<<
>>

§ 7. СУД И ПРОЦЕСС

Отправление правосудия переходит от республиканских магистратов и сената к назначаемым императором чиновникам. Высшей судебной инстанцией становится император (практически же — его канцелярия). Но и теперь суд не вполне отделился от администрации. Кроме того, в судопроизводстве развивается сословное начало. В качестве свидетелей рекомендовалось привлекать лиц из высших сословий. Их показаниям следовало оказывать доверие большее, нежели показаниям свидетелей из низших разрядов (CTh. 7,2,1; 9,19,1).
Сенаторы, как отмечалось, имели привилегию быть судимыми особой коллегией или самим императором. Появляются специальные суды для придворных, солдат, духовенства. Чиновники подлежали суду своих начальников, особый суд существовал для рабов и колонов.

Реакционные изменения в области уголовного судопроизводства, выразившиеся в заметном ограничении состязательных начал, активности сторон и, наоборот, в возрастании роли государственных органов в борьбе с преступностью, приводят к развитию инквизиционного процесса (inqisitio — следствие). Происходит соединение следственных и судебных начал. Дело начиналось по инициативе судьи — чиновника, он же вел предварительное расследование (лично или через свою канцелярию) и судебное разбирательство, выносил приговор. На смену публичности и гласности пришел оправдывавшийся «высшими государственными соображениями» секретный характер судопроизводства. Обвиняемому не сообщались материалы предварительного расследования. Гласность допускалась лишь для малозначительных дел. Типичным для инквизиционного процесса было широкое применение пыток не только к обвиняемым, но порой и к свидетелям, если их показания казались неправдоподобными (Д. 48,4). В некоторых случаях пытки применялись даже при расследовании гражданских дел. Пыткам стали подвергаться не только рабы, но и низшие свободные, даже куриалы (CTh. 11,1,15; 12,1,47; С. 4,20,9).

Все эти стороны инквизиционного процесса вели к злоупотреблениям, продажности и произволу судей. Отрицательные моменты инквизиционного процесса никак не могли быть компенсированы или уравновешены правом обжалования решения судьи в императорскую канцелярию, а также детализированной регламентацией процессуальных действий подсудимого и суда. В предписании суду выяснять, кто, где, когда, с какой целью, каким образом, с чьей помощью совершил преступление, на первый взгляд, заключено стремление усовершенствовать уголовный процесс. Однако на деле было не так. Одновременно законодателем устанавливались строгие правила оценки доказательств: предпочтение отдавалось письменным доказательствам и свидетельским показаниям представителей высших сословий; свидетельство одного лица не считалось «полным доказательством». Рабы, сектанты, иноверцы, как правило, не могли быть свидетелями; ограниченное значение имели свидетельские показания женщин. Не полагаясь на правовые средства, законодатель установил в судах систему клятв, приносимых сторонами, свидетелями и даже судьями (N. 121,1). Институт адвокатуры сохранялся, но адвокаты "находились под надзором особых чиновников. Со временем все более увеличивается недоверие к адвокатам со стороны администрации и суда. Платность почти каждого процессуального действия делает судебную тяжбу дорогостоящей, а в силу той же бюрократической организации — крайне замедленной.

Широкое распространение получила форма экстраординарного гражданского процесса.

Экстраординарный процесс уже не делился на две стадии. С начала и до конца дело велось одним и тем же судьей. Это уже не избираемый и не независимый в своей деятельности магистрат, а чиновник императора. Судья назначал дело к слушанию, проводил судебное разбирательство, а также и выносил решение, которое, правда, могло быть обжаловано в вышестоящую инстанцию. В экстраординарном процессе нашли отражение некоторые общие тенденции позднего римского права: ограничивались публичность процесса и активность сторон, а роль авторитарных начал и бюрократической централизации возрастала. Вместе с усилением недемократических тенденций переход к экстраординарному процессу означал и некоторое техническое совершенствование разбирательства гражданских дел.

* * *

Высшие достижения римского права принадлежат классическому и постклассическому этапам его развития. Но если в классическом праве этим достижениям еще свойственна незавершенность, то в постклассическом они переплетаются с элементами разложения. Появляются и ростки нового исторического типа права. Позднее римское право включало в себя ряд прогрессивных изменений не только как преемственное восприятие прошлого и предвосхищение будущего, но и как проявление основных процессов развития права на данном этапе. Улучшения в юридической технике осуществлялись в течение некоторого времени как бы по инерции, так как были связаны с сохранением высокого уровня товарного производства. Конечно, изменения в технике права, даже если они выражают известное его совершенствование и при изолированном рассмотрении могут быть охарактеризованы как положительные, все же не определяют общей оценки права. Решающим здесь является то, в интересах каких классовых сил оно использовалось, на решение каких задач было направлено. Отрицательная оценка не может быть дана и тем изменениям, которые, отражая кризис рабовладения, содержали в себе уступки массам или были связаны со становлением феодальных отношений. Происходившие на рассматриваемом этапе изменения в области государственного права, уголовного права и процесса, расширение правового вмешательства в сферу хозяйства и социальных отношений и т. д. — результат активной служебной роли права, его тесной связи с политикой господствующих классов. Испытываемые ими трудности стимулировали разрастание, а подчас и совершенствование регулятивной и репрессивной частей правовой надстройки.

