<<
>>

§ 1. Предмет курса: история становления и современность

Предметом курса римского частного права является правовая система, сложившаяся в древнем Риме и регулировавшая отношения между частными лицами в пределах Римской державы. Определение круга институтов, входящих в понятие римского частного права, основывается на представлениях самих римлян, с учетом тех изменений, которые произошли с римской правовой системой еще в античности.

Сегодня понятие частного права противопоставляется публичному праву, но древние римляне рассматривали правовую систему в синкретичном единстве, выделяя различные аспекты юридических институтов в зависимости от той социальной роли, в которой выступали субъекты правоотношений, и от того, какой общественный авторитет обеспечивал нормативный характер типичных связей между людьми.

Если речь шла об отношениях между отдельными (privatus, от “privus” — “лишенный”, “отделенный”) лицами, отстаивавшими свои индивидуальные или семейные интересы, то такие отношения трактовались как частные, а формализованная воля субъектов, определявшая режим их связей, считалась частным законом — lex private. Если же отношение затрагивало интересы римского народа квиритов (populus Romanus Quiritium) как целого, то оно рассматривалось с точки зрения публичных интересов, а его нормативной основой выступала формализованная воля всего народа — lex publica (публичный закон).

При этом строго национальное по составу участников право римской гражданской общины (civitas) — ius civile — было для римлян квиритским и обозначало общеобязательные и публично значимые (в смысле lex publica) правовые основы и пределы для частноправовых отношений.

Эта нормативная система включала правила нормообразова- ния, религиозные порядки, ритуалы, режим деятельности общенародных органов управления — сената и магистратур, формы судебной защиты правомерных притязаний, принципы отношений с иностранцами (перегринами), правила перемены статуса лиц, нормы определения римского гражданства и заключения брака, устойчивые формы имущественных отношений между граждана-

ми как при их жизни (вещное и обязательственное право), так и после смерти (наследственное право).

В начале II в. до н. э. знатоки права (iuris prudentes, отсюда “юриспруденция”) стали предпринимать попытки классификации правил поведения, принятого среди “добрых римлян”, и систематического осмысления всего нормативного опыта своего народа. В конце II в. до н. э. Квинт Муций Сцевола написал первое упорядоченное изложение римского права —“Ius civile”. Создание этого труда знаменует возникновение европейской юридической науки. Его содержание было ориентировано на отношения между частными лицами; наиболее глубоко и детально были разработаны вопросы наследственного права, права лиц и обязательства. В дальнейшем римские юристы все более сосредоточивались на изучении имущественных и семейных отношений лиц с разными статусами, то есть на разработке проблем гражданского права в понимании, близком к современному. При этом особое внимание уделялось формам судебной защиты прав, которая была в ту эпоху самым ярким воплощением автономии индивида.

На языке современных юридических дисциплин эту сферу можно описать как частное (гражданское) и коммерческое (торговое) право, а также гражданский процесс. Центральное и автономное положение участника правового общения выразилось в римском праве в принципе частной инициативы в установлении судебного процесса, самостоятельном сборе доказательств и ведении защиты (диспози- тивности).

Даже тяжкие правонарушения (преступления) сначала преследовались без вмешательства публичной власти. Со временем преступления стали отличать от частноправовых правонарушений — деликтов, которые, однако, по-прежнему включались в гражданское право как особый источник обязательств.

Анализируя казус за казусом с позиций соответствия устойчивым нормам ius civile и представлениям о добре и справедливости, римские юристы разработали разнообразные формы удовлетворения и согласования индивидуальных интересов, выработали практически все мыслимые правовые институты и создали язык права, способный выразить тончайшие аспекты волеопределения и правоотношений. Казуистический метод опирался на глубокую теоретическую и философскую подготовку римских правоведов.

Римская юриспруденция в разработке правовой системы ориентировалась на принципы взаимного признания субъектов гражданского оборота, исключительности контроля каждого лица над его имуществом, эквивалентности предоставлений при обмене товарами и услугами, свободы волеопределения в соответствии с мерой допущенного поведения, установившейся в обществе. Уль- пиан, юрист III в. н. э., приводит такое обобщение (Ulp., 1 г eg.,

D.1,1,10,1):

Iuris praecepta sunt haec: Предписания права таковы: жить honeste vivere, alterum non честно, не вредить другому, предо- laedere, suum cuique tribuere. ставлять каждому свое.

