приводились убийственные аргументы, что если журналист не «сдаст» свой источник информации, пострадает какой-либо человек. Вот почему, выбрав для себя направление журналиста-инвестигейтора, стоит заранее обдумать, какие нравственные принципы будут лежать в основе вашей работы, на чьей стороне вы будете выступать, какие цели преследовать. Насколько высокими должны быть эти цели, чтобы оправдать самую жесткую и неожиданную публикацию. «По большому счету, журналист, ведущий собственное расследование, работает для торжества справедливости. Сотрудник правоохранительных органов служит во имя торжества закона. А потому полномочия и возможности у них разные. В некоторых случаях именно выступление прессы как сублимированное общественное мнение может стать последней инстанцией в решении человеческих судеб», - так считает Михаил Шостак. И с этой позицией сложно не согласиться. Определенных законов или правил в выборе темы не существует. Ее может предложить главный редактор. Она может быть выработана на утренней пятиминутке. Тему может заявить и сам журналист. В жанре расследования не стоит выбирать избитые темы: подготовка к зиме, повышение цен на продукты или коммунальные услуги и т. п. Важно, чтобы тема была неожиданной и не известной ранее для читателя/ зрителя. То, что называют эксклюзивной информацией. Чтобы привлечь внимание к материалу существует огромное количество способов. Журналист может подать материал под определенным углом, найти необычных героев, оригинально обработать материал. Важно, чтобы после знакомства с ним, читатель/зритель запомнил новую для него информацию. Поэтому надо самым жестким образом отказываться от уже изъезженных тем, не идти проторенным путем. Даже если тема злободневна. Бывают, однако, причины, по которым приходится отказаться от материала. Обычно медийная стратегия каждого СМИ контролируется социальными институтами общества. Большая часть информации становится доступной как рядовым гражданам, так и журналистам лишь с разрешения этих самых институтов. Будь то глобальная катастрофа или сезонное повышение цены на бензин. Порой в СМИ вбрасывается искусственно раскрученная тема. К примеру, когда штурмовики бомбили гражданские кварталы в Югославии, мир с упоением следил за сенсационными признаниями Моники Левински. Под предлогом борьбы с терроризмом в парламенте можно протащить любой закон о «необходимости» тотального слежения или оправдать раздутый бюджет спецслужб. Для пущей убедительности можно провести пару пресс-конференций, на которых журналистам поведают про ужасы терроризма. Пресса и телевидение будут трубить только об этом. Общественное мнение, так или иначе, примет «нужную» точку зрения. Официальные структуры заинтересованы в том, чтобы была растиражирована их позиция, а якобы свободные СМИ должны подать «правильную» информацию, создавая при этом демократический антураж. Поэтому журналисту, чтобы не сесть в лужу, надо понимать, каким путем пришла к вам эта информация, выяснить, это или PR-ход. Для этого нужно ответить на три вопроса. 1. Информацию сообщили только мне или об этом узнали все СМИ? 2. Почему информация пришла именно сейчас? 3. Кому может быть выгодно появление этой информации? В. Гончаров

Охотничьи «байки»

А ВОТ ЕЩЕ СЛУЧАЙ БЫЛ…

Как-то на ленте одного авторитетного российского информагентства прошла информация о том, что возле южных границ Кыргызстана появился один из лидеров ИДУ (Исламского Движения Узбекистана) Джума Намангони с группой вооруженных людей. Это сообщение опубликовали уже после того, как была проведена спецоперация по его уничтожению. Военные отчитались о проделанной работе, политики выразили глубокое удовлетворение тем, что бандформирования обезглавлены, а тут бац! - информация о том, что террорист жив, да еще с отрядом в двести человек в придачу. Проверять информацию было некогда. Да и авторитет агентства заслуживал уважения. И многие электронные и печатные СМИ Кыргызстана продублировали это сообщение в новостях. Причем часть повтора была вообще без ссылок. Скандал разгорался нешуточный: двести хорошо обученных боевиков во главе с командиром, которому терять просто нечего! Руководитель нашего канала дал мне задание - расшибись, но материал достань! Наша компания была не единственной в этой гонке. Все ринулись на границу с Таджикистаном. Кто самолетом, кто на машинах. Журналисты «перекопали» каждый метр в том районе, где, по информации российского агентства, хоронился террорист. Местные жители уже начали шарахаться от совершенно одичавших репортеров и операторов. Но Намангони как в воду канул. Спустя пару дней, стало известно, что кто-то из местных жителей увидел пограничников с автоматами и принял их за боевиков. Погоня за сенсацией стоила потери доверия к агентству. Компаниям, отправившим своих журналистов на границу, эта экспедиция влетела в копеечку.

