<<
>>

Первый этап. Взаимодействие с собственной матерью

Этот этап начинается с внутриутробного периода развития и продолжается практически всю жизнь женщины. Наиболее значимым является младенческий и ранний возраст, когда у ребенка сохраняется гештальт младенчества.
Этот период жизни сам по себе являетсят сензитивным для формирования базовых основ личности и отношения к миру. Исследования привязанности показали, что существуют внутрисемейные циклы непрочной привязанности, передающиеся по материнской линии. Разные формы непрочной привязанности матери являются источником непрочной привязанности ребенка [Ricks и др.]. Качество материнско-дочерних связей и его влияние на материнскую сферу женщины определяется, помимо привязанности, стилем их эмоционального общения, участием матери в эмоциональной жизни дочери, причем важным считается изменение такого участия со стороны матери в соответствии с возрастными изменениями эмоциональной сферы дочери. Большое значение имеет удовлетворенность матери ее материнской ролью [Shereshefsky and Yarrow, von Mens-Verhulst and all и др.]. Исследования на животных и человеке показали, что взаимодействие с собственной матерью меньше сказывается на родительском поведении будущих отцов, чем будущих матерей. Для мальчиков (и самцов у приматов) нарушения их отношений с матерью большее влияние оказывают на половую сферу и социальную, а также на развитие мотивации достижений. Для девочек же это прямо связано с их материнской сферой [Gomber and Mitchell, Shereshefsky and Yarow и др.]. С. Фанти, М. Марконе и другие представители микропсихоанализа считают, что начало развития будущего отношения матери к ее ребенку закладывается еще внутриутробно на основе первых эмоциональных конфликтов матери с плодом и продолжается в младенчестве. Во время беременности у женщины актуализируется этот эмоциональный опыт, который влияет на содержание ее собственного материнства. Как было видно из анализа развития ребенка, возможность для реакций ребенка на стимуляцию от матери и ее встраивание в регуляцию своих отношений с миром реально появляется во второй половине внутриутробного периода.
Однако участие этого опыта в развитии материнской потребностно-мотивационной сферы не может рассматриваться как прямое и непосредственное. Для уточнения этого процесса рассмотрим развитие всех блоков материнской сферы на этом этапе. Потребностно-эмоциональный блок Потребность во взаимодействии с ребенком как объектом — носителем гештальта младенчества объединяет переживания при физическом контакте, особенности самого процесса взаимодействия, эмоциональное общение. Все эти составляющие отличны от таковых при контакте с другими партнерами. Их особенностью является устойчивый положительно-эмоциональный фон переживаний матери, который связан с компонентами гештальта младенчества. Он отражает эмоциональный смысл взаимодействия с объектом — носителем гештальта младенчества Объект, которому этот гештальт свойственен, еще не может быть выделен в субъективном опыте плода и ребенка первой половины младенчества. Но сам эмоциональный смысл ситуации уже доступен Ситуация возникает в присутствии некоторого набора стимулов, отражаемых в субъективном опыте ребенка. Это два ряда стимулов' компоненты гештальта младенчества и определенные изменения эмоционального состояния и поведения матери Реакция на сами компоненты гештальта младенчества имеет сложный генезис. До того момента, как ребенок столкнется с этими стимулами, принадлежащими конкретным объектам-носителям, некоторые характеристики этих стимулов он имеет возможность воспринять раньше от собственной матери. Это вкус и запах околоплодной жидкости и молока, цвет кожи лица и груди матери, некоторые характеристики ее речи (особенно baby tolk, в котором есть элементы инфантильных вокализаций, имитация звуков самого ребенка), а также стимуляция от груди матери в тактильной модальности (упругость, гладкость кожи, подкожный слои жира, структура молочной железы) Изменения внешнего вида матери и состояния ее кожи в беременности таковы, что приближаются к инфантильным, большое количество жидкости в тканях, образование подкожной жировой прослойки и т.д.
