<<
>>

Феномен митингового сознания

С точки зрения психологии, митинги, по своей сути, являются психотропными сеансами с достаточно высокой степенью трансформации личности. Не погружаясь в психологические глубины, воспользуемся двумя несложными моделями, позволяющими отчасти объяснить некоторые из рассмотренных выше феноменов митингового сознания.

А,              B, C, D, E - области личных интересов членов массы

R - область общих интересов членов массы

Первую из этих моделей можно образно назвать «принципом ромашки», поскольку на изображающем ее выше рисунке области личных интересов членов митинговой массы обозначены в виде лепестков, имеющих различную пространственную ориентацию, а пересечение этих областей в центре образует поле общих интересов той же массы - как бы сердцевину ромашки (рис. 28).

Эти совпадающие интересы индивидуумов, суммируясь, образуют большой массив духовной энергии и однонаправленной воли, тогда как разнонаправленные лепестки несовпадающих интересов либо вообще никак не проявляются, либо гасят друг друга, что хорошо заметно в речах ораторов, выступающих «не по делу», и потому не аккумулирующих жизненные чаяния отдельных лиц.

Выявленное же общее ценностное ядро, завладев вниманием публики, нарастает усилиями целенаправленно работающих ораторов, как снежный ком и, в конце концов, выливается в запланированное организаторами митинга действие: от принятия каких-либо резолюций или обращений, решения голосовать за определенного кандидата до похода на органы власти - мирного или воинственного.


Вторая модель, изображенная на рис. 29, также носит образный характер и называется принципом ежа.

Представим себе предмет обсуждения в виде точки А, находящейся в центре системы координат. Это - то, что есть. Оно не устраивает граждан: один хочет, в соответствии со своими представлениями о личном (или общественном) благе перевести ситуацию из точки А в точку А1, другой - в А2, третий - в Аз и т.п. Желание каждого индивидуума предстает в виде вектора, причем начинаются все эти векторы в точке А, ибо действительность для всех одна. Векторы имеют различную длину, пропорциональную духовной энергии или общественному влиянию данной личности.

Получается рисунок вроде лучистой звезды или ощетинившегося ежа, и чем больше иголок у этого ежа, тем ближе их равнодействующая подходит к нулю. Противоположные устремления нейтрализуют друг друга. На любого мудреца найдется свой простак, на любого патриота - свой космополит, на любого левого - свой правый, на любого сильного - десяток слабых, на любого знатока - сотня дилетантов. В результате произойдет практически полная взаимная аннигиляция (от лат. - уничтожение, исчезновение), и толпа (а равно и общество в целом) окажется коллективным субъектом, хотя и весьма неравнодушным к своим проблемам и даже, возможно, весьма деятельным, но в целом безвольным.

Само собой разумеется, что «еж» на практике почти всегда в той или иной мере асимметричен, его равнодействующая отлична от нуля, и она колеблется, как стрелка компаса в магнитную бурю. Но стоит лишь создать устойчивое магнитное поле - и стрелка моментально остановится. Точно так же и умелый оратор, опираясь на общие ценности массы (по схеме ромашки), зачесывает все «иголки ежа» на одну сторону, призывая: «идите за мной!»

Обе модели - ромашки и ежа - представляют действие разнородных и разнонаправленных идейных сил, но если ромашка выделяет центростремительный характер действия этих сил - общее ценностное ядро, то еж подчеркивает их центробежный характер. Единство центробежных и центростремительных сил в анализе настроений толпы с учетом речевой цели митингового оратора определяет его поведение на народной трибуне.

Психология масс, ее законы и ключи к ней всегда занимали тех, кто ставил своей целью завоевание и удержание власти. Знание того, что неведомо самому народу, считалось азбукой профессионального политика любой социальной системы и любого режима.

«Учись управлять массой. Не давай ей увлечь себя. Это можно достигнуть самодисциплиной и хладнокровием. Владей всегда собой, будь тверд и спокоен, тогда ты будешь держать слушателей в своих руках», - говорилось в памятке агитатора, опубликованной в Бюллетене бюро печати Политуправления в 1920 г.

Требования к продолжительности митинговой речи

На митинге, как в никакой другой речевой среде, важно определиться с продолжительностью речи. Практика показывает, что особенно сильное психологическое и идеологическое воздействие на слушателей оказывают речи длиной в 2-3 минуты. Как уже говорилось, человеческое внимание отпускается порциями - квантами по 57 минут с пиком чуть ближе к началу, на уровне как раз 2-3 минут от первых слов речи. По закону края лучше запоминаются начало и конец любого смыслового блока.

Можно приравнять смысловой блок к кванту внимания, дав на первой минуте вступление с четкой постановкой проблемы, со второй по шестую развивать тему со всем набором ее тезисов и доказательств, а на седьмой минуте дать выводы и призывы.