Личный архив журналиста Личный архив журналиста - это без преувеличения самое ценное в его арсенале. Более-менее успешно работать «охотником» за новостями могут многие. Но в случае крайней необходимости в любое время суток отыскать нужную информацию, вызвонить компетентного специалиста, который прокомментирует или пояснит происходящее, а значит, позволит корреспонденту оперативно подготовить материал, способны лишь единицы. Как правило, это профессионалы своего дела, у которых богатый и систематизированный личный архив. В него входят упорядоченная и постоянно обновляемая база телефонных номеров и электронных адресов источников информации, пресс-служб министерств и ведомств, имена и фамилии экспертов по самым разным вопросам, способных дать интересные комментарии. Большая ошибка избавляться от уже использованных записей и бумаг, как только статья написана и опубликована. Вполне вероятно, история будет иметь продолжение и к записям придется возвращаться еще не раз. Личный архив журналиста - это и планомерно собираемые им сведения, публикации по какой-нибудь острой, интересующей общественность и самого пишущего теме. В Кыргызстане, к примеру, это материалы о передаче Китаю части приграничной территории, подробности барскаунской аварии, все, что касается российской авиабазы в Канте и т. п. Если вдруг возникнет необходимость вновь обратиться к этой теме, журналист без труда и особых временных затрат возобновит в памяти все факты, даты, имена, обстоятельства. А это позволит оперативно провести собственное расследование. Если в архив не удалось поместить вырезки из газет, фотографии, копии распоряжений и приказов, то в нем должны быть хотя бы ссылки на сайты, номера газет, где их можно отыскать. Почти о любом публичном человеке сегодня можно найти сведения в Интернете. Но если не полениться, расспросить старших коллег, полистать в библиотеке подшивки старых газет, то непременно отыщется интервью с этой персоной в самом начале карьеры или в связи с каким-либо событием. Отсканировать старый текст и поместить его в свой архив не составит особого труда, зато как может помочь это в работе! Основательно подзабытые подробности прошлого того или иного человека часто говорят о мотивах его поступков больше, чем все его заявления вместе взятые. Вероятно, не стоит напоминать непреложную истину: все свои публикации следует держать под рукой и в идеальном порядке. Аристотель сказал, что «порядок освобождает ум». С этим трудно поспорить. Частенько приходится отыскивать свой собственный материал, опубликованный несколько месяцев или лет назад. И тут начинается… «В каком же, черт побери, году я это писал? А в каком месяце? Помню, было холодно, я уши воротником куртки прикрывал, пока рядом с пикетчиками стоял. Значит, зимой. Или осенью? Или весной? А если весной, значит, это уже в следующем году было?» Фу! Как не хочется тратить время и усилия на такую ерунду! Компьютер позволил всем нам избавиться от множества бумаг и записок на письменном столе, но - внимание! - есть те, которые хранить необходимо в целях собственной безопасности. К таким бумагам относится архив уже проведенного журналистского расследования. В особенности, если оно получилось острым, и вы не исключаете того, что со временем вам могут предъявить претензии. По существующим сегодня законам, срока давности предъявления иска к журналисту и изданию не существует, так что теоретически у суда к вам могут появиться вопросы и через год, и через два, и через десять лет после публикации. Но это - теоретически. На практике же реакция обиженных и оскорбленных публикацией людей следует обычно в течение года. И тут уж никакие ваши объяснения, никакие призывы к логике не сработают. Нужны доказательства вашей объективности, правдивости каждого вашего слова. А для суда доказательства - это документы. Что же должно быть в таком своеобразном мини-архиве журналиста? Если письмо-обращение в редакцию, то непременно зарегистрированное, иначе оно - не документ. Это могут быть медицинские свидетельства, заключения СЭС, копии бухгалтерских счетов - все они непременно должны иметь указание, где находятся оригиналы, иметь печати и подписи. Потому что сам по себе текст приказа или распоряжения без подписи и печати, пусть даже это точная копия - еще не документ. Представьте себе, что первый экземпляр исчез или переделан недобросовестными людьми. Чем вы тогда сможете доказать свою правоту? Если вы опирались на свидетельства каких-то людей, то к архиву должны быть приобщены диктофонные записи. А еще лучше, если ваши собеседники распишутся у вас в блокноте, там, где записаны их слова. Это не доказательства в суде, но прочная гарантия того, что человек не откажется от своих слов и, в случае необходимости, выступит вашим свидетелем в возможном судебном процессе. Подытожим. Произошло нечто, требующее от вас экстренной мобилизации сил для проведения журналистского расследования. Если вы настоящий профи, то прежде всех прочих источников информации обратитесь к собственному архиву. Что уже известно по этому вопросу? Кто, что и когда об