<<
>>

Лекция 17 ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Важным представляется вопрос о классификации обязательств. По учению римских юристов, контракты делились на четыре группы: вербальные, литтеральные, реальные и консен- суальные.

Под вербальными контрактами понимаются такие договоры, обязывающая сила которых заключается в произнесении определённой словесной формулы (VERBIS CONTRAHITUR).

Когда речь идёт о вербальных контрактах, то нужно иметь ввиду следующие два вида обязательств: SPONSIO и STIPULATIO. Развитие частной собственности и оборота должно было привести к созданию какой-то новой юридической формы. Поэтому в V веке до н. э., то есть в период XII Таблиц, в Риме начинает выкристаллизовываться отличная от NEXUM'a форма, более простая и гибкая. SPONSIO — это клятва должника. "Ей-богу, я тебе обещаю дать то-то и то-то". Кредитор спрашивал должника: "SPONDESNE CENTUM DARE?", то есть "обещаешь ли уплатить сто?", на что должен был следовать ответ: "SPONDEO!", то есть "обещаю!" или "обязуюсь!". Особенность этой формы состояла в том, что здесь должник, который не выполнил своего обязательства, мог защищаться перед жрецами. Хотя имущественный оборот развился, но ещё не настолько, чтобы экономическое содержание сделки оторвалось от религиозной формы. Несколько позднее стали употреблять другие выражения: кредитор вопрошал и туг же получал ответ: "Обязуешься торжественно дать?" — "Обязуюсь торжественно дать", "Дать обещаешь?" — "Обещаю!", "Даёшь ли честное слово исполнить своё обещание?" — "Даю честное слово!", "Ручаешься?" — "Ручаюсь!", "Сделаешь?" — "Сделаю!". Итак, контрагенты заключают договор в устной форме: один вопрошает, другой тут же отвечает. Это и есть SPONSIO или STIPULATIO.

Первоначально, новой формой могли пользоваться лишь римские граждане, а позже и перегрииы. Термин "STIPULATIO" употребляли первое время применительно к последнему случаю, то есть к иностранцам, ио в дальнейшем никакой юридической разницы между SPONSIO и STIPU- LATIO уже не существует. Итак, форма сделки утрачивает свой религиозный характер. Достаточно было спросить: "DABIS? PROMITTIS? FACIES? ", то есть "Дашь? Обещаешь? Сделаешь?" и получить ответ "DABO! PROMITTO! FACIAM! Вначале стипуляция заключалась в торжественной и строгой форме. Но с течением времени и под влиянием греческого права и вообще восточных правовых институтов, стипуляция становиться менее формальной. Всё большее значение приобретает воля сторон.

SPONSIO была сделкой абстрактной, то есть придающей юридическую силу самым различным отношениям. Её содержанием могло быть обещание уплатить определённую сумму денег или дать какую-либо вещь, требовать каких-либо действий. При стипуляции не имело значения, по какому основанию должник обязался уплатить: по займу ли, по купле-продаже. Итак, стипуляция являлась обязательством, не содержавшим CAUSA, лежавшей в его основе. При этом возражения должника об отсутствии каузы не допускались. Правда, позднее такие возражения всё же стали допускать, должник мог заявить возражения о недобросовестности истца, кредитора путём предъявления иска EXCEP- ТЮ DOLI. Например, должник обязался по стипуляции, а кредитор "раздумал" выдать деньги взаймы. Совершение данного обязательства происходило в форме ACCEPTILATIO.

Должник вопрошал кредитора "Получил ли ты обещанное мной?", на что следовал ответ "Получил!".

Литтеральные или письменные контракты появились позже вербальных или устных в последний период республики с развитием ростовщичества (кредитных операций). Если стороны согласились проводить, расчёты по записям (LITTERA) в банковских, приходно-расходных или кредитных книгах, то такое соглашение порождало обязательство — "LITTERIS FIT OBLIGA- TIO" ("обязательство возникает посредством записи, письма"). У кредитора выданная сумма значилась в расходной части книги, а у должника — в приходной. Существо данного договора скорее не в том, что здесь налицо письменная форма, а в соглашении сторон об определении имущественных отношений по записям в банкирских книгах.

Обратимся к реальным контрактам. Под реальным контрактом понимается обязательство, возникающее при передаче вещи. Обещание передать вещь, скажем, дать вещь в заём или в ссуду, само по себе ещё предмета договора не составляет. Особенностью реальных контрактов является то, что вещь, полученная у кредитора, возвращается затем последнему. О реальных контрактах говорят, что они, в отличие от стипуляции или литтеральных контрактов,— суть "договоры не формальные", не связанные с какой-либо определённой формой. Есть четыре вида реальных контрактов: заём, ссуда, поклажа, залог.

