ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

3.1.2. Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “да”

Во французском разговорном языке (ФРЯ) (о термине «разговорный язык» см. [Земская 2004, 290]) или, как принято традиционно, «разговорной речи» семантический субъект довольно часто эксплицитно редуцируется посредством местоимением “5a”.

Как уже указывалось, дейктические знаки, в частности, местоимения в их регулярном употреблении наиболее абстрактны и в высшей степени ситуативно обусловлены. Исходя из этого, например, А. А. Уфимцева относит их к группе средств «субъективного указания» [Уфимцева 1977, 5] (см. тж. [Репина 1992]).

Обладая безгранично широкой семантикой, «pronoms neutres “cela”, “5a”» [Grevisse 1980] способны заменять одушевленные и неодушевленные имена конкретной и абстрактной семантики, а соответствующие им предикаты отражают как признаки людей, так и вещей.

Субъект речи прибегает к помощи местоимения “5 a” как при полной неопределенности реального деятеля, так и при полной его определенности.

В своей первичной функции “5a” указывает на неодушевленные предметы, иногда приобретая функцию (вторичная) обобщения:

(43) «II a une bicyclette ...— да se faufile partout (B. Clavel. «La grande patience», p. 185).

Однако в разговорном языке [Репина 1992; Cressot 1959; Maillard 1985] дейктическое местоимение “5a” достаточно часто в переносном значении указывает на семантический субъект как на одушевленную, разумную, целенаправленно действующую субстанцию, под которой понимается ’’Человек” или его метафорический «сублимат» (симулякр) [Обухов 2008]. В случае, если предикат действия служит маркером семантического субъекта, объективно возможна замена деноминатива указательным местоимением “5a”, за которым остается, благодаря глаголу (ко-тексту), более широкому контексту или ситуации, только один, но определяющий признак субъекта — одушевленность. Остальные лексико-грамматические характеристики (род, число, семантика конкретного имени) не выражены, что приводит к утрате субъектом индивидуальности.

Употребление “5a основывается на коннотации, опирающейся на “знания о мире”, фоновые знания или общее когнитивное пространство собеседников. Г оворящий, номинируя местоимением “5a” реального деятеля, привносит в его семантику некоторый уничижительный, пейоративный оттенок. При этом может приобретать обобщающее значение:

(44) «Les detenus qui se parlent, mais surtout les cris de ceux qui sont en manque. Et ga hurle, les prisonniers drogues en manque dans leurs cellules» (Paris- Match 11.12.92, p. 53).

На основе уничижительного значения возникают различные смысловые нюансы: пренебрежение, презрение? фамильярность, ирония и др. [Гак 1965, 50]:

(45) «Imaginez un salon de coiffure tout en longueur. “Palace-Coiffure”, que ga s’appelle, avec quinze ou vingt fauteuils articules sur un rang, devant les glaces et autant de commis ... C’est la bousculade du matin au soir la dedans. Qa entre, ga sort et je te taille, et je te savonne, et je te lotionne» (G. Simenon. «La pipe de Maigret», p. 137).

В рассматриваемом примере первое Qa1 выполняет несколько функций:

1) анафоро-указательную: антецедентом да является неодушевленное имя существительное un salon (первичная функция);

2) экспрессивно-выделительную, свойственную клишированному стилю разговорной речи или даже просторечию (que да s’appelle). При помощи этого местоимения производится инверсия, которая в виде анафорического обособления выделяет (met en relief) [Тарасова 1992] название парикмахерского салона “Palace-Coiffure”, подчеркивая, что помпезность названия, судя по дальнейшему описанию, соответствует содержанию процесса (перечисление разнообразности процедур).

Второе Qa2 в сочетании с глаголами действия entrer и sortir (предикатами - маркерами) выступает в 3) метафорически-собирательной функции, свойственной ФРЯ, референтом которой выступает масса людей (les gens). Далее в примере реализуется и вторичная функция личного местоимения 1 лица, ед. числа - Je , которое в сочетании повторяющегося союза et с перечнем глаголов, входящих в единый фрейм «un salon de coiffure», выполняет функцию, свойственную неопределенно-личному местоимению on, чем достигается стилистический эффект членения безликой массы на такие же безликие единицы.

