<<

3. Опыт пассивного и активного прогнозирования и анализ прогнозных параметров социально-экономического развития Грузинской ССР

Прогноз валового общественного продукта и национального дохода. Прогнозирование валового общественного продукта и национального дохода следует проводить по моделям I, И, III, IV и VI, первые две из которых дают возможность составлять пассивные прогнозы, а остальные — активные (целевые) прогнозы.
Проведем сравнительный анализ прогнозных параметров, полученных по некоторым моделям.

На первом этапе для формирования инерционных прогнозов синтетических параметров развития экономики республики в основном применялись различные экстрапо- ляционные методы прогнозирования. Информационной базой составления инерционных прогнозов послужили динамические ряды валового общественного продукта и национального дохода.

Ретроспективные закономерности движения валового общественного продукта и национального дохода являются исходным пунктом при формировании инерционных долгосрочных прогнозов. Естественно, что метод распространения сложившихся тенденций на прогнозный период недостаточно достоверен. Однако необходимо проведение таких расчетов для аналитических целей. Вместе с тем теоретически допустимо генетическое развитие народного хозяйства республики, т. е. такой вариант не следует исключать из множества возможных вариантов.

Рассмотрим прогнозные параметры валового общественного продукта, произведенного и использованного национального дохода Грузинской ССР, рассчитанные тремя методами прогнозирования. Как и ожидалось, различные методы прогнозирования дали различные количественные и качественные характеристики прогнозных параметров.

Для формирования инерционных прогнозов валового общественного продукта и национального дохода республики в основном были использованы простые экстрапо- ляционные функции, различающиеся характером измене- Таблица 7. Основные функции с количественными оценками для расчета инерционных прогнозов валового общественного продукта ( и национального дохода (У) в отраслевом разрезе Отрасль Вид функции Всего по народному хозяйству Л)=2653,1+402,7 t Уо=1290,8+183 t Промышленность Pi=1421,5+289,01 УІ=409,1+114,1 1 Строительство Р2=325,8+38,5 t У2=355,7+2,931 ' Сельское хозяйство Рз=653,4+33,1 1 Уз=520,3+17,9 t Лесное хозяйство P*=4,2+0,551 У4=4,1+0,412 t Транспорт и связь P5=44,l+14,5 / У5=20,1+9,23 t Торговля и общественное питание Pe=74,0+11,7 t Ув=32,8+17,3 t Заготовки P7=20,7+2,2 t Ут=9,8+1,9 t Материально-техническое снабжение Pe=8,0+1,9 t Уа=5,1+0,81 ния исследуемого показателя в ретроспективном периоде (табл. 7).

Характерно, что прогнозные данные, рассчитанные инерционными методами, оказались наиболее близки к плановым показателям в одиннадцатой пятилетке. По инерционным прогнозам рост валовой продукции промышленности республики составил 34,7%, а по плану в одиннадцатой пятилетке намечен рост на 33%.

На втором этапе на основе реализации эконометрических моделей прогнозирования были получены прогнозы множества показателей экономического роста республики, в том числе прогнозы валового общественного продукта и национального дохода. Для примера приведем уравнения с оценочными параметрами, используемые при прогнозировании валовой продукции отраслей материального производства 26:

28 Подробный анализ прогнозных расчетов по эконометрическим моделям изложен в работе: Месхия Я.

Е. Вопросы прогнозирования экономического развития. 164

Промышленность Yi = —862,4+8,617 Аи+Ъ,Ш№Ки, Сельское хозяйство У2 = —869,2+1,271 Л2*+0,56720 K2t, Строительство У3 = —42,0+2,816 А3(+1,18561 Kzi, Транспорт и связь У4 = 99,5+0,1012 Л/+0,02978 Торговля и общественное питание У5 = 51,3+0,016 Л5і-\-0у 18660 Kbit Прочив отрасли Ув = 122,3+1,108 Л*+0,07410 К61, материального производства

где At — численность занятых в соответствующей отрасли, a Kt — функционирующие основные производственные фонды. Аналогичным путем рассчитывают прогнозы объема произведенного национального дохода на долгосрочную перспективу как в целом по народному хозяйству, так и по основным отраслям материального производства.

Темпы роста валовой и чистой продукции по укрупненным отраслям материального производства, рассчитанные по эконометрической модели, приведены в табл. 8.

Таблица 8. Темпы роста валовой и чистой продукции на долгосрочную перспективу, рассчитанные по эконометрпческой модели Валовая продукция Чистая продукция прогнозный период прогнозный период 1-й 2-й 3-й 4-й 1-й 2-й 3-й 4-й Промыш 144,2 141,1 143,2 142,1 146,1 146,0 145,8 144,1 ленность Сельское хо 127,3 129,8 128,1 127,8 125,1 127,9 124,2 124,2 зяйство Строитель 133,0 135,5 134,2 134,1 134,0 136,3 135,8 135,3 ство Прочие 148,1 149,1 144,2 143,8 148,4 149,4 146,2 144,1 отрасли ма териального производства Анализ данных табл. 8 свидетельствует о равномерном росте валовой и чистой продукции в отраслях материального производства, что является результатом реализации генетической модели воспроизводства, которая не дает скачкообразного роста прогнозируемых параметров.