Поступательное движение римского права — наглядное подтверждение диалектического закона отрицания отрицания. Если классическое право было отрицанием раннего, упрощенного состояния, то в постклассическом праве осуществлялось отрицание отрицания. Суть дела не только в замене одного видоизменения качества другим, а в известного рода повторяемости первоначального, исходного состояния. Наблюдается некое подобие возврата к старому, когда-то утраченному, вновь возрожденному, но уже в ином виде и значении. Здесь развитие представляет собой «повторение в высшей стадии известных черт, свойств etc. низшей и возврат якобы к старому (отрицание отрицания)»38.

Известного рода повторяемость в постклассическом праве проявлялась, например, в укреплении связей права с религией, обычаями. В области государственного права вновь возрастает вмешательство государства в течение экономических и социальных процессов. В литературе высказывалась мысль о том, что римское государство в поздней империи, как и во времена государства-города, становится «непосредственным участником производственных отношений, но теперь оно было представлено не всей гражданской общиной, а огромной массой чиновников, вербовавшихся из разных сословий и превратившихся в особую социальную группу со своим особым местом в системе общественного про-

ЧЧ rv

изводства и распределения» . В правовом положении групп населения все более заметным становится деление на сословия, а колонатные отношения, в частности, напоминают отношения между патронами и клиентами на первом этапе развития права; в гражданском праве ограничивается принцип наиболее абсолютного права частной собственности, вновь распространение получают односторонние обязательства (обещания перед богом заменяются обещаниями перед государством); наблюдается ужесточение мер наказания в области уголовного права и т. д. Разумеется, известного рода повторяемость в постклассическом праве не имела всеобщего значения, но, что особенно важно подчеркнуть, сама повторяемость носила весьма относительный характер. Постклассическое право в ряде своих черт лишь напоминало о состоянии, пройденном римским правом в начале пути. При рассмотрении сходства сравниваемых явлений обязательно нужно учитывать их различие, имеющее первостепенное значение. Если, например, жестокость наказаний в квиритском праве была следствием, в частности, пережитков кровной мести, принципа талиона, сакрального характера многих преступлений, то в пост- классическом праве она — результат стремлений господствующего класса любой ценой сохранить существующий строй. «Царская власть» и империя (в раннем и позднем римском праве) имеют общую черту — исключительное положение главы государства. Но они вызваны к жизни разными причинами, отражают разные ступени развития общества, его социально-экономической основы. Так, государственная собственность на землю и рабов на первом этапе была связана с неразвитостью общественных отношений, на последнем этапе значительное ее расширение — следствие разложения рабовладельческих общественных отношений.

Римское право прошло большой путь развития, значительно различающиеся состояния, этапы. Выделенные в работе наиболее существенные стороны римского права не случайны, они необходимо обусловлены состоянием общества, его экономической основы. После гибели Римской империи высшие достижения римского права в преобразованном виде приобретают иное социально-экономическое значение и начинают свою вторую жизнь.

<< | >>
Источник: А. И. Косарев. Римское право. 1986

Еще по теме § 7. СУД И ПРОЦЕСС:

  1. § 7. СУД И ПРОЦЕСС
  2. § 7 СУД И ПРОЦЕСС
  3. II. Суд. Стороны в процессе
  4. ГЛАВА VII СУД
  5. Глава 7 СУД И ПРОЦЕС
  6. § 7. Суд присяжных
  7. Глава 2 Самодержавие и пореформенный суд
  8. Промышленный суд
  9.    Шемякин суд
  10. Глава 5. Суд.
  11. Суд пэров
  12. § 4. Церковный суд
  13. Европейский суд по правам человека ?
  14. ГЛАВА IX. СУД И ПРОКУРАТУРА
  15. 2.1. Демократический суд в механизме самодержавия
  16. СТРАШНЫЙ суд НАД БОГОМ25
  17. Глава 5 Суд в государственно-правовом развитии России начала XX в.
  18. I. Суд народов Дорога в Нюрнберг
  19. § 1. Суд как гарант прав личности