<<
>>

ИМПЕРАТОРСКИЕ УКАЗЫ (CONSTITUTIONES PR1NC1PUM)

Важным источником права в ранней империи, становятся императорские распоряжения или указы. Конституции или постановления императоров хотя и не являлись законами, но имели силу таковых. Более того, император становится выше закона. Римские юристы говорили: "То, что угодно принцепсу, имеет силу закона" или "То, что император постановил, непременно является законом". Различались следующие виды императорских распоряжений: A.

Эдикты. Распоряжения, объявляемые всенародно и обязательные для всего населения.

Внешне эти эдикты похожи на магистратские. Однако последние были обязательны для магистрата, а эти для императора не обязательны. B.

Мандаты. Инструкции чиновникам, например, правителям провинций или республиканским магистратам. C.

Декреты. Судебные решения императора, когда он выступал в

качестве судьи по гражданским делам. D.

Рескрипты. Ответы императора на юридические вопросы магистратов или частных лиц, которые он составлял с помощью своих юридических консультантов.

В период поздней империи распоряжения императора стали называться законами (LEGES). Они составлялись в императорских канцеляриях. Каждый император издавал их великое множество. Такие источники права предшествовавших периодов, как сенату- сконсульты, магистратский эдикт и обычай выходят из употребления. Единственным источником права являются императорские конституции, обычно обращенные к сенату. В период империи чиновники, применявшие закон, нередко попадали в затруднительное положение. С одной стороны, не всегда было известно, какие юристы имели IUS RESPONDENDI, а какие его не имели. С другой — судья-чиновник зачастую не знал как быть, если мнения классических юристов по одному и тому же вопросу расходятся. Для облегчения дела, император Валентиниан III издал в 426 году закон о цитировании, по которому для судей, пользующихся при рассмотрении дел сочинениями (цитатами) классических юристов, имели обязательную силу труды пяти юристов: Папиниана, Ульпиана, Павла, Модестина и Гая. Обязательными признавались и мнения тех юристов (Сцевола, Сабин, Юлиан, Марцелл и др.), на которых ссылались вышеупомянутые пять юристов. Если мнения названной "пятёрки" юристов расходились, то предписывалось руководствоваться мнением большинства из них, а при равенстве голосов, придерживаться мнения .Папиниана, "который побеждает одного, но уступает двоим". Кроме того, признавалось, что всегда имеют силу "Сентенции" Павла.

До поры до времени существовала фикция единства законодательства. Каждый из Августов издавал законы от имени своего и соправителя. Начиная с Феодосия II (408-450), законы, изданные в одной половине империи, должны иметь силу для другой лишь в том случае, когда их подтвердит император другой половины. Естественно, что данное правило отпало с крушением Западной римской империи в 476 году. С этого момента императоры Восточной рим- ской империи считали себя наследниками Рима и носителями идеи Всемирной монархии. К сказанному следует добавить, что помимо императорских конституций, имели силу закона и постановления префектов претория, в пределах их префектуры и в случае не противоречия их постановлений императорским конституциям.

ПРЕДПОСЫЛКИ КОДИФИКАЦИИ. Уже в конце периода республики ощущалась потребность в систематизации (кодификации) права. По свидетельству источников, Цезарь намеревался привести в систему гражданское право; "из необъятного н разбросанного множества законов собрать лучшие н необходимые в совсем немногих книгах".

Данный замысел оказался нереализованным. Вопрос оставался открытым вплоть до периода поздней империи, В этот период наблюдается упадок науки права, выразившийся в том, что самостоятельная разработка права уступает место комментированию н переработке юридических сочинений предшествующего времени. Всё сводится к извлечениям, переложениям н комментариям. Если юристы IV-V веков н старались усвоить труды классических юристов, то к другим источникам — сенатусконсуль- там, эдиктам — они вовсе не обращаются. Для них комментарии классических юристов н являются писаным правом (IUS, IUS VETUS, IUS ANTIQUUM). Юрнст-практнк свою задачу видит в том, чтобы защитить интерес клиента путём искусно подобранных цитат из источников. Не случайно Аммнан Марцел- лии, писатель IV века, говорит, что современные ему адвокаты только и толкуют о Требацнн н Касцеллнн (TREBATIUS, CASCELLIUS — оба жили при Августе) н берутся найти текст для оправдания чего угодно, вплоть до матереубийства. Ослабление юридического творчества повлекло за собой н упадок юридической техники. Конституции, составлявшиеся юристами из числа императорских чиновников, отличались многословием, пышной фразеологией, неясным изложением, пробелами н юридическими неточностями. Уже в 111 веке стала ощущаться потребность в систематизации (кодификации) императорских указов, изданных в разное время разными императорами. Императорских конституций было огромное количество, а сверх того они часто противоречили одна другой, так как каждый император считал установления своих предшественников не имеющими силы. Следовательно, если учесть, что надлежащего юридического образования у судьи не было, то каким бы опытом судья ни располагал, вынести юридически правильно обоснованное решение судье было трудно, а порой н невозможно.