Начнём с договора займа (MUTUUM).

В древнейший период существовала специфическая форма закабаления личности должника кредитором. Имеется ввиду сделка, которая называлась NEXUM. Эта сделка оказалась очень трудной для понимания. Романисты приложили огромные усилия для того, чтобы понять её сущность. Даииая сделка, по свидетельству Ливия, возникла иа почве взаимоотношений между кредиторами — людьми богатыми, и должниками — плебейской бедиотой. Ои прямо говорит, что NEXI — это задолжавшие плебеи. В XII Таблицах имеется норма о судьбе неоплатного должника то есть NEXUS'a. Там сказано: "в трети иуидииы пусть рассекут тело должника иа части, и если при этом кто отрубит больше или меньше, то да ие будет поставлено это ему в вииу". Истолкование данного отрывка вызвало, в своё время, горячую полемику среди историков римского права. Многие авторы старались доказать, что это место никоим образом ие следует толковать буквально, что речь здесь идёт ие о реальных случаях рассечения неоплатного должника иа части его кредиторами, а о каком-то символическом явлении. При этом, обычно ссылались иа свидетельство античного писателя Авла Геллия: "Я ие слыхал, чтобы в древности подобным образом кого- нибудь казнили". Ссылались иа сравнительно высокий уровень культуры и иравов того времени. Однако, нельзя упускать из виду, что сравнительная история права даёт иам факты такого же отношения к неоплатному должнику, который встречается в римском законодательном памятнике. Так, скандинавский юридический источник XI века, а имеиио Calating, признаваемый авторитетными исследователями оригинальным и самобытным памятником, составленным без какого-либо влияния или заимствования из римского права, гласит: "Если кто воспротивится кредитору или откажется иа иего работать, то пусть поведёт его иа торг, представит родичам иа выкуп, если родичи ие выкупят, кредитор волей отсечь от иего сколько хочет сверху или снизу". Но поскольку здесь речь идёт о таком должнике, который отказывается от работы иа кредитора, то предполагалось, что и в XII Таблицах имеется ввиду аналогичный случай. Возможно, что первоначальный смысл статьи был тот, что кредиторы должны были договориться по поводу дней, которые должник обязан был отработать по очереди у каждого из них. Возможно при этом, что в первоначальном тексте XII Таблиц вся статья в целом носила характер угрозы. По мнению историка римского права Ведструпа, в некоторых примитивных обществах должник, ие уплативший своего долга в надлежащий срок, рассматривался, как рассматривается и в настоящее время, то есть как совершивший присвоение чужих денег. Он является преступником и часто отождествляется с вором.

Сам по себе факт неплатежа составляет деликт. Заёмщик, который не расплачивается по денежному займу с обусловленными процентами, причиняет ущерб своему заимодавцу и, по этой причине, наносит тяжкую личную обиду. Он находится во власти оскорблённого им и подлежит своему кредитору своей физической личностью, то есть телом. "Кто не в состоянии платить своим кошельком, должен платить шкурой" — гласит старая и широко распространённая пословица. Довольно затруднительно установить разницу между арестованным за долги и рабом. У первобытных народов этот социально-опустившийся должник иногда сурово эксплуатируется.

Применительно же к римскому NEXUM'y возможно и такое объяснение суровой судьбы неоплатного должника: дело в том, что при сравнительно не развитых товарно-денежных отношениях неплатёж долга грозил разорением самому кредитору. Если даже допустить, что NEXUM есть разновидность договора займа, то мы можем констатировать развитие этого договора. Юридическая сущность договора займа заключается в том, что заимодавец-кредитор передаёт должнику-дебитору в собственность определённое количество заменимых вещей, чаще всего денег, под тем условием, чтобы в назначенный срок или по первому требованию должник вернул такое же количество такого же рода вещей. Из этого определения вытекает, что вещь передаётся должнику в собственность. Он может распорядиться ею по своему усмотрению, то есть потребить, продать и прочее. Объектом займа могут быть лишь вещи потребляемые. То есть такие, которые от пользования уничтожаются, как хлеб, зерно, масло, металл, деньги. Следовательно, эти вещи (RES) определяются числом, счётом (NUMERO), весом (PONDERE), мерой (MENSURA, CONSISTUNT). Они заменимы. Должник обязан вернуть кредитору не ту же самую вещь, поскольку она уничтожена, а вещь то- го же рода (EIUSDEM GENERIS). Договор займа строго односторонний. Право требовать возврата долга имеет только кредитор, заимодатель, а должник несёт лишь обязанность вернуть долг.

