<<
>>

8.2. Наследование по завещанию

Понятие наследования по завещанию. Завещание — одностороннее формальное гражданско-правовое распоряжение лица на случай его смерти, содержащее назначение наследника. Завещание — это односторонняя сделка, в которой выражалась воля завещателя о переходе после его смерти имущества другим лицам.

Для юридической силы завещания требовался ряд условий.

Прежде всего необходимо было соблюсти форму завещания. По цивильному праву воля завещателя должна быть выражена или в народном собрании, или путем обряда ма н ципации («посредством меди и весов»), или перед строем войска (завещание воина перед сражением). В поздний пери од империи стали применяться новые формы завещания, как публичные, так и частные. Публичные завещания сводились к занесению завещания в протокол суда, либо в протокол магистрата, либо к передаче письменно оформленного завещания в императорскую канцелярию. Частные завещания оформлялись в присутствии семи свидетелей. Они могли быть как письменными, так и устными. Существовала специальная форма завещания, оформляемая слепыми. Она требовала нотариального заверения.

Для действительности завещания требовалось, чтобы завещатель обладал активной завещательной способностью (testamenti factio activa), а наследник — пассивной завещательной способностью (testamenti factio passiva).

Активной завещательной способностью не обладали малолетние (лица женского пола моложе 12 лет и лица мужского пола моложе 14 лет), душевнобольные, расточители, подвластные, рабы, лица, осужденные за некоторые государственные преступления, и глухонемые. Женщины вначале не пользовались активной завещательной способностью. Однако со II в. н. э. они получили право завещать имущество с согласия опекуна. После прекращения опеки женщины получили право завещать имущество.

Пассивной завещательной способностью не пользовались перегрины, лица, лишенные чести, рабы и юридические лица.

Сыновья, обладавшие пекулием, могли распоряжаться по ловиной пекулия.

Государственные рабы могли распоряжаться половиной своего имущества. Если раб по завещанию освобождался из рабства, он мог наследовать имущество.

В период империи отдельные юридические лица в лице благотворительных коллегий и учреждений, городских общин и т. п. были наделены завещательной способностью. Исключение составляли лишь «деловые» корпорации. Так, в 169 г. до н. э. Закон Викония определил, что лица с имуществом в 100 тыс. сестерциев и выше не могут передавать имущество в наследство женщинам.

Цивильное право требовало указать в завещании наследника по имени. Ввиду этого цивильное право вначале не предусматривало наследование имущества лицами, зачатыми при жизни завещателя, но к моменту его смерти еще не родившимися (postumi). Позднее эти лица получили право наследовать имущество.

Необходимое наследование. В древнюю эпоху завещатель пользовался неограниченной свободой распоряжаться наследственным имуществом. Со временем отмечается ограничение завещательной свободы. Завещатель не должен был обходить молчанием своих непосредственно подвластных лиц. Он должен был или назначить их наследниками или лишить их наследства. В последнем случае не требовалось указания причин. Сыновья лишались наследства поименно.

Дочери и внуки могли быть исключены общей фразой. Уклонение от этой формальности по квиритскому праву в отношении сыновей делало завещание недействительным и открывало наследование по закону. При умолчании в отношении других лиц они призывались к наследованию вместе с теми, кто был указан в завещательном распоряжении. Последующее развитие наследственного права было связано с дальнейшим ограничением свободы завещательных распоряжений. Уже позднее в республиканский период завещатель был обязан завещать наиболее близким родственникам обязательную долю (portio debita). Завещания, в которых устранялись от наследования ближайшие наследники, стали признаваться судами недействительными.

Право на обязательную долю получили родственники по нисходящей и восходящей линии завещателя, а также его братья и сестры. Размер обязательной доли вначале определялся 1 / 4 части того, что данное лицо получило бы при наследовании по закону. В законодательстве Юстиниана размер обязательной доли стал равен 1 / 2 доли, причитающейся каждому наследнику по закону, если эта доля была меньше 1 / 4 всего наследства, и 1 / 3 законной доли, если она была больше 1 / 4 всего наследства.

Лишение кого-либо из наследников обязательной доли допускалось лишь в случаях, указанных в законе. К ним относились действия наследников, угрожавшие жизни отца, вступление наследников в брак вопреки воле родителей и др.

Завещанием возможно было назначить второго наследника, если первый по причине смерти или других обстоятельств не вступит в наследство. Это получило название «подназначение наследника», или «субституция» (substitutio). Субституция имела место также тогда, когда завещатель назначал наследника своему малолетнему по нисходящей линии, если тот, не достигнув совершеннолетия, умрет по причине болезни.

Завещание, составленное с соблюдением требований закона, могло быть признано не имеющим силы, если завещатель отказывался от него и составлял новое завещание, а также если завещание уничтожалось либо стало доступно посторонним до смерти завещателя. В период империи появилось два новых положения. В силу первого положения завещание утрачивало силу, если в течение 10 лет со дня его составления наследство не было открыто. Позже появилось правило, что через 10 лет после составления завещания оно может быть изменено в присутствии трех свидетелей.

