<<
>>

§8. Исполнительное производство

Если лицо, проигравшее процесс, не исполняло судебное решение, оно подвергалось расправе, направленной либо на его личность, либо на его имущество. С упразднением manus iniectio по lex Iulia iudiciorum privatorum 17 г. до н. э. сохраняется лишь одна форма личной расправы — ductio iussu praetoris (увод по приказу претора). Победитель процесса, в соответствии с addictio претора, отводил должника к себе домой, где он мог наложить на него оковы или заставить работать на себя. Положение addictus, видимо, не регулировалось никакими нормами, хотя, согласно одному позднему свидетельству (Ps.Quint., decl, 311), он мог быть освобожден по отработке долга (“lex dicit: addictus donee solveret serviat” — “закон говорит: пусть присужденный судебным решением служит как раб, пока не расплатится”).

Личная расправа в зту эпоху подчинена прагматическим соображениям — воздействовать на родственников и друзей должника, побуждая их уплатить iudicatum.

Преобладающим способом принудительного исполнения судебного решения стало обращение взыскания на имущество осужденного в форме bonorum venditio. Расправа начиналась с того, что претор особым декретом вводил победителя процесса во владение имуществом должника — missio in bona (или in possessionem). Эдикт предусматривал как гипотезу этого акта iudicatio (и confessio), indefensio (как при actio iudicati, так и при любой actio in personam), latitatio (когда лицо скрылось с целью избежать судебного преследования), а также — смерть должника в отсутствие наследников (“cui heres non extabit”).

В течение следующих 30 дней (15 — при missio по случаю смерти должника) кредитор должен был объявлять о намечающейся распродаже — proscriptio bonorum (Gai., 3,79). Другие кредиторы должника тоже могли вступить во владение его имуществом, даже если по их требованию не было вынесено судебное решение. Обычно первый из них назначался претором ответственным за сохранение имущества (curator bonorum), так что введение во владение фактически служило этой цели — rei servandae causa.

Затем кредиторы выбирали управляющего конкурсной массой — magister bonorum, который готовил lex bonorum vendundorum (закон о продаже имущества), устанавливая соотношение актива и пассива в имуществе должника и условия последующих торгов. Прежде всего учету подлежали требования кредиторов первой очереди: фиск, местные власти, опекаемый (если должник был его опекуном), кредиторы на похоронные расходы, кредиторы, предоставившие заем на ремонт дома, кредиторы, предметом требования которых было приданое (D.26,7,42; 49,14,6; 50,1,10; 42,5,37; 17 рг-1; 24,1). В соответствии с размером актива устанавливалась доля, в которой могли быть удовлетворены требования привилегированных кредиторов. Эта же доля предлагалась остальным “списочным” кредиторам (“chirographa- rii”, — D.42,5,38,1).

Претор должен был одобрить lex bonorum vendundorum и объявить распродажу — proscriptio. Magister bonorum тогда выставлял все имущество на конкурсную продажу за одну цену, размер которой определялся суммой требований кредиторов (а не общей стоимостью имущества), поскольку удовлетворение кредиторов возлагалось затем на покупателя. Обычно продажа происходила в форме публичного аукциона — venditio ad hasta (продажа под копьем). Победителем становился тот, кто предлагал наивысшую цену. Однако, считая размер актива недостаточным, покупатель мог предложить лишь частичную уплату долга привилегированным кредиторам, которые тогда получали удовлетворение в порядке установленной законом очередности.

С автором лучшего предложения заключалась сделка продажи имущества должника — bonorum venditio, которая выражает факт гражданской смерти продавца. Объявленная цена не вносилась, поскольку продавца, собственно, не было, тогда как владение покупатель получал от управляющего конкурсной массой. В случае утраты владения вещью из купленного на торгах имущества покупатель — bonorum emp- tor — мог добиваться ее посредством actio Publiciana.

