<<

6.2. Тексты и материалы отдельных расследований, подготовленных по проекту «Развитие журналистского расследования в СМИ Кыргызстана». Обобщенный контент-анализ выполненных работ.

Поскольку семинары проекта по развитию журналистского расследования в СМИ Кыргызстана проходили на озере Иссык-Куль, группа журналистов-газетчиков и телевизионщиков провела три серии расследований: в г.
Балыкчы, Чолпон-Ата и Каракол. Все темы и исследуемые проблемы обсуждались участниками с тренерами проекта. В приведенном ниже приложении представлены отдельные рабочие материалы, вырабатываемые участниками проекта и некоторые материалы участников. Для большинства из журналистов, участвующих в проекте, это был первый опыт подготовки материалов в расследовательском жанре. Каждая из подгрупп проекта, за которой был закреплен тренер, работала по общей схеме. Это помогло журналистам научиться работать с большим количеством источников информации, выбирать для материала наиболее важную, существенную информацию, отвечать на вопросы расследования. В приложении показан принцип работы журналистов - участников проекта. Тема: Ситуация с птичьим гриппом в Иссыккульском районе перед началом туристического сезона. Состав группы: Тренер: Игорь Шестаков Улан Туркменов Абдумомун Мамараимов Алишер Токсонбаев Бектур Искендер Жылдыз Сакишева Валентина Вольская Асанбек Каракозуев Ризван Исмаилова

Обоснование темы Цель: узнать о готовности официальных, медицинских структур, туристических предприятий (пансионатов, санаториев), предприятий общественного питания (кафе, магазинов, торговых точек) к профилактике и противодействию возможного распространения эпидемии. План мероприятий Формирование рабочей группы Определение основных источников информации Распределение по подгруппам для сбора информации Выезд для сбора информации в Иссыккульский район (г. Чолпоната и с. Бостери) Обработка собранных материалов и составление схемы источников Работа над написанием материалов Подведение итогов и определение презентационного материала Презентация итогов журналистского расследования

Официальные источники Роза Кайыкова - первый заместитель главы Иссыккульской районной администрации Калык Мамбетов - главный санитарный врач района Жолоочу Касымбеков - начальник районной ветеринарной станции Жолоочу Исмаилов - глава Бостеринского айыл өкмөтү Нурлан Насирдинов - глава Чолпонатинской городской управы Кубанычбек Осмонов - главный ветврач районного ветуправления

Другие источники Мирбек Жакыпов - врач-эпидемиолог Ишенбай Жунушов - редактор районной газеты «Ысыккөл баяны» Эсен Арыкбаев - директор санатория «Голубой Иссык-Куль» Рафаил Насибулин - главный врач санатория «Голубой Иссык-Куль» Александра Егорова - ветеринар магазина «Ветаптека» Бейшекан Карыпбаев - лаборант рынка г.Чолпоната Сырбай Кыдыралиев - участковый ветврач Караойского айыл өкмөтү Мукамбеткалый Кожоналиев - лидер жамаата (объединения) «Манас добулу» Ж. Сулайманова, Б. Имашева - совладелицы частного швейного цеха Роза Токтобаева - руководитель НПО «Эссенд» Айдар Текебаев - гендиректор частного пансионата «Дельфин-Делюкс» Владимир Пипар - гендиректор отеля ЦТ «Алмаата» Ответственный секретарь, сотрудники Чолпонатинской городской управы Частные предприниматели, жители Иссыккульского района

Официальные документы Национальный план по противодействию пандемии птичьего гриппа (утверждён постановлением ПКР за №15 от 16.01.2006 г.) Комплексный план противоэпидемиологических и противоэпизоотических мероприятий по профилактике и ликвидации высокопатогенного птичьего гриппа по Иссыккульскому району на 2006 г.

(утверждён постановлением коллегии райгосадминистрации).

Проблемы, возникшие при сборе информации Необъективная информация со стороны властей Неточная информация специалистов по вопросам противодействия пандемии птичьего гриппа Неосведомлённость госчиновников о ситуации вокруг пандемии птичьего гриппа в целом Нежелание населения идти на контакт Смещение акцента респондентов от основной темы расследования на другие болезненные проблемы

Выводы, сделанные группой при проведении расследования по теме Отсутствие реальной информации у населения о птичьем гриппе и недоверие к властям Неэффективность мер, предпринимаемых властями по предотвращению угрозы пандемии Недостаточный контроль со стороны городских служб в вопросах сертифицирования продукции Опасная санитарно-эпидемиологическая ситуация в регионе Игнорирование торговым сектором положений по санитарным нормам, особенно в курортный сезон Отсутствие финансирования кампании по противодействию пандемии со стороны государства Реальная угроза пандемии в Иссыккульском районе.

Материалы-расследования, сделанные в рамках проекта, были опубликованы журналистами в СМИ. Пока жареный петух… Местные власти Иссыккуля не совсем готовы отразить возможную пандемию птичьего гриппа в своем регионе. Наш интерес к эпидемиологической ситуации в курортной зоне не случаен. По оценкам специалистов, озеро Иссыккуль служит местом зимовок перелетных птиц, движущихся из Китая, Индии и Турции, через Ферганскую и Чуйскую долины. Неоднократные случаи обнаружения птичьего гриппа в окружающих Кыргызстан государствах, таких, как Казахстан и Китай, стали поводом для журналистов, попытавшихся выяснить готовность иссыккульцев противостоять мировой крылатой напасти. Тем более что в преддверии открытия курортного сезона, вопрос можно было отнести к разряду сверхактуальных. Позицию официальных властей по вопросу борьбы с пандемией птичьего гриппа, озвучила первый заместитель главы Иссыккульской райадминистрации Роза Кайыкова. - В рамках Национального плана по противодействию пандемии, нами принят комплексный план противоэпидемиологических и противоэпизоотических мероприятий, которые помогут ликвидировать возможные очаги вспышек птичьего гриппа в своем районе, - считает Р.Кайыкова. Выяснилось, что созданный в рамках этого плана штаб, куда вовлечены руководители районных и городских служб, уже сейчас оперативно реагирует на все сигналы. Людей призывают приносить найденную падшую птицу на экспертизу, а местная лаборатория уверена в способности определить причину смерти в собственных условиях. Охотникам поручено заняться обстрелом птичьих зимовок, мест привалов диких птиц, однако мероприятие это дорогостоящее и районный бюджет его не потянет. - Вопрос с деньгами - это наша главная проблема, - продолжает Р.Кайыкова, - Районным бюджетом данная смета расходов не заложена, а Национальный план борьбы с пандемией птичьего гриппа предусматривает финансирование именно из местных средств. Мероприятие это дорогое, ведь по подсчетам специалистов, только один день обстрела птиц обходится в 28 тысяч сомов. Судите сами, сколько денег потребует весь комплекс работ, а вопрос с республиканским финансированием до сих пор не ясен, - делится она наболевшим. Жолочу Исмаилов, глава Бостеринского айыл окмоту уверен, что контакты с дикими птицами в их селе минимальны. Но, по его словам, это не меняет серьезности вопроса. - Каждый житель нашего села, а их 12 тысяч, лично заинтересован в том, чтобы все было спокойно. Ведь если поднимется шумиха вокруг птичьего гриппа на Иссыккуле, то курортный сезон можно считать сорванным. А это прямые доходы жителей. Поэтому мы регулярно проводим сельские сходы, где информируем людей об этом вирусе. Но, как оказалось, айыл окмоту тревожит не только вопрос с пандемией. Своей главной головной болью, он называет аварийное состояние очистных сооружений, которые с развалом союза, пришли в негодность. - Раньше здесь было 26 курортных объекта, а сейчас их 70. Раздробили, а работать не научились. Тут еще этот птичий грипп…., - сетует айыл окмоту. Однако вопреки заявлениям властей, о широкой информационной работе проводимой среди населения, есть в селе люди, которые до сих пор свои знания о птичьем гриппе черпают из телевизора. - Про птичий грипп я узнал из телевизора. Показывали страшные вещи, а как телевизору не верить? В прошлом году сезон был не очень, люди заработали мало и заказов у меня меньше. Если в этом году будет птичий грипп, то я опять останусь без денег, - опасается лидер жамаата (объединения) «Манас добулу» по выпуску столярных изделий Мукамбеткалый Кожоналиев. Именно вера телевизору, в условиях отсутствия достоверной информации, вынудила Мукамбеткалыя, как и многих других его сельчан, в первые дни ажиотажа вокруг птичьего гриппа, пустить под нож всю крылатую живность в своем хозяйстве. Также поступили, и совладелицы частного швейного цеха Жыргал Сулайманова и Бурул Имашева. Никаких сельских сходов они не припомнят, а потому, повинными в том, что, люди поддавшись общей панике, остались без кур и яиц, называют аильные власти. Но привычка употреблять куриный бульон и яичницу оказалась сильней чувства собственной безопасности, и потому никакой птичий грипп не мешает им до сих пор покупать любимые продукты, пускай и сплошь не сертифицированные, на местном рынке. Руководитель НПО «Эссенд» Роза Токтобаева высказала совершенно иную позицию. По ее мнению, не стоит просто сидеть, и бояться птичьего гриппа. С присущей лидерам гражданского сообщества горячностью, она тут же предложила журналистам провести для населения широкие дискуссионные мероприятия. - Жить, как и прежде, а если вирус все же проникнет, то, объединив свои силы, встать на борьбу с ним. Но самое главное - не поддаваться панике, - убеждена общественница. Здоровый оптимизм продемонстрировал и гендиректор частного пансионата «Дельфин-делюкс» Айдар Текебаев, который принципиально не намерен убирать из своего меню птичий ассортимент. - Вопросом птичьего гриппа должны заниматься ученые, как мы можем ему противостоять? Все нормы санитарии мы исправно соблюдаем, каждый год проходим паспортизацию. Вся поставка продуктов питания ведется строго по договорам, и с серьезными фирмами. Пусть своей работой занимаются специалисты санэпидемстанции, а мы обеспечим жесткий контроль над выполнением предписаний, - заявил гендиректор. Позицию своего коллеги разделяет и гендиректор отеля ЦТ «Алмаата» Владимир Пипар. По его словам проблемы птичьего гриппа у нас не существует и не надо ее искусственно раздувать. - Я вам, как бывший военный заявляю, что никакого вируса не будет, тем более что фактов заболеваний на сегодня нет, - пообещал он, но тут же обмолвился, что в целях профилактики, специалистами отеля, убраны из меню блюда из курицы. Однако, такая профилактика, показалась нам больше похожей на страх потерять богатых клиентов, которые, как известно здоровьем своим дорожат. Представители старшего поколения по традиции все негативное относят к проискам американцев. Это доказала и бабушка Нюра, торгующая на вынос продуктами собственного хозяйства, в самом центре г.Чолпонаты. - Никакого птичьего гриппа не существует, а все это вы думали американцы. Но мы все равно держим птицу взаперти, не даем, где попало гулять. Никаких сертификатов для продажи мне не нужно, ведь мои яйца самые свежие, только что из курятника, - уверена в своей правоте бабулька. А продавщица мелкооптового магазина в центре Чолпонаты, всю продукцию везет только из Бишкека, где могут предоставить все необходимые документы и справки. В качестве своих товаров она уверена настолько, что совсем не переживает по поводу птичьего гриппа. - Все люди знают о нашем качестве, - утверждает она и в доказательства приводит примеры сотрудничества с крупными пансионатами, регулярно закупающими у нее продукты, в том числе и курицу. Рассказать об активности городских властей по вопросу противодействия смертельной пандемии попыталась, и ответственный секретарь Чолпонатинской горуправы. - Нашими сотрудниками регулярно проводится разъяснительная работа среди населения, - рассказала она. Однако, рядовые сотрудники, осуществляющие эту информационную деятельность, были немало удивлены самой темой существования птичьего гриппа. Ничего о птичьем гриппе не знаем, и информацией не владеем, - обиделись они. Ситуацию немного разъяснил сам глава городской управы Нурлан Насиридинов. - Созданные квартальные комитеты советуют людям не выводить курей, уток на улицы. Ветврачами осуществляются прививки, но уже, за счет самих владельцев. Также проводим убой ослабленной и больной птицы, - рассказал он. Однако удивило, недавнее сокращение штатов в горуправе, по которому 4 специалиста, в числе которых, ветврач, работники ветстанций и специалист по аграрным вопросам, оказались переведенными на хозрасчет. Выходя из приемной мэра, мы поневоле, оказались вовлеченным в спор, вокруг выделения земельных участков, между жителями и городскими властями. Одна из женщин, узнав о цели моего визита, встревожилась не на шутку и попыталась узнать всю правду о вирусе. - А что, правда, будет птичий грипп? Ведь обещали, что с весной он прекратится? Но ее любознательность была прервана другими женщинами, потребовавшими от коллеги не отвлекаться. - Мы переживаем за свои участки, за реальную проблему. Почему их никто не решает, а все возятся с каким-то птичьим гриппом? Людям жить негде, а вы говорите птичий грипп… Прозвучало еще много мнений, по поводу угрозы птичьего гриппа. Каждый из моих соотечественников переживает по-своему. Кто-то искренне. Кого-то это пугает, некоторые смеются над проблемой. Многие где-то в душе уверены, что беда очень далеко, и прямого отношения к ним не имеет. Но все едины в одном - любой негативный шум в канун летнего сезона, может оказаться роковым. Ведь здесь, как известно, лето год кормит. Насколько местные власти готовы противостоять смертельной заразе и обеспечить безопасность своих граждан? Ведь, несмотря на все уверения чиновников, совершенно очевидно, что хорошая борьба невозможна без денег, а появятся ли они в кошельке местного бюджета - вопрос довольно туманный. И не дай бог, благополучным иссыккульцам остаться один на один со смертельной болезнью, не имея в своем тылу, так необходимых для борьбы денег. А ведь шторм на большой воде бывает страшен.