Договор займа оформлялся распиской, удостоверявшей факт заключения договора. Случалось, что должник, выдав такую расписку кредитору, в действительности денег не получил, то есть имела место безвалют- иость займа. Заём может быть срочным (срок исполнения указан). Или бессрочным. В последнем случае должник возвращает долг по первому требованию кредитора. Договор займа мог быть безвозмездным или беспроцентным и возмездным, процентным. Проценты назывались USURAE. Их размер не мог превышать самого капитала. Существовали определённые нормы процента. XII Таблиц устанавливали максимум в 8*/3% и наказывали ростовщиков штрафом вчетверо. В 347 году до н. э. максимум понизился вдвое. А в 342 году законом Генуция взимание процентов было вовсе запрещено. Но в I веке до н. э. устанавливается новая предельная норма — 12% годовых, то есть один процент в месяц.

При Юстиниане ставки взимаемого процента зависели от общественного положения заимодавца. Так, высокопоставленные лица (PERSONA ILLUSTRIS) могли взимать не свыше 4%. Владельцы мастерской или купцы — не свыше 8%, в остальных случаях — 6%. По морским займам — 12%. Но практиковались и махинации кредиторов (MACHINATIONES CREDITORUM). Взимание процентов на проценты не допускалось. Возник вопрос, на ком лежит риск случайной гибели предмета договора займа? Принцип римского права был таков: риск случайной гибели ложится на собственника (CASUS SENTIT DOMINUS), а таким собственником становился должник или заёмщик. На него-то и падали убытки от гибели предмета договора, даже если гибель наступила без его вины.

К реальным контрактам относилась также ссуда (СОММО- DATUM). Под ссудой понимается такой договор, когда одно лицо, ссудодатель — коммодант — предоставляет другому лицу, ссудополучателю — коммодатарию — вещь во временное безвозмездное пользование. Получивший вещь выступает в качестве должника и обязан возвратить ту же самую вещь. Ссуда — есть договор двусторонний, но не равносторонний. Коммодатарий обязан вернуть вещь в неповреждённом состоянии. Если вещь оказывалась повреждённой или погибла, то он отвечает за всякую вину (OMNIS CULPA). Договор ссуды являлся в Риме мало распространённым, так как в этом договоре не было возможности отблагодарить за услугу. В общежитии часто называют ссудой договор займа, что является ошибочным.

Для лучшего уразумения разницы между ссудой и займом, авторы учебников по римскому праву сопоставляют признаки этих договоров. При займе предметом договора являются вещи определяемые родовыми признаками; при ссуде— индивидуально определёнными. При займе вещи передаются в собственность заёмщика, при ссуде — во временное пользование. При займе риск случайной гибели вещи несёт заёмщик, при ссуде — ссудополучатель. При займе заёмщик обязан возвратить такое же количество таких же вещей. А при ссуде — ту же вещь в том же состоянии. Заём — договор строго односторонний; ссуда может быть односторонней и двусторонней. Заём может быть возмездный и безвозмездный. Ссуда — всегда безвозмездна.

Третий вид реального контракта — поклажа (DEPOSITUM). Одно лицо — поклажеприниматель или депозитарий — принимает у другого лица — поклажедателя или депонента — какую либо вещь на сохранение, и обязуется сохранить и возвратить её в установленный срок или по первому требованию. Легко заметить, что общее в ссуде и поклаже состоит в том, что поклажеприниматель (хранитель) и должник обязаны возвратить определённую вещь, наделённую индивидуальными признаками. Но имеются и серьёзные различия. При ссуде должник имеет право пользоваться вещью, при поклаже такое пользование исключено. По общему правилу, предметом договора будет индивидуально определённая вещь, но порой вещь, определяемая родовыми признаками (деньги, зерно). Договор хранения был безвозмездным. Хранитель отвечал только за умысел и грубую неосторожность, но не за лёгкую. Если хранение потребовало от хранителя определённых издержек, поклажедатель обязан был возместить их. Поклажеполучатель обязан был бережно и надёжно хранить вещь. Он должен хранить её лично. Если же он передаёт вещь на хранение другим лицам, то под собственную ответственность. Договор хранения заключался или на определённый срок или на не определённый срок. В некоторых случаях хранение было платным, с более строгой ответственностью хранителя. В экстремальных условиях (пожар, землетрясение, наводнение) поклажедатель не имел свободного выбора хранителя, отсюда так называемая несчастная или горестная поклажа (DEPOSITUM MISERABILE). В этом случае хранитель отвечал за сохранность вещи вдвойне. с

