<<
>>

Преторская собственность.

Новым в римском праве стало хорошо известное старое, но получившее иной смысл и значение. С помощью традиции (traditio) вещь передавалась и закреплялась в имуществе приобретателя (in boms), почему и стала называться бонитарной собственностью.
Приобретение защищалось властью претора “ отсюда и ее название преторская собственность. Принцип «доброй совести» (bona fides) приобрел правотворческое значение и стал использоваться для обоснования права на приобретенную вещь как на собственность.

С появлением преторской собственности преодолеваются черты былой коллективности и скованности права собственности, получает яркое выражение индивидуализм римского классического права.

Преторская собственность возникла и утвердилась в деятельности претора из необходимости регулировать развитые товарно-денежные отношения. Как уже говорилось, приобретение собственности по квиритскому праву было осложнено сохранением известных прав на нее за всей римской общиной, за семьей, обязательностью совершения обряда манципации. Эти постановления старого права не могли быть отменены, так как квиритское право почиталось священным и неприкосновенным. Вот почему рядом с квиритской собственностью, не отменяя ее, возникает новый вид собственности, свободный от ограничений старого права.

Преторская собственность возникала, например, когда вещи res mancipi приобретались без соблюдения формальностей или не гражданином Рима. Такие сделки не признавались квиритским правом, и соответственно квиритское право собственности не переходило от продавца к покупателю. На этом основании недобросовестный продавец мог потребовать возвращения ему проданного имущества. Если же такой продавец обращался с соответствующей просьбой к претору, то последний выяснял действительную волю сторон при заключении сделки, игнорировал факт несоблюдения формальностей и, руководствуясь принципом «доброй совести», средствами своей власти защищал право покупателя, в частности отказывал продавцу в выдаче формулы иска, необходимой для судебной защиты его квиритского права.

Преторской собственностью было также имущество, полученное по наследству эмансипированным сыном (ранее в особом порядке освободившимся от власти отца). По квиритскому праву эмансипированный сын терял право на наследство своего отца, но претор признавал за ним такое право.

Разновидностью преторской собственности была и провинциальная собственность. Завоеванные земли искони считались принадлежащими Риму, государственной собственностью. Однако бывшие собственники нередко по-прежнему обладали своими землями. Их право на землю, как и право римлян, захвативших земельные участки на завоеванных территориях, стало защищаться преторским правом. Утверждение наиболее абсолютного права индивидуальной частной собственности происходило также при постепенном разложении семейной собственности и проявлялось, например, в расширении права завещательного распоряжения, расширении имущественных прав женщины, все более частом предоставлении взрослым детям имущественной самостоятельности.

С образованием преторской собственности, ее укреплением в Риме возникает дуализм квиритской и преторской собственности - параллельное существование двух видов собственности. Однако при наличии у разных лиц квиритского и преторского права на одну и ту же вещь квиритский собственник перед лицом претора и преторского права вскоре убеждался в своем юридическом бессилии. Квиритский собственник не получал от претора формулы иска, обеспечивавшей судебную защиту его права, которое тем самым становилось «голым правом» (nudum ius). Формально-юридически преторская собственность не считалась собственностью, но фактически была таковой, даже имела преимущество перед квиритской собственностью.

Итак, бонитарной, преторской собственностью называется сложившееся в развитом, классическом римском праве неформальное добросовестное приобретение, защищаемое претором как действительная собственность.

Становление преторской собственности можно признать столь же значительным явлением в вещном праве, каким в государственном праве был переход от республики к монархии (империи).

Данное сравнение, несмотря на его условность, представляется необходимым ввиду имеющегося в литературе отрицания бонитарной собственности28. Термин «бонитарная собственность» заменяется другим - «бонитарное обладание», что смазывает важнейший рубеж в развитии права собственности - становление наиболее абсолютного права частной собственности. «Бонитарное обладание» характеризуется как «категория временная и преходящая» - такое обладание лишь по истечении срока приобретательной давности (usucapio) становилось полноценной квиритской собственностью. На этом основании утверждается наличие в Риме лишь квиритского (цивильного) права собственности. Обосновывая данное утверждение, отмечается, что только «школьный юрист» Гай единожды упоминает о «двойном господстве», о «двойной собственности»:

«но впоследствии принято такое деление собственности, что один мог быть собственником вещи по праву квиритов, а другой иметь ее в имуществе» (Гай. 9. 54).

И лишь в VI в. византийским юристом Феофилом словосочетание «бонитарная собственность» вводится в обращение. В литературе последнего времени можно прочесть: «...бонитарная собственность переходила в квиритскую через приобретательную давность, так что преторская собственность в конце концов являлась промежуточной на пути к квиритской»29.

