<<
>>

Другие «противоправные» методы и приемы ведения спора

Нередко осуществляется сознательный перевод идеи А в идею В, подчас противоположную ей, путем первоначальной поддержки и даже усиления идеи А с последующим плавным закруглением и развитием ее в обратном направлении.

Схема (дискурсивный граф) этой операции напоминает букву J, отчего и весь прием носит название джей-метод (рис. 22).

Другой прием увода от тезиса - резкий, ломающий переход от одной темы к другой с последующим забвением первой - L-метод: «Да, но...» Вот так, буквально в два слова, подчас удается, даже не споря с неудобным тезисом, а просто выбрасывая его из головы, мгновенно перескочить с неудобной темы на удобную. Умело поданный, подобный кульбит сходит с рук, если оппонент не заметит, что ему вместо контрдовода, обычно следующего за словесной фигурой «да, но...», просто преподнесли разговор на другую тему.

1) Логический круг - А доказывается через В, а В - через А. «Его все отвергают из-за мрачного характера, а характер у него мрачный потому, что его все отвергают». Но если с точки зрения формальной логики здесь налицо логическая ошибка или подтасовка (софизм), то с точки зрения логики реальной мы видим проявление взаимообусловленных событий - синергетику, без которой немыслима никакая жизнь. Симбиоз в биологии, взаимопомощь в быту, в экономике, политике, культуре, медицине - примеры синергетики, где А помогает В, потому что В помогает А, а В помогает А, потому что А помогает В. Логический круг в данном случае не порочный, уводящий от первопричины взаимообусловленных процессов, а органичный, вскрывающий механизм взаимной связи этих процессов через обеспечение жизненных интересов их носителей. Прав тот, кто умеет понять и реализовать принципы взаимной выгоды в мире всеобщей конкуренции. В ряде случаев это может быть реализовано через речевое действие. Повторение тезиса в качества довода, или удвоение тезиса - подмена довода тем же тезисом в иной словесной форме без добавления новой доказательной информации.

«Воинственен, потому что агрессивен». «Клерикал, потому что сторонник церкви». «Красный, потому что левый». «Маленький, потому что небольшой» и т.п. Этот словесный оборот именуется тавтологией (с греч. - те же слова). Однако, несмотря на отсутствие нового содержания, тавтология может быть полезна в агитационно-пропагандистской работе и публичной полемике благодаря наличию в предикате суждения новой формы, обычно более доступной для понимания малоискушенным адресатом. Это может быть, например, простой перевод с неизвестного слушателям языка на известный. «Чем хороша для народа демократия? Да хотя бы тем, что демократия - это власть народа». Любое определение через синоним есть раскрытие сущности явления новыми, более доступными адресату словами. И в этом плане тавтология пред-

стает в виде доказательства через объяснение, через общепонятное определение, а не через доводы. Значение грамотно примененной тавтологии в риторике трудно переоценить. Довод слабее тезиса, когда спорная мысль доказывается еще более спорной мыслью. «Данный архитектор - лучший подрядчик для строительства вашего дома. Это он построил особняк Сидорову». Если вас при виде упомянутого особняка с души воротит, то данная рекомендация не возымеет действия. Просеивание фактов, т.е. игнорирование всего, что противоречит интересам говорящего. Это едва ли не самый распространенный прием в политических спорах. Одни видят в советской эпохе только великие стройки и победы, другие - только ГУЛАГ. При этом неугодные факты либо совершенно не замечаются, либо существенно принижаются в своем значении (соответственно прямое и оценочное игнорирование). Поскольку оценка любых явлений - фактор не логический, а базисный, все споры здесь бессмысленны, и участникам полемики надо сразу сделать соответствующие выводы. Объявить друг другу и публике, что здесь мы дошли до основ, до коренных интересов наших и ваших, а они у нас принципиально различны, и тут всякая логика уже совершенно бесполезна. У зайца одни интересы, у волка другие, у охотника третьи, а у охотинспектора четвертые, и объединить их может только лесной пожар, от которого спасаются все вместе.

Доведение тезиса оппонента до абсурда путем его утрирования (неправомерного преувеличения его или снятия естественных условий, вне которых он превращается в дикость или бессмыслицу). Так можно опорочить любую идею, и чем она благороднее, тем легче ее извратить и опошлить. Сделать это можно как словами, так и делами.