Здесь же можно усмотреть делокутивное (по Э. Бенвенисту) употребление личного местоимения, рассматривая указанное перечисление как повторяющиеся слова парикмахера, предлагающего те или иные процедуры.
::*ON(Ils)

Таким образом, можно построить промежуточную схему асимметрии функций анализируемых местоимений (сплошной чертой обозначаются первичные функции (нормативные, семантические), пунктиром — вторичные (стилистико-прагматические), в основном, на уровне употребления или эффекта) (см. выше):

Для идентификации семантического субъекта, редуцированного местоимением “5a”, необходимо наличие общего фонда знаний собеседников или индивидуализирующего контекста. Например:

(46) «Ben, c’est comme un officier, ga commande des tas de soldats, ga donne des ordres» ( Sempe-Goscinny « Joachim a des ennuis», p. 103). (Qa2 = tous les officiers);

(47) «Je n’y coupais pas alors de mes “quinze ans” a propos des comptes. Ici au moins ga bougeait et ga c’etait deja de l’esperance» (L.F. Celine. «Voyage au bout de la nuit», p. 234). (Qa1 = qch en moi, un sentiment = Jeint).

В современном французском разговорном литературном языке получил развитие особый способ лексико-грамматического выражения субъекта путем его повторного выражения местоимением “5a” (ср. [Александрова 1987; Репина 1992]).

В своих вторичных функциях “5a”, с одной стороны, служит средством повторной номинации уже упомянутого субъекта, а иногда целой пропозиции высказывания или её части [Гак 1972а] (см. выше - примеры (41); (55)), с другой — анафорически указывает на лицо с целью выделить тот или иной признак семантического субъекта и отношение к нему говорящего.

Чаще всего “5a” употребляется как анафора к существительному с неопределенным артиклем, который вводит в информационный фокус интенсионал (содержание понятия) субъекта. В этом случае “5a” становится синонимичным экзистенциально-указательному ‘c’est’. Например:

(48) « Le pere: Les filles, c’est pur comme l’enfant, ga vous tend leur front pour le baiser du soir avec des yeux bien clairs» (J. Anouilh. «L’alouette», p. 18);

(49) «Vingt enfants, ga chouine, ga crie, ga griffe un peu comme les chats dans le machin. — Qa chie, ga chante, ga pipiculotte, ga fait des pieds et des mains pour s’evader» (A. Stil. «Dieu est un enfant», p. 26);

(50) «— Cesar: Les femmes c ’est fier, et c ’est delicat. On a beau ne rien leur dire: Qa voit tout, ga comprend tout, ga devine tout» (M. Pagnol. « Marius », p. 215).

В приведенных выше примерах ga, как и on выполняют функцию кореференции и обобщения, в общем коррелируя с 3 лицом протагониста (см. схему 2).

Отдаленность анафорического местоимения от антецедента может быть минимальной. В таком случае местоимение относится к дискурсивной рамке высказывания и его основная структурно-стилистическая цель - структурностилистическая - избежать повтор номинации (в основном в жанровом диапазоне ФРЯ, приобретая уничижительный оттенок):

(51) «J’ai commence par m’occuper du troisieme etage ou les agents ont trouve les locataires dans leur lit. Qa rouspetait ferme, vous vous en doutez» (G. Simenon. «On ne tue pas les pauvres types», p. 164).

Вообще любой демонстратив (в том числе и “?a”) является одним из средств, разрушающих общие суждения и переводящих их в класс суждений об индивидуализированных объектах [Вольф 1974, 144].

Замена демонстративом “5a” семантического субъекта придает последнему дополнительный смысловой акцент [Шигаревская 1980].

