<<
>>

§1. Личные гарантии обязательства ( поручительство )

Личные гарантии обязательства устанавливаются в форме adpromissio — дополнительной стипуляции третьего лица, заключаемой одновременно с установлением основного обязательства. В соответствии со словами, произносимыми при установлении обязанности поручителя (conceptio verborum), различают три формы личной гарантии: sponsio, fidepromissio и fideiussio339.

Уже в постклассический период две первые формы отмерли, и в текстах юстиниановской компиляции все упоминания о sponsio и fidepromissio были заменены на fideiussio. Наши представления о формах поручительства опираются в основном на сведения, содержащиеся в “Институциях” Гая.

Предмет ответственности поручителя не может превышать объем основного обязательства: он может обязаться только in eadem или in leviorem causam (по тому же или по более легкому основанию), но не in duriorem (не по более обременительному), как в отношении размера предоставления, так и в отношении сроков и условий (Gai., 3,126). Обязанность поручителя зависит от самого существования основного обязательства: с его прекращением (исполнением или с наступлением невозможности исполнения) ответственность с гаранта, как правило, снимается.

С другой стороны, исполнение основного обязательства поручителем не ведет автоматически к возникновению на его стороне регрессного требования к основному должнику. Для этого между ними должно существовать отношение поручения (mandatum), тогда должник отвечает перед гарантом по actio mandati contraria (Gai., 3,127). Действия поручителя — при наличии необходимых реквизитов340 — могут трактоваться и как ведение чужих дел без поручения (negotiorum gestio), тогда должник отвечает перед гарантом, исполнившим обязательство за него, по actio negotiorum gestorum contraria.

Исторически первой формой личной гарантии является sponsio, которая представляет собой дополнительную стипуляцию третьего лица на пассивной стороне отношения, принимающего на себя ответственность за факт неисполнения обязательства основным должником341. Отличие этой формы от древнего гетерогенного обязательства состоит только в том, что теперь основной должник также несет ответственность. Гарантируя объективный факт — поведение третьего лица, sponsor отчасти принимает обязательство и на себя. Так, ничтожность основного обязательства (например, из-за того, что стипуляция была заключена женщиной или малолетним без auctoritas опекуна или на случай смерти кредитора — post mortem stipulatoris, — Gai, 3,119) не влечет за собой ничтожность sponsio. Sponsio недопустима при обязательствах in faciendo, имеющих своим объектом незаменимые вещи, то есть когда sponsor не мог бы исполнить предоставление самостоятельно. При наступлении невозможности исполнения, sponsor остается ответственным, хотя основной должник освобождается. В отличие от солидарного должника, sponsor несет ответственность даже в том случае, если невозможность исполнения наступает по вине основного должника. Первоначально sponsor не имел регрессного требования против основного должника, за которого он исполнил обязательство. В конце IV в. до н. э. lex Publilia предусмотрел право гаранта, уплатившего долг за основного должника (depensio), на manus iniectio pro iudicato для взыскания расходов.

В рамках процесса per formulas регрессное требование осуществлялось посредством actio depensi, при которой объем ответственности удваивался.

Наряду со sponsio, с III в. до н. э. появляется параллельная adpromissio (в отличие от sponsio, доступная перегринам) — fide- promissio, которая подобна sponsio в основных чертах. Существенным отличием является то, что на нее не распространяется режим регрессного требования, предусмотренный по lex Publilia, так как в ту эпоху fidepromissio еще не существовала. Дальнейшее законодательство распространяется и на fidepromissio.

В середине III в. lex Appuleia предусматривает регрессное требование гаранта, исполнившего основное обязательство, против других согарантов в соответствии с их долей, устанавливая своего рода товарищество между ними (“quandam societatem”, — Gai, 3,122)

. В конце II в. до н. э. lex Furia de sponsu ограничивает ответственность гарантов двумя годами, после чего они автоматически освобождались. Этот же закон устанавливает, чтобы при наличии нескольких гарантов каждый мог отвечать только в доле (beneficium divisionis). Последовавший вскоре закон Цицерея (lex Cicereia) допускал установление дополнительных гарантов даже по истечении некоторого времени с момента заключения основной стипуляции — adpromissio ex intervallo. При этом, развивая положение о долевой ответственности гарантов, закон обязывал кредитора прямо объявить (praedicere palam et declarare) размер долга и количество уже имеющихся гарантов. Права гарантов защищались посредством praeiudicium ex lege Cicereia — особого предварительного судебного разбирательства, в ходе которого гарант, доказавший ложность или отсутствие такого объявления со стороны кредитора, освобождался от ответственности (Gai., 3,123).