Улан Туркменов «Слово Кыргызстана»

Киргизия: Местные власти считают, что озеро Иссыккуль защищено от птичьего гриппа достаточно надежно. Но… Фергана.Ру, Абдумомун Мамараимов Ежегодно из Китая, Индии, Турции и других азиатских стран, где выявлены очаги вируса птичьего гриппа, мигрируют в Россию и обратно сотни тысяч перелетных птиц. По данным экологических служб Иссыккульской области, 20 процентов из них пролетают над этой территорией, делая иногда небольшую остановку на озере. Сможет ли это обстоятельство как-то повлиять на поток туристов в Киргизию и, насколько вообще серьезна угроза пандемии птичьего гриппа в регионе? В последние годы в «жемчужине Киргизии», как здесь называют озеро Иссыккуль, было сорвано несколько туристских сезонов. В начале нового века СМИ раздули случай с цианидами, которые попали в речку в результате аварии грузовика, принадлежащего совместному предприятию по добыче золота. В прошлом году Иссыккуль не досчитался своих туристов из-за мартовских событий, приведших к смене власти в стране и последующей неразберихи, которую новая власть решала долгое время. По данным Иссыккульской райгосадминистрации, в минувшем сезоне «жемчужина» приняла всего около 500 тысяч туристов, что на 250-300 тысяч меньше обычного. А местный бюджет в сравнении с 2004 годом не досчитался 21 млн. сомов (около 500 тысяч долларов США). Обычно в летнее время сюда приезжают в среднем 700-800 тысяч иностранных туристов, 85 процентов из которых составляют граждане соседнего Казахстана и России. Поэтому власти опасаются не только за жизнь и здоровье населения, но и за возможный срыв туристского сезона из-за опасного вируса. По словам первого заместителя главы Иссыккульской райадминистрации Розы Кайыковой, которая является и председателем Чрезвычайной противоэпидемиологической и противоэпизоотической комиссии (ЧПК) района, местные власти делают все, чтобы исключить возможность проникновения вируса на территорию района. Принят комплексный план мероприятий по профилактике и ликвидации высокопатогенного птичьего гриппа на территории района. Как сообщила Роза Кайыкова, кроме ЧПК, в районе действует специальная комиссия по птичьему гриппу и экспертная группа, которая отслеживает эпизоотическую ситуацию в районе. Ведется разъяснительная работа среди населения. «Контакты наших птиц с перелетными, которые представляют главную угрозу, исключены, - говорит Кайыкова, - потому что люди держат птицу дома, знают меры по недопущению подобных контактов». Тем не менее, на территории местного аэропорта создан санитарно-карантинный пункт, куда будут доставлены больные, у которых выявлены симптомы этой болезни. Пока в Киргизии не выявлено случаев заражения вирусом птичьего гриппа. Власти страны принимают меры по предупреждению проникновения опасного вируса на территорию республики. Однако, как нам сообщили в районной администрации, ни национальный, ни местный планы не подкреплены финансами. В Национальном плане оговорено, что средства должны быть изысканы в местных бюджетах, а там их нет. Например, в планах мероприятий предусмотрены отпугивающие выстрелы для перелетных птиц, севших на территории района для передышки, однако средств на это тоже нет. По подсчетам специалистов, на один день подобных профилактических работ требуются около 28 тысяч сомов (около 700 долларов США), что накладно даже для областного бюджета. В стране нет вакцин против птичьего гриппа, нет возможности проведения лабораторных исследований на предмет выявления опасного вируса даже в столице республики. При опросах на улицах города Чолпоната, выяснилось, что большая часть горожан действительно хорошо информирована об угрозе птичьего гриппа и мерах по его профилактике. Однако в сельской местности люди меньше знают об этом, есть случаи, когда люди из-за страха заражения вирусом, перестали употреблять птичье мясо и яйца. Не используются возможности СМИ, хотя, по словам Розы Кайыковой, они приглашают журналистов на свои совещания. В районной газете по сегодняшний день не было ни одного материала на эту тему. Как утверждают местные власти, они строго контролируют поступление на территорию района птицепродуктов и их реализацию. По словам главного санитарного врача Иссык-кульского района Калыка Мамбетова, сюда птица поступает из столицы и города Балыкчы, где эта продукция проходит соответствующий контроль с выдачей сертификатов качества. «Нами предпринимаются все меры по профилактике не только птичьего гриппа, но и всех инфекционных заболеваний», - говорит главный санитарный врач. В то же время в нескольких магазинах города Чолпоната, где продаются куриное мясо и яйца, не смогли показать сертификаты качества на эти товары, ссылаясь на своих начальников, которые вот-вот придут и покажут эти документы. «Я ел птицу и буду есть, если даже появится вирус, потому что он неустойчивый и погибает при 80 градусах, - говорит Калык Мамбетов. - Просто нужно соблюдать рекомендации по приготовлению пищи в подобных случаях». Таким образом, чувство уважения и даже восхищения, вызванные героизмом и уверенностью главного врача, постепенно начали гаснуть, когда мы увидели, что на местах порой не соблюдаются элементарные санитарные требования. Другое дело, когда не выделяются бюджетных средств на нужды санитарных служб района. По словам Мамбетова, особо острой для санэпидемстанции является проблема транспорта - власти не выделяли служебное авто в течение десяти лет. Несколько лет назад организация купила на свои средства старенький УАЗик, который устарел уже и морально, и физически. А сотрудникам необходимо часто ездить по территории района. Приходится изыскивать средства из специальных средств, накапливаемых из платных услуг хозяйствующим субъектам и населению. Врач-эпидемиолог районной СЭС Мирбек Жакыпов оптимистично настроен по работе птицефабрики города Балыкчи, что в ста километрах от райцентра. В предприятии держат более 250 тысяч голов птицы, ежегодно производят 80-90 тысяч яиц. По словам Жакыпова, на птицефабрике приняты самые жесткие меры предосторожности и требования к работникам, которым запрещено держать птицу дома. За это они получают продукцию фабрики по льготным ценам. «Они даже деревья вокруг фабрики срубили, чтобы сомнительные птицы там не садились», - констатировал врач-эпидемиолог. Птицефабрике не везет в другом - у чолпонатинцев их продукция не пользуется спросом. По словам Аллы Т., продавщицы одного из магазинов мясных полуфабрикатов, они предпочитают торговать привозной, более упитанной курицей, так как балыкчинские курицы в этом плане далеки от принятых стандартов. По словам начальника районной ветстанции Жолоочу Касымбекова, перелет диких птиц над головами иссыккульцев, как правило, длится целый месяц и прекращается 15 апреля. Но это еще не говорит о том, что опасность миновала. «После окончания перелета птиц, мы будем вести наблюдения еще три дня - ровно столько длится инкубационный период вируса, - говорит наш собеседник. - Если за три дня ничего не случится, то мы можем вздохнуть облегченно». До указанного срока еще остается целых две недели. Руководители и врачи санаториев и курортов относятся к журналистам с некоторой долей опасения и не хотят, чтобы СМИ поднимали эту проблему. Главный врач санатория «Голубой Иссыккуль» Рафаил Насибуллин считает, что «любая шумиха» в СМИ по этому приведет к оттоку туристов из региона. «Надо писать правду и ясно, - считает Насибуллин, - заражение этим вирусом сейчас возможно в любой точке мира. А Иссыккуль есть одна из этих точек. Но здесь проводятся меры по его предотвращению…..» Примерно на такой позиции стоят большинство чиновников районного масштаба. С этим нельзя не согласиться, ибо примеров, когда СМИ сыграли негативную роль в развитии того или иного события, достаточно. Но нам хотелось бы, чтобы эта позиция подкреплялась выполнением элементарных требований законов на местах, а различные национальные программы - финансовыми средствами. Тема 2: «Возможности жителей курортной зоны Иссыккульского района легально заработать на жизнь вне туристического сезона» ТРЕНЕР: Наталия Домагальская Участники группы: Омурзак Акматов Элер Талипов Анархан Жаныбаева Лилия Золотарева Лира Бостонкулова