На третьем этапе при реализации модели активного характера (III, IV) рассчитывались целевые прогнозы. Суть активного прогнозирования заключается в целенаправленном регулировании экономического развития на долгосрочную перспективу путем экзогенпого варьирования основных управляющих параметров модели. Коротко охарактеризуем сформулированные нами гипотезы экзогенных параметров прогнозных моделей.

Для исследования перспективных траекторий фондоемкости общественного продукта были составлены четыре гипотезы. По первой гипотезе в прогнозируемом периоде коэффициент фондоемкости будет увеличиваться такими же темпами, как до прогнозируемого периода; по второй предполагалось его увеличение более умеренными темпами, по третьей предусматривалось его значительное снижение на перспективу, а по четвертой намечалась стабилизация коэффициента в течение всего периода оптимизации. Формирование первой — третьей гипотез проводилось методом наименьших квадратов.

В модели расчета сводных показателей экономического развития союзной республики важную роль выполняет коэффициент, исчисляемый как отношение между суммарной долей фонда потребления и фонда накопления (основных производственных фондов) и объемом общественного продукта: _ АХ,

аД*г-ЬДПг '

где AXt — прирост общественного продукта в году t; AKt — прирост накопления основных производственных фондов в году t\ А Пі — прирост фонда потребления в году t.

Ожидаемую пропорцию между потреблением и накоплением основных производственных фондов в совокупном общественном продукте на перспективу целесообразно определять на базе изучения их прошлой динамики с применением статистического метода средних арифметических или метода наименьших квадратов. Расчеты показали, что для Грузинской ССР за 1960—1980 гг. соотношение между указанными параметрами оставалось почти неизменным, поэтому в экономико-математическую модель было введено ее постоянное значение.

В однопродуктовую модель вводится параметр, определяемый как структурное соотношение двух основных переменных: накопления прироста основных производственных фондов и фонда потребления. Пределы изменения этого параметра рассчитывались на основе статистического анализа его динамики за базисные годы; режим его изменения в рамках экзогенно задаваемых ограничений служит главным инструментом оптимизации прогноза.

Было выявлено, что соотношение между фондами потребления и накопления основных производственных фондов в анализируемом периоде принимало два крайних значения; максимальное, равное 0,18, и минимальное, равное 0,11.

При «релейном» управлении этим параметром переключение с максимального значения на минимальное происходит на рубеже двух соседних лет. При «гладком» же управлении переключение параметра от максимума на минимум производится плавно, постепенно, с заданным шагом.

При прогнозных расчетах по моделям весьма важно формирование гипотез перспективных траекторий ввоза и вывоза общественного продукта. Они особенно ценны для определения перспективной характеристики межотраслевых экономических связей республики. Анализ межотраслевых балансов показывает, что на протяженпп ряда лет Грузинская ССР имела отрицательное сальдо ввоза и вывоза общественного продукта.

Методом экспертных оценок были получены две гипотезы о соотношении ввоза и вывоза общественного продукта. По первой гипотезе сложившаяся структура ввоза и вывоза общественного продукта остается неизменной на прогнозируемый период. По второй гипотезе сальдо ввоза и вывоза по сумме прогнозируемого периода сводится к нулю. При формировании такой гипотезы исходим из предположения, что в республике на перспективу ожидается возникновение новых нематериалоем- ких отраслей в основном на базе собственных материальных и трудовых ресурсов, а дальнейшие ожидаемые низкие темпы роста населения вряд ли будут сопровождаться резким увеличением ввоза предметов потребления.

Надежность прогнозных расчетов по многопродуктовой модели экономического роста в значительной степени зависит от вводимых в модель коэффициентов прямых материальных затрат и коэффициентов фондоемкости.

Для формирования перспективной траектории изменения коэффициентов прямых материальных затрат применялись матрицы, полученные на основе отчетных межотраслевых балансов производства и распределения продукции за 1966 и 1972 гг. Корректировка осуществлялась на базе характеристик, полученных экспертным исследованием этих величин за прошлые периоды.

Весьма затруднено формирование гипотез динамики матриц фондоемкости общественного продукта для многопродуктовой модели. Быстрые темпы технического прогресса и появления новых отраслей с высоким уровнем технической оснащенности по-разному ставят вопрос о динамике фондоемкости общественного продукта на перспективу. Характер воздействия фондовооруженности и производительности труда на динамику фондоемкости нестабилен во времени, и выявление реальных закономерностей фондоемкости затруднительно. Вместе с тем формирование перспективных траекторий динампки фондоемкости затруднено и тем, что при определении коэффициента фондоемкости искаженно отражаются такие факторы, как технический прогресс и структурные сдвиги производственных фондов, поскольку они, увеличивая общий объем основных фондов, не сразу повышают выпуск продукции, ибо освоение вводимых мощностей требует определенного времени. Для выявления основных закономерностей динамики фондоемкости общественного продукта наиболее падежным методом является анализ динамического ряда за достаточно продолжительный период времени в прошлом.

Перспективная гипотеза динамики матриц фондоемкости получена путем сопоставления данных агрегированного межотраслевого баланса распределения основных фондов с показателями межотраслевого баланса производства и распределения продукции за 1966 и 1972 гг. Конструкция миогопродуктовой модели экономического роста позволяет (учитывая отраслевые экстраполяцион- ные характеристики фондоемкости общественного продукта для каждого прогнозируемого года) получить среднегодовую матрицу коэффициентов фондоемкости продукции.

