<<
>>

ТОЛКОВАНИЕ ДОГОВОРА

Определённые требования предъявлялись к толкованию договора. Случалось, что сторона говорит одно, а имеет ввиду нечто другое: "Кто говорит одно, а хочет другого, то пусть тот не говорит того, что означают его слова, потому, что этого он не хочет, но и не говорит того, что хочет, потому что он не те слова говорит.
Итак, что он сказал, того он не хочет, а что хочет, того он не сказал. Значит, договор не состоялся". В отношении закона римские юристы говорили: "Знание законов не в том состоит, чтобы соблюдать их слова, а силу и значение". Тот же принцип стали соблюдать и в отношении договора: "Сторона провозглашает закон договора — LEGEM CONTRACTUM DICET". Итак, в договорном праве сталкивались два начала: толкование букваль- /

ное и толкование по смыслу намерения. Противопоставление шло по линии: VERBA — VOLUNTAS (слово — желание); DICTA — ACTA (сказанное — сделанное). Таким образом, старое правило "иногда больше значит написанный текст, чем намерения сторон" уходит в прошлое, появляется новый принцип: "В соглашениях договаривающихся сторон было признано важным обратить внимание больше на волю, чем на слова". Всякий договор есть согласие сторон. Но в согласии бывают пороки — воля могла быть выражена ясно, а сторона утверждала, что хотя она и сделала заявление, но под влиянием обмана (DOLUS), угрозы или страха (METUS), насилия (VIS). Юрист Лабеон, живший при Августе, дал определение DOLUS MALUS: "Всякая хитрость, обман, уловка, для того чтобы обойти, обмануть или уловить другого". Другое значение DOLUS — умысел. Иногда говорили DOLUS MALUS — злой умысел. Цицерон говорил: "Разум требует, чтобы ничего не делали злокозненно, ничего притворно, ничего обманно". При Цицероне претор издал эдикт: "если что-либо совершено обманно, и по этому поводу другой исковой защиты не будет, то при наличии надлежащего основания и в течение года, я буду предоставлять иск".

Лицо, против которого состоялось присуждение об ACTIO DOLI, подлежало бесчестию (INFAMIA). Если потерпевшим оказывался ответчик, претор давал ему защиту в виде возражения — ЕХСЕРТЮ DOLI: "Если кто-либо договорился вступить в одно обязательство, а вследствие обмана оказался вступившем в другое, то хотя он строго юридически обязан, однако он может воспользоваться возражением о допущенном обмане". Случались и ошибки или заблуждения. Сторона могла впасть в заблуждение независимо от воздействия другой стороны. Заблуждение могло касаться характера сделки (ERROR IN NEGOTIA), предмета договора (ERROR IN RE), личности контрагента (ERROR IN PERSONA).

Одна сторона ошибочно полагает, что получает предмет в внде дара, а другая — что даёт предмет в безвозмездное временное пользование. В данном случае нет договора, ибо вместо согласия (CONSENSUS) существует разногласие (DISSENSUS). В Днгестах имеется следующее указание: "Если ты обязался по стипуляцин дать мне раба, причём, я имею ввнду одного, а ты — другого, такой сделкн не состоится, так как обязательство по стнпуляцнн возникает в результате обоюдного согласия". Покупатель полагал, что покупает раба Стиха, а продавец полагал, что продаёт раба Памфила. Покупатель считает, что покупает одни земельный участок, а продавец полагает, что продаёт другой. В Днгестах сказано: "Когда есть разногласия в отношении самого предмета, то продажа, очевидно, не действительна". Если расхождение касалось только названия предмета, а не самого предмета, то продажа считалась действительной. Юрист Цельс приводит пример: "Ты просил деньги взаймы у меня и Тнцня, я приказал моему должнику внести тебе деньги, ты деньги получил, ошибочно полагаешь, что их внёс должник Тнцня, а не мой должник. Вывод: ты со мной не заключил никакой сделки".

Римское право оперировало понятием насилия (VIS). Под этим первоначально понималась грубая физическая сила, например, некто хочет добиться того, чтобы кто-то другой продал ему или манципировал вещь.

С этой целью применялись приёмы: человека запирали в доме (IN DOMO INCLUSIT); кого-то связывали цепями (FERRUO IUNXIT); кого-то отводили в темницу (IN CARCERUM DEDUCCIT); порой прибегали к угрозе, применяя физическое насилие. В Дигестах имеется свидетельство: "Римский магистрат или презес провинции под угрозой смерти или бичевания вымогал у кого-либо деньги".

Под угрозой (METUS) понимался страх перед большим злом. Возник вопрос: являются ли действия, совершённые из страха, добровольными или не добровольными? Дигесты гласят: "если, уступая принуждению отца, подвластный сын вступил в брак с женщиной, которую он не взял бы, если бы располагал свободным усмотрением, то брак всё-таки действителен, поскольку в брак не вступают против воли; то есть подвластный сын предпочёл этот выход из положения". Цельс говорил: "Если страх принудил меня принять наследство, то я полагаю, что я сделался наследником: хотя я и не выразил бы желания, если бы я пользовался свободой, но, будучи принуждён, я всё же выразил свою волю; при помощи претора я подлежу восстановлению в первоначальное положение (RESTITUTIO IN INTEGRUM), чтобы мне была предоставлена власть воздержаться (от принятия наследства)".

<< | >>
Источник: Е.А. СКРИПИЛЁВ. Основы римского црава. Конспект лекций. - 3-изд. - М.: ОСЬ-89. - 208 с.. 2003

Еще по теме ТОЛКОВАНИЕ ДОГОВОРА:

  1. Договор о долевом участии в строительстве жилья
  2. 6.4. Договоры и их классификация
  3. § I. Система права по договору 911 г.
  4. § 2. Система права по договору 944 г.
  5. § 6. Социальное партнерство. Коллективные договоры
  6. СОДЕРЖАНИЕ И ВИДЫ ДОГОВОРОВ
  7. ТОЛКОВАНИЕ ДОГОВОРА
  8. § 117. Толкование договора 378.
  9. § 7.1.4. Договор мены
  10. 9.1. Общая характеристика договоров
  11. 70. Способы и объем толкования правовых норм
  12. Статья 429. Предварительный договор
  13. Статья 452. Порядок изменения и расторжения договора