Судьба этих качеств в дальнейшем онтогенезе непростая, они участвуют в образовании объектов деятельности не только материнской, но и комфортной, половой, пищевой сфер. В данном случае следует отметить их роль в материнской сфере поведения. Первоначально обладателем целостного гештальта младенчества является сам ребенок (явно или в представлении матери), а изменения в ситуации взаимодействия, которые доступны ребенку, происходят в стимуляции от матери. Это ее изменение своего эмоционального состояния, которое ребенок во второй половине внутриутробного периода определяет по ее гормональному фону и соответствующим изменениям в сердцебиении, вокализациях, стиле движений, прикосновениям, а также специфическим особенностям речи, характерным для взаимодействия с ребенком. В родах ребенок, обладая повышенной сензитивностью к восприятию стимулов от матери и способностью имитации выражения ее лица, получает первый реальный опыт переживания эмоционального смысла ситуации взаимодействия матери с ним самим. Поскольку поведение матери в родах и после них существенно зависит от ее отношения к ребенку и общего содержания материнской сферы [Grossman at all, Shereshefsky and Yarrjw, Fraiberg и др.], то новорожденный получает возможность подкрепить свои первые впечатления в послеродовом периоде. После рождения к уже освоенным стимулам прибавляются выражения лица матери и особенности общения Ребенок имеет возможность перенести имеющийся эмоциональный опыт сначала на ситуацию своего взаимодействия с матерью, а затем, после развития предметного восприятия, объединять этот опыт с ситуацией взаимодействия взрослых с другими объектами — носителями гештальта младенчества. Эти объекты могут быть разными: другие дети, детеныши животных, игрушки, предметы обихода с соответствующими изображениями и т.п. Следует признать, что в современном обществе все большая доля приходится на игрушки и предметы обихода (то есть объекты-модели), гораздо меньше объектов — заместителей животных, встречаются объекты — заместители взрослые, которые сами демонстрируют во взаимодействии инфантильные черты, и другие взрослые проявляют к ним соответствующее отношение, но, видимо, меньше всего настоящих объектов — детей младенческого возраста.
При обследовании беременных и матерей в женских консультациях и детских садах г. Москвы оказалось, что многие из них увидели впервые вблизи младенца и имели с ним контакт после полового созревания, а часто это был их собственный ребенок. После окончания раннего возраста ребенок уже осознает себя как представителя «детской группы». В этом возрасте возможна рефлексия разницы эмоционального смысла взаимодействия матери и других взрослых с объектами — носителями гештальта младенчества и самим собой. Таким образом, к моменту собственной первой встречи с целостным живым объектом — носителем гештальта младенчества у ребенка образуется достаточно сформированное представление об эмоциональном смысле самой ситуации такого взаимодействия. Позднее на основе опыта своих отношений со взрослыми, отношений матери и других взрослых к объектам, гештальт младенчества которых имеет разные возрастные варианты, возникает дифференциация эмоционального отношения к компонентам гештальта младенчества и степени их выраженности. Этому способствуют имеющиеся в культуре художественные средства воспитания и развлечения ребенка (сказки, картинки, мультфильмы и кинофильмы и многое другое). Особенности этих средств заключаются в том, что в героях специально акцентируются определенные качества и дается их оценка. Отношение взрослых, опосредующее воздействие на ребенка этих средств, позволяет ему более конкретно выделить, какие именно компоненты гештальта младенчества и в каком сочетании и интенсивности связаны с какими модификациями эмоционального смысла взаимодействия с их носителями. Модель поведения взрослых влияет и на образование самого объекта материнской сферы. Такой носитель гештальта младенчества, как детеныш высших животных, может в конкретных условиях жизни ребенка получить статус объекта для эмоционального взаимодействия, заботы, стать желанным в тактильном контакте и т.п.. При этом те же самые качества у настоящего ребенка оказываются ближе к отрицательному полюсу. Например, непосредственное проявление матерью эмоций при возне со щенками, качество и количество тактильного контакта сильно отличаются от ее сдержанности в общении со своим ребенком и реакции на его инфантильную результативность.