В конце III начале IV веков были предприняты попытки кодификации императорских указов. При этом следует отметить важный момент — вначале инициатива неходила от частных лиц. Не ранее 295 года был составлен кодекс Грегорнана, а в середине IV века — кодекс Гермогеннана. Оба эти кодекса были составлены в Восточной половине римской империи, оба были сравнительно невелики по объёму, оба ограничивались относительно небольшим отрезком времени. Главный же их недостаток состоял в том, что они объединяли все конституции, не считаясь с тем, отменена данная конституция или нет.

Более совершенной выглядит кодификация, предпринятая уже императорской канцелярией — первый официальный сборник импе- Гая — тридцатую, Модестина — сорок пятую, Марцелла — шестидесятую и так далее. Почти все из цитируемых юристов, кроме трёх (Квинт Муций Сцевола, Алфен Вар, Элий Галл), жили в период империи и большинство — в период принципата. Дигесты состоят из пятидесяти книг. Книги (кроме 30 и 32) делятся на титулы, числом 432. Титулы — на фрагменты, числом 9123. А фрагменты в новейших изданиях Дигест — на параграфы. Комиссии было предписано воспользоваться сочинениями только тех юристов, которые обладали IUS RESPONDENDI, однако она в этом случае такой строгости не проявила. Основным содержанием Дигест являются фрагменты, относящиеся к частному праву, но многие места Дигест относятся к публичному праву, а также к тому, что мы назвали бы общей теорией права. Так, уже в первом титуле первой книги Дигест дан ряд общих определений, ставших хрестоматийными: определение правосудия, предписания права, определение науки права или юриспруденции. Здесь же говорится о разделении права на частное и публичное, цивильное и право народов.

Большой интерес представляет фрагмент из Помпония о происхождении и развитии римского права. В третьем титуле речь идёт о законах, сенатусконсультах и длительном обычае, а в четвёртом — о конституциях принцепсов. К публичному же праву относятся книги 47, 48 и отчасти 49 (Уголовное право и процесс). Кроме того, вопросы публичного права включены в титулы 11 (о праве фиска) и 14 (о военном или лагерном пекулии) а также в 49 книгу и в 50 книгу в титул 6 (об иммунитетах). Наконец, в различных книгах Дигест встречаются положения, которые по современной юридической систематике относятся к международному праву.

Комиссия под председательством Трибониана работала не только ножницами, но и пером; она не ограничивалась лишь извлечением цитат из сочинений юристов и расположением их в известной системе, но и вторгалась в цитируемый текст, сокращая его.

Цель сокращений состояла в том, чтобы достичь большей сжатости изложения, либо опустить устаревшие места. Порой комиссия делала вставки, которыми пояснялся текст, а иногда и дополнялся новыми юридическими определениями. Дело было в том, что для эпохи Юстиниана немало институтов классического права уже стали анахронизмом. Так, потеряло значение деление вещей на манципи- рованные и неманципированные, собственности на цивильную и преторскую. Не имело значения и различие между легатами и фи- деикомиссами. И так далее. Поэтому комиссия вычёркивала те слова, которые устарели, и заменяла их новыми. Если, например, в тексте встречалось слово MANCIPATIO, то комиссия всюду заменяла его выражением PER TRADITIONEM, а слово MANCIPARE — словом TRADERE. Характерная для римского права строго формальная сделка манципации, применявшаяся при переходе права собственности, уже не применялась.