Особенно богата подобными примерами история России. Вспомним судьбу идей «Третьего Рима», «Нового Иерусалима», самодержавия, православия и народности, социализма, коммунизма и демократии. Эти утопии возникали не затем, чтобы исполниться, но чтобы побудить россиян к совершению действий, подлинный смыл которых был неведом ни низам, ни элите. Что дали эти усилия миру? Многое - от творений Чехова и Достоевского до избавления мира от фашистской чумы и прорыва в космос. Эти примеры показывают, что даже утопичная идея, вдобавок опошленная изнутри и снаружи, имеет большое позитивное ценностное ядро.

Рис. 23. Нечестное ведение спора

Требование одного ответа на два или несколько разных вопросов. Нередкое явление в митинговой риторике, когда оратор кидает в толпу яркие, будоражащие и неоднозначные по политическому смыслу лозунги, требующие, по сути, разной реакции, но оратор, используя присущий массовой психологии эффект унификации, подталкивает слушателей к единому ответу посредством убеждения каждого из них. Здесь оратору важно уметь составить из лозунгов подходящий «коктейль», поставив в начале общие, простые и бесспорные для данной среды призывы, а затем перейти к тому, что входит в речевую цель оратора, будучи для публики отнюдь не бесспорным. Это явная манипуляция сознанием, но в риторике, особенно политической, юридической и рекламной, подобный прием обычное дело, и слушатель должен четко разграничивать предлагаемые ему вопросы. Смешение правды и лжи в соседних тезисах, обычно под прикрытием сходной словесной формы.

При этом сначала, как правило, подается правда (или то, что данный адресат считает таковой), а затем, когда доверие завоевано, добавляется ложь. «Самая страшная ложь - полуправда». В этом случае суммарный тезис приходится разнимать на части и давать каждой свою оценку. Суженная альтернатива ответа, когда ни «да», ни «нет» не дают правильного отображения ситуации. Как, например, мог бы добропорядочный человек ответить на вопрос: «Прекратили ли вы брать взятки?» Подобный вопрос может быть примитивной формой провокации. Двойная мораль, когда один и тот же довод или прием дозволяется спорщиком себе, но воспрещается оппоненту. Ход, часто применяемый в политической полемике. Вспомним, сколько раз нынешние демократы и коммунисты попрекали друг друга государственным террором, беспощадностью к населению, распродажей ресурсов России, небрежением к русской национальной культуре, а также всеми упомянутыми здесь приемами манипулирования общественным сознанием. Необоснованный, или произвольный вывод, когда следствие логически не вытекает из посылки. «Этот врач - специалист по шахматам, он спасет вас от бронхита». В данном случае нет никакой причинно-следственной связи, вроде той, которая мало- мальски просматривается во фразе: «этот врач - ваш земляк, идите лечиться к нему» (может быть, к земляку он отнесется чуть внима-

тельнее). Бывают и вовсе бездоказательные заявления, по сути внушения типа: «Петр Иванов - ваш кандидат!» Здесь вывод не только не обоснован, он отсутствует вообще.

Одним из видов необоснованного вывода является особый случай поспешного обобщения, когда полагают, что после этого - значит непременно вследствие этого. «Если солнце восходит после зари, значит, заря - причина восхода солнца». На самом деле заря - следствие приближения солнца к горизонту и признак его близкого восхода.

Подобная путаница бывает и в социологии. Так, в конце 1980-х годов отечественные правозащитники утверждали, что ужесточение кары за уголовные преступления лишь усиливает преступность, поскольку «народ озлобляется», и приводили данные о том, что в США преступность выше в тех штатах, где существует смертная казнь. Исследование проблемы выявило противоположную связь: где было больше преступлений, там приходилось ужесточать наказания вплоть до смертной казни. Перемена местами причины и следствия носит название логической, или причинно-следственной инверсии (телега впереди лошади). Ложная альтернатива, когда под видом нового тезиса выдвигается прежний тезис в новой словесной оболочке. «У нас не

экономический кризис, а спад производства». «Не война, а локальный конфликт» и т.п. Нечто подобное происходит подчас и с политическими, партиями или движениями. Известную поговорку «новое - это хорошо забытое старое» можно дополнить версией «новое - это хорошо загримированное старое». 

<< | >>
Источник: О.З. Муштук. ОСНОВЫ ОБЩЕЙ РИТОРИКИ: Учебнометодический комплекс.. 2008

Еще по теме Другие «противоправные» методы и приемы ведения спора:

  1. § 1. Конституционный контроль — принципы и формы защиты прав человека
  2. Глава 11. Две Испании: республика и «национальная зона» в первой половине 1937 года
  3. Словарь терминов
  4. Другие «противоправные» методы и приемы ведения спора