<<
>>

Виды и содержательный смысл стереотиповобщественного сознания

  Анализ фильтров сознания ваших собеседников должен быть дополнен анализом содержания охраняемого этими фильтрами информационного и ценностного багажа, т.е. знаний, мнений, убеждений, верований, симпатий и антипатий.
На чем они основаны? Что из них можно изменить, не затронув ничего иного, а что неиз-

бежно потребует атаки на ряд сопряженных (связанных объективной логикой или личным убеждением) идей, знаний, ценностей?

Какие из известных вам воззрений вашего собеседника - ваши союзники, а какие - противники? Стоит ли непременно опровергать противостоящую вам сопряженную или даже основную идею либо ее можно привлечь на вашу сторону, повернув новой, неожиданной для ее носителя гранью?

Все эти вопросы особенно существенны, когда речь заходит о стереотипах общественного сознания.

Стереотипы - это устойчивые и очень весомые в жизни каждого человека и всего общества идейные клише, стандартные представления и поведенческие установки. Нас интересуют, прежде всего, стереотипы мировоззренческие и идеологические, с которыми оратору чаще всего приходится иметь дело в своей практике. Мы рассмотрим здесь три основных вида мировоззренческих стереотипов: мифы, догмы и утопии.

Миф - это устойчивая идея (стереотип), возникшая и удерживающаяся в глубинах индивидуального или массового сознания и выдающая желаемое за действительное или невозможное за возможное. Миф - это самообман человека или народа, индивидуальная или коллективная добровольная иллюзия, смысл которой - сделать невыносимую жизнь терпимой (компенсаторная функция). Если счастья нет, то надо его придумать и поверить в него. Следует иметь в виду, что счастье - понятие субъективное, и если не всякий, считающий себя здоровым, является таковым на деле, то всякий, считающий себя счастливым, счастлив безусловно.

Есть два способа поладить с действительностью: приспособить ее к себе или самому приспособиться к ней, изменив свое отношение к миру.

Миф реализует второй, субъективный способ достижения гармонии между человеком и его природным или социальным окружением.

Поскольку процессам во всем мире присуще идти по пути наименьшего сопротивления, а перестроить себя явно легче, чем мир, то нужда в мифах не отпадет никогда. И если под влиянием неумолимой действительности рушится какой-нибудь миф, то на смену ему приходит не ниспровергнувшая его правда, а новый миф. Народу нужен новый миф, способный выполнять компенсаторную функцию в новых условиях и, в частности, быть устойчивым к прав-

де, погубившей его предшественника, для чего эту правду следует сделать частью нового мифа.

Момент истины - это лишь перерыв между мифами. Правда хорошо, а счастье лучше. За мысль, способную примирить с тяготами жизни, люди готовы подчас пожертвовать остатками благополучия, а здравым смыслом - и подавно. Эту особенность людской психологии давно и умело используют творцы догм.

Догма - это стереотип, внедренный в личностное или массовое сознание со стороны, из среды власть имущих или оппозиции. Если миф - это самообман, то догма - это обман. Миф искренен, наивен, бескорыстен, естественен. Догма же лукава, корыстна, нарочита, расчетлива. Вместе с тем, она призвана выполнять ту же компенсаторную функцию, что и миф, иначе народ ее не примет.

Лучшая (в смысле эффективности) догма - это та, которая имитирует не истину (хотя создатели догм настаивают на абсолютной истинности своих утверждений), а народные чаяния, т.е. миф. Например, скромное заявление, что данный лидер не провозглашает ничего нового - он лишь выражает простым и ясным языком то, о чем народ веками мечтал, но не мог претворить в жизнь.

Спекуляция на народных мифах и построенных с их учетом догмах есть стержень демагогии - потворства инстинктам и страстям малосознательных масс для достижения своих целей. Любая пропаганда содержит большой элемент демагогии, особенно та, которая обещает раз и навсегда покончить с демагогией, мифами и догмами.

Особенно большой пропагандистской и социально действенной силой обладают утопии - развернутые псевдофутурологические конструкции, сотканные из множества мифов, догм и их гибридов. Эти схемы «счастливого будущего», не выдерживающие никакой научной критики, иррациональные по своей сути, тем и сильны, что, совпадая с народными чаяниями - мифами и направленные в соответствующее русло при помощи искусно привитых догм, превращаются в материальную силу, творящую Историю.

Свой набор мифов, догм и утопий есть у каждой политической системы, социальной среды, партии, клана - словом, у каждого более или менее устойчивого сообщества. Этот набор символов веры образует идеологию данной среды.