Разница отношений членов семьи к детям, основанная как на субъективных, так и объективных причинах (болезненность одного из детей, дети от разных отцов и т.п.), способствует большой дифференциации самих объектов материнской сферы. При неустойчивом, непредсказуемом со стороны ребенка отношении матери, которое зависит только от ее состояния, а не от объективных условий ситуации взаимодействия, развивается амбивалентное отношение к носителю гештальта младенчества. Взаимодействие с собственной матерью и наблюдение за взаимодействием других взрослых с разными объектами — носителями гештальта младенчества касается и других потребностей материнской сферы. Как взрослые воспринимают и переживают необходимость заботы о ребенке, как перераспределяются их роли, способны ли они включать в этот процесс эмоциональное общение, как переживают эффективность своей заботы и т.п. — все это наполняет содержанием потребность в заботе и охране у самого ребенка. Эмоциональное переживание взрослым ситуации взаимодействия с ребенком (как объектом — носителем гештальта младенчества) в процессе взаимодействия ребенка с матерью и другими взрослыми становится не только принадлежностью ситуации, но и свойством самого взрослого. Это имеет прямое отношение к наполнению содержанием потребности в материнстве. Дети прекрасно понимают состояние самих взрослых и стремятся это состояние разделить, особенно на ранних этапах развития общения. Достижением ситуативно-личностного общения является понимание состояния другого. Выделение в субъективном опыте ребенка состояния матери в ситуации взаимодействия с ребенком и в других ситуациях происходит уже к концу раннего возраста и хорошо выражено в сюжетно-ролевой игре детей-дошкольников. Позднее, в период полового созревания, влияние оказывает отношение матери к возможности или к реальной беременности женщины, к прерыванию беременности, ее участие в подготовке к родам и в послеродовом периоде. В этом возрасте трудно разделить содержания потребностно-эмоционального и ценностно-смыслового блоков, испытывающих влияние от модели поведения и переживаний собственной матери.
Операциональный блок В операциональном блоке на основе взаимодействия с матерью формируются стиль эмоционального сопровождения, компоненты baby tolk, некоторые конкретные операции общения и ухода и эмоциональная окраска этих операций, придающая им необходимый стиль. Все содержания операционального блока достаточно полноценно выражены в поведении собственной матери и других исполнителей материнских функций и могут рассматриваться как семейная модель. От матери в большей степени зависят стиль эмоционального сопровождения и общий стиль тактильного контакта с ребенком. Такие операции общения, как глазной контакт, эмоционально-выразительные средства принадлежат не только материнской сфере и должны расцениваться как проецирующиеся в нее из сферы общения. Однако способы употребления матерью глазного и тактильного контактов во взаимодействии с дочерью отражаются на ее дальнейшем материнском поведении, хотя не прямо его повторяют. Более всего передается дочери использование взгляда в глаза как средства положительно-эмоционального контакта (или его отсутствие). Достаточно устойчиво передается от матери к дочери адекватный стиль эмоционального сопровождения. Остальные модификации этого стиля устойчиво ведут к изменению адекватного эмоционального сопровождения, но конкретный его вариант зависит от многих сопутствующих влияний: других взрослых, друзей, развития полового поведения, качества привязанности и особенностей сферы общения. Достаточно полноценно осваивается во взаимодействии с матерью (и другими взрослыми, выполняющими материнские функции) способ речевого общения с младенцем — baby tolk. Он может затем адекватно проявляться даже без дальнейшего «упражнения» во взаимодействии с маленькими детьми. Как известно, элементы такой речи употребляются в эмоционально-насыщенном общении между взрослыми, по отношению к собственным родителям, половым партнерам и имеют смысл успокаивания, утешения, умиления и демонстрации покровительственного отношения и т.п. Употребление такого типа речи взрослыми можно рассматривать как их индивидуальную характеристику (по степени выраженности и ситуативности). Ценностно-смысловой блок Возникновение и развитие ценности ребенка происходит в два этапа сначала в процессе освоения эмоционального смысла взаимодействия с ним возникает ценность самого себя как ребенка. Отсюда берет начало переживание значения контакта взрослых с собой, общения, заботы о себе и т.п. В зависимости от содержания этих компонентов в поведении близких взрослых у ребенка может сформироваться стремление к проявлению только такой заботы, в процессе которой взрослые демонстрируют свое эмоциональное отношение к нему. В этом случае ребенок может стремиться сохранить свою зависимость или научиться попадать в ситуации, требующие повышенной заботы и внимания (болезнь, несчастные случаи и т.