Указанные принципы восходят к стоической философии. Они лежат в основе естественно-правового учения о праве Нового времени. Эта методологическая установка делала римское право открытым для других народов, которые постепенно попадали в сферу политического влияния Рима. Многие римские правовые принципы и формы стали мыслиться как общие всем народам (ius gentium), как универсальные и данные самой природой (ius naturale) и в таком виде систематизировались и конкретизировались римской правовой наукой. Несмотря на значительный культурный потенциал многих провинций Римской империи, правовые традиции греков, египтян, евреев и других не отличались совершенством юридических конструкций и глубиной научной разработки. В начале нашей эры римское право стало основной правовой системой обширной цивилизации Средиземноморья — практически всей обитаемой тогда Европы, Передней Азии и Северной Африки.

С распадом Империи многие варварские вожди (короли), установившие свою власть в западной части римского государства, продолжали применять к романизированому населению своих королевств римские нормы в соответствии с принципом персо- нальности права. Однако наследники римлян к тому времени уже многое утратили из правового опыта своих предков.

В адекватном виде достижения римского правового развития были зафиксированы на Востоке Империи в VI в. в кодификации императора Юстиниана, которая дала новую жизнь римскому праву. Сначала сам Юстиниан после успешных войн с варварами принес свои законы на земли Италии, Испании и Африки. Это вторжение не дало значительных результатов, но заронило зерна будущего возрождения юридической науки в Западной Европе. В Византии тексты юстиниановской кодификации продолжали изучаться и комментироваться. Византийское право оказало заметное влияние на правовую культуру православных народов, но не получило там развития из-за политических и национальных катастроф, постигших Восточную Европу в XIII—XV вв. Сама Византия в 1453 г. прекратила свое существование.

Вторичное открытие римского права в Европе заложило традицию его научного изучения как основы юридической рефлексии и теоретических обобщений.

Тысячелетнее развитие романистики привело к постепенному утверждению методологических принципов научной и преподавательской работы с римским правовым материалом.

В Италии в конце XI в., когда вновь пробуждается интерес к античной культуре, тексты юстиниановской кодификации привлекают к себе внимание специалистов. Авторитет имперской идеи, унаследованной от Рима и поддерживаемой католической церко- Bbjo, весьма располагал к восприятию римского права в качестве общей основы и критерия права в политически раздробленной Европе. Потребность в тонком юридическом инструменте особенно ощущалась в южной части Франции (Прованс) и северной Италии — наиболее развитых в экономическом, торговом и культурном отношении областях Западного мира. В этом историческом контексте и состоялось новое открытие римского права. В Болонье сложилось объединение лиц, усердно изучавших (studentes) правовое наследие Рима. Вскоре они оформили свой союз, дав ему латинское название автономной корпорации — universitas. Университетское образование постепенно распространилось по Европе, а вместе с ним — и юридическое знание.

Болонская школа направила свои усилия на чтение и понимание текстов юстиниановской кодификации, в основном Дигест (или Пандектов: по-гречески — “полное собрание”) — собрания выдержек из сочинений римских юристов. Это поколение романистов, начиная с главы болонской школы Ирнерия, называют глоссаторами, поскольку они составляли краткие пояснения к текстам (обычно на полях изучаемых книг) — глоссы. Итогом их двухвековой деятельности явилась многотомная “Большая глосса” (Glossa Magna), которая остается основой для понимания римских юридических текстов. Следующее поколение романистов именуют комментаторами, поскольку их пояснения к текстам были более пространными и иногда получали тематически организованный, проблемный вид. Так в XIV—XV вв. вслед за юридическим образованием возрождается юридическая наука.