Существовала и так называемая необычная или ненормальная поклажа— DEPOSITUM IRREGULARE, при которой на хранение берётся (сдаётся) вещь, определяемая родовыми признаками. Однако родовые вещи могли быть индивидуализированы, например, передача денег в шкатулке, зерна в мешке. В этом случае имел место обычный договор хранения. Существовал и секвестр, при котором несколько лиц передавали на хранение определённую вещь. Согласно Павлу, "в собственном смысле, в качестве секвестра передаётся на хранение вещь, передаваемая несколькими лицами солидарно для хранения и возврата на определённых условиях". Чаще всего два лица, спорящие по поводу вещи, передают её на хранение третьему лицу, так сказать "нейтральному", избранному ими до разрешения спора. Затем вещь передаётся лицу, признанному её собственником.

Некоторым особняком стоит договор прекария (PRECARI- UM). Представим себе, что некто богатый и имущий передаёт ка- кую-либо собственную вещь бедному и неимущему в пользование. Если при ссуде вещь передавалась на какой-либо срок, то по прекарию — до востребования. Согласно Ульпиану "прекарий есть предоставление в пользование по просьбе лица на такой срок, на какой считает возможным собственник вещи". Тот, кто предоставлял прекарий, обычно хотел получить от прекариста поддержку на выборах или в каком-либо ином случае.

К реальным контрактам относится также залог, который в своём развитии прошёл несколько стадий или фаз. Древнейшая форма залога именуется FIDUCIA. При этой форме залоговый предмет поступал в собственность кредитора. В этом случае, если должник даже и выполнял договор, то есть уплачивал полученную сумму с процентами, то вернуть ли ему предмет залога или не возвращать, зависело от совести кредитора. Слово совесть — FIDES — является корнем слова FIDUCIA. Если кредитор не возвращал заложенный предмет, то у должника был иск по доброй совести (BONAE FIDEI) о возмещении убытков — ACTIO FIDUCIAE. Это была наиболее древняя и притом грубая форма залога. На смену ей пришёл ручной заклад — PIGNUS,— при котором заложенная вещь переходила уже не в собственность, а только во владение кредитора и при выполнении обязательства должником, то есть при уплате им основной суммы и процентов, кредитор возвращал вещь должнику. Наконец, третья по времени и наиболее совершенная форма залога — это ипотека (HYPOTHECA). При ипотеке заложенный предмет оставался и в собственности и во владении должника. Здесь речь идёт, главным образом, о залоге земли. Только при неплатеже долга и обусловленных процентов, кредитор мог взыскать залог, чаще всего по вещному иску (ACTIO HYPOTHECARIA или PIGNERATICIA IN REM). Ручной заклад и ипотека получили большое распространение также в Средние века и в Новое время.

У Достоевского в его романе "Преступление н наказание" выведен тип ростовщицы, "коллежской регистраторши и процентщицы" — Алены Ивановны, которая совершала ростовщические операцнн по тнпу ручного заклада. У Чехова в "Вишнёвом саде" речь идёт уже об нпотеке. Должники, не внёсшие вовремя не только долга, но даже и процентов, лишились своего ймення — оно было продано "с молотка" иа торгах вместе с неотъемлемой его частью — "вишнёвым садом", который был приобретён за крупную сумму денег.

Обратимся к консенсуальным контрактам или договорам. Эти договоры относятся к числу двусторонних. То есть таких, в которых права и обязанности лежат одновременно на обеих сторонах. Кон- сенсуальными они называются потому, что их обязательственная сила базируется на соглашении — консенсусе. К этому роду договоров относятся: EMPTIO-VENDITIO — купля-продажа; LOCATIO- CONDUCTIO — наём; MANDATUM — поручение; SOCIETAS — товарищество. В таком порядке мы и рассмотрим их.

Купля-продажа — это есть такой договор, в силу которого одна сторона—продавец (VENDITOR) — обязывается предоставить другой стороне — покупателю (EMPTOR) — известную вещь (товар — MERX). Другая сторона — покупатель — обязывается или обещает уплатить за неё определённую сумму денег (PRETIUM). Это был договор "BONA FIDE", то есть "основанный на доброй совести". Итак, существенными элементами купли-продажи являются товар (предмет) и цена. Для возникновения обязательства достаточно соглашения о предмете и цене купли-продажи. Та и другая стороны лишь обязываются: одна — предоставить вещь-товар, другая — уплатить цену. Иными словами, договор купли-продажи считается заключённым, раз состоялось соглашение о товаре и цене. Для возникновения обязательства не требуется, чтобы вместе с тем состоялась передача и уплата. Последние названные действия будут исполнением уже возникшего, уже существующего обязательства. Равным образом не требуется и соблюдение определённой формы.