Такие 5-7-минутные речи нередки в митинговой практике, однако заметного эффекта достигают лишь в дружественной среде, где «свой» обращается к «своим». В противном случае публика начинает зевать, а то и свистеть, сгоняя оратора с трибуны.

Во избежание этого речь следует сократить до 2-3 минут, не только соответственно уменьшив общий расход внимания слушателей, за что публика уже будет вам благодарна, но и приноровив конец речи с его выводами и лозунгами к пику внимания. В итоге 2-3минутная речь окажется эффективнее 5-7-минутной, особенно если сокращение произведено за счет «отжатия воды».

Основные правила составления и произнесения митинговых речей-трехминуток, как базового жанра митингового выступления: Начинать надо с того, что представиться, обязательно кратко, без лишних титулов.

«Я - депутат областного Законодательного собрания Геннадий Сидоров. Публика не любит слушать анонимов - ей надо с первых секунд открыть свое лицо. Если проблема речи является продолжением проблемы предыдущих выступлений, ее можно не повторять или обозначить буквально полуфразой: «Мое мнение по вопросу о бесплатных медицинских услугах сводится к...» Или «Я полагаю, что пенсии ветеранам труда надо платить из федерального бюджета, поскольку...» С первой-второй фразы надо брать быка за рога, опуская введение как таковое. Его главная функция - возбуждение интереса публики - уже реализована предыдущими речами. А пафос данного выступления целиком переносится в основную часть.

В отличие от более развернутых аргументирующих речей, в основной части речи-трехминутки следует проигнорировать отношение публики к вам (положительное или отрицательное) и не делать выбора между дедуктивной или индуктивной подачей материала. Четко заявив основной тезис (максимум два тезиса, если вы уже обрели достаточный опыт), тут же сопроводить его двумя-тремя сильными доказательствами, производящими впечатление концентрированного удара, апеллирующего одновременного к фактам, к логике и к коренным интересам адресных групп слушателей.

В данном случае фактически используется разновидность индукции, при которой тезис - вывод становится не позади, а впереди доказательств. Образов и формирующих их риторических приемов здесь должно быть немного и они должны не столько украшать речь, сколько концентрировать внимание слушателей на центральной точке темы. «Я за сохранение бесплатных медицинских услуг и льготных цен на лекарства, ибо без этого никакие права и свободы нам не понадобятся, - мертвецам они ни к чему». Заключение речи-трехминутки должно быть более категоричным, чем у пространных аргументирующих речей. Желательно свести его к единственному лозунгу, особенно к лозунгу - антитезе: «Мы говорим нет политике лечения богатых и умерщвления бедных, да - бесплатной медицине, протягивающей руку помощи простому человеку!» Основная ставка в речи-трехминутке делается не на разоблачение оппонента и опровержение его идей (хотя возможно и это, но тогда в полярно настроенной аудитории может развернуться прямая полемика), а на силу собственных идей и подтверждающих их аргументов.

Это можно назвать позитивной полемикой: оратор не тратит времени на спор с оппонентами, а уверенно рисует перед слушателями свою собственную картину выхода из ситуации.

Точно так же поступает настоящий художник: стремясь доказать свое превосходство над соперником, он не критикует его картину, а пишет свою.

Если вы хотите, чтобы в идеологически неоднородной аудитории вам не «заткнули рот» и дали сполна высказать дорогие вашему сердцу идеи, будьте лаконичны и дружелюбны. Это особенно существенно, когда у вас нет группы поддержки среди публики и ораторов.

Звучат на митингах и совсем короткие - до одной минуты - речи, именуемые в ораторском обиходе «пулями». Это либо одиночный тезис, излагаемый без всякого введения в сопровождении одного-двух аргументов и краткого, предельно ясного вывода, либо реплика на чье-то выступление, либо постановка нового вопроса, либо блок из 5-6 кратких тезисов.

Произносятся такие речи зачастую с места, без выхода на трибуну. Кратность их мотивирована тем, что более одной минуты при выступлении из толпы публика, за редким исключением, не согласна терпеть, даже если вопрос чрезвычайно важен. В последнем случае оратора просят подняться на трибуну, если же тема не столь актуальна, просят умолкнуть. 

<< | >>
Источник: О.З. Муштук. ОСНОВЫ ОБЩЕЙ РИТОРИКИ: Учебнометодический комплекс.. 2008

Еще по теме Феномен митингового сознания:

  1. Сущность политического лидерства
  2. Оформление нового режима
  3. Риторика митинга и ключевые факторы-детерминанты ораторского успеха
  4. Знание психологии толпы как детерминантмитингового ораторского успеха
  5. Феномен митингового сознания
  6. type="1"> Риторика «эпохи красногвардейской атаки на капитал»
  7. Заключение