<<
>>

§4. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО (ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ)

На этапе римского классического права решающее значение в определении правового положения индивида имело наличие или отсутствие статуса свободы. Римские юристы говорили: «Высшее правовое деление субъектов состоит в том, что все люди или свободные, или рабы» (Гай, Д.
1,5,3).

В литературе по истории Рима нередко отмечается, что правовое положение рабов при античном рабовладении «не вписывается» в классическое право. Действительно, в принципе римское право не признавало за рабом обладания какими-либо гражданскими или политическими правами. С установлением античного рабства из члена большой патриархальной семьи, хотя бы и ограниченного в правах, он превращался в простую соб- ственность, включался в инвентарь имения (Д.28,5,35,3, 33,7,12,6). Его правовое положение во многом определялось формулой «рабы суть вещи». Производимый им прибавочный продукт изымался его господином непосредственно в силу права собственности. Раб был не субъектом, а объектом права, его действия не имел ? юридического значения. Он не мог по своей вол иметь «семьи, собственности, права обращаться в су. ...заключать какие-либо сделки от своего имени, уча ствовать в народном собрании, занимать выборны; должности, служить в армии. Раб был в абсолютной и безусловной личной собственности господина, бескон-

и 10

трольно распоряжавшегося его судьбой и жизнью» . По закону Аквилия (первая половина III в. до н. э.), убийство чужого раба, как и убийство чужого четвероногого, влекло за собой уплату их собственнику наибольшей для текущего года стоимости раба или четвероногого, а также возмещение других возможных убытков.

Фактическое положение рабов, подробно описываемое, в частности, в работах Е. М. Штаерман и М. К. Трофимовой, было исключительно тяжелым. Оно определялось тем, что труд рабов в наиболее неприкры- в той форме основывался на принуждении, что с неизбежностью предполагало применение к рабам системы мер устрашения и наказания.

Хорошо известен, например, принятый при Августе (Юг. н.э.) Силанианский сенатусконсульт (Д.29,5), согласно которому все рабы, находившиеся в момент убийства их господина на расстоянии окрика и не пришедшие к нему на помощь, подвергались пытке и казни. В интересах всего класса рабовладельцев врля господина, предоставившего рабу свободу по завещанию, игнорировалась при применении Силанианского сенатусконсульта: завещание стало вскрываться лишь после казни рабов.

В античном рабовладении, однако, не только отрицались права рабов и сохранялись пережитки прошлого их положения. Полное отрицание гражданской правоспособности рабов присуще экстенсивному рабовладельческому хозяйству. «Задачей рабовладельца является лишь выжать из раба все то, что раб может дать, чтобы возместить цену, уплаченную при покупке раба»!1 Сравнительно высокий уровень частной собственности и товарного производства требовал более рационального и длительного использования труда рабов. С разви- тием рабовладельческих отношений происходит расширение их правоспособности.

Отрицание всех прав рабов есть то, что индивидуализирует, выделяет античное рабовладение, однако типичное, закономерное — это не только наиболее заметное, но и глубоко и полно выражающее ведущие тенденции развития. Рабовладельцы изыскивали способы возможно более эффективного использования труда и способностей рабов, а это требовало повышения их заинтересованности в результатах своего труда. Отсюда расширение их правоспособности (предоставление рабам пекулия, т.е. имущества, которое находилось в их управлении и распоряжении, а в ряде случаев — и статуса отпущенников).

С глубокой древности раб не имел возможности совершать юридические акты, заключать сделки. Все приобретенное рабом считалось собственностью господина. Тогда сделка, заключенная рабом, не признавалась цивильным правом. В классическом праве положение значительно изменяется. Ульпиан, признавая, что рабы по цивильному праву не становятся обязанными по договору, утверждал, однако, что «по естественному праву обязательства они и принимают на себя, и возлагают на других» (Д.44,7,14)|2.

Юристы писали, что «действия рабов могут улучшить, а не ухудшить наше (рабовладельцев) положение» (Д.50,17,33). Из этого правила, однако, делается ряд исключений. Раб мог, например, быть наделен функциями управляющего имением (Д.34,4,31), заведовать кассой (Д.44,5,3). Естественно, круг правомочий раба при этом расширялся, в том числе в отношении пекулия. Так, раб мог принимать на себя обязательства, при этом за него отвечал представленный им поручитель и внесенный из пекулия залог (Д.12,6,13). Правда, еще во II в. н. э. предусматривалась возможность покрытия долгов господина за счет пекулия его раба, при этом пекулий мог быть полностью исчерпан (Д.15,1, 4,5).

' Рабовладельцы стремились как-то привязать раба к дому, даже создать ему некое подобие семьи13. В сочинениях Цицерона мы можем встретить рекомендации заботиться о пользе и благополучии рабов, о том, что рабов необходимо награждать, если они, например,

спасли господина, не следует отнимать у них надежду на свободу, запугивать без надобности16.