Структуры с “5a” коннотативно передают информацию как об эмоциональном состоянии самого говорящего, так и выражают его модальную оценку не только субъекта-протагониста, но и всей пропозиции высказывания, выполняя при этом анафорическую функцию.

Например:

(52) «Je ne sais pas si Monita etait amoureuse. Une femme, ga cache mieux ses sentiments. Mais lui l’etait certainement" (G. Simenon. «Maigret se fache», p. 56).

(53) Tu iras le voir et tu lui diras: “ C’est notre niece, 5a c’est vrai, on ne peut pas nier, mais les enfants comme 5a, on ne sait jamais ce que ga devient, eleves dans ces maisons” (J. Giono. « Annette», p. 66).

Таким образом, употребление “ga” в позиции подлежащего способствует повышению стилистической нагрузки высказывания. Вбирая в себя положительную или отрицательную оценку, амбивалентное местоимение “да” становится семантическим коррелятом мейотических или пейоративных форм выражения [Шаховский 2008]. Например:

(54) «Ils vont tous se marier. C’est comme une epidemie. Vous ne connaissez pas Claire. Vous n’y perdez pas trop. Une vraie femme pour Ferdinand. Qa parle bas, dans les coins, le futur menage, toute la journee du dimanche. Alors, vous pensez: l’amour? Qui’che? Qa parle interminablement de la chambre en noyer cire, de la moquette clouee, du service de Baccarat, enfin de ce qu’ils appellent “le nid” Je vous demande pardon, mais ca me degoute, ca me degoute» (G. Duhamel. «Vue de la Terre promise», p. 197).

Выражая пропозициональное отношение, говорящий субъект, сливаясь с интенциональным, употребляет местоимение ca, функциональной сферой которого остается ФРЯ, в обобщенно-аксиологических клише (фразеорефлексах - термин В.Г. Гака [1994; 1995; 1996]), выполняющих различные прагматические функции: Qa me degotoe, ca me fait chier (груб.); Qa vous derange?; Qa va? / Qa vapas ?, etc.

Таким образом, идентификация семантического субъекта, выраженного дейктическим местоимением “ga”, осуществляется по семантике эксплицитных предикативных маркеров (глаголы действия), через ближайший ко-текст (анафорическая, структурная функция), с эффектом субъективного модальноаксиологического значения, отражающего отношение говорящего к субъекту-протагонисту. Функциональной средой “ga” является французский литературный разговорный язык и просторечие.

<< | >>
Источник: АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ЧЕРВОНЫЙ. СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ДИНАМИКА КАТЕГОРИИ «ЯЗЫКОВОЙ СУБЪЕКТ» (НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА). 2014

Еще по теме 3.1.2. Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “да”:

  1. 2.2. Редукция семантического субъекта как проявление функциональной динамики в языке
  2. Причины редукции семантического субъекта
  3. 2.2.2. Лексико-грамматическая парадигма форм редукции семантического субъекта
  4. Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “on"
  5. Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “quelqu’un"
  6. 3.1.2. Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “да”
  7. 3.1.3. Редукция семантического субъекта местоимением “qui”
  8. Выражение субъекта местоимением “qui” в интеррогативах
  9. 3.2.1. Редукция субъекта местоимением “qui” в вопросительных предложениях, выполняющих вторичную функцию
  10. ГЛАВА IV. ИМПЛИЦИТНЫЕ ФОРМЫ СЕМАНТИЧЕСКОГО СУБЪЕКТА
  11. Имплицитность семантического субъекта в безличных конструкциях
  12. 4.1.1. Элиминация семантического субъекта в пассивных конструкциях
  13. 4.1.2. Латентность семантического субъекта в возвратно-пассивных конструкциях
  14. 4.1.3. Невыраженность семантического субъекта в возвратнокаузативных конструкциях
  15. 4.1.5. Имплицитность семантического субъекта в конструкциях, образованных глаголами-конверсивами типа “recevoir”
  16. 4.2. Устранение семантического субъекта посредством номинализации