Рис. 19. Основные средства речевого воздействия на сознание слушателей

Идеология может быть консервативной и радикальной, светской и религиозной, агрессивной и пацифистской, патриотической и космополитической, массовой и элитарной и т.п. Не может быть она только научной, ибо у науки и у идеологии разный предмет: наука ищет истину, а идеология - выгоду для своих носителей. Научную истину идеология признает лишь тогда, когда та случайно совпадает с ее догмами. Научной в некотором смысле можно назвать ту идеологию, которая использует научные знания для более эффективного воздействия на сознание людей.

Как же следует учитывать мифы, догмы и другие иллюзии (равно как и вполне резонные убеждения, основанные на здравом обобщении конкретного опыта), когда вы ставите своей задачей изменение чьего-либо мнения или даже мировоззрения? Никогда не атакуйте на слишком широком фронте, не трогайте того, что вам не нужно для достижения вашей речевой цели. Выделите утверждаемую или опровергаемую вами идею из круга сопряженных идей и четко оговорите это. Не ставьте слишком больших целей - рассчитывайте свои силы. Помните, что, переубеждая человека, вы производите своего рода хирургическую операцию на его сознании.

Подумайте, как причинить ему поменьше боли.

Постарайтесь выделить в атакуемой идее ее ценностное ядро в сознании данного собеседника, спросив прямо: за что вы любите эту идею, принцип, политического деятеля и т.п.? Подумайте, чем новая идея может быть для него привлекательнее старой. Посмотрите, нельзя ли противостоящую вам идею или какую-либо ее часть обернуть в вашу пользу, найти и развить какой-то общий элемент в старом и новом и показать, что этот элемент лучше работает в предлагаемой вами новой мировоззренческой схеме. Так, во время Гражданской войны многие офицеры бывшей царской армии пошли за Лениным, потому что увидели в нем нового царя, а потеря поместий и дворянских привилегий не смутила их. Не наступайте на чужие мозоли: чем абсурднее миф, тем крепче люди держатся за него, т.к. недостаток фактов и логики приходится компенсировать слепой верой, отметающей все возражения с порога. «Верую, ибо это нелепо», - говорил в конце II в. н.э. богослов Тертуллиан.

Умейте присоединить к не противоречащей вам идее свою идею как бы в развитие первой, подобно тому, как садовник прививает побег одного дерева на другое. Многие лозунги марксизма, вошедшие в программы коммунистических партий: «Не трудящийся да не ест», «Кто был ничем, тот станет всем», - взяты из идейного арсенала христианства. Умейте отделить в идее ее словесную, лозунговую форму от реального культурного, профессионального или социальнополитического содержания. Нередко содержание идеи и форма расходятся, старая словесная форма наполняется новым содержанием, умело приноровленным к чьим-то нуждам, а старое содержание, т.е. идея как таковая, обретает новую словесную оболочку.

Возьмем для примера понятие социализм. В классическом марксизме он понимался как первая фаза коммунизма, но в эпоху горбачевской перестройки стал трактоваться как экономически многоукладный и политически либеральный строй с «человеческим лицом». Затем в устах властей предержащих и этот социализм был предан анафеме.

Заодно проявилась тенденция к облачению старых понятий в новые, более приемлемые для многих людей словесные формы. Так, тот же социализм (или его нравственно-организационное ядро - коллективизм) стали именовать церковным по происхождению словом соборность. Все это - типичные явления логики стереотипов, присущие эпохам социально-политических и духовных кризисов. В конце каждой такой эпохи выясняется, заменился ли данный стереотип другим или выжил (или усилился), обретя новую форму и вступив в «химическое соединение» с новым кругом сопряженных идей, образующих вокруг него защитный пояс, позволяющий ему успешно функционировать в новых условиях.

В меняющихся социально-политических и информационнокультурных условиях надлежит заниматься серьезным анализом соотношения содержания и формы стереотипов, их изменений и перестановок, а не игрой в термины с опорой на цитаты (которые, как правило, суть первичные или вторичные догмы). Нельзя отнять у человека веру, не дав ничего взамен. Вместо идеи, которая опровергается, надо непременно дать иную, лучшую. Критики, способные лишь опровергать, могут иметь успех только в относительно короткий период великой ломки идеалов. В поиске

новых идей - общенародных или групповых - победит тот, кто наиболее органично задействует глубинную сферу стереотипов данного сообщества и, прежде всего, коренных матриц общественного сознания, символов народной души - архетипов, по К.Г. Юнгу. 

<< | >>
Источник: О.З. Муштук. ОСНОВЫ ОБЩЕЙ РИТОРИКИ: Учебнометодический комплекс.. 2008

Еще по теме Виды и содержательный смысл стереотиповобщественного сознания:

  1. Виды и содержательный смысл стереотиповобщественного сознания