Рассмотрим условия относительно предмета и цены купли- продажи.

Объектом купли-продажи могла быть не только телесная, но и бестелесная вещь (RES INCORPORALES), например "право требования". Допускалась продажа будущей вещи. Например, договор о продаже будущего урожая. Больше того, допускалась продажа одних шансов на получение вещи (EMPTIO SPEI), например, улова рыбы. Объектом купли-продажи могли быть вещи как собственные, так и чужие, то есть не принадлежащие продавцу.

Условия относительно цены. Покупная цена должна быть определена деньгами (NUMERATA PECUNIA). В противном случае будет договор мены. Она должна быть, как учили юристы, "CERTUM, IUSTUM ET VERUM", то есть должна быть определённой, соответствовать ценности купленного объекта и не должна быть фиктивной (когда некто дарит, а цену назначает для вида, для прикрытия подарка).

Так как договор купли-продажи есть обязательство двустороннее, то каждая из сторон — н продавец, и покупатель— имеет и право требовать, н обязанность исполнить, то есть явлнетсн одновременно н кредитором, и должником. Остановнмсн на взаимоотношении обязательств продавца и покупателя. Продавец обязан предоставить вещь покупателю, а еслн он этого не сделает, то вознаградить покупатели за причинённый ущерб. Продавец обязан предоставить HABERE LICERE, то есть "обеспеченную правом возможность обладании". Вещь должна быть передана со всеми её плодами и прнращенннмн. Продавец отвечает за эвикцию вещи, то есть за тот случай, когда нещь будет отсужена у покупщика третьим лицом. Ответственность за EVICTIO — есть одна нз основных обнзанностей продавца. Еслн покупатель будет лишён владения вещью по судебному решению на основе вещного иска собственника или управомоченного на то лица, то у покупателя возникает право искать с продавца возмещение убытка в порядке регресса или обратного требовании. Условии ответственности за EVICTIO таковы. Вещь должна быть отсужена у покупателя в пользу третьего лица вполне или отчасти, и при том не иначе, как на основании права, существовавшего до начала (на момент) продажи. Покупатель, протни которого будет предъявлен иск об эвнкцнн, должен сообщить об этом продавцу и тем дать возможность последнему прнннть участие в тнжбе. Ответственность продавца за эвнкцню отпадает, если покупателю до заключения договора купли-продажи было известно, что третьему лицу принадлежит право на покупаемую вещь, на основании которого оно может его эвнктнровать. В случае эвнкцнн вещи, иск давался покупателю не только на возвращение покупной цены, но н на возмещение всего интереса. Если продавец заведомо продавал чужую вещь (SCIENS), о чём не было известно покупателю, то последний мог искать с продавца возмещение, даже не ожидая отобрания вещи собственником. Не действительна и продажа краденой вещи, если обе стороны знали об этом. Не действительна покупка собственной вещи, то есть вещи, принадлежащей покупателю, хотя бы покупатель об этом и не знал.

Продавец отвечает за надлежащее качество проданной вещи. Разумеется, речь идёт об обещанных качествах и достоинствах вещи, которых в действительности не оказалось и о недостатках, намеренно скрытых им. Например, продавец заверил покупателя, что проданный раб честный, а он оказался вором; заверил, что раб искусный, а в действительности у него таких качеств не обнаружилось.

Но здесь надо было подходить с соответствующей меркой. Согласно Гаю, если продавец обещал, что продаваемый раб трудолюбив, то нельзя требовать, чтобы он работал днн н ночн. Если продавец обещал, что раб — человек серьёзный, то нельзя требовать от него серьёзности философа.

Итак, продавец нёс ответственность за недостатки проданной вещи, независимо от того, знал ли он о таких недостатках или не знал. Он обязан был знать! Покупщик при этом мог потребовать: расторжения договора в течение шести месяцев на основании ACTIO REDHIBITORIA; уменьшения покупной цены в течении года на основании ACTIO QUANTIMINORIS.