Задача: Выяснить источник дохода жителей г. Чолпоната и с. Бостери внесезонный период Узнать о возможности трудоустройства местного населения в своем регионе Попытаться определить реальный уровень дохода населения региона в межкурортный период Определить основные интересы и занятость местной молодежи Выявить разницу в доходах между жителями г.Чолпоната и с.Бостери

План мероприятий: Формирование рабочей группы Определение темы и задания для каждого члена группы Определение источников информации Составление маршрута для каждого участника группы Выезд на место сбора информации Обобщение и обмен информацией между участниками группы Индивидуальная работа над материалом Работа в группе: обсуждение черновых вариантов, внесение правок и дополнений с учетом рекомендаций и замечаний тренера Презентация готовых работ

Источники информации: Первый заместитель главы Иссыккульской госадминистрации Роза Кайыкова Глава Чолпонатинской горуправы Нурлан Насирдинов Начальник финансового отдела Чолпонатинской горуправы Озуйпа Мукашова Глава МСУ с.Бостери Жолочу Исмаилов Руководитель НПО «Эссенд» Роза Токтобаева Начальник отдела соцзащиты и трудоустройства Чолпонатинской горуправы Эркингуль Кененсариева Заведующая районным центром занятости населения Айгуль Иманалиева Администратор городского базара «Эльнур» Светлана Асанова Генеральный директор отеля «Дельфин-Делюкс» Айдар Текебаев. Генеральный директор ЦТ «Алма-Ата» Владимир Пипар Представители жамаата (сообщества) «Манас добулу» Работники Пожарной службы г. Чолпонаты Жители Чолпонаты и Бостери

Проблемы, возникшие в ходе сбора информации Необъективная, искусственно «улучшенная» информация со стороны официальных лиц Нежелание раскрываться со стороны отдельных респондентов Недостаточная мобильность Ограниченность во времени Недостаточность профессиональных навыков для проведения журналистского расследования

Выводы: Большинство жителей Иссыккульского района круглый год живут за счет средств, заработанных во время курортного сезона Только 30% населения круглогодично имеют постоянную работу Действующие программы по поддержке малоимущих и бедных семей недостаточно эффективны Молодежь практически не имеет выбора будущей специальности, если не планирует покидать свою малую родину Обеспеченность работой, а соответственно доходами в районе распределена крайне неравномерно.

Что посеешь, то и пожнешь Решение проблем молодежи в курортной зоне скорее становится второстепенным, так как на первый план выходит туристический сезон. Ведь именно в летний период за счет него не только местное население, но и муниципальные ведомства пополняют свой бюджет. Поэтому здесь местные жители и представители власти в основном стараются создать все условия для отдыхающих. А чем же занимается сегодня местная молодежь, пока руководители города решают «свои» проблемы? Может ли она самостоятельно найти постоянную работу? Есть ли перспективы устроиться, не выезжая из родного города? Главу Чолпон-Атинской городской управы Нурлана Насрединова на его выборах поддержала именно молодежь, поэтому он считает своей обязанностью решать вопросы своих «основных» избирателей. По словам госчиновника, если раньше о молодом поколении никто даже не вспоминал, то сегодня он пытается по праздникам их как -то развлечь концертами столичных эстрадных исполнителей. В подготовительный период к сезону он договаривается со строительными подрядчиками, чтобы те в первую очередь брали на работу местных ребят. - Сегодня я веду переговоры с директорами пансионатов и домов отдыха, чтобы они не нанимали строительные бригады из Бишкека, а приглашали специалистов из Чолпон-Аты, которые не чуть не хуже столичных, - рассказывает Нурлан Акжолтоевич. - Также многих ребят мы летом устраиваем охранниками, спасателями, горничными, официантками… Перспективы работать в качестве обслуживающего персонала не привлекают двух без пяти минут будущих выпускниц школы Ксюшу и Лену: - Здесь очень скучно, в свободное время вне сезона некуда сходить. Сейчас у нас только в субботу в кинотеатре проводят дискотеку... Эти девчонки стремятся в Бишкек, где много развлечений и увеселительных заведений, а самой главной их цель - добиться большого финансового успеха, чтобы в будущем сюда же в Чолпон-Ату приезжать отдыхать в самых дорогих пансионатах. А пока они летом помогают своей бабушке принимать у себя дома отдыхающих и убирать в сдаваемых комнатах. Несмотря на то, что до окончания школы девочкам осталось всего несколько месяцев, они даже не задумываются, как будут воплощать свою мечту в реальность без определенного багажа знаний. 18-летние Нурлан и Кайрат играют футбол, радуясь тому что, пока у них есть возможность ходить каждый день на тренировки. Летом на это у них абсолютно не будет свободного времени, ведь придется зарабатывать деньги и помогать родителям: - Летом мы работаем на лодочной станции. На часть заработанных денег покупаем себе теплую одежду, а остальную часть отдаем родителям, чтобы они смогли бы заготовить продукты на зиму,- признались они. Нурлан и Кайрат не хотели бы уезжать из Чолпон -Аты, но у них нет другого выхода, ведь все футбольные клубы находятся в столице. Местная молодежь ощущает острую нехватку спортивных сооружений в курортном городе по простой причине: только начались ремонтные работы или ведутся строительные работы. В сезон этим худеньким мальчишкам утром и вечером приходится таскать и спускать на воду не только катамараны, деревянные лодки, но и тяжелые водные мотоциклы, катера. Но они совершенно спокойно относятся к сложностям работы. Главное чтобы начальство зарплату не задерживало. По мнению друзей, намного труднее официантам, работающим в частных кафе, ведь иногда им приходиться работать по 12-13 часов в день. Многие из них не могут высказать своим «хозяевам» недовольство, боясь потерять свое рабочее место. Некоторым не по душе такая работа, поэтому молодые стремятся уехать в столицу в поисках лучшей доли, не задумываясь, что в столице они столкнутся еще и с огромной конкуренцией. Однако глава айыл окмоту с. Бостери Жолочу Исмаилов считает, что все зависит от самих молодых, ведь зарабатывать деньги в курортную зону приезжают со всех регионов республики. - Я не буду говорить о других, расскажу только о своей территории. У меня в селе три молодежных НПО: «Бостери жаштары», «Казак тукуму» и «Бактуу Долон-Оту», как нередко бывает рассказывает Жолочу Бакирович. - В этих организациях не по пять или десять человек, а около сотни, которые объединились вместе и попросили выдать им землю на берегу озера для строительства туристического комплекса. Я дал им земельный участок, так как у них очень хорошие идеи: они не только создадут дополнительные рабочие места для бостеринской молодежи, но планируют помогать малоимущим семьям. Таких семей у нас 53, но это не значит, что они нищие - нет. Просто они в отличие от других не имеют коров и других видов животных. Вот эти молодежные организации и собираются покупать все необходимое для таких семей. Раньше в советское время в Бостери было 26 пансионатов. Теперь уже эти огромные пансионаты разделены и приватизированы между частными лицами и насчитываются около 70 таких объектов для отдыха. Все директора пансионатов и отелей в первую очередь трудоустраивают бостеринскую молодежь. Только после них, когда уже не хватает персонала, они берут на работу людей из Чолпон-Аты, Темировки и других соседних сел. Работники в пансионатах получают в месяц от 2000 сомов и выше в зависимости от должности. Генеральный директор нового современного отеля «Дельфин-де-люкс» Айдар Текебаев на работу берет только местных жителей, считая, что в процессе работы они научатся всему. - У меня строительные работники получают от 4 до 8 тысяч сомов, на эти деньги думаю можно прожить не только в Бостери, но и в Бишкеке. Все сотрудники отеля получают хорошую зарплату, поэтому я и требую от них добросовестности, - отметил ген.директор. А руководитель казахского Центра тусовки «Алмаата» Владимир Пипар отметил, что у него работают всего 116 сотрудников, из них 98 бостеринцы. - Местные жители работают, начиная от простого озеленителя и заканчивая главным бухгалтером, - заметил Владимир Арнольдович.- Кроме того, у нас есть договоренность с айыл окмоту, в котором говорится, что без конкурса на работу берем малоимущих жителей. - Да у нас есть очень много нерешенных проблем, но нам грех жаловаться, - добавил напоследок глава айыл окмоту с.Бостери Жолочу Исмаилов. - Ведь в отличие от других регионов, наши жители могут заниматься не только исключительно садоводством, пчеловодством, животноводством, но и туризмом. Просто молодым людям не надо искать легких и быстрых денег, а надо научиться работать, тогда они везде смогут устроить свою судьбу. Действительно, каждый человек выбирает собственный путь в жизни, но если мы хотим построить процветающее государство, то всем нам уже сегодня надо вспомнить смысл старой пословицы: «Что посеешь, то и пожнешь»!