этом писал? С кем из специалистов можно договориться об эксклюзивном интервью? А закончив работу, вы поставите на полку папку с вашими рабочими документами, записями, фотографиями, относящимися к этому расследованию. Так - надежнее. Действия журналиста при работе с анонимными источниками и использование анонимной информации в материалах В не такие уж далекие советские времена, где-то в начале 80-х прошлого века, когда вал анонимных «писем-разоблачений» захлестнул редакции газет, на уровне государства было принято постановление: анонимные письма и заявления не рассматриваются и безо всяких проверок списываются в архив. Это возымело действие - писем без подписи стало значительно меньше. Но зато увеличилось количество подписанных… вымышленными именами. А иногда под текстом стояло имя реально существующего человека, значился его адрес, но когда журналист обращался к нему за уточнением каких-либо деталей, тот искренне удивлялся: «Ничего я в редакцию не писал! Да, адрес мой, но почерк чужой!» Современные средства связи сделали процесс передачи информации более мобильным: электронная почта вполне может принести в редакцию и чью-то шутку, и продуманный ход политтехнологов, скрывающихся под неуловимыми и в любую минуту способными исчезнуть, измениться электронными адресами. Выход один - тщательно проверять любую заинтересовавшую вас информацию. В том числе и подписанные письма, ведь они тоже могут оказаться фальшивкой, преследующей одну цель - оговорить соседа или потрепать нелюбимому начальнику нервы. А вот классическая анонимка, к которой вы отнеслись критически, вполне может содержать правду. А имя свое автор письма скрыл, не опасаясь неприятностей, а из скромности, такое тоже иногда случается. Но если анонимное сообщение и может стать поводом для начала журналистского расследования, если сохранять анонимность своего источника информации корреспондент имеет право по закону о печати, то для самого журналиста никаких тайн, псевдонимов, мистеров и миссис икс быть не должно. В тексте журналистского расследования - да, имеет право на существование, например, такая фраза: «Работница фабрики N на условиях анонимности согласилась рассказать о том, как организован труд во вредных цехах». В телевизионном интервью - да, лицо собеседника может быть затемнено и имя его не названо в целях его же безопасности или по этическим соображениям. Но в блокноте, на диктофоне, в личном архиве журналиста - все имена, фамилии, должности, адреса должны быть подлинными! Иногда уговорить на это собеседника не так уж просто, но надо. Умение расположить к себе человека и убедить его, насколько важно придать огласке ту или иную информацию, в конце концов, является одной из составляющих профессии журналиста. Для верности не мешает еще и в документы собеседника заглянуть под каким-нибудь благовидным предлогом (мол, чтобы в написании фамилии не ошибиться). Есть и другой аспект этой проблемы. Сам журналист обязан проявлять инициативу, чтобы скрыть настоящие имена жертв сексуального насилия, например, или несовершеннолетних подсудимых, или больного СПИДом, или усыновителей. Во всяком случае, непременно нужно заручиться согласием человека на обнародование фактов его личной жизни. Все это относится к вопросам журналистской этики, но об этом мы поговорим чуть позже. За нарушение тайны усыновления, медицинской тайны и даже за вмешательство в частную жизнь гражданина можно ответить в судебном порядке. Взявшемуся за перо стоит об этом помнить. Итак, по слухам, на фабрике N ужасающая антисанитария, там не соблюдаются правила техники безопасности, не выдается спецодежда, участились случаи профессиональных заболеваний, отравлений вредными парами. Слухи - это анонимная информация, нуждающаяся в проверке, в подтверждении или опровержении официальными лицами. Идти за уточнением к директору или хозяину предприятия - верх наивности. А вот, например, данные об участившихся случаях химических отравлений, полученные в районной поликлинике, могут это подтвердить. Профсоюзный комитет, по идее, тоже должен располагать достоверной информацией. Санэпидемстанция, местные НПО, занимающиеся проблемами экологии или защитой прав человека, - тоже могут располагать интересующими вас и подтвержденными документально фактами. Наконец, журналист может попробовать попасть на территорию этого предприятия «под легендой» и что-то увидеть своими глазами. Способ? Его подскажет ситуация. Был случай, когда кыргызстанский журналист попал за охраняемую проходную, подрядившись на два дня грузить хлеб, который привозят ежедневно в столовую закрытого комбината. Или, например, вы можете сказать, что хотели бы устроиться сюда на работу (или устроить туда родственника). А прежде, чем писать заявление о приеме на работу, хотите увидеть, как выглядит рабочее место… Когда фактов, подтверждающих информацию из анонимных источников, собрано достаточно много, к своим личным впечатлениям вполне можно присовокупить рассказ работницы Х. А мы уже договорились, что для вас лично она лицо абсолютно реальное, вы знаете ее имя. Н. Домагальская