Сформированные гипотезы динамики основных структурных параметров послужили базой реализации системы экономико-математических моделей.

Иа основании разработанных гипотез экзогенных па-

Таблица 9.^ Характеристика динамики национального дохода Грузинской ССР (при гипотезе ввоз превышает вывоз) Гипотеза динамики удельной фондоемкости Характер управления регули Вариант Среднегодовой темп прироста в прогнозных периодах, % рующим параметром № 1-й 2-й 3-й I Релейный 1 6,7 7,2 7,4 Гладкий 2 6,6 7,0 6,8 II Релейный 5 6,5 7,0 7,2 Гладкий 6 6,3 6,7 6,9 III Релейный 9 7,9 8,2 6,9 Гладкий 10 7,5 8,0 6,9 IV Релейный 13 7,1 7,5 7,2 Гладкий 14 6,8 7,3 7,4 раметров по однопродуктовой модели рассчитаны 16 вариантов прогнозных показателей экономического роста республики. Целевая функция приняла максимальное значение в 9-м варианте, а 1-й и 13-й варианты характеризовались относительно высокими параметрами. Общая характеристика полученных результатов по однопродуктовой модели на примере национального дохода показана в табл. 9.

При анализе прогностической информации следует исходить из того, что полученный инструментарий прогнозирования служит целям подготовки и обоснования стратегических решений, которые должны быть приняты планирующими и управляющими органами для планирования народного хозяйства республики. С этой точки зрения заслуживают внимания те прогнозные параметры, которые признаны наиболее эффективными вариантами экономического роста республики (табл. 10).

Анализ полученных результатов показывает, что в прогнозном периоде общественный продукт, национальный доход и осповные производственные фонды возрастут по первому варианту соответствеппо в 2,8; 2,9; 1,8 раза; по IX варианту—в 3,2; 3,3; 2,9 раза и по XIII варианту-в 2,9; 2,9; 2,8 раза.

По многопродуктовой модели экономического роста были рассчитаны три различных варианта динамики сводных показателей. Таблица 10. Динамика синтетических показателей перспективного экономического развития Грузинской ССР (к базисному периоду, %) 1-й прогнозный период 2-й прогнозный период 3-й прогнозный период

Вариант Вариант Вариант I IX XIII I IX XIII I IX XIII Общественный продукт 138,9 144,9 140,3 141,9 148,1 143,4 143,3 150,4 144,3 Национальный доход 139,9 146,6 141,6 142,7 149,4 144,4 141,8 153,8 142,3 Фонд потребления 136,0 142,2 137,6 139,6 146,1 141,3 143,2 150,3 144,9 Фонд накопления 149,2 156,8 151,1 149,4 156,3 151,1 139,0 161,0 137,0 Основные производственные фонды 139,5 142,3 140,3 142,2 146,5 143,4 143,6 143,0 144,3 Таблица 11. Темпы прироста валовой и чистой продукции по основным отраслям народного хозяйства Грузинской ССР

1-й прогнозный период 2-й прогнозный период 3-й прогнозный период 1-й прогнозный период 2-й прогнозный период 3-й прогнозный период валовая чистая валовая чистая валовая чистая валовая чистая валовая чистая валовая чистая Промышлен 43,0 41,9 41,9 42,1 40,9 43,1 Строительство 43,8 38,1 42,4 25,7 42,1 37,9 ность

Сельское хо 17,9 17,5 18,5 17,2 17,2 17,2 Прочие отрасли 35,1 28,4 33,9 28,3 33,6 32,8 зяйство Динамика валовой и чистой продукции по пятилеткам прогнозного периода представлена в табл. 11.

Прогнозные параметры, рассчитанные по однонродук- товой (IX вариант) и многопродуктовой (III вариант) моделям, нашли отражение в проекте предложений основных направлений перспективного плана развития народного хозяйства Грузинской ССР.

Из анализа полученных прогнозных показателей видно, что наиболее существенное воздействие на ход экономического роста, при прочпх равных условиях, оказывает динамика удельной фондоемкости общественного продукта. Что же касается основного регулирующего параметра и других экзогенных параметров модели, то установление пх на том или ином уровне оказывает значительное влияние на динамику объема основных производственных фондов, общественный продукт и национальный доход не столь заметно реагируют на изменение указанных параметров.

Таким образом, с помощью различных методов регионального прогнозирования получено миожество вариантов прогнозных параметров экономического роста Грузинской ССР на долгосрочную перспективу. Для сопоставления различных вариантов прогнозов валового общественного продукта и национального дохода республики приведем сводную аналитическую табл. 12.