Обязанности покупателя. Покупатель обязан внести условленную плату, а также возместить все полезные затраты, которые продавец сделал на вещь с момента заключения договора. С этого момента покупатель несёт страх за случайную гибель, ухудшение вещи. То есть покупатель с* момента заключения договора обязан оплатить продавцу покупную цену, хотя бы купленная вещь случайно погибла. Этот принцип выражен афоризмом: "PERICULUM EST EMPTORIS", то есть, как только заключена купля-продажа, риск гибели проданной вещи переходит на покупателя, хотя бы к этому времени вещь и не была фактически передана ему. При купле- продаже могли заключаться и добавочные соглашения: например, LEX COMMISSORLA, когда продавец участка включал в договор условие: "если покупная цена не будет уплачена в такой-то срок, участок должен считаться не купленным"; соглашение об обратной покупке вещи продавцом у покупателя и обратной продаже вещи покупателем продавцу (смотря по тому, кому принадлежит право заявить о повороте купли-продажи); оговорка IN DIEM ADDICTIO —

"данная вещь пусть будет считаться купленной тобой, но если в течении такого-то срока кто-нибудь предложит больше, то вещь останется за тем, кто дал за неё больше".

Следующий вид консенсуального контракта — договор найма —

LOCATIO CONDUCTIO. Различались: наём вещей (LOCATIO CONDUCTIO RERUM), наём услуг (LOCATIO CONDUCTIO ОРЕ- RARUM), наём работ или подряд (LOCATIO CONDUCTIO OPERIS). При найме вещей, одна сторона — наймодатель (LOCATOR) — принимает на себя обязанность предоставить другой стороне — нанимателю (CONDUCTOR) — во временное пользование какую-либо вещь за определённое вознаграждение. Наниматель обязан возвратить ту же самую вещь в том же самом состоянии. В наём можно было сдать и чужую вещь. Наймодатель передаёт нанимателю вместе с вещью и все принадлежности к ней. Он производит во время действия договора ремонт вещи. Наймодатель вправе получить вознаграждение за пользование его вещью. Наёмная плата уплачивалась по истечении определённых промежутков времени, но могла быть выплачена и вперёд. Эта плата была выражена или в деньгах, или в натуре, например, часть урожая. Если вещь возвращена с пропуском срока или с повреждением, наймодатель имел право требовать возмещения убытков. Наниматель, если не было прямого запрета, мог отдать предмет в пользование третьему лицу в поднаём. Он имел право требовать возмещения затрат, произведённых им на нанятую вещь во время действия договора, но затраты должны быть необходимыми и полезными, словом, хозяйственно целесообразными. Наниматель обязан своевременно вносить наёмную плату, бережно пользоваться вещью, проявляя заботу о целости и сохранности её. Он отвечал за всякую вину. Договор найма прекращался либо по обоюдному согласию или по одностороннему волеизъявлению. Наниматель мог отказаться от договора, если предоставленная вещь оказывалась непригодной для использования. Наймодатель был вправе расторгнуть договор, если обнаруживал злоупотребления в обращении с вещью со стороны нанимателя. Смерть одной из сторон не прекращала договора. Он прекращался истечением срока. Если наймодатель до истечения срока договора отчуждал сданную в наём вещь, например, продавал её, то новый собственник не был связан договором своего предшественника.

В Днгестах есть указание: "Еслн кто-либо сдал другому внаём имение для извлечения плодов или сдал жилище, а затем по какой-либо причине продаёт имение или здание, то он должен позаботится, чтобы в силу этого договора (продажи) покупатель дозволил колону извлекать плоды, а жильцу — жить в доме; иначе тот, кому будет воспрещено, предъявляет иск (к нанмодателю) из договора найма".

Необходимо обратить внимание на то, что означенный в приведённой выдержке из Дигест "иск" колон предъявляет не к новому собственнику, который не является наймодателем для колона и, как было указано выше, не связан договором своего предшественника, а к наймодателю, то есть к прежнему владельцу, к предшественнику, который безусловно связан договором найма.

Следующий вид договора найма: наём услуг. Одна сторона, то есть локатор (нанявшийся), принимает на себя обязательство выполнить за обусловленное вознаграждение определённые услуги в пользу другой стороны — нанимателя (кондуктора). Предметом договора найма услуг были физические работы, а также услуги юридического характера. Для нанимателя в этом договоре главным представляется процесс выполнения работы, услуги в течении определённого времени. Нанявшийся обязан выполнить услуги по указанию нанимателя, в строгом соответствии с договором в течении договорного срока и лично, то есть замена нанявшегося другим лицом не допускалась. Наниматель обязан уплачивать вознаграждение за выполнение услуґ в обусловленном размере и в установленные сроки. Наниматель не обязан оплачивать не выполненные услуги, по причине, например, болезни нанявшегося.

Обратимся к договору подряда.