Если завещание признавалось недействительным либо отсутствовало, наступало наследование по закону.

Содержание завещания. Официальным языком для составления завещания был латинский, с течением времени стало разрешаться составлять завещание также и на греческом языке.

Назначение наследников было необходимым элементом любого завещания (institutio heredis). Считалось, что это «caput etfun-damentum totius testamenti» — «начало и основание всего завещания». Наследники обозначались в самом начале завещания в торжествен ной форме («да будет такой-то наследником»), но с развитием преторского права стали допускаться более короткие и менее торжест венные фразы.

Во времена Августа появилась возможность упоминания наследника в специальном приложении («кодицилл») уже после составления завещания.

Подназначение наследников допускалось и могло осуществляться следующими способами:

— обычное подназначение (substitution vulgaris) — обозначение в завещании «запасного» наследника на случай, если основной умрет или откажется от наследства. Возможно, было и назначение третьего наследника уже на случай непринятия наследства вторым наследником. Первоначально второй наследник получал только имущество наследодателя, а распоряжения (например, по предоставлению легатов) сохранялись за первым наследником. Однако законодательно была установлена обязанность подназначенного наследника принять на себя и обязательства основного наследника;

— подназначение малолетнему (substitution pupillaris) — указание следующего наследника на случай, если унаследовавший имущество малолетний умрет, не успев составить завещания (т. е. умрет до своего совершеннолетия). Такое лицо называлось «наследником малолетнего» и наследовало не напрямую после наследодателя, а уже после малолетнего.

Наследники должны были обладать пассивной завещательной правоспособностью.

Разрешалось указывать в завещании не все имущество завещателя, а только его часть.

Завещатель мог возложить на наследника выполнение каких-то обязанностей (реальное выполнение их наследником обеспечивалось только административно: по римским правилам ставший наследником остается наследником навсегда, условная отмена наследника или установление наследника «на период» или «после истечения какого-то срока» не допускались, такие условия считались ненаписанными). Сделанные в завещании указания не должны были быть аморальными или противоправными. В этом случае они игнорировались. В форме распоряжений назначались опекуны и попечители, давались указания об освобождении рабов после смерти завещателя и др.

Формы завещания. По свидетельству Га я (gai. 2. 100), в древнейшем праве существовали две формы завещания. Обе формы были выражением воли наследодателя перед рим ским народом. Однако порядок совершения этих двух видов завещания, так же как и условия, в которых они совершались, были различны.

1. Публичный акт гласного завещания совершалось в народном собрании по куриям, которое созывалось для этого два раза в год. Завещатель устно выражал свою волю, т. е. прежде всего назначал себе наследника, а кроме того, мог распорядиться о выдаче наследником легатов, мог назначить опекуна жене и несовершеннолетним детям и т. п., а затем обращался к народу с просьбой, например: так я передаю имущество, отказываю, завещаю, и вы, квириты, засвидетельствуйте это. В более позднее время это обращение к народу и самое участие народа в совершении завещания стали простой формальностью.

2. Второй формой древнейшего завещания было завещание in procinctu (по словам Гая, procinctus есть готовое к походу вооруженное войско — expeditus et armatus exercitus) (Gai. 2. 101).

Обе древнейшие формы завещания имели ряд недостатков: во-первых, обе формы неизбежно влекли за собой гласность завещательных распоряжений, которая не всегда соответствовала интересам завещателя; во-вторых завещание comitiis calatis могло совершаться только дважды в году в определенные дни, а завещание in procinctu было недоступно лицам, не входившим в состав войска, в частности старикам и больным, т. е. тем, кто был особенно заинтересован в совершении завещаний.

Практика нашла способ удовлетворить соответствующие интересы, использовав здесь, как и в ряде других случаев, манципацию. Завещатель передавал посредством манципации все свое имущество доверенному лицу (familiae emptor), который обязывался выполнить распоряжения, делавшиеся тут же завещателем. Держа в руках слиток металла, в присутствии пяти свидетелей, казначея и доверенного лица произносил формулу манципации, приспособленную для данного случая. После этого он передавал слиток завещателю, а затем завещатель излагал свои распоряжения и обращался к свидетелям с просьбой, подобной той, с какой завещатель обращался к народу в народном собрании. Устные распоряжения завещателя составляли торжественное обещание и присоединялись к манципации.

Эта форма завещания могла быть использована в любое время. Но, как и древнейшие формы завещания, она делала его гласным. Чтобы избежать этого недостатка, была введена письменная форма завещания: после совершения манципации завещатель передавал доверенному лицу навощенные таблички (tabulae testamenti), на которых была изложена воля завещателя, и говорил: «Как написано в этих навощенных табличках, так я и распоряжаюсь». Вслед за этим таблички завязывались шнурком и скреплялись печатями и подписями как завещателя, так и всех присутствующих при совершении акта семи лиц: доверенного лица, пяти свидетелей и казначея.

Наряду с описанными формами частного завещания в период домината появились публичные формы завещания: завещание, заявленное перед судом (testamentum apud acta conditum), и завещание, передававшееся на хранение императору (testamentum principi oblatum).

Помимо общих существовали и специальные формы завещания, сложные для одних особых случаев и упрощенные — для других. Так, например, завещания слепых совершались не иначе как с участием нотариуса. Во время эпидемии допускалось отступление от правила (unitas actus), в частности, в отношении одновременного присутствия всех участвующих в совершении завещания лиц. Завещание, которое содержало только распределение имущества между детьми завещателя, не требовало подписей свидетелей. Наконец, вследствие «крайней неопытности» в делах было вовсе свободно от форм завещание солдат (testamentum militis).

Завещательная правоспособность. Завещательная правоспособность — это способность составлять завещания, а также способность выступать в качестве наследника по завещанию. Завещательная правоспособность была активной и пассивной.

Активная завещательная правоспособность — это способность составлять завещания. Она предполагала по общему правилу наличие общей правоспособности в области имущественных отношений. Однако государственные рабы имели право распоряжаться по завещанию половиной своего имущества. В то же время самые формы завещаний делали их недоступными для всех тех, кто не принимал участия в народных собраниях или не нес воинской службы: для несовершеннолетних, для женщин и т. д. Но для женщин было установлено особое правило: женщины, даже правоспособные, были до II в. н. э. вовсе лишены права совершать завещания. Во II в. им было предоставлено право совершать завещания с согласия опекуна. С отпадением опеки над женщинами они приобрели полную активную завещательную правоспособность.

Пассивная завещательная правоспособность — это способность быть наследником, легатарием, опекуном по завещанию. Пассивная завещательная правоспособность также не совпадала с общей. Прежде всего можно было составить завещание в пользу раба, своего или чужого. Если раб был назначен наследником в завещании господина, то такое назначение должно было сопровождаться, а позднее предполагалось неразрывно связанным с освобождением раба, который в то же время не имел права не принять наследства. Он становился необходимым наследником (heres necessarius).

Если раб был до открытия наследства отчужден господином, он принимал наследство по приказу нового собственника, который и становился приобретателем этого наследства. Если раб был к моменту открытия наследства освобожден из рабства, он являлся наследником в собственном смысле слова и был вправе принять наследство или отречься от него. Таким образом, пассивная завещательная правоспособность рабов служила прежде всего интересам рабовладельцев: в одних случаях она давала господину необходимого наследника, т. е. лицо, которое обязано было принять на себя ответственность по долгам наследодателя, в других случаях она ставила господина в такое же положение, как если бы он сам был назначен наследником. Единственным случаем, в котором пассивная завещательная правоспособность служила непосредственно интересам раба, был случай, когда раб был до открытия наследства освобожден от рабства: в этом случае он оставался наследником и был вправе по своему усмотрению принять наследство или отречься от него.

По плебисциту lex Voconia (169 г. до н. э.) воспрещено было назначение женщин, кроме весталок, наследницами граждан, внесенных в ценз в качестве обладателей имущества стоимостью в 100 тыс. сестерциев и выше. Это была мера, направленная против расточительности со стороны женщин высших общественных слоев. С отпадением ценза эта мера утратила практическое значение.

Существенное значение имело действовавшее долгое время запрещение назначать наследниками не вполне определенных лиц (incertae personae), с чем связывалось запрещение назначать наследниками лиц, еще не зачатых к моменту составления завещания (postumi). Однако и цивильное право допустило в дальнейшем назначение наследниками всех могущих родиться детей наследодателя (sui postumi), а преторское право признало законным и назначение наследником младшего, не находящегося в родстве.

По тем же соображениям не допускалось назначение наследниками тех объединений, которые представляли собой в Риме зачатки юридических лиц, за которыми лишь в отдельных случаях была признана пассивная завещательная правоспособность.

<< | >>
Источник: О. М. Пашаева, Т. Г. Васильева. Римское право: конспект лекций. 2007

Еще по теме 8.2. Наследование по завещанию:

  1. Глава 19 НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАВЕЩАНИЮ
  2. Глава 62. НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАВЕЩАНИЮ
  3. § 3. Наследование по завещанию
  4. § 2. Наследование по завещанию
  5. §6. Наследование по завещанию (successio testamentaria)
  6. Статья 1127. Завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным завещаниям
  7. Статья 1119. Свобода завещания
  8. Статья 1130. Отмена и изменение завещания
  9. Статья 1132. Толкование завещания
  10. Статья 1131. Недействительность завещания
  11. § 78. Понятие и формы завещания
  12.    «Завещание» Распутина
  13. Статья 1126. Закрытое завещание
  14. Статья 1134. Исполнитель завещания
  15. Статья 1123. Тайна завещания
  16. Статья 1121. Назначение и подназначение наследника в завещании
  17. §1. Отказы по завещанию (legata)