Таблица 12. Темпы роста валового общественного продукта п национального дохода Грузинской ССР на долгосрочную перспективу Прогнозный период Валовой общественный продукт Национальный доход инерционный! прогноз экономет- рический прогноз активный прогноз инерционный прогноз экономет- рический прогноз активный прогноз 1-й 2-й 3-

й 4-

й 135.1 134.2

133,7 132,1 140.1 141,3 140.2

140.3

144,8 143,2 143,8 142,1 132,1 131,8 130,1 129,8 140,1 141.1

142.2

142,8 144,2 142,2 143,1 141,9 Инерционные прогнозы дают заниженные результаты, это естественно, поскольку при инерционном прогнозировании по мере увеличения горизонта прогнозирования постепенно снижаются темпы прироста соответствующих показателей при увеличении абсолютного объема каждой единицы процента прироста. Следовательно, инерционные прогнозы с точки зрения целевой установки развития народного хозяйства республики следует считать пессимистическими, однако эти прогнозы, исходя из их генетического происхождения, нельзя считать маловероятными. Если не будут приняты дополнительные меры в направлении экстенсивного и интенсивного развития экономики республики, то полученные инерционные прогнозы валового общественного продукта и национального дохода с большой точностью будут совпадать с реальным характером их динамики за исследуемый период.

В системе комплексных прогнозов валового общественного продукта и национального дохода республики наиболее высокими темпами роста характеризуются активные долгосрочные прогнозы, которые, очевидно, следует считать оптимистическими. Однако при оценке прикладного характера целевых прогнозов всегда возникает проблема их адекватности реальным ситуациям на долгосрочную перспективу. Как известно, при активном прогнозировании с помощью методов экспертных оценок производится формирование различных гипотез динамики управляющих параметров долгосрочного развития. При этом наиболее оптимистическим гипотезам соответствует ускорение темпов роста основного прогнозируемого показателя. Дело в том, что степень надежности оптимистической гипотезы управляющего параметра в однопродуктовой модели зависит от уровня достоверности принимаемых предположений, от глубины анализа факторов, воздействующих на значение данного параметра. Таким образом, при верификации и оценке активных прогнозов следует учитывать противодействующие тенденции, т. е., с одной стороны, оптимистичность прогнозов с точки зрения целевой функции развития экономики республики и, с другой — возможную высокую степень неопределенности прогнозных параметров. Тем не менее активные прогнозы выполняют важную роль при формировании основных стратегических направлений расширенного воспроизводства на долгосрочную перспективу.

На наш взгляд, в системе комплексных прогнозов, как это видно из табл. 12, наиболее умеренными темпами характеризуются прогнозные параметры, рассчитанные по эконометрическим моделям. Если инерционные прогнозы будем считать нижней границей, а активные — верхней границей из всех возможных вариантов долгосрочного прогноза, то эконометрические прогнозы принимают вид усредненного варианта в системе этих комплексных прогнозов. В эконометрических прогнозах воплощаются инерционный и активный подходы, что повышает их надежность с точки зрения соответствия реальной ситуации на перспективу. Верификация эконометрических прогнозов показала высокую степень корреляции между фактическими и прогнозными данными. Например, разница валовой продукции промышленности по эконометрическим прогнозным расчетам и плановым показателям в десятой пятилетке не превышала 0,7%, что свидетельствует о возможности практического применения прогнозных расчетов при формировании планов развития народного хозяйства республики.

Следовательно, комплексные прогнозы валового общественного продукта и национального дохода позволяют многоаспектно оценить перспективные направления расширенного воспроизводства и выбрать наиболее рациональное направление экономического и социального развития республики на перспективу. При этом надо отметить, что многовариантность прогнозных расчетов затрудняет выбор оптимального варианта. В этом случае следует исходить из заранее сформулированных целевых установок. Однако общую цель перспективного развития можно достигнуть разными путями, при разной структуре материальных затрат, разных соотношениях овеществленного и живого труда. В таком случае планирующим органам должны быть известны весовые параметры «риска» для достижения общей цели. Кроме того, как отмечалось выше, различные варианты прогнозов строятся исходя из многовариантности закладываемых гипотез динамики управляющих параметров экономического развития, что приводит к другой проблеме — определению вероятности реализации какой-либо гипотезы на долгосрочную перспективу. Любой экономический расчет, основанный на экономико-математической модели, как бы хорошо он ни был составлен, имеет определенную ошибку, поскольку экономико-математические модели упрощенно отражают реальную экономическую действительность.

При формировании динамики перспективных параметров в ряде случаев и особенно при активном прогнозировании принимаются условные допущения, вероятность реализации которых трудно поддается количественной оценке. Поэтому до принятия окончательного решения о применении прогнозных показателей в составлении долгосрочных планов целесообразно провести ретроспективный анализ, суть которого заключается в сопоставлении фактических (прошлых) и расчетных (плановых, прогнозных) показателей. При наличии тесной связи между фактическими и прогнозными данными, при соответствии их реальным тенденциям прогнозируемого объекта можно использовать прогнозные параметры в формировании долгосрочных планов. С этой точки зрения, как показал анализ, в наших расчетах более надежные результаты дали эконометрические прогнозы, что позволяет эффективно их использовать при составлении планов экономического и социального развития Грузинской ССР.

Прогноз населения и трудовых ресурсов. В каждом регионе исходя из региональных особенностей действия закона социалистического народонаселения необходимы выбор и реализация соответствующих специфических методов прогнозирования. Воспроизводственные процессы населения Грузинской ССР прогнозировались в три этапа по модели VIII: на первом этапе — методами экстраполяции, на втором — многофакторных моделей и на третьем — математических моделей передвижки возрастов населения.

