ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

1.4.5. Определенность/неопределенность

«Если бы язык не давал возможности говорить о незнаемом, то он не мог бы служить орудием познания. Не случайно поэтому во всех языках мира существуют особые местоименные формы (неопределенные местоимения), указывающие на неясный, неизвестный или неназываемый референт либо на отсутствие референта» [Гак 1998, 84-85 и далее].

Лицо деятеля может выражаться различным способом: отдельным словом-существительным, местоимением или глагольной флексией. Категория лица, рассматриваемая нередко как одна из базовых категорий предикации, принадлежит предложению, реализуется на уровне синтаксиса в обязательной или возможной связи финитной формы глагола со словом, указывающим на субъект, будь то существительное, самостоятельное или служебное местоимение. Таким образом, выявляется четыре способа возможного выражения лица деятеля:

а) морфологический — в глагольной флексии: говорю, говоришь;

б) синтаксический — по связи со служебным местоимением, которое, имея грамматические признаки служебного слова, тем не менее, морфологически не входит в состав глагольной формы: франц. je parle, tu parle(s), il parle;

в) синтаксический — по связи с самостоятельным местоимением или существительным-подлежащим: я, ты говорил; Маша говорила;

г) синтаксико-контекстуальный, когда лицо определяется не по непосредственной связи глагольной формы с подлежащим, а на основании более широкого контекста или ситуации, например: Пришла и села. Счастлив и тревожен, мечтательный твой повторяю стих (Фет). Лишь посессив твой анафорически указывает на то, что пришла и села относятся ко второму лицу (поэт обращается к Музе) [Там же].

Модифицируя шкалу В.В. Виноградова, В.Г. Гак представляет процесс обобщения и устранения лица деятеля следующим образом:

1) конкретно-личный субъект (с внутренней градацией от единичности к множественности);

2) совокупный субъект (мы с тобой);

3) собирательный субъект (группа студентов);

4) неопределенно-личный субъект (стучат);

5) обобщенно-личный субъект;

6) неопределенно-указательный субъект (это);

7) устраняемый субъект (стучит!);

8) безличность (бессубъектность: светает).

Неопределенно-личный субъект занимает определенное место на этой шкале устранения и обобщения лица. При всей его неопределенности, по определению В. В. Виноградова, в нем сохраняется прямое или скрытое отношение к производителю действия, каковым является одушевленное существо.

Одушевленный субстрат неопределенно-личных форм подтверждается двумя фактами: а) возможностью замены их пассивными конструкциями с устраненным субъектом (поле вспахали - поле вспахано) (пример В. В. Виноградова); б) тем обстоятельством что в языках, где существуют особые местоимения неопределенного лица (фр. on, нем. — man), последние восходят к слову 'человек'» [Гак 1998, 86 и след.].

Средства выражения неопределенноличности образуют функциональносемантическое поле. Следует различать центр и периферию поля в онтологическом и функциональном аспектах. Онтологический центр поля образуется элементом, который является специально созданным для выражения данного значения, и не представляет собой результата переосмысления каких- либо противочленов парадигмы. Функциональный центр поля образуется элементом, наиболее употребительным в данной функции и имеющим наименьшую стилистическую маркированность. Онтологический и функциональный центры могут совпадать или расходиться.

Что касается элементов функционального поля, то они могут быть выявлены в результате совмещения методов дедукции и индукции. В первом случае средства, выражающие данное значение, исчисляются логически с охватом разных уровней языковой системы. Во втором, следуя от языка к языку, мы обнаруживаем все новые способы выражения данного значения. Оба метода дополняют друг друга. Дедуктивно установленные факты проверяются индуктивно, на материале иностранных языков, тогда как индуктивно выявленные способы выражения данного значения не бесконечны, они определяются в конце концов системой языка.

Функциональные центры поля неопределенноличности в разных языках могут быть весьма различными. В выражении неопределенноличности используются средства разных языковых уровней: лексики, морфологии, синтаксиса.