Лира БОСТОНКУЛОВА («МК в Кыргызстане»)

Не сезоном единым… Считается, что жители курортной зоны Иссык-Куля имеют стабильный заработок только летом, а в остальное время года кое-как сводят концы с концами, проживая те деньги, которые заработали за лето. Мы решили узнать, насколько же верно это утверждение. Не секрет, что жизнь жителей курортных городов во всем мире зависит от того, как проходит туристический сезон. В последнее время курортный сезон на Иссык-Куле длится не больше 60 дней в году, а то и вообще срывается то по одной, то по другой причине. Значит перед иссыккульцами реально встала задача, найти себе такое место работы, где бы они могли иметь стабильный заработок, не зависящий ни от сезона, ни от каких-то политических или природных катаклизмов. По мнению первого заместителя акима района Розы Кайыковой с этим проблем нет. В непринужденной беседе с нами, она особенно подчеркнула, что для нормального, здорового мужчины особых проблем с трудоустройством нет, да и для женщины тоже. Тем более что в последнее время в районе открылось 30 малых предприятий, среди которых есть мельницы и пекарни, швейные мастерские и предприятия, занимающиеся изготовлением и реализацией строительных материалов. Так что хоть от туризма район и получает 65 процентов дохода, но остальные-то 35 приходятся на другие сектора экономики. Желающие могут заняться сельским хозяйством или устроиться на предприятие по переработке сельхозпродукции. Еще здесь развиты народные промыслы и индивидуальная трудовая деятельность. Ну, и, конечно же, торговля. Куда без неё денешься. Было бы только, что продавать. Чтобы мы не усомнились в правдивости ее слов, Роза Жазыбаевна предложила нам самим порасспрашивать людей, посмотреть своими глазами, где и чем они зарабатывают себе на жизнь вот прямо сейчас, до начала курортного сезона. Сопровождать нас попросили главу Бостеринского айыл окмоту Жолоочу Исмаилова, так, на всякий случай, чтобы мы невзначай не заблудились там, где не надо. Само собой, что бостеринский башкарма пригласил нас в свое родное село. По дороге туда, Жолочу Бакирович рассказал, что на территории его айыл окмоту проживают 12 тысяч человек, среди них только 53 семьи официально признаны бедными и охвачены программой «От богатых к бедным». Каждая из этих семей ежемесячно получает по мешку муки, несколько литров растительного масла, крупы и другие необходимые продукты питания от своих шефов- семей, считающихся зажиточными. По его мнению, заработать себе на хлеб с маслом, в Бостери можно, даже особенно не утруждаясь. Например, сдавать благоустроенные квартиры спортсменам и туристам-экстремалам, приезжающим сюда со всего бывшего Союза. Почему-то большинство из них предпочитают селиться в частном секторе, так что последние несколько лет, благоустроенные квартиры не пустуют даже зимой, и их законные владельцы имеют стабильный доход: вне сезона от 3 до 5 ,а летом до 20 тысяч сомов в месяц. Те бостеринцы, которые предпочитают зарабатывать деньги собственным трудом, тоже с особыми проблемами не сталкиваются. Во-первых, здесь сейчас идет активное строительство, строятся новые пансионаты и дома отдыха, постоянно реконструируются и расстраиваются старые, действующие еще с середины прошлого века; ближе к побережью возводят свои дома «новые кыргызы», любящие отдыхать летом на собственной дачке, расположенной на берегу Жемчужины Кыргызстана. Строительные работы, как правило, начинаются в марте месяце, а заканчиваются в ноябре. Так что если не лениться, не бояться тяжелого физического труда, то, как минимум, на 7-8 месяцев в году работой ты обеспечен. Как в основном зарабатывают себе на жизнь жители сел Бостери и Бактуу-Долоноту, мы увидели, побывав в частном отеле «Дельфин - Делюкс» и Центре тусовки «Алма-Ата». И там и там велись активные строительные работы. По словам генерального директора «Дельфина» Айдара Текебаева, на данный момент у него работают 35 бостеринцев, а в прошлом году, когда строительные работы были в самом разгаре, их было 170 человек. Строители зарабатывают от четырех до восьми тысяч сомов в месяц, в зависимости от квалификации и мастерства. В центре тусовки «Алма-Ата» по словам его генерального директора Владимира Пипар работают 116 бостеринцев и 60 бишкекчан, приехавших сюда на заработки. Строители получают около семи тысяч сомов в месяц. Сотрудники самого центра, работающие здесь круглогодично, получают в среднем по две тысячи сомов и бесплатное питание. - Ко мне регулярно приходят устраиваться на работу по направлениям от айыл окмоту, выдаваемым малоимущим,- рассказывает Владимир Арнольдович.- И порой приходиться принимать на работу человека, не имеющего никакой специальности, но имеющего такую вот бумажку, отказав при этом квалифицированному работнику. Лично меня, это не очень устраивает, так как часто только что принятый по направлению работник просто не выдерживает наших требований. Они либо опаздывают на работу, либо слишком часто устраивают себе перекуры или, что уж совсем недопустимо, позволяют себе появиться на рабочем месте в нетрезвом виде. Мы с такими расстаемся в два счета. У нас работают только те, кто хочет и умеет работать. Зато уж если показал себя дисциплинированным и старательным работником - считай, что обеспечен стабильным заработком на долгие годы. Пока мы гуляли по центру, оценивали масштаб развернувшегося строительства, любовались новеньким теннисным кортом, нам то и дело попадались на глаза те самые старательные работники. Никто из них не выглядел изможденным непосильным трудом, но и праздношатающихся мы не заметили. А вот разговаривать с нами, тем более в присутствии «полковника» (так называл Пипара Жолочу Исмаилов) почему-то никто не захотел. Один только человек, назвавшийся «просто дядей Мишей» и по счастью оказавшийся местным жителем, согласился сказать несколько слов. - У нас тут люди по-разному зарабатывают, кто полторы тысячи, а кто и в три раза больше. Многие еще и подрабатывают тут же. Например, девочки - горничные, сдав свою смену, бегут на кухню, где еще одну смену отрабатывают посудомойками. Но это в сезон. Сейчас же, когда отдыхающих нет, в свои выходные многие подрабатывают торговлей на базаре или в киосках. Я же здесь садовником служу, уже не первый год. Зарабатываю немного, но место свое потерять боюсь. Где еще найдешь и стабильный заработок, и бесплатную кормежку. Можно в Бостери заработать на жизнь, организовав общину, неформальную организацию, члены которой занимаются совместной трудовой деятельностью. В основном в общинах работают ближайшие соседи и родственники. Мы побывали в одной из них, жамаате «Манас добулу». Всего здесь работают 5 человек: Муханбеткалы Кожоналиев, Омурбек Асеинов, Суёркул Асаналиев, Жыргал Сулайманова и Бурул Имашева. Мужчины занимаются изготовлением изделий из древесины: рамы, двери, столы и стулья, комузы, шахматы, нарды, тогуз коргоол. Женщины шьют одежду на заказ. Производственные площади - жилой дом директора жамаата М.Кожоналиева и сарай во дворе. По словам Суёркула Асаналиева, самого молодого члена «Манас добулу», в среднем он зарабатывает 5-6 тысяч сомов в месяц. Его молодой семье, созданной всего полгода назад, этого вполне хватает, даже с учетом того, что жена не работает, сидит дома, следит за хозяйством. А вот доход семьи Омурбека Асеинова несколько выше, в среднем 10 тысяч сомов в месяц, так как постоянную работу имеет не только он, но и его жена. У них трое детей, младшему 3 года, старшей дочери- 16. Расходы у семьи немалые. Одни сборы детей в школу чего стоят: только на учебники уходит около тысячи сомов, а ведь еще надо купить ручки, тетрадки, карандаши, дневники. Чтобы собрать в школу только одного школьника, необходимо потратить не меньше трех тысяч сомов. В семье их двое, причем старшая дочь учится в выпускном классе, значит тремя тысячами здесь не обойтись. А еще детей нужно одеть-обуть, хоть иногда побаловать вкусненьким, книжки купить, игрушки, подарки сделать на Новый год и дни рождения. Да и самим, главе семьи и его жене, не ходить же раздетыми-разутыми. Хуже всех жить не хочется, значит, нужно купить телевизор, лучше всего цветной, холодильник. Хорошо хоть мебель, Омурбек сам сделать может, но для нее еще нужно материал купить, фурнитуру. При этом нельзя забывать регулярно налоги платить, счета за пользование водой и электроэнергией оплачивать. Только успевай отсчитывать сомики, уплывают они, родимые, заработанные честным нелегким трудом, как вода сквозь пальцы. Если бы не личное подсобное хозяйство: 5 коровок, 20 баранов, куры, утки, личный фруктовый сад, да плюс 2 гектара пахотной земли - пришлось бы Асеиновым жить впроголодь. А так, собственное хозяйство позволяет хотя бы сократить расходы на питание. Но и оно требует немалых затрат: корма, ветобслуживание скота и птицы, обработка и вспашка земли, минеральные удобрения и обработка сада химикатами. Все это выливается в хорошую копеечку. Работа на стройке, в действующем круглый год санатории или общине - не единственный способ заработать на жизнь себе и своей семье. По словам Жолочу Исмаилова, на территории их айыл окмоту в ближайшее время откроется мини-завод по производству кирпича. Оборудование уже завезли, осталось его только смонтировать. Когда завод начнет работать, появятся еще 20 рабочих мест, следовательно, еще 20 бостеринцев получат постоянный заработок. Каким он будет, зависит только от них, а заказы на поставку кирпича уже имеются. Здесь же, в Бостерях, действует небольшое строительно-промышленное предприятие, занимающееся производством и реализацией стройматериалов, мелькомбинат, выпускающий 25 тонн муки в сутки, строится пекарня. Проезжая по территории села, мы увидели немало небольших кафешек, приветливо открывших свои двери для посетителей. И это весной, в дневное время! Глава местного самоуправления прокомментировал и этот факт. - У нас сейчас появилось много частных кафе, - говорит бостеринский башкарма.- Сначала их владельцы зарабатывали только в курортный сезон, причем зарабатывали столько, что могли спокойно прожить на эти деньги оставшиеся 9-10 месяцев. А теперь эти кафе круглый год работают. Иногда по выходным дням ни в одном из них нет свободных мест. Многие местные жители предпочитают проводить здесь семейные торжества или просто прийти сюда всей семьей, посидеть, покушать. Бостеринский башкарма явно знал, что надо говорить столичным журналистам. Ведь вот, вроде нечаянно высказанная фраза, а на самом деле какая замечательная иллюстрация к утверждению, что финансовое благополучие его избирателей неуклонно растет. Подумайте сами, много ли бишкекских семей могут позволить себе регулярные семейные вылазки в кафе. А бостеринцы могут, и позволяют. Не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять: не зря именно его, Жолочу Исмаилова, первый зам акима района попросила показать нам свою вотчину. Здесь действительно люди живут более или менее благополучно, в основном, благодаря действующим и строящимся санаториям, отелям и пансионатам, да еще туристам, приезжающим в Бостери круглый год. Мы действительно смогли убедиться в том, что если уж бостеринцы захотят, то смогут заработать на достойную жизнь, не зависимо от того, был ли курортный сезон удачным, или его не было вообще. Но только они. Как с этой задачей справляются жители тех сел, где нет ни зон отдыха, ни действующих предприятий, мы так и не увидели. Для них, наверное, не так уж и важно как прошел курортный сезон. Им круглый год живется одинаково непросто.