При изучении темпов воспроизводства населения на перспективу нельзя экстраполировать их прошлые тенденции в чистом виде, поскольку в этом случае не обнаруживается влияние основных факторов на изменение динамики населения.

При формировании гипотез рождаемости населения Грузии, на наш взгляд, следует исходить из следующих предположений.

Как в целом по народному хозяйству СССР, так и по Грузии на перспективу ожидаются рост научно-технического прогресса, создание новых отраслей народного хозяйства, культурных и научных учреждений, что соответственно ускорит процесс урбанизации и вовлечения женщин в сферу общественного производства, что, по- видимому, поведет к снижению коэффициента рождаемости.

При формировании перспективной динамики траектории коэффициента смертности населения республики целесообразно исходить из следующих гипотетических соображений.

По мере дальнейшего улучшения материально-куль- турных, бытовых условий населения и повышения уровня медицинского обслуживания, а также постепенного стирания имеющихся различий между городом и деревней будет происходить дальнейшее снижение числа детских заболеваний и смертности.

Можно предполагать также, что смертность населения в трудоспособном возрасте останется на неизменном уровне (1970—1980 гг.), ибо прогнозы здравоохранения не предусматривают массового устранения существующих заболеваний в ближайшие два десятилетия.

Происшедшее на данном этапе изменение в возрастной структуре населения республики, которое заключается в увеличении доли лиц старших возрастов на перспективу, по-видимому, приведет к увеличению коэффициента смертности для взрослого населения.

Указанные факторы, влияющие на динамику коэффициента смертности населения, будут перекрывать друг друга и на основе этого можно предполагать, что в ближайшей перспективе уровень смертности населения республики существенно пе изменится и останется на том среднем уровне, который характерен для 1970—1980 гг.

Для расчетов перспективной численности населения региона существенное значение имеет правильная разработка гипотез внешней миграции. При формировании перспективных направлений миграции населения Грузии следует исходить из следующих логических соображений.

Дополнительные потребности в трудовых ресурсах, возникшие на основе увеличения темпов и масштабов общественного производства на перспективу, в основном будут удовлетворяться собственными высококвалифицированными кадрами и повышением производительности труда, поскольку республика все еще располагает достаточно большими резервами роста этих факторов (преимущественно в малых внутриреспубликанских регионах и городах республики). Поэтому вряд ли потребуется массовое привлечение населения из других регионов страны, так как в перспективе приток населения будет иметь лишь сезонный характер (для сбора сельскохозяйственного урожая и отдыха).

Можно предполагать, что остальные факторы, влияющие на формирование закономерностей миграции населения республики, останутся на прежнем уровне.

На основании изложенного правомерно ожидать, что в перспективе не произойдет существенных изменений в динамике миграции населения республики и гипотеза на перспективу будет аналогична прошлой тенденции, обнаружившейся в 1960—1980 гг.

Таким образом, при исчислении перспективной численности населения Грузии предполагалось, что основные демографические тенденции, сложившиеся в последнее десятилетие, с некоторыми изменениями могут проявиться и в недалекой перспективе (при условии неизменной демографической политики).

Следует отметить, что ряд макроэкономических математических моделей воспроизводства демографических процессов с учетом определенных специфических характеристик может быть применен в практике долгосрочного прогнозирования населения региона.

Результаты проведенных расчетов позволили выделить из опробованных функций наиболее подходящую с точки зрения достижения максимального приближения к заданным значениям из анализируемого ряда динамики, которой оказалась параболическая функция.

Выбор параболической функции в качестве инструментария для прогнозирования численности населения связан со значениями показателя средней ошибки. Он рассчитывается для каждой рассматриваемой функции отдельно и является одним из основных практических критериев приемлемости различного вида функций в процессе статистического моделирования. Показатель средней ошибки (средней процентной ошибки) рассчитываем по формуле ные демографические факторы, как рождаемость, смертность и сальдо миграции населения. Одновременно был включен фактор времени.

В качестве результативного показателя в описываемом случае нами принят прирост численности населения за каждый фиксируемый отрезок анализируемого периода. Его выбор в проводимом исследовании обусловлен характером наблюдаемой взаимосвязи между динамическими рядами прогнозируемого показателя и влияющих на него факторных признаков, исключая из пих лишь фактор времени.

На основании найденных численных значений параметров системы уравнение искомой линии регрессии представляется в следующем виде:

ДУ, = 113,149 + 0,086Xlt + 1,63Х2< + 1,27Х3* - 0,669*.

Для расчетов прогнозных значений прироста численности населения на перспективу в уравпеипе множественной регрессии вносились прогнозируемые значения фак- ториальных показателей, каждый из которых рассчитывался в зависимости от фактора времени.

Сравнивая результаты исследований первых двух этапов, можно прийти к выводу, что темпы роста численности населения республики в прогнозируемом периоде по итогам прогнозных расчетов второго этапа несколько выше (данное сравнение относится к значениям, полученным с помощью расчетов по параболической функции, которой было отдано предпочтение на первом цикле расчетов). Здесь же следует отметить, что абсолютный показатель уровней анализируемого ряда динамики, определяемый как среднее квадратическое из величин отклонений уровней данного эмпирического ряда от соответствующих уровней выравненного ряда, согласно прогнозным расчетам второго этапа, сравнительно ниже (4,7 тыс. человек против 13,4 тыс. по расчетам первого этапа).

