<<
>>

 Александр Федорович Керенский

   Александр Федорович Керенский родился 22 апреля 1881 года в Симбирске. Он оказался ровно на 11 лет – день в день – младше Владимира Ильича Ульянова (Ленина). Его первые детские воспоминания, когда было ему 6 лет, связаны с казнью в Шлиссельбурге старшего сына И.

Н. Ульянова – Александра, покушавшегося на жизнь императора Александра III.    Отец Саши Керенского был сначала преподавателем русского языка и куратором того класса, в котором учился Владимир Ульянов, а потом стал директором гимназии. В конце 1890-х годов его перевели сначала в Казань, а потом в Ташкент – на пост попечителя учебного округа.    В Ташкенте и прошли отроческие и юношеские годы Саши Керенского, окончившего в 1899 году Ташкентскую гимназию с золотой медалью. Тогда же он переехал в Петербург и поступил на юридический факультет Петербургского университета. В годы его юности развернулся террор «Народной Воли», и первыми террористами стали недоучившиеся гимназисты и студенты Петр Карпович, Степан Балмашов и Егор Сазонов, окончившие дни в Шлиссельбурге, на каторге или в изгнании.    В эти же годы рабочие поворачивают с пути экономической борьбы на путь борьбы политической, куда уводят их социал-демократы марксисты. Бывшие народовольцы организовываются в партию социалистов-революционеров, а либералы создают «Союз Освобождения» – зародыш партии Конституционных демократов (кадетов).    Под влиянием всех этих течений формировались ум и характер молодого юриста А. Ф. Керенского. В 1904 году он окончил университет и стал присяжным поверенным, защищая в судах Петербурга самых бедных и обездоленных граждан. В конце 1905 года Керенского посадили в Петербургскую тюрьму «Кресты», но он вскоре был освобожден «за недостатком улик».    Незадолго до того он женился на Ольге Львовне Барановской, и она родила ему сына Олега. Керенские снимали каморку под крышей одного из домов, их месячный достаток равнялся 25 рублям.
А вскоре появилась и дочь.    Выйдя из тюрьмы, Керенский много сил отдает подготовке к выборам во 2-ю Государственную Думу, агитируя за эсеров, хотя называть так кандидатов в депутаты было нельзя. Однако как только революция пошла на убыль, он уехал в Саратов.    Керенского потрясли события 9 января 1905 года, и он стал посещать семьи погибших рабочих, все более проникаясь сочувственным пониманием положения простого народа.    В 1905 году он познакомился с Б. В. Савинковым и Б. И. Моисеенко – руководителями боевой организации эсеров, но в ряды ее не был принят из-за несогласия Е. Ф. Азефа. Не получив доступа к террористической деятельности социалистов-революционеров, Керенский нашел себя в амплуа адвоката – защитника униженных и бедных. Первый заметный политический процесс, в котором он участвовал, касался эстонских крестьян, разграбивших баронское имение, за что многие из них были расстреляны без суда и следствия. Всероссийскую известность он получил как глава думской комиссии по расследованию Ленского расстрела. Речи Керенского способствовали росту его популярности, и он был единодушно выдвинут депутатом в 4-ю Государственную Думу от избирателей города Вольска (Саратовская губерния).    В 4-й Думе он образовал «Трудовую группу» – «трудовиков», которые практически были фракцией эсеров. Вскоре все признали Керенского одним из лучших ораторов русского парламента, но его деятельность выходила за думские рамки. Он выступал на самых громких политических процессах начала XX века.    Однако, несмотря на то что он был депутатом Госдумы, за протест против дела Бейлиса, обвиненного в ритуальном убийстве русского ребенка, Керенского на 8 месяцев посадили в тюрьму.    Работая в Думе, Керенский вступил в масонскую ложу «Великий Восток народов России». Следует отметить, что в масонских ложах России состояли очень разные люди – от генерала Д. Н. Рузского и террориста Б. В. Савинкова до писательницы З. Н. Гиппиус и большевика И. И. Скворцова-Степанова.    С началом Первой мировой войны Керенский занял позицию патриота-оборонца, ратуя за союз всей русской демократии с правительством и самодержавием.
Однако звездный час Керенского пробил в первые дни Февральской революции 1917 года.    27 февраля, когда разъяренные солдаты подошли к Таврическому дворцу, Керенский вышел к ним навстречу и на их вопрос: «Как будут наказаны прислужники царского режима?» тотчас же, вопреки воле большинства депутатов Думы, сдал всех находившихся в зале министров, поместив под караул в одном из помещений дворца. Во Временном комитете Госдумы, образованном в ночь с 27 на 28 февраля, Керенский уже играл заметную роль.    Он был избран и товарищем (заместителем) председателя Петроградского Совета, хотя на заседании не присутствовал. 2 марта Керенский занял пост министра юстиции в кабинете министров, возглавляемом князем Г. Е. Львовым. И хотя Петроградский Совет решил не посылать своих представителей в правительство, Керенского после его выступления в Совете о мотивах данного им согласия занять пост министра депутаты (рабочие и солдаты) понесли к выходу на руках. Уже 5 марта он приказал немедленно освободить всех заключенных, осужденных по политическим и религиозным преступлениям.    23 марта газета «Петроградский листок» писала: «Вот головокружительная карьера! В 36 лет еще не избранный, но уже признанный глава Российского государства. Не только министр юстиции – министр правды. Без Керенского русская революция немыслима. Если бы Керенского не было, его пришлось бы выдумать!».    Первый конфликт с Петроградским Советом произошел в связи с тем, что Керенский на заседании Московского Совета 7 марта сказал: «До сих пор русская революция протекала бескровно, и я не хочу, не позволю омрачить ее. Маратом русской революции я никогда не буду. В самом непродолжительном времени Николай II под моим личным наблюдением будет отвезен в гавань и оттуда на пароходе отправится в Англию».    Московский Совет взорвался от возмущения, и его товарищи в Петроградском Совете сразу же приняли меры для ареста Николая II и членов его семьи.    В марте 1917 года Керенский официально вступил в партию эсеров. В апреле он добился снятия с поста министра иностранных дел лидера кадетской партии П.