Все подобные изменения текста называются интерполяциями. Сама комиссия не отмечала, в каком месте классического текста она что-то изменила. Романисты XIX-XX веков потратили немало усилий, чтобы устранить "порчу" текста классических римских юристов, то есть чтобы восстановить их подлинные высказывания. Нельзя видеть причину интерполяций только в том, что комиссия по своему научному уровню стояла ниже авторов, наследием которых она оперировала. Надо думать, что Юстиниан и члены комиссии понимали, что многие положения классических юристов, высказанные в III веке, уже не подходили к условиям Восточной римской империи VI века (Византии). Из наследия надо было отобрать то, что ещё сохраняло свою силу, и могло быть применено в качестве источника уже Византийского права. Кроме того, необходимо было согласить спорные решения (CONTROVERSA), предлагавшиеся классическими юристами. При этом комиссия не могла не учитывать того явления, которое в 19 веке было названо ориентализацией римского права, то есть проникновения в римское право периода Домината 4-5 века, восточных, эллинистических влияний. Как бы то ни было, благодаря компилятивной, довольно механической работе комиссии Трибониана, до нас дошли труды классических юристов, пусть и в не полном виде, в какой-то степени подправленные. В целом же Ди- гесты дают нам подлинный текст. Поскольку Юстиниан смотрел на Дигесты как на законодательный сборник, акт официальный, то он запретил юристам писать комментарии к ним. Юстиниан разрешил лишь делать небольшие извлечения из подлинника, сводить несколько титулов одного содержания в один. ИНСТИТУЦИИ. В том же 533 году профессорами-юристами Феофилом и Дорофеем, под руководством Трибониана, был составлен элементарный учебник гражданского права — Институции (INSTTTUTIONES). Институции были изданы в учебных целях для начинающих юристов, но они получили официальный характер, то есть приобрели силу закона. В основу этого официального руководства комиссия положила институции Гая, дополнив их сочинениями некоторых других авторов и некоторыми конституциями. Материалы она расположила по той же системе, что и в институциях Гая. А именно: PERSONAE, RES, ACTIONES (лица, вещи, иски). Институции Юстиниана состояли из 4 книг. Первая: лица и семейное право; вторая: вещи и права на вещи, а также завещания; третья: наследование по закону и обязательства; четвёртая: обязательства по деликтам и искам.

НОВЕЛЛЫ. После смерти Юстиниана издаются так называемые Новеллы (NOVELLAE), то есть конституции самого Юстиниана, составленные позже Кодекса и Дигест. Юстиниан намеревался собрать эти Новеллы в единый сборник. Но, очевидно, не успел этого сделать. До нас дошли только три частных сборника Новелл, по большей части на греческом языке. Самый большой из упомянутых сборников состоит из 168 новелл. Новеллы относятся главным образом к публичному и церковному праву, но есть и нормы частного права—они толкуют о браке и наследовании.

Новеллы весьма многословны. В ннх нмеютсн предписания о том, что обнаруженные в законодательстве ненсностн должны представляться судами императору, которому одному дано право устанавливать и толковать закон.

Все четыре части кодификации Юстиниана — Кодекс, Дигесты, Институции и Новеллы получили, возможно уже в XII веке, общее _ , название — CORPUS IURIS CIVILIS, то есть, буквально — Свод гражданского права. Начиная с XVI века, это наименование оконча- * тельно утвердилось.

<< | >>
Источник: Е.А. СКРИПИЛЁВ. Основы римского црава. Конспект лекций. - 3-изд. - М.: ОСЬ-89. - 208 с.. 2003

Еще по теме ИМПЕРАТОРСКИЕ УКАЗЫ (CONSTITUTIONES PR1NC1PUM):

  1. Глава 9 Конституции принцепсов (constitutiones principum)
  2. Указы о кабальных холопах
  3. § 2. Правительственные указы по земельному вопросу
  4. Указы о безместии объезжих голов (1600-1643 гг.)
  5. Указы о смотре государева двора и всеобщей отмене местничества 1680 г.
  6. § 11. Императорские конституции 32.
  7. Императорская гвардия
  8. Российский императорский титул
  9. 3. Облачение в императорские одежды
  10. РЕЧЬ О ПОЛЬЗЕ УЧРЕЖДЕНИЯ ИМПЕРАТОРСКОГО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
  11. ЭКОНОМИКА СТРАНЫ В X — XII ВВ. ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИМПЕРАТОРСКОЙ ВЛАСТИ
  12. Императорская семья накануне и в годы Первой мировой войны
  13. Проблема легитимности императорской власти и законодательство первых лет царствования
  14. § 150. Императорские pacta (pacta legitima) 549.
  15. Речь о критике, произнесенная в торжественном собрании императорского Санкт-Петербургского университета марта 25-го дня 1842 года экстраординарным профессором, доктором философии, А. Никитенко
  16. § 13. Corpus iuris civilis
  17. О СУЩЕСТВЕ ВЕРХОВНОЙ САМОДЕРЖАВНОЙ ВЛАСТИ
  18. СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ
  19. 2. Порядок учета и хранения архивов в петровскую и постпетровскую эру
  20. Заключение