<<
>>

§2. Процессуальное представительство

На стадии in iure стороны могли выставить заместителей. Известно два вида процессуальных представителей: cognitor и procurator ad litem. О назначении когнитора противнику сообщалось посредством одностороннего акта — datio cognitoris (Gai., 4,83).

Когнитор вел дело от своего имени, поэтому использовалась формула с перестановкой лиц: в intentio упоминалось имя представляемого (dominus litis), тогда как condemnatio обращалась на когнитора. Например, если вместо П.Мзвия процесс вел Л.Тиций, формула иска с intentio certa будет такой (Gai., 4,86):

SI PARET NumNum P.ME- ЕСЛИ ВЫЯСНИТСЯ, ЧТО Н.НЕ- VIO SESTERTIUM X MILIA ГИДИЙ ДОЛЖЕН ДАТЬ 10 ТЫСЯЧ DARE OPORTERE, IUDEX, СЕСТЕРЦИЕВ П.МЭВИЮ, СУДЬЯ, Numjvum L.TITIO SESTER- ОСУДИ Н.НЕГИДИЯ НА 10 ТЫСЯЧ TIUM X MILIA CONDEMNA, СЕСТЕРЦИЕВ В ПОЛЬЗУ Л.ТИ- SI NON PARET ABSOLVE. ЦИЯ, ЕСЛИ НЕ ВЫЯСНИТСЯ, ОПРАВДАЙ.

Если когнитор выступал на стороне ответчика, то в intentio упоминалось имя dominus litis, а в condemnatio присуждению подвергался когнитор (Gai., 4,87). Datio cognitoris новировало требование, поэтому если когнитор представлял истца, то его требование все равно погашалось посредством litis contestatio. В приговоре указывалось имя когнитора, и actio iudicati давалась ему или против него (если он представлял ответчика). Претор, однако, давал представляемому (или против него) иск, аналогичный иску из судебного решения, — actio iudicati utilis.

Прокуратором в процессе мог быть управляющий всем имуществом представляемого (procurator omnium bonorum), а мог быть специально назначенный по воле dominus litis (посредством iussum — приказа или mandatum — поручения) заместитель (procurator ad litem). О назначении прокуратора противнику не сообщалось (Gai., 4,84), так как эта фигура обычно появляется именно в отсутствие dominus litis. Прокуратором считалось и лицо, взявшее на себя ведение процесса без специального приказа или поручения — по доброй совести (“bona fide”, — Gai., 4,84).

Поскольку в этом случае требование не погашалось вследствие litis contestatio, добровольный прокуратор должен был пообещать, что представляемый не начнет процесс вновь, посредством особой cautio rem ratam dominum habiturum (клятвы в том, что dominus litis одобрит его действия), называемой также cautio de rato.

Если прокуратор представлял ответчика, то чтобы считаться достойным заместителем в процессе (idoneus defensor), он давал cautio iudicatum solvi — обещание исполнить судебное решение (Gai., 4,90). При назначении когнитора такую cautio давал сам dominus litis: логично, что он отвечал и по actio iudicati utilis (FV., 317).

Прокуратор также вел процесс от своего имени, и претор составлял формулу с перестановкой субъектов, но в этом случае он не давал actiones utiles в пользу и против представляемого (FV., ЗІ1?). Взаимоотношения прокуратора и dominus litis регулировались договором поручения (mandatum) или теми отношениями, на основании которых сторона в процессе дала iussum. Обычно посредством этого вида представительства достигалась цессия долгового требования или перенос своего долга на другое лицо. Тогда прокуратор защищал в процессе свой собственный интерес — procurator in rem suam (поверенный в своем деле), хотя его требование и было основано на чужом праве (а ответственность — на чужом обязательстве, если он представлял ответчика).

В постклассическую эпоху исковое требование утрачивалось и в том случае, если истца представлял прокуратор. Соответственно отпала и необходимость в cautio de rato, которая требовалась лишь при представительстве без поручения со стороны dominus litis.

От указанных случаев добровольного представительства следует отличать процессуальное представительство, устанавливаемое по необходимости в отношении лиц с ограниченной дееспособностью. Безумный (furiosus) и расточитель (prodigus) не могут выступать в суде самостоятельно: вместо них дело ведет куратор (curator), но процесс производит эффект непосредственно на стороне представляемого (активно или пассивно управомоченным на actio iudicati лицом является сам подопечный). Сходный режим установлен для ведения дел опекуном малолетнего или женщины в отсутствие подопечных, тогда как в нормальном случае — они действуют в суде сами, но при условии утверждения акта опекуном (tutore auctore). Женщина нуждалась в услугах опекуна, только если процесс являлся iudicium legitimum (Ulp., Reg., 17,27). Назначить прокуратора она могла и без auctoritas tutoris (FV., 327). Младенца (infans) всегда представляет опекун.

<< | >>
Источник: Дождев Д.В.. Римское частное право. Учебник для вузов. Д 61 Под редакцией члена-корр. РАН, профессора В. С. Нерсесянца. — М.: Издательская группа ИНФРА • М—НОРМА — 704 с.. 1996

Еще по теме §2. Процессуальное представительство:

  1. 47. Кодификация гражданско-процессуального и уголовно-процессуального права РСФСР в 20-е годы
  2. § 1. Участники гражданского процесса
  3. 3.10. Понятие и процессуальный статус частного обвинителя
  4. 6.1. Общая характеристика мер процессуального принуждения, их виды
  5. § 3. Защита прав обвиняемого и потерпевшего в уголовном суде
  6. § 2. Гражданское процессуальное право самостоятельная отрасль российского права. Понятие, предмет, метод регулирования и система гражданского процессуального права
  7. § 2. Предпосылки возникновения гражданских процессуальных правоотношений
  8. § 2. Процессуальные права и процессуальные обязанности сторон
  9. § 3. Процессуальное соучастие
  10. § 1. Понятие представительства в суде
  11. ОСНОВНЫЕ ТРУДЫ ПО ТЕОРИИ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА
  12. § 25. Восстановление в прежнее состояние (реституция) 81.
  13. 8.2. Подведомственность и подсудность
  14. АЛФАВИТНО-ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
  15. Тема пятая Иски
  16. Глава 2 Предклассический период (367—17 гг. до н. э.)
  17. Глава 3 Классический период (17 г. до н. э. — 235 г. н. э.)
  18. §2. Процессуальное представительство
  19. §1. Ведение чужих дел без поручения (negotiorum gestio)