Все это так. Можно, например, согласиться, что термин «бонитар- ная собственность» несет в себе элемент модернизации, подобной вещному и обязательственному праву. Но такая модернизация, как более позднее или современное осознание прошлого, вполне позволительна для юриста. В признании бонитарной собственности или ее отрицании, пожалуй, наиболее ярко проступает различие подходов историка и юриста - разная мера исторического и логического ~ к осознанию римского права. Юрист выделяет особенное, исключительное, крупное (и закономерное), тогда как историк более стремится передать наблюдаемое во всей полноте деталей и частностей. Юрист, отдавая должное всей сумме знания, стараясь лучше понять свое время, выделяет в экзотике прошлого правовые явления, составляющие процесс движения права к его современному состоянию. Понимание преторской собственности в качестве главной черты римского классического права означает применение не узко специального (конкретно-исторического) анализа, а комплексный подход к изучаемому объекту (с учетом и практики реализации правовых установлений). Подобное в государственном праве Рима при оценке раннего принципата ведет к признанию его монархией (империей); в гражданском праве преторскую собственность следует считать действительной собственностью. Как иначе объяснить, что при столкновении прав квиритского и преторского собственников преимущество отдавалось последнему, а право квиритского собственника становилось «голым»?

С преторской собственностью в Риме устанавливается индивидуальная частная собственность как исключительное правовое господство лица над вещью. Принципиальная позиция римских юристов - собственник может делать со своей вещью все, не запрещенное законом. Такое состояние права собственности отражает определенный уровень его развития, во многом сходный с правом собственности в Кодексе Наполеона (сравни: ст. 544 «Собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом...»).

В классическом римском праве не сложилось единое общее понятие права частной собственности, подобное понятию частной собственности в классическом буржуазном праве. Но по сравнению с состоянием права собственности в странах Древнего Востока и в феодальном мире в Риме действительно устанавливается наиболее неограниченное (наиболее полное) право частной собственности.

f-

со

Для обозначения права частной собственности в Риме первоначально использовался термин доминии (dominium), а с III в. - приетас (proprietas). Проприетас включал в себя право обладания

(ius possidendi) - «держать вещь в своих руках». Обладание во многом совпадало с владением (possessio) (но последнее существовало и в качестве самостоятельного правового института). Кроме того, про- приетас включал в себя право пользования (uti) - извлечение из вещи ее полезных свойств, ее хозяйственное использование, а также право распоряжения (abuti) - решать судьбу вещи.

Таким образом, право собственности в Риме, как и в отечественном праве, включало в себя все три правомочия собственника: право владеть, пользоваться, распоряжаться.

Наиболее неограниченное право частной собственности в римском праве не следует понимать в смысле полного отсутствия стеснений. Такие стеснения частной собственности продолжали существовать, отчасти возникали вновь. Так же и в этой области закономерность выступает как тенденция. Например, представление о полном разложении к концу Республики и в ранней Империи семейной собственности и фамилии несколько преувеличено. В сознании римлян все еще сохранялись (или снова утверждаются) представления о первичности, приоритете прав гражданской общины, разросшейся до масштабов огромной державы, на всю совокупность имуществ и, в частности, на землю30.

Римскому праву было знакомо понятие общей собственности - кондоминиум (condominium). Имущество могло находиться в собственности нескольких лиц, каждому из которых принадлежала доля в общей собственности. Владение и пользование осуществлялись ими совместно, полученные доходы делились пропорционально долям. Каждый из собственников мог требовать раздела общей собственности с выделением своей доли.

<< | >>
Источник: Косарев А.И.. Римское частное право Учебник - Москва Юриспруденция. - 192 c. 2007

Еще по теме Преторская собственность.:

  1. Преторское право (ius praetorium)8.
  2. § 8. Эдикты магистратов и преторское право 20.
  3. §4. Наследование по преторскому праву (bonorum possessio)
  4. 2.2. Виды и средства преторской защиты
  5. § 3. Прецедентный характер преторского права
  6. § 2. Формы и содержание преторского права
  7. § 149. Преторские соглашения (pacta praetoria)
  8. 31. Понятие и содержание права собственности. Норма и виды собственности.
  9. § 1. Преторское право как выражение идей судебного правотворчества в Древнем Риме
  10. Статья 288. Собственность на жилое помещение Статья 289. Квартира как объект права собственности Статья 290. Общее имущество собственников квартир в многоквартирном доме
  11. Власть и собственность: феномен властисобственности