На основании полученных результатов можно заключить, что применение методов статистического анализа позволяет получить достаточно надежные прогнозные результаты

На третьем этапе прогнозирования были определены численность, половозрастная структура населения и динамика воспроизводства трудовых ресурсов республики на долгосрочную перспективу. Прогнозы численности насе- ления, основанные на методе передвижки возрастов, с учетом гипотез изменения половозрастных коэффициентов рождаемости, смертности и миграции в разрезе города и села, являются более достоверными. Так, в 1970 г. прогнозные результаты почти совпадают с реальной численностью населения, а в 1975 г. отклонение между показателями составляет лишь 0,8% в сторону повышения прогнозного результата над реальными показателями.

По прогнозным данным, в перспективе постепенно снизятся темны прироста чпслепности городского населения. Намечается постепенное возрастание удельного веса мужчин в структуре населения республики. Относительно структурных сдвигов в численности населения в прогнозном периоде надо отметить, что доля населения в трудоспособном возрасте в общей численности населения не будет возрастать.

В перспективе в республике постепенно уменьшатся темпы воспроизводства трудовых ресурсов ввиду сокращения темпов воспроизводства населения и возрастания численности населения, вступившего в пенсионный возраст. Если учесть то обстоятельство, что в будущем постепенно уменьшится число вовлекаемых в общественное производство трудовых ресурсов из-за их сокращения в домашнем и личном подсобном хозяйстве, то очевидным становится усиление напряженности баланса трудовых ресурсов. Расчеты показывают, что в начале прогнозного периода темпы роста занятости существенно превысят темпы воспроизводства трудовых ресурсов, однако во второй половине прогнозного периода темпы прироста занятости и воспроизводства трудовых ресурсов сблизятся.

Прогноз спроса и потребления населения. Процесс составления прогнозов спроса и потребления населения Грузинской ССР включает следующие этапы исследования: выбор прогнозируемого объекта (показателя); определение основных общих и региональных факторов, влияющих на динамику и структуру исследуемого параметра; подбор и модификацию экономико-математического аппарата прогнозирования; информационное обеспечение экономико-математической модели; ретроспективный анализ исходной ситуации; реализацию экономико-математической задачи на ЭВМ; анализ и верификацию полученных прогнозных параметров.

Современный жизненный уровень населения оценивается многочисленными социально-экономическими показа- телями. При составлении сводных синтетических прогнозов следует ограничиться лишь основными, главными параметрами, определяющими важнейшие закономерности благосостояния трудящихся. Как в глобальном, так и в региональном разрезе такими показателями следует признать те вещественные элементы общественного продукта, которые непосредствепно направляются на личное потребление населепия. К их числу относятся продукты питания (продовольственные товары) п непродовольственного значения (включая товары длительного пользования).

Объектом прогнозирования являются основные элементы конечного продукта как в агрегированном, так и дезагрегированном виде. В частности, в состав продуктов питания включались следующие продукты: мясные, рыбные, молочные, яйца, сахар и кондитерские изделия, растительные жиры, овощи, фрукты, картофель, хлебобулочные, алкогольные, безалкогольные напитки и пр. В состав непродовольственных товаров включены: ткани и одежды, обувь, мыло и парфюмерия, галантерея, табак, культтовары, бытовые товары и пр. К числу товаров длительного пользования отнесены: часы всех видов, холодильники, стиральные машпны, мотоциклы и мотороллеры, велосипеды, мопеды и мотовелосипеды, радиоприемники и радиолы, телевизоры и швейные машины. Предложенная схема классификации предметов потребления населения дает возможность провести агрегированный и декомпозиционный анализ изучаемых параметров и составить прогнозы по их отдельным видам, что, несомненно, обогатит представление о динамике и структуре потребления населения республики. В случае укрупненной, агрегированной номенклатуры можно будет оценить и обосновать долгосрочные перспективные тенденции развития исследуемых объектов прогнозирования, а в случае детализированного товарного ассортимента появляется возможность обосновывать краткосрочные и текущие производственные программы в сторону увеличения или сокращения производства определенных предметов потребления.

Как показала практика составления прогнозов, в условиях региона основным информационным источником прогнозирования спроса и потребления населения могут служить данные статистической отчетности и материалы выборочных обследований (данные о размерах продажи отдельных товаров народного потребления через рознич- ную торговую сеть), а также материалы выборочного обследования бюджетов семей трудящихся о размерах фактических расходов на покупку товаров.

В процессе составления прогнозов спроса и потребления были использованы материалы как торговой, так и бюджетной статистики за 20-летний период.

Проблема сопоставимости прогнозируемых показателей решалась путем применения метода цепных индексов изменения цен. Таким образом, все показатели, имеющиеся в фактических ценах, были переведены в цены 1965 г., что дало возможность составить динамические сопоставимые ряды и выявить осповные закономерности динамики потребления республики за исследуемый период.

Ретроспективный анализ показывает, что уровень потребления населением основных продуктов питания и непродовольственных товаров в республике характеризуется тенденцией сближения с физиологическими и рациональными нормами потребления. Это означает, что потребление становится все более рациональным, возрастает доля высококачественных продуктов питания и непродовольственных товаров в общем объеме потребления, постепенно повышается уровень обеспеченности населения товарами длительного пользования.