Наконец, при Сулле был принят закон (lex Cornelia), который запрещал принимать на себя гарантии по обязательствам в пользу одного кредитора больше чем на 20 тыс. сестерциев в год, так что поручитель, обязавшийся на большую сумму, отвечал только в объеме 20 тыс. (Gai., 3,124).

Этот закон распространялся и на третий вид личной гарантии — fideiussio, видимо, уже известный в это время. В отличие от sponsio и fidepromissio, ответственность по fideiussio переходит по наследству (Gai., 3,121). Lex Furia de sponsu не распространялся на fideiussio, и ответственность гаранта не имела временных ограничений (“perpetuo tenentur”, — Ibid.). Поручители этого типа всегда отвечают солидарно, только в первой половине II в. н. э. epistula Hadriani предусмотрела и в подобном случае beneficium divisionis (Ibid.). В связи с этим interpretatio iuris распространила и на fideiussio режим, предусмотренный по lex Cicereia (Gai., 3,123)

. Fideiussor мог потребовать, чтобы его ответственность по иску соответствовала его доле. При денежном долге, если поручитель был готов исполнить обязательство полностью, кредитор принуждался передать ему свои иски к остальным поручителям, назначив его заместителем в процессе (procurator in rem suam).

Iul., 89 dig., D. 46,1,17:

Fideiussoribus succurri solet, Принято содействовать поручи- ut stipulator compellatur ei, телям, так чтобы тому [из них], qui solidum solvere paratur кто готов уплатить долг в це- est, vendere ceterorum по- лом, стипулятор принуждался тіпа. продать свои требования к ос

тальным.

Юридические трудности, возникавшие при этом в связи с тем, что с исполнением основного обязательства иски кредитора погашались, преодолевались с помощью фикции, что поручитель лишь выкупает требования у кредитора (“...non enim solutum accepit, sed quodammodo nomen debitoris vendidit” — “...ведь [кредитор] не получил в качестве исполнения, а как бы продал требование должника”, — D.46,1,36). Эго право называется beneficium cedendarum ас- tionum — привилегия на уступку искового требования.

При Юстиниане, когда новирующий эффект litis contestatio был отменен (С.8,40,28 а.531), процесс против гаранта оставлял в силе требование к основному должнику. Beneficium cedendarum actionum стало нормальным правом любого поручителя (Nov. ,4,1 а.535).

Fideiussio допускалась не только при вербальных, но и при любых обязательствах342, даже натуральных (obligatio naturalis, — Gai, 3,119а), недействительных ни по ius civile, ни по ius honorarium. Однако при ничтожности основного обязательства fidei- ussor освобождался от ответственности; здесь выдерживается требование функциональной дополнительности, свойственное поручительству (“...horum obligatio accessio est principalis obligatio- nis” — “...их [гарантов] обязательство является дополнением к основному обязательству”, — Gai, 3,126).

При Юстиниане получает всеобщее распространение порядок, по которому поручитель отвечает лишь в пределах того, что кредитору не удалось взыскать с основного должника (beneficium excussionis, — Nov, 4,1): поручитель, привлеченный к ответственности, мог потребовать, чтобы прежде кредитор установил и привел в исполнение (“excussio” — “вытряхивание”) процесс против основного должника.

<< | >>
Источник: Дождев Д.В.. Римское частное право. Учебник для вузов. Д 61 Под редакцией члена-корр. РАН, профессора В. С. Нерсесянца. — М.: Издательская группа ИНФРА • М—НОРМА — 704 с.. 1996

Еще по теме §1. Личные гарантии обязательства ( поручительство ):

  1. § 5. Поручительство Статья 361. Договор поручительства
  2. Глава 7 Гарантии обязательства
  3. §2. Реальные гарантии обязательства
  4. Статья 367. Прекращение поручительства
  5. § 6. Банковская гарантия Статья 368. Понятие банковской гарантии
  6. 5.8. Общие положения об обязательствах и договорах Понятие и содержание обязательств
  7. § 97. Обязательства делимые и неделимые. Альтернативные обязательства 293.
  8. § 94. Обязательства, пользующиеся исковой защитой, и натуральные обязательства 283.
  9. 32. Понятие и виды обязательств. Возникновение обязательств.
  10. Банковская гарантия
  11. Личные библиотеки
  12. Глава 2. Гарантии риэлторской деятельности
  13. 6. Гарантии законности
  14. Статья 374. Представление требования по банковской гарантии
  15. 5. Гарантии прав человека и гражданина
  16. § 5. Личные права и обязанности супругов
  17. 4.5. Гарантии конституционных прав и свобод
  18. ГАРАНТИИ ПРАВА НА ПОИСК И ПОЛУЧЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