Полное лишение рабов правоспособности не соответствовало бы и общим интересам класса рабовладельцев. Поэтому было сформулировано правило: «Раб не во всем может безнаказанно слушаться своего господина, например если господин прикажет ему убить человека или совершить кражу» (Д.44,7,20). Государство начинает видеть в рабах своих подданных, а не только собственность и объект власти частных лиц. Наряду с мерами подавления сопротивления рабов предпринимаются шаги по ограничению произвола и жестокостей их хозяев, в частности при наложении наказаний. Теперь в праве начинают признаваться и семейные отношения рабов. Ульпиан в комментариях к закону о возвращении продавцу раба, о болезни или пороке которого он не сообщил покупателю, писал: «Часто из-за больных рабов возвращают и здоровых, если их нельзя разделить, не погрешив против благочестия. Ибо разве можно отдать сына и удержать родителей или наоборот? То же следует соблюдать относительно братьев - и лиц, состоящих в сожительстве» (Д.21,1, 35).

Говоря о расширении правоспособности рабов, нельзя упускать из виду, что отношение части из них к средствам производства изменяется. В среде городских рабов уже во II — I вв. до н. э. происходит дифференциация14. Здесь, в частности, выделяются рабы высокоценных (искусные повара, ювелиры) и интеллигентных профессий (поэты, актеры, педагоги). «Римская интеллигенция... состояла, как правило, не из римлян. Перечисленные выше профессии были почти полностью монополизированы греками. То была в значи- тельной степени интеллигенция рабская. Государственный аппарат империи в основном комплектовался из рабов и отпущенников императора. Стремление получить максимальную выгоду от рабов и предоставление наиболее предприимчивым из них пекулия (лавки, мастерской ит. п.) вело к появлению рабов-торговцев, дельцов, предпринимателей, которые иногда сами имели рабов.

Уже в поздней республике значительные размеры приобретает отпуск городских рабов на свободу. Вольноотпущенники (libertini) образуют значительную часть городского плебса, хотя и среди богачей их было немало. Отпуск рабов стимулировался потребностью в квалифицированных и заинтересованных в труде работниках; развитие деловой жизни давало рабам возможность заработать достаточно, чтобы выкупиться на свободу15.

Объем, характер обязанностей и повинностей ли- бертина были разнообразны. Зачастую они не имели строго фиксированного выражения и определялись усмотрением патрона. Патрон мог судить отпущенника в своем домашнем суде, а «в случае особой неблагодарности» вернуть его в прежнее рабское состояние, даже убить. Цезарь будто бы казнил своего отпущенника за то, что тот вступил в связь с женой всадника. Со временем, однако, отпущенники получают право обращаться в суд за разрешением споров о выполнении ими своих обязанностей (Д.38, 1,2). Вольноотпущенники были ограничены в политической и гражданско-правовой областях. Они, в частности, не могли занимать выборные должности, вступать в брак со свободнорожденными (позже только с лицами сенаторского звания), ограничено было их участие в работе народных собраний, патрон сохранял право на долю их наследства. Дети вольноотпущенников обладали уже полным объемом прав свободных.

С возрастанием роли отпущенников в экономической и политической жизни, ростом их имущественной состоятельности улучшается и их правовое положение. В немалой степени оно зависело и от положения патрона. Сулла, например, став диктатором, зачислил 10 тыс. своих отпущенников в народное собрание. Во время гражданских войн при триумвирах некоторое число отпущенников даже попало в состав сената. После смерти Цезаря его отпущенники составили сильное ядро партии Октавиана, что, впрочем, не помешало ему принимать меры по ограничению отпуска рабов на свободу.

По закону Фуфия Каниния господин мог отпустить на свободу (по завещанию) строго определенное число рабов (из 3 рабов — не более двух, из 4—10 — половину, из 10 —30 — одну треть, из 30—100 — одну четверть... из большего числа рабов — пятую часть, но не свыше 100). Кроме того, законом Элия Сенция сделать отпускаемого раба римским гражданином мог лишь господин старше 20 лет и при условии, что рабу не менее 30 лет от роду. С другой стороны, при Августе ограничивается право патрона возвращать своих отпущенников в рабское состояние, а также обязывать их платежами (Д.38,2,33).

* * *

В классическом праве хорошо заметна и тенденция к уравниванию, нивелированию прав групп свободного гіГаселения. Этот процесс в той или иной мере был присущ всем этапам римского права. Но если на первом и последнем этапах господствовала тенденция к правовой дифференциации, то в классическом праве тенденция к нивелированию прав свободных получает полное выражение и становится преобладающей. Конечно, сословные барьеры не были уничтожены, они продолжали существовать, вновь воздвигались, значительно усложняя социальную структуру римского общества. Сословные различия, однако, ослабевают, а принадлежность к сословиям определялась уже не только и не столько происхождением, сколько богатством. Нивелирование правового положения групп свободного населения проявлялось как в области политических прав, так и в сфере гражданско-правовых отношений.