Договор подряда именуют ещё наймом работы. Одна сторона — подрядчик (кондуктор) принимает на себя обязанность выполнить за обусловленное вознаграждение определённую работу и уже законченный результат предоставить другой стороне — заказчику (локатору) в установленный срок. Если результат не будет достигнут, то договор считался не выполненным. Как правило, подрядчик выполняет работу, по крайней мере частично, из материала заказчика. В противном случае договор превращается в куплю-продажу. Работа должна быть выполнена качественно и в строгом соответствии с условиями договора. Подрядчик вправе привлекать третьих лиц — субподрядчиков, но он отвечает перед заказчиком за их вину. Подрядчик выполняет работу на свой риск. Он отвечает за случайную гибель вещи до её передачи заказчику.

По типу подряда конструировался и договор морской перевозки. Римляне заимствовали у греков "Родосский закон об авариях" (LEX RHODIA DE IACTUM). Если во время аварии для спасения корабля была выброшена за борт часть груза, то убыток раскладывается пропорционально на всех заинтересованных в соглашении лиц: на хозяина корабля и прочих владельцев груза.

Рассмотрим такой консенсуальный контракт, как MANDATUM, то есть поручение.

По этому договору одна сторона — поверенный (мандатарий) — принимает на себя обязанность выполнить безвозмездно в пользу другой стороны — доверителя (манданта) — определённые действия, то есть выполнить какое-нибудь дело или ряд дел. Имеются ввиду услуги юридического свойства, например, совершение сделок, выполнение процессуальных действий, или физического свойства — ремонт обуви и одежды. В этом отношении, рассматриваемый договор напоминает договор найма услуг. Но наём услуг всегда платный — возмездный, а договор поручения всегда бесплатный — безвозмездный. Доверитель, если и платит поверенному, то не за труд, а в качестве возмещения расходов. Со временем, за хорошо выполненное поручение стали благодарить, вознаграждать. Подарок назывался HONORARIUM (отсюда гонорар). Юрист Павел говорил: "Дело воли принять на себя поручение, дело необходимости выполнить его". Основная обязанность поверенного заключалась в тщательном и добросовестном выполнении поручения. Если оказывалось невозможно выполнить поручение, то поверенный обязан был уведомить доверителя. Если доверитель при этом настаивал на исполнении поручения, то поверенный мог в одностороннем порядке отказаться от поручения, но отказ от поручения не должен был причинять доверителю материального ущерба. Поверенный мог привлекать для выполнения поручения и третьих лиц — помощников. Поверенный отвечал за выбор помощников. Поверенный отвечал за неисполнение договора или за ненадлежащее исполнение договора. Что касается доверителя, то его основная обязанность — возместить поверенному понесённые при исполнении поручения издержки, если даже результат не был достигнут, но без вины в том поверенного. Каждая сторона могла в любой момент в одностороннем порядке отказаться от договора. Договор поручения, как и другие консенсуальные контракты, — двусторонний. Он прекращался за смертью того или другого контрагента. Если поручение касалось совершения какого-либо одного дела, то поверенный именовался PROCURATOR SPECIALIS. А если оно являлось более общим, то он именовался PROCURATOR GENERALIS. Например, некто назначил кого-либо своим управляющим. К специальному виду поручений относится поручение "дать взаймы" и, вообще, "открыть кредит" третьему лицу (MANDATUM PECUNIAE CREDENDAE). Если это третье лицо не уплатит долг, то лицо, давшее кредит, как лицо потерпевшее убытки при исполнении поручения, может предъявить иск (ACTIO CONTRARIA — встречный иск) к доверителю о возмещении таковых.

И последний вид консенсуального контракта — товарищество (SOCIETAS).

Два лица или несколько лиц объединяются для достижения какой-либо хозяйственной цели. Объединяются деньги, имущество, собственные усилия. С момента объединения имущество становится общим. Общность могла простираться либо на всё имущество, либо только на то, которое необходимо для достижения общей цели. Цель должна быть дозволенной. Размер вкладов в общую кассу определялся договором. Вклады могли быть равные и разные. Предметом вклада могло служить: для одного участника организаторские способности, для другого мастерство, для третьего имущество. Прибыли и убытки делятся: пропорционально вкладу или личному первоначальному участию в делах; в равных долях всем или с учётом других факторов. Одному могла быть определена бблыиая доля прибыли, другому — меньшая.

Однако, по словам Ульпиаиа: "Нельзя образовать такое товарищество, что одному достаётся только выгода, а другому только ущерб". Такое товарищество принято называть львиным (SOCIETAS LEONINA). В этих словах содержался иамёк иа басию Эзопа "Лев и Осёл".