Выпускники университетов становились судьями, нотариусами, адвокатами, и римское право в католических странах постепенно превращалось в универсальную правовую систему, действующую наряду с законами суверенов и местными обычаями. Это явление восприятия и усвоения римского правового наследия в качестве действующего права — рецепция римского права — характерно для всей континентальной Европы (и Шотландии). Только священнослужители остались не охвачены этой нормативной системой, создав особое каноническое право. По аналогии со Сводом канонического права — Corpus Iuris Canonici — Свод римского права, состоявший из подлинных текстов кодификации

Юстиниана, в конце XVI в. стали называть Corpus Iuris Civilis. В это время в Париже творил величайший комментатор Куяций (Cuiacius). При его участии извлекаются из пыли библиотек и публикуются ранее неизвестные фрагменты римских юридических произведений, не вошедших в Дигесты.

Французские романисты были по преимуществу цивилистами. Публичное право и политическая наука, учение о наказаниях (уголовное право), наука об отношениях между государствами (международное право), финансовая и налоговая политика развивались на другой основе и выделились в самостоятельные отрасли знания. Успехи юриспруденции во Франции во многом определялись политическим единством страны. Глубокие социальные перемены конца XVIII в. под естественно-правовым лозунгом “Свобода, равенство, братство” получили выражение в первом буржуазном Гражданском кодексе (Code Civil) 1804 г., в котором римские правовые формы наполнились новым содержанием. Утверждение Кодекса Наполеона во многих европейских странах (а в дальнейшем — ив зависимых от них колониях) означало распространение и усвоение на новом уровне римского частного права.

В германских странах потребность в кодификации гражданского права совпала с возрождением национального самосознания, которое стало предпосылкой политического развития немецкого народа в XIX в. Следуя призыву К. Ф. Савиньи изучать дух народа для правильного его выражения в правовых нормах, немецкие юристы исторической школы права занялись изучением римского права в его развитии. Немецкий романтизм стал не менее благодатной почвой для качественного прогресса юридической науки, чем итальянское Возрождение, французское барокко и рационализм. В 1811 г. крупнейший историк древнего Рима Б. Г. Нибур обнаружил в Вероне рукопись “Институций” Гая — популярнейшего в античности учебника римского права, единственное классическое юридическое сочинение, дошедшее до нашего времени целиком. Этот памятник полноценно вошел в научный оборот только в середине XIX в. С ним связано становление современной романистики.

Немецкие юристы XIX в. внесли неоценимый вклад в разработку догмы — юридико-аналитической части — римского права. Изучение римских юридических институтов было для них практической необходимостью, так как римское право оставалось в Германии действующим правом. Именно немецкие романисты (Глюк, Барон, Бринц, Виндшайд, Дернбург), оставившие в наследие мировой науке многотомные курсы “Пандектов” (почему это направление и называют пандектистикой), создали современную теорию частного права. Их усилия воплотились в создании одного из самых совершенных гражданских кодексов — Германского гражданского уложения (Burgerliches Gesetzbuch), вступившего в силу в объединенной Германской империи 1 января 1900 г.

Таким образом, накануне XX в. для европейских юристов римское право стало представлять интерес не как действующее право, а в качестве объекта для его собственно исторического изучения. Первые шаги в этой области оказались, однако, отнюдь не конструктивными. Переход к национальным правовым системам и юридическому языку стимулировал критическое отношение к текстам римского права, которые за их многовековую историю подверглись значительной переработке. В поисках классического канона — некоей совершенной системы, искаженной в ходе переработки и адаптации к условиям поздней античности, — романисты начала XX в. воспроизводили методологически несостоятельный подход к римскому праву как к ratio scripta (писаному разуму), господствовавший в эпоху Возрождения. Все положения, нарушавшие искомую стройность системы, были объявлены позднейшими вставками — интерполяциями, выполненными как при составлении кодификации Юстиниана, так и до нее. Началась охота за интерполяциями (Interpola- tionenjagd), грозившая разрушить текстовую основу наших знаний о римском праве.