На рассматриваемом этапе за сенаторами сохранялись известные привилегии. Но продолжая быть определенного рода сословным образованием, они все же не обладали сословной замкнутостью, например, патрициев16. Богатство все более широко определяло обладание политическими привилегиями. На этой основе происходит срастание сенаторской знати с всаднической верхушкой17. С одной стороны, обедневшие сенаторы выводятся из сената (в частности, при Августе), с другой — в состав сената вводятся наиболее богатые из всадников, всадническое сословие начинают именовать «сенаторским питомником». Так, Сулла осуществил проект Ливия Друза и ввел в сенат 300 новых членов, главным образом из всадников. Много всадников было введено в сенат Цезарем. Всадники допускаются к участию в работе судебных комиссий, в которых они вместе с сенаторами разрешали дела о злоупотреблениях в -провинциях. Финансовый опыт всадников широко использовался в создаваемом со времен Августа государственном аппарате империи. С развитием товарного хозяйства сословное деление сохраняется и даже усложняется (с появлением сословия декурионов), но грани между сословиями становятся подвижными, происхождение отступает на задний план перед обладанием деньгами18.

Изменяется и правовое положение римских граждан, не принадлежавших к высшим сословиям. С установлением и расцветом республиканской формы правления несколько расширяются политические права граждан, принимавших участие в работе народных собраний. В центуриатных комициях ликвидируется прежнее преобладание граждан двух высших имущественных разрядов. Широкой компетенцией наделяются трибутные собрания. При Гракхах здесь создается мощная оппозиция сенатской аристократии. С этой целью используется и плебейский трибунат (tribuni plebis). Позже малоимущие и безземельные допускаются к службе в армии.

Необходимо отметить и такую тенденцию в римском классическом праве, как расширение рамок института гражданства. Латины и перегрины (свободные жители Италии и провинций, не имевшие римского гражданства) постепенно втягивались в хозяйственную (и политическую) жизнь Рима, вслед за этим возрастал и объем их правоспособности. Сначала права граждан присваивались им в виде исключения, например за особые заслуги перед римским государством, или если они занимали выборные должности в своих общинах (для латин). Позже права граждан предоставлялись в целях пополнения римских легионов или в фискальных целях • (для получения с новых граждан налога на наследство). Право земельной собственности и римское гражданство перестают быть исключительной привилегией рождения от римских граждан и нередко становятся производными профессии воина. Не само по себе гражданст- во обусловливает теперь получение земельной собственности, а военная служба превращается в условие обладания участком земли и наделения правами римского гражданства19. Что же касается нивелирования прав латин и перегринов с правами римских граждан в сфере гражданско-правовых отношений, то этот процесс протекал по мере утверждения и расширения сферы действия преторского права и права народов. Лати- ны и перегрины получают равное с римскими гражданами право заключать сделки, приобретать и отчуждать имущество.

Важной вехой в расширении правоспособности латин была так называемая союзническая война (I в. до н. э.). Все латины, проживавшие в Италии, приобрели права римских граждан. Наконец, уже в 212 г. н. э. эдиктом императора Каракаллы правами римских граждан наделяются все свободные жители империи — подданные Рима. Следует, однако, учитывать, что к этому времени римское гражданство уже не связывалось с приобретением каких-либо преимуществ и означало по сути дела не более как равное политическое бесправие

огромного большинства населения страны.

* * *

Отмечая процесс нивелирования прав групп населения в Древнем Риме, Ф. Энгельс писал, что римские юристы были «в восторге от новых порядков, потому что стирание всех сословных различий позволяло им разрабатывать во всю ширь свое излюбленное частное право»20. Возвращаясь к этому вопросу в «Анти-Дюринге», он вновь отмечает тот факт, что «под властью Римской империи... возникло, по крайней мере для свободных, то равенство частных лиц, на почве которого развилось римское право...»21.

<< | >>
Источник: А. И. Косарев. Римское право. 1986

Еще по теме §4. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО (ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ):

  1. §4. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО (ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ)
  2. §4. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО (ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП НАСЕЛЕНИЯ)
  3. § 3. Правовое положение городского населения
  4. § 68. Положение населения в правовом отношении
  5. 2.1. Общественный строй. Правовое положение населения
  6. 1.1. Общественный строй. Правовое положение населения
  7. Тема 2. Правовые основы государственной социальной * политики в области специального образования и социальной защиты детей с отклонениями в развитии
  8. Глава 67. ПРАВО, ПОДЛЕЖАЩЕЕ ПРИМЕНЕНИЮ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЛИЦ
  9. Глава 5 ОПЫТ РЕКОНСТРУКЦИИ КОМПЛЕКСА ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫХ И ОБЫЧНОПРАВОВЫХ АКТОВ И ПОЛОЖЕНИЙ, РЕГУЛИРОВАВШИХ ИНСТИТУТ МЕСТНИЧЕСТВА
  10. 2.2. Государственно-правовые основы социальной политики по защите прав инвалидов и лиц с ограниченными возможностями в России
  11. ВЫВОДЫ Группы индоевропейского населения в бронзовом веке
  12. ТЕМА 7. ПСИХОЛОГИЯ БОЛЬШИХ ГРУПП В ПОЛИТИКЕ. БОЛЬШИЕ СОЦИАЛЬНЫЕ ГРУППЫ