ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Имплицитность семантического субъекта в безличных конструкциях

Семантический субъект имплицитно выражен в так называемых безличных конструкциях. Эти синтаксические структуры, несмотря на семантически пустое “il”, наиболее близки моделям, которые имплицитно выражают семантический субъект.

Проявление в предложении деятеля связано с семантикой глагола, выражающего действие, характерное для субъекта. Объект воздействия имплицитно выраженного субъекта, как правило, находится в позиции дополнения. Например:

(83) «De leur cote, les ventes de logiciels sur CD-ROM ne cessent de grimper: «Il s’en est vendu environ 300000 cette annee soit pres de 4 fois plus qu’en 2003”— ajoute-t-il» (Figaro 3.01.95, p. 7).

Безличные конструкции, описывающие действия имплицитного субъекта (ИС), используются говорящим с целью обратить внимание слушающего на наиболее важную часть передаваемой информации, на действие и объект воздействия субъекта, а также возможный результат действия:

(84) «Il se produisit un incident minime» (le Petit Robert, p. 1537).

Безличные конструкции (БК) с формальным, заполняющим в соответствии с синтаксическими правилами построения французской фразы субститутом “il”, необходимо отличать от омонимичного местоимения 3л., ед.

ч. м.р. Ср. в примере (81) il1 и il2. Для их различения необходимо обращение к семантике, контексту и т.д. (см. выше). Е.Е. Корди приводит наиболее точное определение БК французским исследователем М. Вильмэ: «Безличная

топикализация снабжает грамматическим подлежащим высказывание, лишенное логического субъекта, или устраняет логический субъект с первого места» [Цит. по Корди 2004; см. тж. Wilmet 1986]. Ю.С. Степанов выделил четыре семантических типа БК: 1) стихийные явления природы; 2) стихийные явления организма, внутреннего мира и психики человека; 3) сфера модальности; 4) значение существования, наличия [Степанов 1990, 273]. Однако, по мнению Е.Е.

Корди, понятийная область «стихийные явления организма, внутреннего мира и психики человека» во французских БК не представлена [Корди 2004, 333]. Тем не менее, мы находим примеры, в частности, идиоматизированные, которые трудно не связать с имплицитным субъектом (в данном случае переживающим):

(85) «Il estplus dur d’etre execute et de tomber dans le troisieme dessus. A ton aise... Oh ! a ton aise, dit Molina qui enfon5ait son chapeau sur sa tete» (J. Claretie, «Le Million », p. 118-119). (- Будет хуже, если у тебя все опишут, ты окажешься в нищете... Как хочешь, - сказала Молина, надевая шляпу...)» (ФРФС) = (ИС — субъект воздействия, бенефициант).

Симптоматично, что в переводе безличная форма, устраняющая субъект, передана эллипсисом (Будет хуже = Тебе/нам и т.д. будет хуже), что косвенно доказывает семантическую передачу французским безличным оборотом «внутреннего мира и психики человека».

Справедливости ради, нужно отметить, что в классификацию безличных конструкций входят БК ([Корди 2004]), имплицитно обозначающие субъект, ипостаси которого разнятся:

(86) «Vers les huit heures du soir, il faisait nuit noire » (H. Stendhal. цит. по «le Petit Robert», p. 753). - К восьми часам вечера уже стояла темная ночь;

(87) «Il y faisait chaud» = (там жарко было (о яростном бое, серьезном деле, горячем споре)) (авт.) = (ИС— акциональный обобщенный субъект - протагонист).

Основным (первичным) значением БК считается бессубъектность [Grevisse 1986] процессов и явлений, обозначаемых глаголами и оборотами il pleut 'идет дождь', il neige 'идет снег', il gele 'морозит', il tonne 'гремит гром', il fait chaud 'тепло', il fait froid 'холодно', il fait frais 'свежо' il fait nuit 'темно' и т. д. Для такой группы имперсоналов, по мнению Е.Е. Корди, свойственно «употребление формального подлежащего — нереферентного местоимения il, которое не имеет никакого лексического значения и является служебным словом» [Там же]. Однако в учениях, близких психомеханике и психосистематике [Гийом 1992; Скрелина 2002; Тюкалова 2005], высказывалась мысль о том, что прототипически в этих оборотах присутствует персональность в виде «мирового лица», которое может быть противопоставлено «человеческому лицу» [Moignet 1980].

Косвенным подтверждением того, что в когнитивном представлении французов о языке (см., напр., [Язык 2000], или «метафункции языка» в [Якобсон 1975]) безличное “il” коррелирует с некоторыми грамматическими значениями личного местоимения “il” 3 л. (в частности, тот факт, что его грамматический род онтологически соотносится с гендером и физиологическим полом), мы можем считать такой анекдот (petite histoire drole), трактуя его исключительно в традициях З. Фрейда [Фрейд 1990; 1997]: «C'est une fille qui est tellement 'feministe ’, que quand elle regarde sa montre, elle dit: - Quelle heure est-elle?» (ND- I, p. 428).

Трудно не согласиться, что БК является крайним проявлением устранения личного субъекта. К вышеперечисленным БК природных явлений примыкают «темпоральные и метеорологические обороты, которые являются лексикализованными именно в безличном употреблении» [Корди 2004, 233234]. Однако идиоматизация, предполагающая метафоризацию, а значит, импликацию и инференции (перенос смысла приводит к сокрытию прямого значения, с одной стороны, и необходимости его логического исчисления - с другой) вносит коррективы в интерпретации «безличной персональности» даже в этих БК:

(88) «Demain il fera jour (a demain les affaires serieuses)» (le Petit Robert, p. 1051) = (Оставим дело на завтра; Утро вечера мудренее)» = (ИС — акциональный обобщенный субъект - протагонист).