Л.Золотарева, Газета «Для Вас»

Иссык-кульские власти не торопятся восстановить имена 2519 воинов, вычеркнутых из списка погибших в войне Когда мы получили сообщение, что из списка в мемориале погибшим в Великой Отечественной войне в областном центре Иссык-кульской области «вычеркнули» имена более двух тысяч воинов, наша реакция была изумленной: «Не может быть!» Но результаты проведенного журналистского расследования, привели нас к противоположному выводу: «Вполне может быть». Оказалось, что дело обстоит даже хуже - в течение шести лет местные власти не только не торопятся исправить эту ошибку, но и не хотят всерьез разобраться в том, что произошло. История началась пять-шесть лет назад, когда на волне «алюминиево-бронзово-медной лихорадки» по всей стране любители наживаться на чужом добре и даже горе, начали воровать цветной металл, не обходя памятники и надгробные плиты. Не повезло тогда и мемориальному комплексу погибшим в Великой Отечественной войне в областном центре Иссык-кульской области, городе Каракол (бывший Пржевальск). Фамилии 5108 воинов-каракольцев, не вернувшихся с поля боя, были высечены на 324 медных плитах, установленных на двух пилонах. Новоявленные «предприниматели» стали снимать эти плиты и сдавать в металлолом, который затем отправлялся в Китай. По инициативе Совета ветеранов, в апреле 2002 года городские власти принялись за восстановление памятных плит. То есть, хотели сделать лучше. А получилось как всегда. Даже хуже. Работу они закончили к очередной годовщине Победы. Однако, многие горожане, пришедшие на праздник, не нашли в списках фамилии своих родных. Затем выяснилось, что на новых плитах, сделанных уже из мрамора, отсутствовали не десять и не двадцать, а целых 2519 (!) фамилий, которые ранее значились на медных плитах. Занесены эти фамилии и в книгу «Память», изданную в 1995 году к пятидесятилетию Победы над фашизмом. Ветеран труда Владимир Николаевич Никифоров «потерял» в этом списке 16 родственников. Первые Никифоровы приехали в эти края более ста лет назад из Ташкента. У его деда было пять сыновей. Все они вместе с сыновьями, а это около тридцати человек, уехали на фронт. Больше половины не вернулись домой. Владимир Николаевич с супругой Таисией Васильевной живут недалеко от мемориального комплекса и приходили сюда не только по праздникам. «Мы приходили сюда часто, вспоминали погибших в войне родственников с гордостью, - рассказывает Владимир Николаевич. - А теперь вместо гордости, осталась пустота». Другой ветеран труда Раиса Алексеенко не нашла в новом списке имени своего брата Ивана Порхаева. От Ивана, который ушел на фронт совсем юношей, сразу после окончания школы, осталась лишь одна фотография, высланная с фронта. Уже второй год Раиса Васильевна не ходит к мемориалу, но все еще надеется, что ошибка будет исправлена. «Я обращалась в мэрию и там сказали, что фамилии будут восстановлены. Я смирилась с этим и жду, - говорит она, утирая слезы. - Смирилась. А что еще я могу сделать?..» В отличие от Р.Алексеенко, В.Никифоров не ограничился обидой - он решил действовать. И оказался едва ли не единственным человеком, который с самого начала взялся за восстановление справедливости и решил вернуть на место исчезнувшие фамилии. Он начал с того, что по логике должны были сделать городские власти - уточнил количество исключенных из списка. Он выяснил, что в «новом» списке не соблюден алфавитный порядок, а имена исключены выборочно. Повезло тем, чьи фамилии начинаются на буквы «А, Б, В». Они остались в «новом» списке полностью. Из 185 фамилий, которые начинаются на букву «Ж», выпала всего одна. Может быть, о том, уместятся ли все имена на новых плитах, исполнители задумались только после того, как были отчеканены имена, начинающиеся с начальных букв алфавита? Больше всех не повезло тем, у кого фамилии начинаются с буквы «С». Таких фамилий в отреставрированном монументе пропущено целых 355. Выпали из списка 222 фамилии на букву «Т». Таким образом, из 5108 фамилий каракольцев, занесенных в книгу «Память», в «новый» список не попали 2519 имен, то есть, добрая их половина. К сожалению, старания В.Никифорова в течение шести лет, успехом не увенчались. В Совете ветеранов города его, даже не дослушав, отправили в городскую управу. «Этими делами должны заниматься местные власти, у нас нет средств на восстановление памятников», - сказали там. На все свои обращения к властям города и области, он получил всего один официальный ответ. В своем письме от 24.04.2002 года заместитель главы Каракольской городской управы Акылбек Джаныбеков признал «допущенную ошибку» и пообещал восстановить исчезнувшие фамилии. Но это было обыкновенной отпиской. Обращался В.Никифоров к трем, теперь уже бывшим губернаторам и экс-президенту Аскару Акаеву. Ответила ему только администрация президента, которая сообщала, что его письмо направлено в Иссык-кульскую областную администрацию «для рассмотрения». Но это «рассмотрение» длится по сей день. На местные власти не подействовали и статьи, опубликованные в их же областной газете «Вести Иссык-куля» и в столичном издании «РИФ». И наши обращения в соответствующие структуры не внесли ясности в вопрос «как могло случиться такое?» Везде мы слышали примерно один и тот же ответ: «Я человек новый, не могу ответить за то, что было до меня». Создается впечатление, что местные чиновники, пришедшие к власти после мартовских событий, которые привели к смене власти в стране, одним махом решили обновить и историю страны, и людскую память. Обновить одним щелчком, как это делается на компьютере с помощью мыши. В этом отношении символична фраза, которую в беседе с нами обронил мэр города Каракол Орозбек Бектуров. «Мы не можем найти документы, написанные 15 дней назад, а вы говорите о делах пятнадцатилетней давности». О.Бектуров работает на этой должности один год и три дня. Это он помнит по дням, а то, что к нему обращались по поводу восстановления списков воинов - забыл. «Я не владею информацией по этому вопросу, - сказал он в беседе с нами, - я слышал о восстановлении мемориала, но то, что часть фамилий выпала, я не знаю». Однако, по словам сотрудников местного издания «Новая газета», где в мае сего года была опубликована статья по этому поводу, люди обращались к мэру не один раз. Да и как глава небольшого города с 85-тысячным населением, мог не заметить эту статью с большим, на половину полосы заголовком «Городские власти вычеркнули из списка 2519 погибших воинов ВОВ»?! Вместо того, чтобы честно признаться в своем равнодушии и некомпетентности, глава города старался объяснить нам, используя геометрическую и математическую терминологию, что, имея ту же площадь и то же количество фамилий, исключить чье-то имя невозможно. Такую возможность легко объясняет Владимир Николаевич, который в отличие от руководителей города разобрался прямо на месте. По его словам, раньше бронзовые плиты были расположены вертикально и на каждой из них было высечено по 16 фамилий. Мраморные плиты таких же размеров установили горизонтально, и на каждой уместилось всего по 8 фамилий. Не нужно быть гением, чтобы заранее знать, что в таком случае половина имен на этих плитах не вместится. И тогда встает вопрос: «По какому принципу выбирали фамилии тех, кого исключили из списка, и кто принимал такое решение?» Во время наших бесед некоторые каракольцы, в условиях анонимности говорили, что это было сделано по «этническому принципу». То есть, якобы из списка были исключены имена только русскоязычных воинов. Существование такого мнения подтвердил гражданин Н., который приехал жить в Каракол в пятидесятые годы. В списках погибших нет имен его родных. Но с проблемой знаком, так как его путь домой лежит через парк. «Я не знаю, действительно ли это так, но многие горожане думают, что в новый список не попали только русскоязычные», - сказал он. К счастью, в ходе расследования эта версия не подтвердилась. Тот же Владимир Николаевич, который уже теряет надежду на восстановление справедливости, не склонен так думать. По его мнению, исполнители проекта по восстановлению монумента просто решили сэкономить на памяти людской. «Чем меньше фамилий, тем меньше надо платить, - говорит он. - Если даже написание одной фамилии стоят один сом, то уже в карман можно положить больше 2500 тысяч сомов (около $ 60)». Акылбек Джаныбеков, заместитель мэра города, который в бытность заместителем главы городской управы "отписался" от В.