<<
>>

Каналы и механизмы психологическогодавления на оппонента

Наряду с софизмами, в спорах нередко используются приемы более или менее открытого психологического давления на оппонента - психологические диверсии. Среди наиболее типичных:

1) «Зажимание рта» оппоненту демонстративным нежеланием слушать его: хохотом, топаньем, свистом, выходом из зала и т.п.

Этот механический срыв спора называется обструкция. В таком случае остается невозмутимо заметить: «Я вижу, что вам по существу нечего возразить мне», и донести этот факт до широкой публики, среди которой у

вас непременно найдутся не только единомышленники, но и сочувствующие, которые обеспечат вам моральный выигрыш. «Палочный» довод, или довод к «городовому» - угроза донести на оппонента властям или намек на такую возможность, а порой и реальный донос. Здесь приходится либо оправдываться, либо умолкать, либо пускать в ход то же оружие: «Тогда и мне будет, что о вас рассказать!» «Чтение в сердцах» - анализ (чисто интуитивный и ничем конкретным не подтверждаемый), а мотивов, которые заставили оппонента высказаться. Здесь надо заявить: «Так оно или не так - давайте говорить по сути дела». Инсинуация - недоброжелательное предположение о мотивах чьих-либо высказываний. Представляет собой смягченный вид «чтения в сердцах». Обычно предваряется оговорками типа «похоже, что...», «возможно...», «смею предположить...» и т.п. Но предположение - отнюдь еще не доказательство. «Рабское молчание» - уход от ответа якобы по цензурным соображениям, когда на деле просто нечего сказать. Вдобавок создается выгодный ореол мученика. Сложность ситуации в том, что подчас подобное оправдание оказывается справедливым и решение проблемы «спорить или не спорить» выходит за рамки чистой риторики. Выведение оппонента из себя насмешками, оскорблениями, несправедливыми обвинениями и т.п. Здесь главное - сохранять спокойствие, не поддаваясь на провокации, что достигается психологической самонастройкой и опытом.

Словоблудие - нагромождение нарочитых нелепиц вместо доводов. Их бессмысленно опровергать, чем и пользуется недобросовестный спорщик, торжествуя «победу». Этот прием, нередкий в практике стихийных митингов, эффективен против честных тугодумов и при обработке доверчивой публики. Здесь надо четко заявить: «Это к делу не относится!» И не стесняться показаться нетактичным и несведущим. Если вам будет заявлено: «Похоже, все это слишком сложно для вас», то можно ответить: «Пожалуй, но и для вас тоже», затем предоставить оппоненту высказывать все, что ему заблагорассудится. Кстати, четкая, дельная, понятная речь создает весьма выгодный контраст и буквально топит такого оппонента в глазах слушателей. Краснобайство - подмена фактов и логики искренним или напускным пафосом и употреблением «цветов красноречия». Здесь

просто следует призвать оппонента говорить по существу дела, никак не оценивая уже сказанного им, как и в предыдущем случае со словоблудием. Последнее вместе с краснобайством имеет общее название пустословие. Ставка на ложный стыд - использование распространенной среди людей боязни уронить себя, показавшись профаном. Употребив обороты типа «вы, конечно, знаете, что...», «общеизвестно, что...», нередко удается внедрить в сознание слушателей явную ложь или нелепицу. Лесть в адрес оппонента: «Вы, как человек образованный, не станете отрицать.», или «Масса людей не имеет об этом ни малейшего представления, но мы-то с вами знаем...» Тут ответ сводится уже не к разоблачению логических хитросплетений, а к элементарной принципиальности. Здесь уместно применить прием мнимой уступки: «это так, но вместе с тем.», «Да, но.» и далее вести свою линию (см. о риторической фигуре мнимая уступка тему 3). Подмена доказательств внушением - произведение на оппонента или на свидетелей спора неизгладимого впечатления громким голосом, солидной внешностью, хорошей одеждой, культурными манерами, уверенностью, обаянием, авторитетом. Все это необходимые качества оратора вообще, но только весьма наивный оппонент позволит подменить ими доводы по существу дела.

Бездоказательное обвинение: «Наш оппонент договорился до такой нелепости, как.», далее следует сама «нелепость», вовсе не нелепая. Этот прием, обычный в политической публицистике - частный случай подмены резонных доводов мнениями или эмоциями, успешно проходит на предварительно разогретом психологическом фоне, а также в среде своих. Поэтому он обычен в митинговой риторике. Бездоказательная хвала - то же самое, но с обратным знаком, своего рода ярлык наоборот. И если обвинение должно опираться на факты и логику (по крайней мере, этого можно потребовать), то хвала - дело субъективное, придраться к ней трудно, да и не всегда хочется. Давление авторитетом - один из самых эффективных видов внушения, поскольку авторитет личности, в отличие от голоса, манер, одежды и т.п. - качество внутреннее и заслуженное поступками. Весьма важен также авторитет статуса (вспомним историю короля Лира). Можно опираться на авторитет как свой, так и (чаще на

практике) чужой. Сама по себе ссылка на авторитет - вполне правомерный ораторский прием, но лишь в том случае, когда подобной ссылкой не пытаются опровергнуть факты. Любой достоверный факт сильнее самого великого авторитета. Работа на контрастах, когда мелкий факт стремятся изобразить значительным, окружив его еще более мелкими фактами, или принизить важный факт, подав его в окружении фактов более значительных (ср. метод рангового контраста в теме 2). Подобным же образом выдают плохое за не очень плохое, хорошее - за не очень хорошее и т.п. Эту уловку часто называют блефом (о котором говорилось выше). Прием, обычный во всякого рода публичных «разборках», составляют по формуле кто кого хуже: «Да что мы! А вот вы...» Игра положительными и отрицательными определениями - эвфемизмами и дисфемизмами: «революционер - мятежник», «партизан - террорист», «воин - вояка», «контрактник - наемник», «преемник - «последыш», «порыв - авантюра», «энтузиаст - фанатик», «упорство - упрямство», «требования - притязания» («домогательства»), «страж порядка - жандарм», «разведчик - шпион», «суд - судилище» и т.п. Это излюбленный прием публицистов и митинговых ораторов, четко ориентированный на разделение людей.

Психологические уловки, в отличие от софизмов, воздействуют не на сферу разума, а на сферу эмоций и оценок, которая, уходя корнями в подсознание, играет в психологии масс гораздо более значимую роль. Манипулирование чувствами людей приносит огромный выигрыш. Поэтому в тех областях социального бытия, где стремятся не к истине, а к выгоде, спрос на эти уловки гарантирован. 

<< | >>
Источник: О.З. Муштук. ОСНОВЫ ОБЩЕЙ РИТОРИКИ: Учебнометодический комплекс.. 2008

Еще по теме Каналы и механизмы психологическогодавления на оппонента:

  1. Каналы и механизмы психологическогодавления на оппонента