Договор товарищества мог быть срочным или бессрочным. Товарищ мог выйти из товарищества в любое время, заранее предупредив об этом остальных, но при условии, что это не принесёт ущерба остальным. Различались товарищества внутренние и внешние. В первом случае отношения складывались между членами самого товарищества. Во втором — между товариществом, с одной стороны, и третьими лицами — с другой. Прекращался договор товарищества по следующим основаниям. Вследствие одностороннего выхода из товарищества одного из товарищей, причём отказ одного из товарищей (RENUNTIATIO) прекращал договор; при достижении общей хозяйственной цели; за смертью одного из товарищей (на наследников отношения товарищей не переходили); вследствие выявившейся несостоятельности одного из товарищей. Но после выхода или смерти одного из товарищей, остальные по молчаливому согласию могли продолжить начатое дело. Однако, это будет новый договор товарищества. Товарищество прекращается и в том случае, когда товарища постигло умаление правоспособности — потеря свободы и потеря права гражданства (MAXIMA ЕТ MEDIA CAPITIS DEMINUTIO).

Безымянные контракты (CONTRACTU INNOMINATI).

Их можно называть ещё непоименованными или не имеющими названия. Эта группа договоров примыкала к реальным контрактам. Юрист периода принципата Павел сводил безымянные контракты с точки зрения содержания к четырём типам: DO UT DES — я даю тебе с тем, чтобы ты мне дал, например, договор мены (PERMUTA- TIO); DO UT FACIAS — я даю тебе вещь, чтобы ты сделал для меня какую-то работу, например, отпустил на волю своего раба; FACIO UT DES — я сделал для тебя какую-нибудь работу, а ты даёшь мне за это ценную вещь, обусловленную при договоре; FACIO UT FACIAS — я делаю для тебя работу, а ты делаешь для меня какую- то обусловленную работу, например, отпускаю на волю своего раба, а ты — отпускаешь своего.

Безымявиые контракты получили своё развитие тогда, когда реальные и коисеисуальиые уже имели чёткое юридическое очертание. Безымянные контракты приобретают юридическую силу лишь тогда, когда одна нз сторон выполнит принятую на себя по соглашению обязанность.

Например, один рабовладелец обещал другому рабовладельцу указать, где скрывается его беглый раб, а владелец беглого раба обещал вознаградить указавшего. Еслн первый указывал место сокрытия раба, то он был вправе взыскать с его господина обещанное вознаграждение.

По своему содержанию безымянные контракты являются двусторонними. К ним относятся, во-первых, договор мены, и, во-вторых, оценочный договор. Что касается договора мены, то исторически мена предшествовала купле-продаже. В классическую эпоху мена уже является второстепенным договором. Отличие мены от купли-продажи состоит в том, что купля-продажа устанавливается одним лишь соглашением. А мена — передачей вещи одним из контрагентов.

Согласно Ульпнану, еслн кто совершает мену, то следует признать, что обе стороны оказываются в положении покупателя и продавца, а потому каждая сторона может предъявить иски на основании эдиктов эдилов.

Под оценочным договором (CONTRACTUS PER AESTIMATO- RIUM) понимается договор или контракт, по которому определённые вещи передаются одной стороной другой для продажи по известной оценке с тем, чтобы эта другая сторона или представила первой сумму, в которую оценена переданная вещь, или возвратила самую вещь. Юридическая сила договора здесь возникает с момента передачи вещи. Получивший вещь для продажи, не является её собственником. Если он продаёт вещь, то он делает приобретателя со- собственником вещи. Посредник может оставить вещь за собой, уплатив контрагенту сумму оценки. Если ему удастся продать вещь дороже оценки, то излишек идёт в его пользу. Для того, чтобы понудить принявшего вещь для продажи или вернуть вещь, или уплатить сумму оценки, давался ACTIO DE AESTIMATO.

<< | >>
Источник: Е.А. СКРИПИЛЁВ. Основы римского црава. Конспект лекций. - 3-изд. - М.: ОСЬ-89. - 208 с.. 2003

Еще по теме Лекция 17 ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ:

  1. Отдельные виды обязательств
  2. Тема 7 Отдельные виды обязательств
  3. ЧАСТЬ II. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
  4. 3. Отдельные виды обязательств: мена; дарение; рента и пожизненное содержание с иждивением; аренда; наем жилого помещения
  5. 32. Понятие и виды обязательств. Возникновение обязательств.
  6. § 5. Отдельные виды наказания
  7. ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  8. Раздел VIII ОТДЕЛЬНЫЕ ВИДЫ ДОГОВОРОВ И КВАЗИКОНТРАКТЫ
  9. § 168. Отдельные виды квазиделиктов 594.
  10. Глава 3. Отдельные виды уголовно наказуемых деяний (Vollrausch; Wucher)