Никифорова, объясняет причину этой ошибки сжатыми сроками, за которые нужно было восстановить украденные плиты. По его словам, тогда к нему обращались с этим вопросом и киргизы, и дунгане, и представители других этнических групп, которые не нашли свои фамилии на новых плитах. Он объяснил, что вопрос восстановления выпавших фамилий не решается из-за отсутствия средств. Он выразил надежду, что через год-два эти списки будут восстановлены. В то же время, как признался вице-мэр, у них нет ни проекта, ни даже уточненного перечня лиц выпавших из списка. По краже медных плит было возбуждено уголовное дело, но виновники так и не были найдены. Недалеко от мэра города в своем равнодушии и неискренности ушел Канат Усупбаев, председатель городского Кенеша (орган местного самоуправления). Мы зашли к нему по совету его же сотрудников, которые сообщили, что он непосредственно занимался вопросами «выпавших из списка». «Я работаю здесь два года, - сказал он спокойно, - и не слышал о существовании такой проблемы. Ко мне с этим вопросом не обращались, но я как-то слышал, что там уже восстановили около двадцати фамилий, которых не хватало. Вроде на этом вопрос был снят», - сказал он. Точного количества фамилий воинов, выпавших из списка, не знают и в Совете ветеранов города. Салима Орозбаева, председатель Совета ветеранов, сетует на то, что у них нет средств на выполнение таких проектов. Она также не знает, на основе какого списка были изготовлены новые мраморные плиты. Восьмидесятидвухлетнего ветерана трудно обвинять в чем-то. Как трудно обвинять и саму организацию ветеранов, которая полностью зависит от местных властей. «За последние десять лет сменилось десять руководителей города, - говорит Орозбаева. - У новых властей много проблем и им сейчас не до ветеранов…» Она не уверена, что в ближайшее время мэрия города сможет решить эту проблему. Поэтому не ставила этот вопрос перед новым градоначальником. В поисках утраченных фамилий, мы обратились к Курманбеку Рахманову, генеральному директору Свободной экономической зоны (СЭЗ) «Каракол», под шефством которого находится Парк победы, где расположен монумент. Именно это предприятие спонсировало злополучную реставрацию монумента. Мы были ошарашены, когда К.Рахманов сообщил, что новые мраморные плиты с выпавшими фамилиями уже готовы. Они будут установлены скоро, и этой истории будет положен конец, заверил он. Но почему об этом не знает ни мэрия, ни Совет ветеранов города? Мы уже настолько не верили людям, что попросили К.Рахманова показать эти плиты. Они действительно были. Местный мастер Алмаз Маразыков закончил работу еще весной и плиты лежат у него во дворе, под различным хламом. По словам К.Рахманова, плиты будут установлены к концу года. Их решено установить на обратной стороне двух пилонов, соорудив при этом дополнительную аллею. Однако спонсор признался, что у них пока нет проекта этой аллеи, выполненного специалистами. И Рахманов не мог ответить на вопрос, по какой причине выпали фамилии. Оказалось, что и он пришел на эту должность недавно. Ему неизвестно, на основе какого списка изготовляли злополучные мраморные плиты. Дополнительные плиты они уже изготовили на основе списка, полученного из военкомата. При этом список с сопроводительным письмом был получен через мэрию, где, судя по всему, и не подозревают о существовании этого документа. В Каракольском объединенном военкомате нас встретил другой «новый» начальник. Подполковник Сагынбек Эдилбаев служит на этой должности два года. С проблемой он знаком в общих чертах. Сколько фамилий выпало из списка, он точно не знает. Но наотрез отказался показать список, который его ведомство давало мэрии. Наш интерес вызвал галочки и слова «нет», нанесенные карандашом рядом с некоторыми фамилиями в его экземпляре книги «Память». Военный комиссар наотрез отказался комментировать это, объяснив, что них есть «свои служебные интересы» и что не может показать список без разрешения «сверху». Во всей этой истории больше всего смущает поведение местных властей, их абсолютное безразличие к судьбе «пропавших без вести воинов». Самое печальное, мы убедились в том, что проблема эта найдет свое решение не скоро. Если даже СЭЗ «Каракол» установит новые плиты до конца года, во что верится с трудом, вопросы все равно останутся. Во-первых, количество не попавших в список воинов не установлено до конца. По расчетам В.Никифорова, выходит цифра 2519, в то время как СЭЗ «Каракол» изготовил плиты, основываясь на цифре 2542. А в военном комиссариате, где, казалось бы, должны быть наиболее точные данные, называют третью цифру - 2487. Во-вторых, сама идея установления дополнительных плит на обратной стороне пилонов не очень удачна - что не говори, эти фамилии останутся как бы «за бортом». С другой стороны, из-за несоблюдения алфавитного порядка, люди до сих пор испытывают трудности при поиске фамилий. К тому же, в списке, который мы видели в СЭЗ «Каракол», значились пятнадцать Никифоровых, когда как Владимир Никифоров утверждает, что его родных в списке должно быть шестнадцать. В общем, сплошная головоломка. В ходе расследования также выяснилось, что история с медными плитами - далеко не единственный случай вандализма в этом городе. Три года назад на ипподроме неизвестные снесли бюст В.Пьяновских - основателя этого ипподрома и разорили его могилу в городском кладбище. Кто-то сболтнул, что тот был захоронен с серебряным клинком. Затем с городского парка исчез бюст П.Барсова, первого врача Пржевальского гарнизона. Если могилу В.Пьяновских как-то привели в порядок - то ли власти, то ли родные, - то о восстановлении снесенных бюстов никто и не думает. Новые власти говорят о патриотизме чаще, чем старые. Об этом говорили и чиновники из городской администрации, с которыми мы говорили в процессе подготовки материала. Но о каком патриотизме может идти речь, когда в течение шести лет местные власти не могут восстановить святая святых - список погибших в борьбе против фашизма, за мир и счастье грядущих поколений? Как отметил один из наших коллег, в цивилизованных странах мэр города лишился бы своей должности, если бы он допустил хотя бы сотую часть тех ошибок, которые допустили чиновники из Иссык-куля. Сколько еще каракольцам предстоит терпеть своих равнодушных правителей, сказать трудно. Интересно, что чувствовал на фоне всего этого мэр города Каракол Орозбек Бектуров, когда он говорил нам: «Если мы забудем прошлое, будущее поколение раздавит нас гусеницами танков». Если только чувствовал…..

