ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “on"

Местоимение “on” выступает центральной формой устранения семантического субъекта во французском языке, т.к. оно содержит сему самого общего характера одушевленности и персональности [Fran5ois 1984; Muller 1979; Vinay 1958].

Именно благодаря этому местоимению реализуется самый

распространенный тип эксплицитного способа редукции семантического субъекта.

Референтом замещаемого местоимением “on” субъекта могут быть определенно-личный, неопределенно-личный и обобщенный субъект. Вопрос о том, к какому референту относится данное местоимение, определяется семантическим согласованием высказывания, в которое входит “on”, с предметной ситуацией, предикативным ядром и контекстом:

(27) «Un jour, on trouvera le true pour acheter meme le talent. On endormira les gens, on leur fera dans la tete une petite operation et on leur donnera du talent, de Intelligence, tout ce qu’ils voudront (G. Duhamel. «Vue de la Terre promise», p. 239).

Неопределенно-личным местоимением “on” может быть обозначена позиция протагониста на уровне экзистально-пропозиционального знания, которая направлена на достижение стилистико-катафорического эффекта узнавания:

(28) «Un dimanche matin, on sonne a la porte de mon petit appartement de l’epoque. A moitie habille, pas rase, bref lamentable, j’ouvre. Jean Nohain se tenait la, sur mon paillasson» (S. de Pasquale. «Paroles de stars, p. 97»).

С другой стороны, онтологически универсальной ситуацией является сочетания персональной неопределенности в таких контекстах, когда субъект или объект не подлежат идентификации из-за отсутствия одного из перцептивных источников (в основном окулесики) как модулей, поставляющих информацию [Fodor 1986]: «что-то упало», «кто-то звонит!» и т.п. Мысль, идущая от незнания к знанию, закономерно обусловливает переход от семантического интенсионала к экстенсионалу субъекта, к его референциальному представлению: неопределенно-личное значение

семантического субъекта уступает место определенно-личной референции через имя собственное: on — Jean Nohain.

Экспликация или импликация семантического субъекта, полнота информации о нем [Йокояма 2005] зависит от релевантности данной информации как для адресанта, так и для адресата [Sperber 1989; Попова 2004]. Редукция конкретного, определенного референта может быть обусловлена дискурсивно-текстовой ситуацией (анафорические связи, темарематическое выделение [Тарасова 1992] и др.):

(29) «D’ailleurs, avec l'argent, on ne prend jamais trap de precautions. Pour ga, Joseph n’a pas tort (G. Duhamel». «Vue de la Terre promise», p. 285).

В примере (28) оба местоимения выполняют практически одну и ту же функцию обобщения, однако, если одушевленное on обозначает совокупное суждение выводно-аргументативного характера, референтом которого выступает совокупное мнение («топос», т.е. «общее место»), то местоимение ga относится в большей степени к дискурсивно -коммуникативной рамке высказывания и анафорически выполняет обобщающую функцию.

Обобщающая функция on как неопределенно-личного местоимения позволяет ему становиться опорным компонентом семантической структуры высказываний фразеологического типа (поговорок, пословиц, сентенций всякого рода):

(30) «On ne converse pas avec les fous ni avec les clochards» [Andre- Larochebouvy, 1984, p.5].

Часто такая функция конкретизируется, местоимение трансформируется в определенно-личное инклюзивное (on = nous) с такой же иллокутивной силой (речевой акт аргумента):

(31) «On ne s’entend pas avec ces imbeciles. Laissez-les passer» (N. Calef. « Ascenseur pour l’echafaud», p. 19);

(32) «Le destin? Mais ne serait-ce pas simplement une auto-justification de l’echec? On ne l’evoque jamais que dans la defaite. La victoire, l’homme s’en pare. Vaincu, il accuse le destin». (N. Calef. «Ascenseur pour l’echafaud», p. 93);

(33) «—“Allo? Qui?” “Mais qui demandez-vous, monsieur?”

—“Qu’est - ce que c’est? ”On ne reveille pas les gens a une heure pareille». (N. Calef. « Ascenseur pour l’echafaud», p. 104).

В обобщенно-личных предложениях позиция семантического субъекта как бы объединяет в одно целое действующий субъект с неким множеством других действующих лиц.

Но не выводит на передний план номинативный семантический субъект, маскирует его, затушевывает среди подобных субъектов, что и придает обобщенный характер выражению субъекта и всему высказыванию. Говорящий представляет реального деятеля как любое лицо, к которому возможно отнести называемое в высказывании действие. Таким образом, говорящий приходит к обобщению, он выражает свое суждение относительно всего происходящего. Местоимение эксплицитно устраняет определенный номинативный субъект также в том случае, когда субъект заранее известен всем участникам коммуникации, поэтому не возникает никакой необходимости говорить о нем еще раз (дискурсивнокоммуникативная рамка высказывания). В этом случае семантикограмматический статус “on” - определенно-личное местоимение:

(34) «Ils ont entendu les coups de feu. Puis la porte s’est ouverte et M-me Hennigsen est venue tomber sur le palier de son etage. Elle avait une balle dans le ventre. Pour Valdemar, il ralait quand on est entre chez eux et il est mort tout de suite» (G. Duhamel. «Vue de la Terre promise», p. 34);

(35) «On venait de me donner cette somme apres bien des discussions (G. Duhamel». «Vue de la Terre promise», p. 197);

(36) «— Ou’est-ce qu’on ferait?

— On louerait un appartement au Ritz, on se fringuerait.

— Tu m’epouserais?

— Bien sdr, mais faudrait que ga soit ... attends» (N. Calef. « Ascenseur pour l’echafaud», p. 38);

(37) «On precede a la reconstruction du crime. On lui passe son impermeable. On lui glisse un revolver entre les doigts. On le pousse dans sa voiture, on l’en tire; sa tete eclate. Il doit faire quelques pas (N. Calef. «Ascenseur pour l’echafaud», p. 129).

Редукция субъекта - реального деятеля местоимением “on” как неопределенным, так и определенным не приводит к устранению представления о субъекте как отдельной семантической позиции, вбирающей свойства и признаки актанта. В подтверждение того, что “on” является ядерным средством редукции семантического субъекта, отметим его лексикограмматический синкретизм (число, лицо, род) и полисемию, реализующуюся в том или ином контексте или ситуации говорения.

Таким образом, базовая функциональная схема местоимения on может быть представлена следующим образом:

<< | >>
Источник: АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ЧЕРВОНЫЙ. СТРУКТУРА И ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ДИНАМИКА КАТЕГОРИИ «ЯЗЫКОВОЙ СУБЪЕКТ» (НА МАТЕРИАЛЕ ФРАНЦУЗСКОГО ЯЗЫКА). 2014

Еще по теме Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “on":

  1. 2.2. Редукция семантического субъекта как проявление функциональной динамики в языке
  2. Причины редукции семантического субъекта
  3. 2.2.2. Лексико-грамматическая парадигма форм редукции семантического субъекта
  4. Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “on"
  5. Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “quelqu’un"
  6. 3.1.2. Выражение редуцируемого семантического субъекта местоимением “да”
  7. 3.1.3. Редукция семантического субъекта местоимением “qui”
  8. Выражение субъекта местоимением “qui” в интеррогативах
  9. 3.2.1. Редукция субъекта местоимением “qui” в вопросительных предложениях, выполняющих вторичную функцию
  10. ГЛАВА IV. ИМПЛИЦИТНЫЕ ФОРМЫ СЕМАНТИЧЕСКОГО СУБЪЕКТА
  11. Имплицитность семантического субъекта в безличных конструкциях