Данные, характеризующие потребление основных продуктов питания населением Грузинской ССР, свидетельствуют, что потребление таких ценных продуктов питания, как мясо, молоко, рыбопродукты, яйца и растительное масло, возрастает. В последние годы выше физиологической нормы потребляется сахар, что, по-видимому, связано с домашними заготовками.

Удовлетворение потребностей населения республики по рекомендуемым нормам потребления и устранение различий в структуре питания городского и сельского населения — важная социально-экономическая задача развития республики на долгосрочную перспективу. Ликвидацию имеющегося различия и решепие проблемы выравнивания уровня жизни населения в городах и селах республики следует осуществлять на оспове ускоренного развития материально-технической базы сельского хозяйства.

Отметим, что структура товарооборота, являющаяся одним из основных показателей уровня жизни населения, в Грузинской ССР характеризуется определенными особенностями, например в ней высокий удельный вес приходится иа непродовольственные товары.

Анализ показывает, что объем товарооборота на душу населения в Грузинской ССР (наряду с другими республиками Закавказья) меньше среднесоюзного показателя. Товарооборот на душу населения в целом по СССР в 1979 г. составлял 928 руб., а в Грузинской ССР — 758 руб.88 В последнее десятилетие по темпам роста товарооборота на душу населения Грузинская ССР опережала аналогичный среднесоюзный показатель, что главным образом было достигнуто за счет ускоренного роста продажи непродовольственных товаров.

Население Грузинской ССР относительно лучше по сравнению со среднесоюзным уровнем обеспечено такими товарами длительного пользования, как холодильники, радиоприемники и радиолы, телевизоры и швейные машины, значительно хуже — часами, стиральными машинами, мотоциклами п мотороллерами, а также велосипедами, мопедами и мотовелосипедами.

По мере постоянного роста объемов и улучшения структуры потребления продовольственных и непродовольственных товаров в республике неуклонно увеличивается объем предоставляемых культурно-бытовых услуг как в абсолютном выражении, так и на душу населения. В частности, объем бытовых услуг в 1979 г. по отношению к 1965 г. увеличился в 4,7 раза 28.

При ретроспективном анализе динамики потребления населения в республике не следует упускать из виду важное обстоятельство. Дело в том, что расчетные показатели объема потребления на душу населения не отражают реальиой картины потребления населения, постоянно проживающего в Грузинской ССР, поскольку предметы потребления приобретаются не только населением, проживающим на территории республики, но п приезжими. Как известно, лишь на отдых в организованном и неорганизованном порядке за год в Грузию приезжает около 2,5— 3 млн. человек из других регионов. Это больше половины постоянно проживающего населения, что заметно влияет на формирование среднедушевого показателя потребления населения республики. При составлении долгосрочных прогнозов пеобходим учет этого обстоятельства.

В конечном счете для прогнозирования личного потребления населения республики по отдельным товарам и товарным группам были использованы различные типы функций, учитывающие особенности прогнозируемого объекта (табл. 13).

Расчеты параметров экономико-математических моделей личного потребления населения показали, что коэффициенты множественной корреляции, представляющие меру тесноты связи между потреблением и отобранными факторами, достаточно высоки. Так, коэффициент множественной корреляции по продовольственным товарам составлял 0,999, а по непродовольственным — 0,996. Коэффициенты детерминации были равны соответственно 99,8 и 99,2%. Почти аналогичными были эти параметры по отдельным товарам как продовольственного, так и непродовольственного назначения.

Проанализировав коэффициенты парной корреляции между потреблением и отобранными факторами, а также учитывая существенность факторов, проверенных критерием Стьюдента по каждому товару или товарной группе, из уравнений регрессии, предназначенных для прогнозных расчетов личного потребления населения, были исключены некоторые менее существенные факторы.

Как свидетельствует анализ прогнозных параметров, в перспективе ожидаются определенные изменения тенденции роста спроса п потребления продовольственных и непродовольственных товаров. Вновь будет наблюдаться опережающий рост потребления непродовольственных товаров по сравнению с продовольственными, что представляет закономерный процесс в условиях неуклонного повышения уровня жизни населения.

В общем объеме продовольственных товаров ежегодно возрастает доля таких ценных продуктов питания, как мясо, молоко, яйца, жиры, овощи и фрукты при постепенном одновременном снижении удельного веса хлебопродуктов, алкогольных напитков и сахара.

В прогнозном периоде высокими темпами увеличится потребление отдельпых продовольственных товаров. В частности, среднегодовой темп прироста составит для мясопродуктов 8,6%, молокопродуктов — 9,4, яиц—12,3% и т. д., а из непродовольственных товаров: культтоваров — 6 %, бытовых товаров — 6,4, предметов галантереи и парфюмерии — 10% и т. д.