Совсем по-другому классифицируются БК, выражающие модальности: экзистальную (эпистемическую), долженствования (деонтическую), волеизъявления (волитивную) и оценочную (аксиологическую). Такие конструкции часто называют двупредикатными БК, разделяя такое высказывание на ‘модус’ и ‘диктум’ [Балли 2011] или ‘пропозициональное отношение’ и ‘пропозицию’ [Арутюнова 1976; 1988; Шатуновский 1988; 1989]. Глагол модуса является глаголом-оператором, который выявляет отношение говорящего к предметной ситуации с разных точек зрения и имеет валентность либо на придаточное предложение, вводимое союзом que, либо на инфинитивный оборот.

Отличие модальной безличности в том, что она производна от персональности суждения ‘il est certain’ — ‘je suis certain’; ‘il semble’ — ‘il me/lui semble’ и т.д.

Как отмечает Е.Е. Корди, «модусные БК являются самыми частотными из всех БК французского языка и имеют разнообразные значения: модальные значения необходимости (il faut нужно, il est necessaire ‘необходимо’), возможности (il est possible 'возможно', il se peut 'может быть'), оценки достоверности (il est probable 'вероятно'), значения эвиденциальности (il parait 'кажется', il semble 'кажется'), прагматической оценки (il est facile 'легко', il est difficile 'трудно', il est utile 'полезно'), оценки истинности (il est vrai), положительной и отрицательной оценки какого-либо действия (il vaut mieux

'лучше', il importe 'имеет значение', il fait bon 'хорошо', il serait dommage 'было бы обидно'), оценки частотности, узуальности (il arrive 'случается', il est rare 'редко бывает') и др.» [Корди 2004, 234]. Причем, когда в безличную модусную конструкцию вводится отрицание, т.е. говорящий субъект (энунциатор) либо не согласен с пропозицией, либо не берет на себя ответственность за её истинность, усиливается грамматическая субъективность: вводится

соответствующее наклонение - сюбжонктив, который, как известно, в современном французском языке связан с обозначением объекта субъективной оценки (того, что выражено в пропозиции): при оборотах, выражающих сомнение: ‘Il est possible qu ’il soit malade = ‘Il est douteux qu ’il soit malade ’; ‘Il est certain qu ’il n ’est pas venu ’ ^‘Il n ’est pas certain qu ’il soit venu ’.

Модальным (модусным) субъектом в таких высказываниях выступает говорящий (энунциатор), синкретично совпадающий с субъектом оценки [Вольф 1985; 1998; 2003]. Как справедливо отмечают некоторые ученые [Репина 1992], такой субъект во французском языке может быть выражен двумя способами: с помощью неопределенно-личного местоимения ‘on’ и безличного ‘il’. Различие состоит в том, что в таких сочетаниях, как: ‘on dit que’, ‘on pense que’, ‘on croit que’, ‘on estime que’, ‘on suppose que’ энунциатор, синкретичный с субъектом оценки, занимает обособленную позицию, он не присоединяется к общей модальной оценке факта, выражаемого пропозицией.

Его собственная оценка может не соответствовать общему мнению, так же как и ответственность за истинность пропозиции.

В БК с местоимением “il” предполагает глобальное обобщение всех возможных лиц, и субъект речи оказывается включенным в число носителей модальной оценки достоверности высказывания. При безличном ‘il’ говорящий не выделяется из глобальной совокупности лиц, выносящих ту или иную модальную оценку. Безличные обороты модуса, включающие в качестве именной части сказуемого прилагательные normal, logique, naturel, выражают совпадение простого знания с логически ожидаемым [Репина 1992].

Таким образом, совершенно ясно, что первичной функцией безличной конструкции с формальным сублиматом субъекта “il” (безл.) является устранение семантического субъекта, отсутствие содержательного подлежащего. Общее значение БК может проявляться в следующих вариантах грамматических значений (по Е.Е. Корди):

1. Бессубъектность, свойственная БК с метеорологическими и тем - поральными значениями;

2. Устранение субъекта с позиции подлежащего, свойственное БК, имеющим значения бытия, существования, способа существования;

Каждый вариант грамматического значения БК имеет в языке свои способы выражения и свое лексическое наполнение.

В своих вторичных значениях БК является инструментом для других преобразований, как то: инструмент актуального (коммуникативного) членения [Корди 2004] и др.

Существует и прагматическая функция БК. Так, безличный оборот ‘il est certain’ отличается от личной формы составного сказуемого ‘je suis certain’ тем, что «безличность придает семантике модуса глобально обобщенный характер, а следовательно, большее прагматическое воздействие на адресата речи в силу авторитетности всеобщего убеждения. Безличные обороты типа II est normal; il est logique; il est naturel и т.д. служат для объяснения и как бы оправдания в глазах адресата речи факта, отраженного в придаточном предложении (пропозиции - А.Ч.). С помощью подобных безличных оборотов

подчеркивается объективная беспристрастность в оценке ситуации» [Репина 1992, 23].

<< | >>
Источник: АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ЧЕРВОНЫЙ. СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ДИНАМИКА КАТЕГОРИИ «ЯЗЫКОВОЙ СУБЪЕКТ» (НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА). 2014

Еще по теме Имплицитность семантического субъекта в безличных конструкциях:

  1. З.1.1.З.              Аспектуальные особенности
  2. Введение
  3. 1.4.2. Полифонический субъект высказывания как основная единица смыслового анализа
  4. 2.2.2. Лексико-грамматическая парадигма форм редукции семантического субъекта
  5. ВЫВОДЫ
  6. Имплицитность семантического субъекта в безличных конструкциях
  7. 4.1.1. Элиминация семантического субъекта в пассивных конструкциях
  8. ВЫВОДЫ