Bonorum emptor становился универсальным преемником должника234, и на него направлялись иски кредиторов, по которым он отвечал в объеме соответствующей доли от предложенной им за покупку цены. В то же время он становился субъектом требований должника (Gai., 4,35), по которым он мог вчинить либо — если должник был жив — иск с перестановкой лиц (actio Rutiliana), либо — если должник был мертв — иск с фикцией, что bonorum emptor является наследником должника (actio Serviana). Эти же иски направлялись на самого покупателя имущества кредиторами должника, по требованиям которых уже было вынесено судебное решение. Остальные кредиторы (все, если гипотезой bonorum venditio были indefensio, latitatio или смерть без наследника до вынесения приговора) должны были предъявлять обычные иски по своим требованиям, составляя формулы с перестановкой лиц. Здесь последовательно воплощается принцип, по которому bonorum emptor замещает в гражданском обороте лицо (persona) экспроприированного.

Экспроприация сопровождалась наложением infamia (бесчестья). Следует подчеркнуть, что эта расправа имеет причиной не неоплаченный долг, а намеренный срыв процесса (на любой стадии). Если должник не был в состоянии удовлетворить требование кредитора, он — по lex Iulia — мог избежать расправы, Добровольно передав свое имущество истцу (cessio bonorum, — Gai., 3,78). Рескрипты Александра Севера освобождали такого должника и от личной расправы (С. 7,7,1,1), и даже от infamia (С. 2,11,11). После cessio bonorum следовала обычная bonorum venditio. Если не все кредиторы получали при этом удовлетворение и в дальнейшем такой должник приобретал новое имущество, претор мог распорядиться о его продаже. Критерием при этом выступает fraus creditorum (намеренный вред кредиторам): так, не подлежат изъятию полученные впоследствии алименты (D.42,3,6).

Если срыв процесса или исполнения судебного решения связан с отсутствием представительства на стороне недееспособного лица (infans, furiosus, prodigus), то принудительное взыскание обращалось лишь на отдельные вещи — bonorum distractio — и не сопровождалось infamia235. Curator bonorum производил продажу до тех пор, пока не набирал указанную в приговоре сумму, а затем возвращал остальное имущество собственнику. Bonorum distractio стала моделью для экстраординарного и постклассичес- кого исполнительного производства.

<< | >>
Источник: Дождев Д.В.. Римское частное право. Учебник для вузов. Д 61 Под редакцией члена-корр. РАН, профессора В. С. Нерсесянца. — М.: Издательская группа ИНФРА • М—НОРМА — 704 с.. 1996

Еще по теме §8. Исполнительное производство:

  1. . Глава XX ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
  2. § 4. ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
  3. § 2. Участники исполнительного производства
  4. § 3. Стадии исполнительного производства
  5. § 1. Исполнительное производство (общая характеристика)
  6. § 1. Понятие и правовая природа исполнительного производства
  7. § 3. Порядок судебного санкционирования отклонений от нормального развития исполнительного производства
  8. § 4. Производство по делам о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов
  9. ПРИВЕТСТВЕННОЕ СЛОВО Председателя Исполнительного комитета - Исполнительного секретаря Содружества Независимых Государств С.Н. Лебедева участникам международной научно-практической конференции «Беларусь и Россия в европейском контексте: проблемы государственного управления процессом модернизации»
  10. СТОИМОСТЬ, СЕБЕСТОИМОСТЬ И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ Д.В. Ермолович Самое рентабельное производство - производство человека Г.В. Лобастов
  11. § 2. Исполнительные документы
  12. Органы исполнительной власти
  13. Исполнительный комитет
  14. ПОСТАНОВЛЕНИЕ. ЦЕНТРАЛЬНОГО ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА
  15. § IV. Об исполнительной власти
  16. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВСЕРОССИЙСКОГО ЦЕНТРАЛЬНОГО ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА
  17. § 3. Исполнительная и отчетная техническая документация
  18. § 4. Исполнительные органы местного самоуправления
  19. § 1. Роль органов исполнительной власти в управлении государством
  20. ДЕКРЕТ ВСЕРОССИЙСКОГО ЦЕНТРАЛЬНОГО ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА СОВЕТОВ