Абдумомун Мамараимов. Фергана.ру

Кто ответит за базар? Треть населения Каракола торгует на рынках. Бывший город молодежи превращается в сплошной базар. Каракол - центральный город в Иссыккульской области. Здесь есть все государственные учреждения: суды, больницы, университеты, школы и т.д. Население составляет около 80 тысяч жителей. Раньше его называли городом молодежи, - так много в нем было студентов. Их и сегодня в Караколе - 10.000 После обретения независимости, как и почти всюду по стране, экономическое развитие города прекратилось. Закрылись текстильные фабрики, завод по выпуску электроприборов, ипподром, аэродром. Тысячи людей попали под сокращение….. Торговцы с вузовским дипломом. В 1991 году в городе было 3 рынка, сегодня их 10. В самом крупном из них 1200 мест. Треть населения Каракола зарабатывает себе на жизнь, торгуя на рынке. «Рынки появляются, как грибы после дождя, только за последние 2 года около нас появилось 4 рынка, что самое поразительное все места уже заняты. Население деградирует, люди становятся злыми, дичают на глазах, меняются за каких то 2-3 месяца. 60% работающих на базаре, люди с высшим образованием» - говорит базарком рынка «Ак-Тилек» Камал Омурович. По словам Улана, проработавшего на санэпидемстанции 3 года: «условия для торговли отвратительные, всюду грязь, мусор, никто не хочет убирать за собой, а начальству все равно ему главное, чтобы люди платили за санзаключения». Вот уже 12 лет Жамал торгует одеждой. Работа не из легких, ведь день начинается с 6 часов утра и до 18 часов вечера в сезон до последнего клиента. По специальности инженера технолога легкой промышленности она проработала 2 года. Как признается сама: «Дольше не выдержала. Работаешь без устали, надрываешься, а чего ради, за 800 сом? Я эти деньги в сезон за 2 дня наторгую. Конечно, если бы на работе хорошо платили, я бы с удовольствием вернулась, но…» Для того чтобы торговать продавец должен иметь патент, который за год обходиться в 700 сом + от 2 до 8 сом за место ежедневно в зависимости от кв. метра. А если это общепит, то тогда вместо оплаты за патент - оплата за сан.заключение в год 1200 сом. Для участников Афганской войны, инвалидам, и Чернобыльцам скидки при оплате в 50%. На базаре возрастных ограничений нет. Работают от 6 и до 60 лет. 70% продавцов - в возрасте от 20 до 40 лет Школа, школа я скучаю… В Караколе 14 школ. Как признается директор школы №1 Салия Жапаралиевна: «Уровень образования за последние три года упал из-за маленькой зарплаты опытные и высококвалифицированные учителя, кто на базар, кто в частные репетиторы, а молодые педагоги в школах работать не хотят. Если три года назад из нашей школы от восьми до десяти учеников по образовательным программам уезжали на год в США, то сегодня таких всего двое - трое…» В отделе кадров областного отдела народного образования рассказали, что за последние 5 лет со школ уволилось 30 учителей, а новых педагогов пришло всего одиннадцать. Инна Васильевна уже 2 года торгует на рынке канцелярскими товарами. Раньше она 15 лет проработала в средней школе учителем математики. «Мне было очень сложно уйти из школы, где я провела столько лет, но у меня двое детей студентов, так что другого выбора не было». Ещё 2 года назад она посылала своих учеников в учительскую за мелом. Сегодня она мел им продает….. Даю клятву Гиппократа В годы СССР в Пржевальске (так раньше назывался Каракол) функционировало 5 больниц. Сегодня после сокращения остались только 3: областная больница, поликлиника, роддом. Медперсонал города составляет 300-400 человек - это втрое меньше, чем 15 лет назад. В 2005 году после соглашения КР и РФ о предоставлении Пермской областью рабочих мест медикам КР. -20% медиков Иссыкульской области со стажем 10-15 лет уехали туда на заработки… Омур Таштанбекович - нарколог с 40 летним стажем. Уже 7 лет как он открыл свою частную клинику: «На работе зарплаты ни на что не хватает, что такое сегодня 2 тысячи сомов для человека с четырьмя детьми? Торговать на базаре не для меня, слишком много времени отдал медицине, - вот решил открыть свою мини клинику». Жапаров Адыл восемь лет обучался в Медакадемии на хирурга. «Моя семья отдавала последние сбережения, чтобы я окончил учебу, за годы моего обучения мы продали весь наш скот, ведь мой контракт был очень дорогой - 20 тыс. По приезду домой - в Каракол, кое-как устроился на работу - зарплата в две тысячи сом - просто смешно! Уволился. Сейчас торгую в ветеринарной аптеке…» Раньше он мечтал помогать людям, а вынужден помогать животным. Таких, как Адыл - сотни, если не тысячи. «Из-за некомпетентности и неопытности молодых врачей в год примерно умирают до 10 человек» - сообщила бывшая сотрудница областной больницы Майра. Безработица?! В Городском отделе трудоустройств Адилет Мирбекович работает шесть лет. «Раньше при СССР в отделе трудоустройств всегда кипела работа, а сегодня лишь малое количество выпускников ВУЗов приходят к нам с целью трудоустройства - зарплата не устраивает, все хотят все и сразу, поэтому прямиком идут на рынок». Азамат Абдысеитович - молодой предприниматель, всего семь лет в туристическом бизнесе. «По-моему, когда нужны специалисты, сейчас уже никто не обращается в отдел трудоустройств, все ищут через рекламу, знакомых, на базаре». В прошлом году Сабира получила диплом экономиста. Сейчас торгует обувью. На вопрос подавала ли документы в отдел трудоустройств, отвечает: «Зачем? Это только пустая трата времени, я неделю походила по разным организациям и поняла: лучше на базар». «Наверное, организации по трудоустройству нужно открыть при рынках» - шутит Азамат, частный предприниматель. Не хочу учиться… В Караколе около 10.000 студентов и почти 40% из них заочники. В городе 5 высших и 5 средне-специальных учебных заведений. Старший преподаватель факультета экономики, пожелавший остаться не названным, рассказывает: «Хотя студенты и числятся, как очники, но треть группы появляется только на сессии. Деканат не обращает на это внимания, ведь если отчислить за пропуски, то в итоге можно остаться без зарплаты». Кудрат - студент третьего курса факультета бухучета и аудита на заочном отделении. Пять лет он торгует одеждой. «Зачем учиться, сейчас всё покупается и продается, я третий год учусь заочно, без всяких проблем - всё равно платить». На вопрос как же он будет работать бухгалтером, отвечает оптимистически: «Накоплю денег и устроюсь на работу. А нет, - так диплом для красоты повешу на стенку»… Саша - ученик одиннадцатого класса, но на следующий год не хочет поступать : «Я лучше на эти деньги расширю торговлю, куплю машину и параллельно буду по вечерам таксовать. Родители против этого, но учеба это деньги на ветер, лучше я буду студентов возить»… «Для того чтобы выйти из этого кризиса нужно повышать рост экономики, развивать промышленность, повышать зарплату, чтобы люди не бросали работу, но пока, что такой возможности нет, поэтому надо хотя бы создавать условия для торговли. Улучшать состояние рынков» - считает мэр города Каракол Орозбек Акматович. Видно, власти смирились с тем, что развитие промышленности это уже задача для их преемников. А на их век и рынков хватает.