Охотничьи «байки»

А ВОТ ЕЩЕ СЛУЧАЙ БЫЛ…

- Не волнуйтесь, ваши имена будут изменены в статье! - искренне пообещал журналист своим собеседникам-студентам. - Я их даже не спрашиваю у вас, вы же видите! Основания не называть молодых людей публично, действительно, имелись. Уговор есть уговор, журналист дал им вымышленные имена - Максим и Артем. В день выхода статьи в свет раздался телефонный звонок. Один из этих ребят с горечью бросил упрек: «Эх вы, обещали же имена изменить!». Оказалось, пареньков действительно звали Максим и Артем. Нелепость, случайность! Но избежать ее можно было совсем просто - узнать настоящие имена студентов.

<< | >>
Источник: Гончаров В.В. Журналистское расследование: от замысла до воплощения. 2010

Еще по теме 3.2. Сбор информации. Работа с источниками. Виды источников.:

  1. 2. ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ
  2. 2.1 . ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ
  3. 3.2. АНАЛИЗ ИСТОЧНИКОВ ИНФОРМАЦИИ
  4. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ
  5. 2.2.1. Библиографические источники информации
  6. 3.2.2, Краткая характеристика электронных источников информации
  7. 2.5.1. Источники информации: общая характеристика
  8. 4, 10. Правила библиографического описания источников информации
  9. § 19. Виды источников по централъноазиатской эпохе
  10. Виды и источники антропогенного воздействия
  11. ПЛАНИРОВАНИЕ СРЕДСТВ РЕКЛАМЫ: ИСТОЧНИКИ И АНАЛИЗ ИНФОРМАЦИИ
  12. § 1. Понятие и виды источников права