ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

5.3. Фразеологические средства выражения категории «языковой субъект»: человек и его симулякры

Ядерными слотами категории «языковой субъект», помимо метаязыкового слота «синтактико-семантическая репрезентация» (подлежащие, синтаксический субъект и проч.), являются слоты «интеллектуальная деятельность субъекта» и «речевая деятельность субъекта», выявляющие функциональную среду категории.

Существуют ли фразеологически выраженные слоты категории «языковой субъект», объединяемые в группы по полевому признаку? Мы отвечаем на этот вопрос положительно. Более того, по аналогии с лексическими полями категории объединяются в более широкие ассоциативные образования, которые можно назвать категориями более высокого ранга, обобщающими категориями. Если вспомнить «семантические примитивы» А. Вежбицкой, то можно говорить о синтезе таких примитивов в более сложные образования - категории, категориальные поля. Например, выделяемый С.М. Кравцовым концепт «Поведение человека», с одной стороны, представляется «фразеосемантическим» полем и включает в себя «микрополя»: «Поведение агрессивное», «Поведение демонстративное» и т.п. (всего 14) [Кравцов 2008, 110-111]. Однако, несомненно, языковых презентаций проявлений того или иного типа поведения человека бесчисленное множество, даже если попытаться ограничить определенные типы поведения во фразеологических формах, типологизировать, разбивая на микрополя. Например, в речевой ситуации ФЕ «dorer la pilule» может быть аксиологически положительной или пейоративной (иронической и т.д.), в связи с чем самого пристального внимания заслуживает проблема функционирования этих фразеологизмов в речи.

В обычном высказывании - суждении субъекту свойственно соединяться в первом лице: «Я - против! », т.е заключать в себе субъекта локутивного акта и интенционального (интеллектуального) субъекта иллокутивного акта и протагониста, скрытого за «Я», а на самом деле — Иванова Рихарда Ивановича, который выражает несогласие с переходом на зимнее время.

Нести ответственность (возможно, и юридическую, например, в суде присяжных) придется всем трем субъектам, онтологически объединенных в одном физическом (или юридическом) лице. Поэтому трудно представить себе высказывание типа «*Je vois lapaille dans I’oeil du prochain et je ne vois la poutre dans le mien». Такая фраза противоречит «максиме такта» Дж. Лича: «не осуждать себя» [Leech 1983].

Что функционально важного в метафорическом тезаурусе несет фразеология, включающая паремию, например, «библеизмы»? Назидательность,с одной стороны (субъект высказывания обращается либо к адресату в качестве протагониста, либо характеризует 3 -лицо). С другой стороны, — уход от ответственности, ссылка на общепринятое мнение, «устранение субъекта». Такие уловки давно знакомы логико-риторическим штудиям [Шопенгауэр 1900].

Эксплицитный синтактико-семантический субъект «Я», «Je», «I» и т.д. могут заменить «метафоры, которыми мы живем» [Лакофф 2008]. Так, Дж. Лакофф и М. Джонсон утверждают, «что процессы человеческого мышления во многом метафоричны. Это то, что имеется в виду, когда мы говорим, что концептуальная система человека структурирована и определена с помощью метафоры. Метафоры как выражения естественного языка возможны именно потому, что они являются метафорами концептуальной системы человека» [Там же: 27].

По мнению Г. Гийома, признавать в языке социальное явление, каким он является в силу его использования людьми в качестве средства экстериоризации и передачи своих мыслей и чувств, и не видеть в нем собственно человеческого явления, т.е. внесоциального, заключенного в самом человеке, говорящем или не говорящем, но думающем, - это значит лишить себя всякой возможности познания его структуры, возникшей не из встречи человека с человеком, а из вечного противостояния человека и вселенной, универсума, из специфически человеческих условий этого столкновения, определенным зеркалом которых и стала структура языка [Гийом 1992, 162].

Нами были выделены ядерные компоненты категории «языковой субъект», в который входят в первую очередь фразеологизмы французского языка, обозначающие умственные и речевые действия человека, проведен лексико-грамматический анализ структур данных фразеологических единиц.

В ходе исследования выяснилось, что категориальные поля ’Интеллектуальная деятельность человека’ и ‘Языковая деятельность человека’ могут быть представлены в виде ядра функционально-семантического поля (ФСП) категории «языковой субъект».

ФСП интеллектуальной деятельности неоднородно, его компоненты могут быть логически последовательно структурированы. Константы (семантические опоры поля) образуют в свою очередь ряд субполей со своими компонентами, значение которых выражено в современном французском языке не только соответствующими лексемами, но и более сложными лексико - семантическими образованиями - фразеологизмами. В отличие от отдельной лексической единицы фразеологизмы выражают более развернутый смысл понятия, передающий к тому же отношение носителей языка к интеллектуальной деятельности.

В результате аналитической обработки материала нами были выделены следующие константы или этапы ментальной деятельности человека:

1. Процесс мышления, предполагающий объект мысли (думать, размышлять и т.д.): mettre dans la (sur la; en) balance - обдумывать, взвешивать за и против, сопоставлять; faire son compte de - рассчитывать, предполагать; ne (n ’en) faire ni une ni deux - долго не задумываться, сразу принять решение, не долго думая; a l ’esprit tendu a qch - усиленно думать над чем-л.

2. Целенаправленный процесс познания “ cogito” (познать, узнать что-л. и т.д.): demasquer (demonter, devoiler) les batteries de qn - раскрыть чьи-л. планы, намерения; vider une affaire - выяснить дело; dire (tirer)la bonne aventure- предсказать будущее.

3. Характер и возможность успешного процесса познания (понимать, разбираться в чем-л. и т.д.): ne comprendre (n ’entendre) ni A ni B - ничего не понимать; travailler du couvercle - шевелить мозгами, соображать.

4. Результат познания - “знание”. Убежденность в истинности знаний - “вера” (знать, верить во что-л.): connaitre (savoir) qch de (depuis) A jusqu’a Z- знать что-л. от А до Я (от начала до конца); ne connaitre ni d’Adam ni d’Eve- совершенно не знать кого-л.; croire a qch comme article de foi- слепо верить чему-л.,, во что-л.

5. Выбор как результат ментальной деятельности (решиться, сделать выбор, принять решение): prendre sous son bonnet - решить по собственному усмотрению; consulter son bonnet de nuit (son chevet, son oreiller) - отложить решение на утро; fondre la cloche - принять неожиданное решение.

6. Оценка, мнение о человеке, его образе действий, а также явлений объективной действительности, произведенное через призму ментальных качеств (дурак - мудрец; умный - глупый; безрассудно; верно; истинно; и т. д.): abime (puits) de science - кладезь премудрости; ane bate(renforce) - набитый дурак; couper l ’arbre pour avoir le fruit - поступать неразумно; aller sans baton - поступать необдуманно; a sot auteur, sot admirateur - дурак дурака хвалит.

7. Сохранение и воспроизведение знаний - “память” (помнить - забыть и т.д.): Avoir un blanc - внезапно забыть что-л.; rien ne vieillit plus vite qu’un bienfait - ничто не забывается так быстро, как доброе дело; fourre-toi ga bien dans le ciboulot - заруби (это) себе на носу.

8. Передача знаний (учить кого-л., объяснять что-л. и т.д.): apprendre a vivre - учить уму разуму, житейской мудрости; n ’avoir rien appris, (et)rien oublie - ничего не забыть и ничему не научиться (о династии Бурбонов); eclairer sur la couleur - объяснить что к чему; faire comme saint Jean qui donnait le bapteme sans l ’avoir regu - учить других тому, чего сам не знаешь.

9. Контроль знаний (проверить, экзаменовать кого-л. и т.д.): c’est dans l ’adversite qu ’on connait les amis - друзья познаются в беде.

10. Сокрытие знаний, истины: с’est un bateau - это надувательство; donner la(une) baie a (repaitre de baie a) - обмануть, надуть; mettre un bandeau a qn - обманывать, вводить в заблуждение; faire l’ane pour avoir du bran (du son) - одурачить кого-л., провести кого-л., прикинувшись дурачком.

11. Итог ментальной и ментально-практической деятельности,

воплощение знаний в практической деятельности (придумать что-л., догадаться о чем-л., угадать что-л., сообразить, писать что-л., сочинять что-л.

и т.д.): faire le coup - осуществить свой замысел; les fous inventent les modes, et les sages les suivent - дураки придумывают моду, а умные ей следуют.

Как видим, фразеологические единицы французского языка отличаются степенью своей структурной завершенности и образным (метафоричным) содержанием. Фразеологизмы, выражая положительную или отрицательную коннотацию, выполняют также стилистическую функцию, которая проявляется в их принадлежности к определенному уровню языка и в экспрессивно - эмоциональной окраске. Работа над данной темой позволила нам, в определенной мере, выявить национальное видение носителями французского языка и французской культуры интеллектуальной деятельности человека и проанализировать компонентный состав фразеологических единиц, отражающих данное понятие.

Каково же поведение «человека когнитивного»? Здесь язык также избегает прямой номинации. Симулякрами (репрезентативами) «Homme» становятся соматизмы, метафора, метонимия, генерализованные формы (см. выше).

Ядерными соматическими элементами, метонимически замещающими семантического деятеля, будут переданы лексемами «tete» и «langue».

Во фразеологическом тезаурусе любого языка наблюдается стремление к метафорическому обобщению, гиперболизации для усиления перформативного эффекта суждения, возведенного в ранг истины.

Однако непременным условием такой трансформации является устранение прямого семантического субъекта. Иногда происходит подмена семантического субъекта фразеологизма или паремии его объектом. Чаще всего,это связано с разнообразием слотов одного категории, например, «любовь», «родина», «интеллигентность», «душа». Такие категории этномаркированы и отличаются как количеством слотов, так и их наполнением. Однако для всех них существует универсальная пресуппозиция данности, «экзистенциальности»: «Когда говорят о России, высказывание превращается в констатацию — «умом Россию не понять», «хотели как лучше, получилось как всегда»: говорящий о России должен заранее согласиться с тем, что ничего небанального о своем предмете он не скажет.

Высказывание о России ничего не высказывает, но смысл разговора не в том, что Россия непредсказуема, а в том, что мы это знаем. Россию можно только повторить, поэтому о России нельзя молчать: смыслом России является данность...» [Мерлин 2006, 5].

Поэтому такие a priori данные категории и их составляющие слоты ложатся в основу «бессубъектной» фразеологии. А что для человека может быть более данным, чем его тело ?

Причем мы можем легко выявить семантически аксиологический характер фразеологии, направленной на интерактивный объект. Актуализируя в акте высказывания субъект и адресат, мы можем выявить интенциональность того или иного фразеологического высказывания или выражения.

Как известно, в оценке есть три принципиальных позиции: «+/-/0». Причем, категория оценочности амбивалентна, и то, что в одной ситуации кажется положительным, в другой приобретает либо отрицательный, либо нейтральный оттенок [Арутюнова 1984; Вольф 1985] . Субъективность коррелирует с двумя первыми оценками (положительными или отрицательными). Третий вариант нам дает «объективное» безличное суждение, прописную истину, «топос».

Существует мнение, что «.фразеологизмы - соматизмы русского языка наиболее часто употребляют пять компонентов: голова, глаз, сердце, рука, нога и семь — французского: tete, oeil, coeur, main, bras, pied, jambe» [Городецкая 2007, 5]. Совершенно очевидно, что расхождение в количестве здесь объясняется номинативной асимметрией: рука - main / bras и нога - pied / jambe. При этом список далеко не закрыт.

Рассмотрим соматизмы, входящие во фразеологизмы интеллектуальной деятельности. Выделим субъект прямой номинации и метафорический субъект.

Человек - носитель знаний обозначен во фразеологическом сочетании антропонимом Un homme (m), femme (f) + prep. de + соматизм tete: un homme (une femme) de tete - умный человек. Особенностью данного фразеологического сочетания является прямая номинация человека-протагониста. Следует сказать, что во фразеологизме лексема голова с предлогами выполняет функцию детерминатива. Этот детерминатив выражает положительную оценку умственного развития субъекта (de tete).

Таким образом, чтобы «номиновать» человека - носителя знаний, соматизм должен стать метафорическим детерминативом. Как писали М. Лакофф и М. Джонсон, «метафора и метонимия — это разные виды процессов. Метафора — это прежде всего способ постижения одной вещи в терминах другой, и таким образом ее основная функция заключается в обеспечении понимания. С другой стороны, метонимии присуща в основном референциальная функция, т. е. она позволяет одной сущности заменять другую. Но метонимия - это не только референциальный прием. Выбор части определяет, на какой стороне целого фокусируется внимание. Когда мы говорим, что для проекта необходимы светлые головы, мы используем «светлые головы» для обозначения «умных людей». Существенно не то, что мы используем часть (голову) для обозначения целого (человека), а то, что мы выбираем отдельную характеристику человека, а именно ум, которая ассоциируется с головой» [Лакофф 2008, 62].

Как показало исследование, метафорическая косвенная номинация осуществляется 5 типами фразеологизмов - сочетаний:

1) . «соматизм tete + прилагательное»;

2) . «соматизм tete + prep. de + существительное»;

3) . «соматизм tete + prep. а + существительное»;

4) . «соматизм tete + соматизм coeur»;

5) . «соматизм tete во мн.ч. + prep. + субстанция, место и др.».

1. Фразеологизмы - сочетания «соматизм + прилагательное»

номинируют человека-носителя знаний с позитивной и негативной стороны. Аксиология достигается благодаря семантике детерминантов - адьективов, сочетающихся с фразеолексемой. В рамках структуры фразеологического сочетания адъективы выносят оценку соматизму и тем самым служат маркером, обозначающим интеллектуальный уровень субъекта. Во фразеологических сочетаниях данного типа выражается оценка качеств, которые лежат в основе внутренней формы фразеологических единиц рассматриваемого фразеосемантического поля.

Аксиология, возникающая в результате переосмысления

прилагательных, достигается путем выстраивания ассоциативных связей, образующихся между соматизмом и семантикой прилагательных, которые выражают психологические свойства человека:

1) . общие характеристики:

а) положительные: tete posee или rassise - разумный человек;

6) отрицательные: tete ecervelee - безрассудный человек;

2) . качество мыследеятельности: tete bien ordonnee - здравый, методичный ум;

3) . физические свойства с метафорической характеризацией:

а) его твердости: tete dure (твердая) - тупой, малоразвитый человек;

б) веса: tete legere - легкомысленная голова;

в) силы: forte tete - человек с головой, умница.

Прилагательные с дескриптивным значением, имея, естественно, аксиологическую составляющую, передают более яркий национальный культурный код, соотносимый с образом:

1). производимых действий:

а) передвижения без цели: tete vagabonde (от vagabonder - бродить) - непутевая голова;

б) деструктивных действий: tete felee (треснутый) - ненормальный человек;

в) механистических, низкого качества: tete mal timbree - ненормальный человек;

2) . явлений природы (метафора): tete eventee (ветреный, легкомысленный - от vent - ветер) - бестолковый, безрассудный человек, вертопрах;

3) . формы объекта: tete carree (досл. квадратная голова) - тупица.

Смежные с соматизмом голова лексемы cervelle f), esprit (т)и т.д.

сочетаются с прилагательными, указывающими на:

1) . форму, незаполненный объем, пустоту: la cervelle creuse (впалый

мозг) - безмозглая голова; l’esprit creux - пустая голова, бессодержательный человек; la tete a l ’envers - помутненный разум;

2) . свет (метафора): esprit eclaire - светлый, просвещенный ум, светлая голова.

Фразеологическое сочетание un panier perce - дырявая голова представляет собой сдвоенную метафору субъекта.

Сдвоенная метафора, по нашему мнению, - номинация, в результате которой субъект замещается не соматизмом, а метафорической формой, которая в свою очередь обозначает человека - носителя знаний и дает характеристику его умственным способностям: корзина в значении голова и прилагательное дырявая выражают отрицательное отношение к субъекту.

II. Соматизм tete + prep. de + существительное. Следует отметить, что в данном типе фразеологических словосочетаний детерминация субъекта достигается аналитически: de + существительное.

Во фразеологических словосочетаниях, в которых наличествует скрытая компаративность, помимо кода соматизма представлены следующие культурные коды:

1). материал - дерево: tete de bois - тупой человек;

2) . птицы (голова): tete de linotte (голова коноплянки) - бестолковый, безрассудный человек;

3) . животные (голова) - мула, осла, быка: tete de mule (de mulet, d’ane, de boeuf) - бестолочь;

4) . артефакты: tete de girouette - бестолковый, безрассудный человек;

5) . продукты питания: овощи, фрукты, мясные изделия (choux - капуста, lard - сало): tete de choux - глупая голова, дурная башка; tete de lard - дурная башка.

Как видим, во французском языковом сознании низкий умственный уровень субъекта ассоциируется с признаками, присущими представителям животного мира, птицам, явлениям природы, продуктам питания, рукотворным предметам, материалу, его качеству и т.д.

III. Соматизм tete + prep. а + существительное. Фразеологические сочетания данного типа несут негативную категорическую оценку интеллектуальному уровню субъекта. Предлог а в сочетании с субстантивом выражает предназначение субъекта, которое состоит в тяжелой работе (работа для дурака) и у которого в голове только ветер:

1) . особенности работы (барщина, тяжелая работа, наряд, даже расстрел): tete а corvees - дурак;

2) . явления природы (вольный воздух): tete а l ’event - бестолковый, безрассудный человек;

IV. Соматизм tete + соматизм coeur. Во французской лингвокультурной традиции ум находится в оппозиции к сердцу. Это противопоставление выражает фразеологизм mauvaise tete et bon coeur (досл. Плохая голова, но хорошее сердце) - человек безрассудный, но добродушный; Le c&ur a ses raison que la raison ne connaitpas и т.д.

V. Соматизм tete во мн.ч. + prep. + место. Например: Deux tetes dans un bonnet (sous le meme chapeau) - две головы в одном чепчике, в одной шляпе - единомышленники. Множественный субъект в структуре фразеологического сочетания подчеркивает единство взглядов, мнений, единомыслие субъектов- протагонистов.

Функциональной особенностью данных оценочных фразеологизмов является метафорическое представление субъекта 2-го и 3-го лица в роли оцениваемых по метафорическим параметрам их интеллектуальной деятельности.

Во французском вербальном сознании голова соотносится с воображением. Например: Sa tete est un (vrai) brasier - у него пылкое воображение. Соматизм tete, выполняющий в предложении функцию подлежащего, метонимически отмечает не только человека, но и характер ментальных процессов.

В паремиях, дающих большую этническую маркированность оценке умственной сферы человека, отмечается взаимозависимость

интеллектуального уровня человека с его физиологическими и антропологическими особенностями, с перспективами обучения и т.д.:

1) . умственные способности - физиологические особенности носителя знаний: Tete de fou ne blanchit (jamais) pas - дураки не седеют;

2) . умственные способности - качество характера: Ce qu ’il a la tete il ne l’apas auxpieds (au talon) - если он что-либо вобьет себе в голову, он от этого не откажется;

3) . размер головы и умственные способности: Grosse tete, peu de sens - большая голова еще не означает большого ума, велика фигура, да дура. Во фразеологизме противопоставляются размер вместилища ума и качество содержания. Во французском языке существует синонимичный фразеологизм приведенному выше выражению En petite tete git grand sens (досл. В малой голове содержится большой смысл) - мал золотник, да дорог;

4) качество умственных способностей - успех: Qui a bonne tete ne manque pas de chapeau - у кого есть голова на плечах, тот не пропадет;

5) количество голов, умов - знания, мнения: Autant de fetes, autant d’avis (d ’opinions, de sentiments) (vingt tetes, vingt avis) - Сколько голов, столько умов;

6) низкие умственные способности - последствия для обладателя: Quand on n ’a pas de tete, il faut avoir des jambes- дурная голова ногам покоя не дает;

7) умственные способности - возможность обучения: A laver la tete d’un ane (d’un Maure, d’un More) on perd (son temps) sa lessive- дурака учить, что мертвого лечить.

Таким образом, как показал анализ французских ФЕ, субъект - носитель знаний реже получает прямую (homme/femme) и чаще косвенную номинацию во фразеологических сочетаниях, имеющих в своем составе лексему tete и др.

Однако, на наш взгляд, еще более важной категорией, выражающей субъекта когнитивного, является категория «langue - язык», поскольку в ней совмещается интеллектуальная и речевая деятельность человека. Н.Д. Арутюнова пишет: «Язык — это своего рода аналог человека. Как и человек, он соединяет в себе материю и дух. Он воспринимается одновременно умом и органами чувств. Этот дуализм языка, повторяющий двойственную природу человека, отражен почти во всех его дефинициях» [Арутюнова 2000, 7]. На примере ФСП «Речевая деятельность» мы также отмечаем все стадии

взаимодействия Я говорящего (А), Я интеллектуального (В) и Я протагониста (С). Причем, попытаемся отследить, с одной стороны, их степень эксплицитности, а с другой - разобьем их на три аксиологические группы:

(I) «поощрение речевой деятельности»,

(II) «запрещение речевой деятельности» и

(III) «прочие характеристики речевой деятельности».

Первую характеристику мы обозначим латинскими буквами, вторую — цифрами: ne vous (en) deplaise! разг. не в обиду вам будь сказано (I - А); je t’en dirai bien d’autres - я тебе еще не то скажу (I - А); vous m’en direz tant! уж вы скажете!(11-А+В); . je m’entends bien (разг.) - я отлично понимаю, что говорю (I -А+В); J’appelle un chat un chat et Rolet un fripon - слова Буало о прокуроре парламента Роле - известном взяточнике (III -А+В); . je vous en defie ручаюсь, что вы не сделаете этого (III - А+В); aussitot dit, aussitot fait - сказано-сделано (III - С) и т.д. Последний пример с устранением субъекта и объективизацией фразеологизма наиболее представлен во французском фразеологическом тезаурусе.

Таким образом, во фразеологических единицах и паремиях проявляется когнитивный и прагматический (субъект-субъектный, интеракциональный) уровни формирования категории «языковой субъект».

<< | >>
Источник: АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ЧЕРВОНЫЙ. СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ДИНАМИКА КАТЕГОРИИ «ЯЗЫКОВОЙ СУБЪЕКТ» (НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА). 2014

Еще по теме 5.3. Фразеологические средства выражения категории «языковой субъект»: человек и его симулякры:

  1. КАТЕГОРИЯ «ВСЕОБЩНОСТЬ СУБЪЕКТА» И ЕЕ ОНТОЛОГИЧЕСКИЙ СМЫСЛ
  2. СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ НЕГАТИВНОЙ ОЦЕНКИ В СОВРЕМЕННЫХ ГАЗЕТНЫХ ТЕКСТАХ С.А. Свистельникова Старооскольский филиал ВГУ
  3. АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ЧЕРВОНЫЙ. СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ДИНАМИКА КАТЕГОРИИ «ЯЗЫКОВОЙ СУБЪЕКТ» (НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА), 2014
  4. 1.1. Категория субъекта в антропоцентрической парадигме
  5. 1.1. Индексальные и номинативные поля категории субъекта
  6. 1.4.2. Полифонический субъект высказывания как основная единица смыслового анализа
  7. ГЛАВА II. СИНТАКСИЧЕСКАЯ СЕМАНТИКА И ТРАНСФОРМАЦИИ ЯЗЫКОВОГО СУБЪЕКТА ВО ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ
  8. Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “on"
  9. 3.1.2. Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “да”
  10. ВЫВОДЫ
  11. 5.2. Личный, неопределенно- личный, обобщенно-личный субъект
  12. 5.3. Фразеологические средства выражения категории «языковой субъект»: человек и его симулякры
  13. ВЫВОДЫ
  14. 1.2.1. Средства выражения абсолютной конструкции модели 1: «существительное + прилагательное/причастие»
  15. 2.1.1. Средства выражения абсолютной конструкции разновидности! модели2 «существительное! + предлог + существительное2»