Азамат Качиев, студент факультета журналистики КНУ

Контент-анализ мини ТВ-расследований, сделанных участниками семинаров по теме «Развитие журналистского расследования в СМИ Кыргызстана» В целом расследования, проведенные журналистами ТВ-группы, участниками цикла семинаров по расследовательской журналистике, содержали ошибки, как по содержанию материалов, так и по съемкам и монтажу продуктов. Проблемы содержания касались определения темы в целом для расследования: журналисты большей частью выбирали рядовые, хотя и злободневные ситуации в общественной жизни, освещение которых, в общем-то, не требовало умения проводить специальное расследование. Например, такая тема, как проблема выбора специальности или вуза у молодых людей, источник с целебной водой в городе Джалал-Абад или нежелание жительниц города Чолпон-Ата выходить замуж за соотечественников. Проблема определения злободневной и общественно-значимой темы была у молодых журналистов - участников проекта. Затруднения были также с определением источников информации к выбранной теме. У нескольких журналистов возникла проблема отделения главных источников от второстепенных. Они не могли определить, кого из респондентов следует поместить в материал, а кого просто упомянуть или вообще оставить за кадром. В результате, расследования превращались в длинные монологи многочисленных источников. Например, журналистка из радио «Алмаз-Юг» вмонтировала в свой материал высказывания всех, у кого взяла интервью по теме - а это порядка 15 человек! Многие журналисты признались, что им жалко вырезать хорошие, но не подходящие по замыслу всего расследования кадры. Им обязательно хотелось использовать все удачные съемки, жертвуя при этом динамикой, структурой и темпом всего смонтированного продукта. Здесь можно только порекомендовать запомнить одно правило: «хорошее, НО лишнее». Бывали такие случаи, что, даже правильно выбрав тему для расследования, авторы не могли четко определить целей расследования, что приводило к совершенно обратному эффекту - вместо разоблачения материалы содержали предвзятую и одностороннюю информацию, иногда даже откровенные элементы PR. Например, расследуя скрытую сторону кыргызского шоу-бизнеса, молодой журналист построил свой материал на высказываниях известных певцов и поп-див о том, что в Кыргызстане практически отсутствует шоу-бизнес как таковой, и лишь некоторые его представители что-то пытаются делать, несмотря на трудности, которые создают им конкуренты. Давая описание ситуации, и характеризуя интервьюеров, автор материала использовал прилагательные в превосходной степени, тем самым, нарушив требования стандартов качественной журналистики о беспристрастности и непредвзятости. Весь материал был также построен лишь на мнениях одной, якобы «профессиональной» (как следует из текста и подтекста) стороны и совершенно не отражена другая, якобы «мешающая» (со слов некоторых звезд эстрады) развитию кыргызского шоу-бизнеса, сторона «певцов-однодневок». При этом также не были представлены мнения нейтральных музыкальных критиков, композиторов и др. Когда цель расследования не определена четко, это отражается на материале весьма негативно: он полностью теряет целостность структуры, логику изложения и завершения. При этом расследование превращается в отдельные, раздробленные куски, зачастую как бы не связанные между собой. Зритель начинает теряться от таких резких переходов с одного факта на другой, которые вызывают у него непонимание и создают ощущение того, что сам автор запутался в собранной информации и в том, что он хотел сказать и показать. Длинные формулировки и фразы, повторы, дополнительные истории, призванные с точки зрения журналиста нагляднее продемонстрировать проблему, способствуют лишь ухудшению полученного результата расследования и запутывают телеаудиторию. Например, расследование студентки журфака КГТУ о детском труде в Кыргызстане превратилось в затянутое повествование о том, на каких рынках города Бишкек трудятся дети и какую работу они выполняют. Отдельно следует заметить, что некоторые журналисты из-за боязни преследований или из-за трудности проведения расследования отказывались от выбранной темы, хотя при достижении результатов общественный резонанс был бы огромный. Например, двое журналистов отказались от расследования фактов вынесения ошибочных смертных приговоров, одна - испугавшись предстоящего общения с правоохранительными органами; второй по причине большого объема работы и щепетильности темы в целом, хотя журналисту удалось уже найти несколько последних случаев и даже заручиться поддержкой сотрудников уголовного розыска. Особо хотелось бы подчеркнуть, что правило удачного телевизионного журналистского расследования «работать в команде» в отдельных случаях разбивалось о непонимание авторов (или журналиста и оператора) и неспособность объединить усилия. Некоторые журналисты ошибочно предполагали, что журналистское расследование должно быть по хронометражу 5-6 минут, считая, что чем больше материала - тем лучше. При этом они с течением времени убедились, что можно раскрыть тему и обосновать доводы в различных по долготе материалах. При проведении съемок расследований журналисты были зачастую не способны перестроиться по ситуации и изменить составленный заранее план. Например, расследователям отказали в предоставлении информации в военкомате города Каракол. Вместо того, чтобы настоять на своих правах и добиться предоставления необходимых данных, журналисты послушно покинули территорию военкомата и лишь после разговора с тренером семинара вернулись обратно и отсняли необходимый материал. Помимо основных вышеперечисленных ошибок по содержанию и проведению расследования, тележурналисты сталкивались с техническими проблемами во время съемок и монтажа материалов. Ниже рассмотрены несколько примеров. 1. Сюжет-минирасследование о нехватке мест на кладбищах в городе Каракол. Этот сюжет можно назвать сюжетом упущенных возможностей, так как многие интересные герои репортажа недостаточно раскрыты. Хотя сами истории при этом интересны, например, семья смотрителей на православном кладбище-старуха мать и ее сын, всю жизнь прожившие среди могил. В данном материале видео и текст должны были отразить проблему нехватки мест на кладбище и, как следствие, захоронение умерших в проходах между могилами. Здесь следовало бы взять интервью у людей, описавших «подхоронение» в чужую оградку и показать их эмоции по этому поводу. Вместо этого автор показывает двух женщин, рассказывающих о личности умершей родственницы и о своем горе. Кроме того, в сюжете происходит несоответствие сказанному и увиденному: в закадровом тексте автор рассказывает о многих старых могилах на мусульманском кладбище, расположенных тесными рядами, а зрителю показывают одинокую могилу на фоне небольшого поля. Недопустимо применение выражений, имеющих явно двусмысленный характер, который здесь не оправдан. При использовании цифр при сравнительном анализе очень выгодно использовать графику. Особенности съемки. Снимая подобные сюжеты нет необходимости показывать сами похороны, тем более, с крупными планами покойников.

Во-первых: В любых телевизионных материалах не очень приветствуется съемка чиновника за рабочим столом. Прежде чем приступить к съемкам, необходимо иметь четкое представление, что Вы хотите узнать от человека. В соответствии с этим следует выбрать фон в кадре. В данном примере мэра лучше всего снимать возле карты города, на которой он и должен был объяснить интересующий Вас вопрос о кладбищах. Во-вторых: никогда не следует снимать человека на белом фоне, будь это стена, плакат или еще что-то. В-третьих: недопустимо записывать стационарное интервью без штатива. Все три перечисленных момента являются правилами качественной работы не только по отношению к телевизионным расследованиям, а ко всем телематериалам вообще.

А) В этом случае священника выгоднее снимать на фоне церкви или внутри нее. Б) Недопустимо наличие «инородных тел» над головой (деревья, провода, столбы и т.д.). В) Не выдержана крупность плана для интервью. Здесь человека нужно было снимать намного крупнее. Не зазорно также журналисту заглядывать в видоискатель камеры для того, чтобы убедиться в правильности выбора композиции. Правило золотого сечения: Суть его заключается в том, что кадр делится на 9 равных прямоугольников. Три по горизонтали, три по вертикали. Внимание зрителя наиболее приковано к двум основным горизонтальным и вертикальным линиям, которые образуются при образовании прямоугольников. Или на точках пересечения этих линий. Поэтому объект съемки следует помещать в центре золотого сечения.

Здесь журналист находится на пустыре, который планируют отдать под территорию двух кладбищ. Слева – мусульманское, справа - православное. При записи данного стендапа вместо того, чтобы стоять неподвижно и говорить о том, что за спиной журналиста будут два новых мест для захоронений, было бы уместно обозначить рукой или как-то еще будущее месторасположение кладбищ или сделать несколько шагов по территории.

2.Сюжет минирасследование о пропаже с памятника списков участников ВОВ. Основная ошибка автора этого репортажа заключается в том, что интервью было взято только у тех, кто в данный момент работает в госструктурах, хотя расследование касается фактов, случившихся в прошлом и с участием других персонажей. Например, мэр города говорит о том, что виноваты чиновники, работавшие до него. Однако журналист не удосужился найти этих людей. При этом было нарушено одно из правил расследования: «начинать снизу вверх», от события и пострадавших к ответственным чиновникам и организациям. В данном случае вместо того, чтобы начать расследование с родственников тех погибших бойцов, чьи фамилии не были внесены на плиты памятника автор начал расследование с мэра города, который к тому же не занимал эту должность в то время, когда исчезли списки. Поэтому сюжетная линия получилась не совсем ясно прописанной и скучной. Автору также не удалось связать между собой аргументы и контраргументы участников конфликта. В.Гончаров

Охотничьи «байки»

А ВОТ ЕЩЕ СЛУЧАЙ БЫЛ…

Нужно было сделать репортаж об одном из армейских спецподразделений. Запрос, отправленный военным, содержал стандартную формулировку. Тема, как будет проводиться съемка, кого мы будем снимать. Военные согласились, но с условием, что мы пришлем вопросы к интервью. Через час мы отправили факс с вопросами. На следующий день нам позвонили и сказали, чтобы от нас были и варианты ответов на них. Понимая, что без этого съемку не разрешат, пришлось согласиться и на это. В итоге интервью проходило по следующей схеме. Прозвучал вопрос, человек в маске выдерживал паузу и затем выдавливал из себя: «Вопрос понял, отвечаю». И с безотказностью автомата Калашникова выдавал выученный, скорее вымученный, ответ. Понимаю, что так дальше дело не пойдет. Пришлось пойти на хитрость. Пригласив офицера к стенду с оружием, мы попросили дать сравнительную характеристику нескольких пистолетов. Когда речь военного обрела человеческие нотки, мы снова задали вопросы интервью, немного изменив их, и получили отличные ответы.

<< |
Источник: Гончаров В.В. Журналистское расследование: от замысла до воплощения. 2010

Еще по теме 6.2. Тексты и материалы отдельных расследований, подготовленных по проекту «Развитие журналистского расследования в СМИ Кыргызстана». Обобщенный контент-анализ выполненных работ.:

  1. КОНТЕНТ-АНАЛИЗ И ЖУРНАЛИСТСКИЕ РАССЛЕДОВАНИЯ А.В. Пичугин Волгоградский государственный университет
  2. Журналистское расследование
  3. Журналистские расследования
  4. Организация журналистского расследования
  5. Под общей редакцией А.Д. Константинова. ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ История метода и современная практика, 2003
  6. Опасности журналистского расследования
  7. Гончаров В.В. Журналистское расследование: от замысла до воплощения, 2010
  8. Умения и навыки, необходимые для журналистского расследования
  9. Шум Ю.А.. ЖУРНАЛИСТСКОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ Методические рекомендации   Учебно-методическое пособие, 2001
  10. 6.4. Практические особенности инструментария контент-анализа газетных СМИ, описания и анализа результатов
  11. 6.2. Этапы контент-анализа СМИ и их содержание
  12. 1. Относится ли к сведениям о частной жизни кандидата информация о доходах кандидата в депутаты, полученная в ходе журналистского расследования?