Онтологическим центром выражения неопределенноличности являются сочетания типа какой-то человек, один человек, люди, а также неопределенные местоимения. К последним относятся русские кто-то, кто-нибудь, кое-кто, некто, французские on, quiconque, quelqu'un, немецкие man, jemand, испанские uno, alguno, английские one, somebody, anybody и т. п.

Наиболее разнообразны синтетические средства выражения неопределенноличности. Они связаны с устранением указания на семантическое лицо деятеля. Неопределенным деятель оказывается в двух случаях: или когда он действительно неизвестен, или когда он известен, но по тем или иным причинам не называется. Устранение лица деятеля достигается двумя основными способами: уменьшением валентности глагольного узла и номинализацией процесса [Гак 1998, 86 и след.].

На глубинном уровне семантической структуры неопределенно-личное предложение представляет собой сочетание антропоморфного процесса с неопределенным субъектом. Такая интерпретация неопределенноличности позволяет еще больше расширить круг структур, выражающих это значение. К таким структурам относятся:

— Конструкции с глаголами-конверсивами.

— Особый случай актантной трансформации неопределенно-личного предложения — возведение обстоятельства места в подлежащее, которое при этом выступает как местонахождение определенной группы действующих лиц. Ср.: «В классе шумят» и «Класс шумит». В первом предложении — неопределенно-личный субъект, во втором слово класс может интерпретироваться как указание на совокупность шумящих субъектов или местонахождение их.

— Метонимические описания. Нередко личные предложения представляют собой трансформации предложений, которые на глубинном уровне имеют структуру неопределенно-личных. Например, в высказывании «Время от времени за изгородью щелкал бич» сам по себе бич щелкать не мог, это предложение является трансформом фразы «Время от времени за изгородью щелкали бичом» или «Кто-то щелкал бичом». Субъект действия метонимически заменен орудием действия. Различение определенно-личных и неопределенно-личных предложений определяется нередко ситуацией и тем, как говорящие представляют себе трансформационную историю данного высказывания, то есть мыслят они или нет наличие на глубинном уровне неопределенного действователя.

Обзор типов средств выражения неопределенноличности показывает, что это значение передается прежде всего элементами, содержащими сему неопределенности (неопределенные местоимения, существительные общего значения), затем — переносно некоторыми глагольными и местоименными формами (главным образом 3-го лица множественного числа, как наиболее общими по значению), затем с помощью синтаксических конструкций и морфологических средств (пассив и др., инфинитив, отглагольное

существительное), способствующих устранению субъекта из поверхностной структуры высказывания.

<< | >>
Источник: АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ЧЕРВОНЫЙ. СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ДИНАМИКА КАТЕГОРИИ «ЯЗЫКОВОЙ СУБЪЕКТ» (НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА). 2014

Еще по теме 1.4.5. Определенность/неопределенность:

  1. § 2. Основной деликт кражи
  2. Вопрос 22. Вина и формы вины 1.
  3. В. ОСОБЕННОЕ ПОНЯТИЕ
  4. с) Третья фигура: Е—В—Оп 1.
  5. Пояснения к введению1
  6. ОТРАЖЕНИЕ МЕЖКУЛЬТУРНЫХ И ЯЗЫКОВЫХ ПРОЦЕССОВ В РУССКОЯЗЫЧНОЙ КАНАДСКОЙ ПРЕССЕ
  7. Методы групповой психотерапии.
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. Конечное и бесконечное
  10. КОНЕЧНОЕ И БЕСКОНЕЧНОЕ
  11. Этика
  12. § 2. Литература как письмо - «странный институт»
  13. § 2. Формы вины
  14. Изменчивость по Дарвину
  15. Системность
  16. Отсутствие экспликации грамматического значения в ПЯ или в ИЯ
  17. ЧАСТИ РЕЧИ КАК ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ КЛАССЫ СЛОВ