п.). Другим вариантом служит стремление ребенка к получению «отрицательного внимания», описанное в детской психологии. В каждом возрасте необходимо изменение акцента взрослых на содержание взаимодействия с ребенком. Во взаимодействии с носителями гештальта младенчества и наблюдении за таким взаимодействием других взрослых образуется ценность ребенка для себя. Это развитие связано с ценностью себя как ребенка и может вести как к появлению стремления к взаимодействию, так и ревности, ненависти, брезгливости и Т.П. Этот процесс в большей степени относится к последующим этапам развития. Пока речь может идти только об объединении ценности себя как ребенка с ценностью для взрослых других обладателей гештальта младенчества. Относительно ценности материнства речь может идти только о возникновении модели материнства своей матери как субъекта, испытывающего определенные эмоции в ситуации взаимодействия с ребенком. Можно допустить, что ребенок, по крайней мере в конце раннего возраста, воспринимает отношение других к своей матери, как имеющей ребенка. Позднее включается оценка самой матерью отношения к себе других, как к матери, рефлексия дочерью степени удовлетворенности матери своим материнством. Все это входит в модель материнства собственной матери и ее соотношение с семейной и культурной моделями. Таким образом, на первом этапе формируются эмоциональный смысл материнско-детского взаимодействия и эмоциональная реакция на стимулы гештальта младенчества, в основном его первый компонент, что является основой развития всех трех потребностей материнской сферы Это происходит в процессе собственного взаимодействия с матерью и другими носителями материнских функций и при наблюдении за их взаимодействием с другими объектами — носителями гештальта младенчества. В операциональном блоке формируется эмоциональная основа операции ухода и стиля эмоционального сопровождения, запечатление ситуации и компонентов baby tolk. В ценностно-смысловом блоке — основное содержание ценности ребенка и ценности материнства, транслируемые матерью и другими носителями материнских функций.
<< | >>
Источник: Филиппова Г. Г.. Психология материнства: Учебное пособие. — М.: Изд-во Института Психотерапии, — 240 с.. 2002

Еще по теме Первый этап. Взаимодействие с собственной матерью:

  1. §1. Краткая ретроспектива межобщинного взаимодействия на Кипре: от истоков до 1945 г.
  2. Первая встреча врача и больного (этапы диагностического процесса).
  3. Глава 3. Обозрение структуры и функции психики
  4. Психоаналитическая концепция психического развития
  5. Приложение 6 ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ ПОДРОСТКОВ С ПРОБЛЕМНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ
  6. ГЛАВА 1 ПОВЕДЕНИЕ РЕБЕНКА КАК РЕЗУЛЬТАТ ЕГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДОЙ
  7. Глава 5 ЧТО ТАКОЕ ЭТНИЧНОСТЬ. ПЕРВОЕ ПРИБЛИЖЕНИЕ
  8. В. В. Ткачева К ВОПРОСУ О СОЗДАНИИ СИСТЕМЫ ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ СЕМЬЕ, ВОСПИТЫВАЮЩЕЙ РЕБЕНКА С ОТКЛОНЕНИЯМИ В РАЗВИТИИ
  9. О. Б. Чарова, Е. А. Савина ОСОБЕННОСТИ МАТЕРИНСКОГО ОТНОШЕНИЯ К РЕБЕНКУ С ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ НЕДОРАЗВИТИЕМ
  10. Пренатальное развитие. Первый триместр
  11. Этапы преобразования онтогенеза в филогенезе
  12. Потребности материнской потребностно-мотивационной сферы
- Коучинг - Методики преподавания - Андрагогика - Внеучебная деятельность - Военная психология - Воспитательный процесс - Деловое общение - Детский аутизм - Детско-родительские отношения - Дошкольная педагогика - Зоопсихология - История психологии - Клиническая психология - Коррекционная педагогика - Логопедия - Медиапсихология‎ - Методология современного образовательного процесса - Начальное образование - Нейро-лингвистическое программирование (НЛП) - Образование, воспитание и развитие детей - Олигофренопедагогика - Олигофренопсихология - Организационное поведение - Основы исследовательской деятельности - Основы педагогики - Основы педагогического мастерства - Основы психологии - Парапсихология - Педагогика - Педагогика высшей школы - Педагогическая психология - Политическая психология‎ - Практическая психология - Пренатальная и перинатальная педагогика - Психологическая диагностика - Психологическая коррекция - Психологические тренинги - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология влияния и манипулирования - Психология девиантного поведения - Психология общения - Психология труда - Психотерапия - Работа с родителями - Самосовершенствование - Системы образования - Современные образовательные технологии - Социальная психология - Социальная работа - Специальная педагогика - Специальная психология - Сравнительная педагогика - Теория и методика профессионального образования - Технология социальной работы - Трансперсональная психология - Философия образования - Экологическая психология - Экстремальная психология - Этническая психология -