Уже в те годы некоторые ведущие романисты Италии и Германии пытались защищать классическое наследие от безудержной критики, но их усилия были лишены системы. Только в 60-е гг. XX в. ученые пришли к выводу, что римские юристы обладали значительной автономией суждений и смысловые расхождения в дошедших до нас текстах суть не что иное как отражение живых споров по правовым вопросам, которые пронизывают всю историю римской юриспруденции. Новое понимание ius civile как ins controversum (права, по которому возможны и существуют разногласия среди знатоков) вело не только к признанию подлинности подавляющего большинства текстов римских юристов, но и к адекватному методу исторического изучения римского права. Контроверзы среди юристов-классиков подчас говорят о римских правовых институтах больше, чем свободные от сомнений, абстрактные правила и определения, которые в основном были выработаны в средние века. Отход от прежних идеализированных представлений открывал дорогу к изучению живого и естественного развития римской правовой системы в целом.

Эта методология обладает значительным дидактическим потенциалом и весьма значима для преподавания римского права и юридического образования в целом. Римское право должно изучаться не только как основа современных правовых систем, но и как ценнейший опыт правового развития с присущими ему реальными трудностями, противоречиями и достижениями, зафиксированный на протяжении уникально длительного отрезка времени в рамках единого политического образования, каким является Римское государство. Для полноценного юридического образования важно усвоить не отдельные формулы или нормы, а вникнуть в сам процесс становления и эволюции права, стать свидетелем того, как юридические институты и конструкции выражают все новые интересы, оформляют самые разнообразные отношения, обеспечивая при возможно полном и адекватном признании воли каждого участника оборота их независимость друг от друга. Предлагая равную для всех форму согласования интересов, право защищает автономное положение в обществе отдельных индивидов, способствует признанию и утверждению самостоятельной ценности каждой личности.

Это постоянное взаимодействие общей формы и противоречивых индивидуальных интересов, искусство поиска адекватной юридической конструкции и ее умелого приспособления к самым разнообразным ситуациям, отраженные в текстах римских юристов, привлекают к римскому правовому наследию все новые и новые поколения ученых.

Римское частное право интенсивно изучается сегодня во всем мире. Даже в Британии, которая, как и ее бывшие колонии в Северной Америке, Океании, Южной Азии, Африке, не знала рецепции римского права, существует прочная и богатая традиция романистики. Пробуждается интерес к римскому частному праву в Китае. Между тем прикладного значения римское право давно не имеет: только в Южной Африке оно сохранилось как субсидиарный нормативный источник, восполняя пробелы в действующем праве. В странах Западной Европы римское частное право рассматривается как возможная нормативная основа для унификации гражданского и торгового законодательства. Эти тенденции отражают традиционное единство профессиональной подготовки и юридического языка участников европейского интеграционного процесса.

Римское частное право сегодня — это неотъемлемая методологическая база профессионального юридического образования, основа для понимания центральных отраслей права и сравнительного правоведения, дидактическое поле для становления юридического языка и юридического мышления. Изучение римской юридической терминологии и той социальной реальности, которую она обозначала в различные эпохи, существенно расширяет кругозор юриста и придает стереоскопичность взгляду на правовую форму, закладывая базу для творческого отношения к юридическим конструкциям в практической работе.

<< | >>
Источник: Дождев Д.В.. Римское частное право. Учебник для вузов. Д 61 Под редакцией члена-корр. РАН, профессора В. С. Нерсесянца. — М.: Издательская группа ИНФРА • М—НОРМА — 704 с.. 1996

Еще по теме § 1. Предмет курса: история становления и современность:

  1. Вопрос 1. Предмет, метод курса "История России"
  2. ПРЕДМЕТ И ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ ЭТИКИ
  3. ГЛАВА 1.1. Задачи учебного предмета химии. Система содержания и построения школьного курса химии в свете современных дидактических требований
  4. Глава 2. История становления и современное состояние политической психологии
  5. Занятие второе ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ СМИ ФРАНЦИИ (2 часа) 1.
  6. Занятие третье ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ СМИ ГЕРМАНИИ (2 часа) 1.
  7. Занятие пятое 1. ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ СМИ ИТАЛИИ, ИСПАНИИ (2 часа) 1.
  8. Занятие четвертое ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ СМИ АВСТРИИ, ШВЕЙЦАРИИ (2 часа) 1.
  9. Занятие шестое ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И СОВРЕМЕННЫЕ СМИ СКАНДИНАВСКИХ СТРАН (2 часа) 1.
  10. Раздел 1. Предмет, содержание и задачи курса «Культурология»