Как известно, потребление картофеля по мере повышения благосостояния паселепия снижается, однако, поскольку на современном этапе в Грузинской ССР в отли-

Таблица 13. Учет факторов в регрессионных уравнениях прогнозирования личного потребления населения республики (+ участвует, - не участвует) * Товары потребления Фактор х, Хг Хг хА х5 Xt I. Продовольственные то + + + + + вары Мясопродукты + + + + + _ Рыбопродукты + + - - + + Молокопродукты + + + + + + Яйца + + + + + - Сахар и кондитерские + + - - + + изделия Растительные жиры + - - - + + Овощи и бахчевые + - + + + + Фрукты + + + + + - Картофель - - + + + + Хлебопродукты - - + - + + Алкогольные напитки + + + - + + Безалкогольные напитки + - - - + + Наценка общественного + + - - - + питания Прочие + - - - + + И. Непродовольственные + + - - - + товары Ткани и одежда + + - - + + Обувь + + - - + + Мыло и парфюмерия + - - - + + Галантерея + - - - + + Табачные изделия + - - - + + Культтовары + + - - + + Бытовые товары + + - - - + Прочие + , - - - + + * Месхия Я. Е., Гогиашвгиіи Ш. М. К вопросу прогнозирования личного потребления населения Грузинской ССР. — Пробл. экономики Грузии, 1978, т. IX, с. 103. чиє от других регионов страны уровень потребления картофеля отстает от физиологической нормы, в прогнозном периоде объем его потребления постепенно будет повышаться, что экономически полностью оправданно и является региональной особенностью в области потребления населения республики. Потребление непродовольственных товаров в республике по всем агрегированным группам еще не достигло товарного насыщения, поэтому в прогнозном периоде намечается повышение их потребления.

В исследуемом периоде в республике повысится потребление товаров культурно-бытового назначения и предметов гигиены. В общей структуре потребления снижается удельный вес потребления товаров первой необходимости (обуви, тканей, одежды и др.).

Прогнозные показатели, рассчитанные на душу населения, свидетельствуют о том, как увеличивается объем покупок товаров в государственной и кооперативной торговле, являющейся основным источником роста личного потребления населения. На душу населения республики в государственной и кооперативной торговле приобретено в 1975 г. по сравнению с 1960 г. в 2,2 раза больше товаров, а к концу прогнозного периода этот показатель возрастет в 4,2 раза. По отношению к 1960 г. к концу исследуемого периода каждый житель в среднем будет приобретать продовольственных товаров в 3,1 раза больше ив 1,2 раза больше, чем в 1980 г. Аналогичные показатели для непродовольственных товаров увеличатся соответственно в 3,8 и 1,4 раза.

Анализ данных, характеризующих процентное отклонение прогнозных параметров от фактических значений, показывает, что по большинству товаров и товарных групп прогнозные расчеты личного потребления населения с помощью многофакторных корреляционных зависимостей дают достаточно реальную и надежную картину.

Расчет объема и структуры личного потребления населения с помощью многофакторных корреляционных уравнений не всегда обеспечивает получение практически приемлемых результатов. Это в основном касается товаров, по которым уже достигнут уровень насыщения, и товаров, уровень потребления которых еще ниже необходимого. В таких случаях более точные прогнозы можно рассчитать экстраполяционными методами прогнозирования.

Разработанные нами методические основы прогнозирования личного потребления населения позволяют в общих чертах выявить основные перспективные закономерности динамики прогнозируемых объектов на уровне сою шой республики.

<< |
Источник: Я. Е. МЕСХИЯ. ВОПРОСЫ МЕТОДОЛОГИИ РЕГИОНАЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ. 1983

Еще по теме 3. Опыт пассивного и активного прогнозирования и анализ прогнозных параметров социально-экономического развития Грузинской ССР:

  1. 1. Система экономико-математических моделей, используемых в прогнозировании синтетических показателей экономического и социального развития Грузинской ССР
  2. 2. Источники региональной экономической информации и вопросы их упорядочения. Методы ретроспективного анализа развития экономики региона. Исследование воспроизводственных процессов в Грузинской ССР
  3. ГЛАВА 3. ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК СИСТЕМЫ ПОДДЕРЖКИ ЛИЦ С ОТКЛОНЕНИЯМИ В РАЗВИТИИ (ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ)
  4. Глава третья МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ И ОПЫТ СОСТАВЛЕНИЯ СВОДНЫХ ПРОГНОЗОВ ЭКОНОМИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ СОЮЗНОЙ РЕСПУБЛИКИ
  5. 1.4.3. Как по новостям «вычислить» местную модель социально-экономического развития (сравнительный анализ новостного потока двух городов)
  6. Анализ прогнозных оценок численности мирового населения
  7. АКТИВНОЕ И ПАССИВНОЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО
  8. ЕВРОПЕЙСКИЙ КОНТЕКСТ ИНТЕГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА: СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ С.П. Чумак
  9. Занятие 3.1 ОСОБЕННОСТИ ВОСПРИЯТИЯ ФОРМЫ ПРИ ПАССИВНОМ И АКТИВНОМ ОСЯЗАНИИ
  10. 2.4.8 Методика прогнозирования социально-экономического эффекта от внедрения научно обоснованной технологии хлебобулочных изделий с ламинарией сушеной
  11. Глава 5 ЗНАЧЕНИЕ ЭВОЛЮЦИОННЫХ ЦИКЛОВ МЕЖДУНАРОДНОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ ДЛЯ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ МИРОВОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
  12. 3. Об основных методах регионального экономического прогнозирования. Выбор методов прогнозирования
  13. 6. ИСТОРИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  14. 1. О системе экономических законов социализма как теоретической предпосылке комплексного экономического прогнозирования