<<
>>

Девиантное материнство

Девиантное материнство в настоящее время является одной из наиболее острых областей исследования в психологии как в практическом, так и в теоретическом аспекте. Сюда включаются проблемы, связанные не только с матерями, отказывающимися от своих детей и проявляющими по отношению к ним открытое пренебрежение и насилие, но и проблемы нарушения материнско-детских отношений, которые служат причинами снижения эмоционального благополучия ребенка и отклонений в его оптимальном психическом развитии в младенческом, раннем и дошкольном возрастах Неблагоприятное для будущего материнства течение беременности, а также особенности поведения женщин, предрасполагающее к последующему отказу от ребенка, анализируются в работах В.И.
Брутмана, М.С. Радионовой, А.Я. Варги и др. Они описывают исследования D.Pines, К.Bonnet, и других исследователей, посвященных этой проблеме. D Pines предлагает объяснение, почему для некоторых женщин беременность завершается отказом от ребенка или другими формами отклоняющегося материнского поведения. Она объединяет в единый комплекс такие черты, как инфантилизм, повышенную потребность в любви, связанную с чувством обделенности вниманием и заботой в детстве, сексуальную неразборчивость, эгоцентризм. В фантазиях такие женщины сами — дети, поэтому у них нет желания беременеть. Если даже они этого и хотят, то им трудно окружить ребенка заботой и любовью, потому что им самим кажется, что они недостаточно получили эту любовь. У них могут проявляться сильные садистские черты, направленные на их сексуальных партнеров, и если они станут матерями, это сказывается на их привыкании к ребенку и на их агрессивных проявлениях к нему, особенно к мальчику. Катрин Боннэ провела специальное психоаналитическое исследование матерей-отказниц во Франции и выявила некоторые общие черты развития беременности у таких женщин. Так, для них характерным оказалось позднее обнаружение беременности во 2-м, даже в 3-м триместре беременности.
По ее данным, из 400 женщин, родивших и анонимно оставивших ребенка, только 7% обратились к врачу за первой консультацией по поводу беременности в 1-м триместре (против 9 % в общей популяции). Она полагает, что позднее обращение к врачу является симптомом риска отказа. Перцептивное запаздывание момента движения плода бывает связано, как считает Боннэ, с защитным отрицанием, скрывающим под собой инфантицидный комплекс. Такой феномен часто (в половине случаев) возникает у депрессивных беременных. Защитное отрицание проявляется в невосприимчивости к взаимодействию с плодом. Визуальная, кинестетическая, тактильная информация не воспринимается как знаки беременности. Это неузнавание относится также к увеличению веса, гормональным изменениям — прекращению месячных или их видоизменению. Все это рационализируется, объясняется каким-то другим образом, например, сменой климата, нагрузками, переездом в другую страну. Никто из таких женщин не отмечал тошноты, рвоты, усталости, плохого самочувствия, как будто никакой беременности нет. Момент узнавания беременности сопровождался эффектом неожиданности, оцепенения, иногда шока. Большинство предпринимают попытки сделать аборт, но время просрочено Инфантицидные импульсы не выражаются спонтанно, чаще всего они проявляются в настойчивом стремлении сделать аборт любыми способами. У многих наблюдается инфантицидная паника — они боятся убить ребенка, если родят. Это сопровождается глубоким чувством вины. По существующей во Франции системе родовспоможения женщины, которые во время беременности уже знают, что не смогут или не захотят брать ребенка, имеют право на «секретные роды, они заранее поступают в специальную клинику, где с ними проводится анонимная беседа. Такие женщины, объясняя затягивание сроков беременности, отрицают свою потенциальную возможность иметь детей. Фантазматическая преграда, как считает Боннэ, разделила сознательную связь между сексуальными отношениями и прокреативными последствиями. Необходимость поддерживать эту преграду привела к образованию защитного инфантицидного комплекса.
Во время встречи присутствие фантазмов убийства обнаруживается в измененной речи, доводящей до полного мутизма: сжатые губы, не пропускающие слова, беспокойный взгляд, как бы захваченный на ужасном или трагическом событии, характерная тревожно-горестная мимика. Эти знаки в целом напоминают депрессивную обездвиженность или человека, вспоминающего о потере близкого. Повышенная тревожность усложняет контакт, внутренняя аффективная охваченность грозит перейти в действие: они плачут, выкрикивают слова. Эти фантазмы остаются долго не выраженными, потому что женщины не в состоянии их озвучить, настолько они им кажутся ужасными и так велико чувство вины. Возможность быть услышанной и понятой перед родительской фигурой, которую и представляет для них терапевт, улучшает состояние. Причина инфантицидных мыслей в отрицании, запрещении сексуальных отношений (в сенсорных и прокреативных последствиях) как проявления удовольствия. Это вызывает травматический опыт их детства, связанный с сексуальностью. Одним из направлений изучения девиантного материнства является анализ особенностей матерей, которые были лишены возможности адекватного взаимодействия с детьми на первых этапах становления материнско-детской взаимосвязи (сепарация в связи с нарушением процесса родов, неонатальной патологией, преждевременными родами). Эти исследования показывают, что становление материнского отношения связано не только с историей жизни женщины и ее личностными качествами, но и особенностями ребенка и организацией послеродового взаимодействия с ним.
<< | >>
Источник: Филиппова Г. Г.. Психология материнства: Учебное пособие. — М.: Изд-во Института Психотерапии, — 240 с.. 2002

Еще по теме Девиантное материнство:

  1. 1.1. Проблема материнства
  2. Девиантное материнство
  3. 1.3. Мать и ребенок: пути исследования
  4. 2.2. Основные направления психологии детского развития
  5. Пятый этап. Взаимодействие с собственным ребенком
  6. 4.1. Проблема психологической помощи в материнстве и существующие формы психологической помощи
  7. ЛИТЕРАТУРА
  8. Выбор пути России в глобализирующемся мире
  9. § 3. ВВЕДЕНИЕ В СПЕЦИАЛЬНОСТЬ
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -