ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

ГЛАВА III. ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ СРЕДСТВ РЕ ДУКЦИИ СУБЪЕКТА ВО ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ

Результат ряда проведенных экспериментов с носителями русского и французского языков показал4, что, несмотря на открытую парадигму лексического представления синтаксического субъекта, в подавляющем большинстве имманентной характеристикой языкового субъекта, его категориальным ядром становится одушевленность, а семантическим ядром выступает семема «человек» [Верхотурова 2010 - эл.
рес.].

Человек в языке, как уже указывалось, получает множество разнообразных обозначений. Он может быть назван по своим общественным функциям, взглядам, моральному облику, нравственным склонностям и вкусам, по своим поступкам и поведению, семейному статусу, родственным связям, внешнему виду, отношению к нему говорящего и многому другому, но нередко, в силу определенных причин, лексическая единица, конкретно выражающая Человека, заменяется в речи, в предложении неопределенными или обобщенными средствами выражения. Такое потенциальное разнообразие, по нашему мнению, приводит к эксплицитной редукции семантического субъекта. По-видимому, чем важнее для языка какое-нибудь понятие (‘воплощенная категория’), тем более разнообразными способами оно обозначается. Определяющим оказывается интенциональный вектор: выразить в предложении присутствие субъекта.

В третьей главе рассматриваются предложения с редуцированными РС, отражающими предметную ситуацию, в которой действие осуществляется тем или иным лицом. Эксплицитная редукция субъекта на синтаксическом уровне предложения позволяет в полной мере выразить все компоненты ситуации

4 В частности, одним из экспериментов стала интерпретация известной фразы «Глокая куздра...». Показательно, что среди респондентов (18-25 лет) большинство замен сводилось к «человеческим» семемам «плохая мама», «нехорошая девушка (обидела парня, а теперь жалеет)». Психологически эксперимент доказал, что приоритет «личностных смыслов» лежит в сфере человеческих отношений (ср.

[Залевская, 26-265]).

действия. Все семантические составляющие структуры “Субъект - Действие - Объект” в таких языках, как французский (фиксированный порядок слов), находят в предложении свое формальное соответствие [Перлмуттер 1982]. Семантические значения выступают в предложении в их речевых реализациях последовательно, по порядку следования словоформ. Таким образом, реализуется симметричная валентная связь предиката с его основными актантами.

Предложение с эксплицитно редуцированным субъектом выражает действие, протагонист которого, реальный деятель, семантически затушеван и представлен не в полной мере. Круг ядерных местоимений, наделенных функцией эксплицитно замещать субъект, весьма ограничен. Местоимения “on”, ”quelqu’un”, “?a”, “qui” составляют достаточно рекуррентную группировку лексики, которая несет в себе изначально самое общее, приблизительное представление о реальном деятеле. Какие-то из них обозначают признак одушевленности, другие только виртуальную связь с предикатом, т.е., отмечают (маркируют) «позицию субъекта» в той или иной синтаксической роли или актантной функции (по Филлмору). Эксплицитно устраненный семантический субъект теряет значительную часть информации, характеризующую человека (референциальное знание по О. Йокояма). Действительно, совокупность сем источника действия не конкретизирована. Род и одушевленность реального деятеля не всегда обозначены явно. В силу языковой асимметрии все указанные местоимения принадлежат к группе третьего лица, за которым часто скрывается первое или второе лицо, а формальное единственное лицо данных местоимений реально может отражать семантическую множественность субъекта. Эксплицитные средства редукции субъекта направлены на максимальную невыраженность характерных сем, составляющих категорию “человек”.

Как видим, эксплицитная редукция субъекта проводится лексическими средствами, которые служат лишь формальным показателем присутствия реального деятеля, репрезентативом субъекта (РС) на синтаксическом уровне предложения.

Эксплицитные средства устранения конкретных форм выражения реального деятеля составляют отдельную подсистему в лексико-семантическом поле средств редукции семантического субъекта.

Местоимения “on”, “quelqu’un”, “?a”, “qui” находятся в оппозиции к конкретным формам выражения реального деятеля, а также к имплицитным формам редукции семантического субъекта. Описывая действие, продуцированное человеком, говорящий прибегает к выбору одной из противопоставленных друг другу форм выражения семантического субъекта или его полной имплицитности. Выбор средств языкового выражения реального деятеля соотносится субъектом речи с контекстуальными, ситуативными и энциклопедическими знаниями (см. выше концепцию О. Йокояма [Йокояма 2005]). В синтаксическую структуру предложения входят лишь те элементы плана содержания, которые являются информативно значимыми, т.е. релевантными в пределах одной речевой ситуации. В случае формальной редукции семантического деятеля восстановить его семное содержание, конкретизировать его, а тем более идентифицировать референт без ситуации и контекста невозможно [Растье 2001].

<< | >>
Источник: АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ЧЕРВОНЫЙ. СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ДИНАМИКА КАТЕГОРИИ «ЯЗЫКОВОЙ СУБЪЕКТ» (НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА). 2014

Еще по теме ГЛАВА III. ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ СРЕДСТВ РЕ ДУКЦИИ СУБЪЕКТА ВО ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ:

  1. ГЛАВА III. ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ СРЕДСТВ РЕ ДУКЦИИ СУБЪЕКТА ВО ФРАНЦУЗСКОМ ЯЗЫКЕ