Н. Милюкова, а в начале мая стал военным и морским министром вместо лидера партии октябристов А. И. Гучкова.    Однако попытки нового военного министра установить в армии «железную дисциплину» успехом не увенчались, и разболтавшаяся армия воспринимала приказы Керенского враждебно. Его частые поездки на фронт ни к чему не привели, а сорвавшееся июньское наступление стало причиной массовых демонстраций 4 июля в Петрограде, возглавляемых большевиками. Временное правительство князя Львова ушло в отставку, и на смену ему пришло «Правительство спасения революции» – 2-е коалиционное правительство, сформированное 24 июля, было возглавлено Керенским, с резиденцией в Зимнем дворце. А через несколько дней он назначил главнокомандующим армией генерала Л. Г. Корнилова.    Вступая на 1-м Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, открывшемся 3 июня, Керенский сказал: «Мы идем путем продуманным и прочувствованным, мы идем путем, которым ведет русская демократия – не путем мечтаний и не путем фантастических попыток совершить в самом слабом, в самом отсталом в капиталистическом развитии государстве первый скачок от полуразвитого капиталистического государства в государство социалистическое». Обращаясь к сидящим в зале большевикам, Керенский сказал: «Из этого хаоса, как феникс из пепла, восстанет диктатор, не я, – которого вы пытаетесь изобразить диктатором, а вот когда вы… уничтожите нашу власть, вы откроете двери подлинному диктатору, который вам покажет то же, как вы предполагаете обращаться с капиталистами, который нас арестует, и мы вновь останемся с разбитым корытом». В другом своем выступлении он отметил, что массы в силу своего политического невежества «элементарно понимают происходящие события и принимают лозунги, которые ничего общего не имеют ни с наукой, ни с социализмом».    За июль и август популярность Керенского сильно упала, ибо он не мог перейти от слов к делу – война продолжалась, мира не было. Им были недовольны и левые, и правые.    В середине августа в Москве состоялось Государственное совещание, на котором присутствовал и сочувственно встреченный многими собравшимися Л.
Г. Корнилов. Он потребовал введения на фронте и в тылу смертной казни, ограничения власти комиссаров и солдатских комитетов, введения военного положения на оборонных предприятиях, железных дорогах и на шахтах. Убедившись в том, что его поддерживают промышленники и банкиры, Корнилов предъявил Керенскому ультиматум – передать ему государственную власть мирным путем.    Керенский в ответ объявил генерала мятежником, снял с поста Верховного Главнокомандующего и призвал на помощь большевиков с их Красной Гвардией, верными им частями Петроградского гарнизона и Балтийским флотом.    25 августа корниловские войска двинулись на Петроград, но были остановлены отрядами солдат и красногвардейцев, поднятых на борьбу с мятежниками большевиками. Керенский тотчас же превратился в союзника большевиков и послал в Ставку приказ об аресте Корнилова, объявив его мятежником. 2 сентября 1917 года Главковерх был арестован и заключен в тюрьму города Быхова вместе с генералами М. В. Алексеевым, А. И. Деникиным и другими.    25 сентября было образовано новое Временное правительство, на сей раз тоже коалиционное, вновь во главе с Керенским. Однако принципиальной разницы в составе Кабинета министров, по сравнению с прежним, не было.    Почувствовав, что Временное правительство совершенно непопулярно, изолировано от народа и с каждым днем все менее владеет ситуацией, а Советы и в центре, и на местах все больше большевизируются, ЦК большевиков взял курс на прямую подготовку вооруженного восстания в Петрограде.    1 октября Ленин открыто обратился с письмом «К рабочим, крестьянам и солдатам», призывая их к свержению Временного правительства.    10 октября вопрос о вооруженном восстании был обсужден на заседании ЦК партии большевиков, которым руководил Ленин.    Через два дня был созван Военно-революционный комитет, непосредственно возглавлявший штаб восстания.    16 октября был организован Военно-революционный центр, в который вошли Ф. Э. Дзержинский, Я. М. Свердлов, И. В. Сталин, Л. Д. Троцкий, М.
С. Урицкий и другие видные большевики. Они возглавили 40-тысячную Красную гвардию, 80-тысячный Балтийский флот и 150-тысячный Петроградский гарнизон, разагитированные и распропагандированные большевиками.    Штаб всех этих сил находился в Смольном. Был разработан и план восстания, приведший к захвату всех важнейших учреждений Петрограда в считанные часы.    Керенский и Временное правительство ничего не смогли противопоставить этому.    В 11 часов утра 6 ноября Керенский убедил Совет Республики помочь ему в борьбе против большевистского заговора. Однако только в полночь на 7 ноября делегация Совета Республики во главе с меньшевиком Ф. Даном практически в такой помощи отказала.    В это время Красная гвардия уже заняла все ключевые пункты Петрограда, а в Неву уже входили восставшие корабли из Кронштадта.    Вызванные Керенским войска с Северо-западного фронта в Петроград не шли, железные дороги забастовали.    Керенский поехал навстречу войскам в автомобиле в своем обычном полувоенном костюме: никакого переодевания в женское платье не было. Эта легенда, сочиненная большевиками, появилась вскоре после его отъезда из Питера в Псков. В Могилеве, в Ставке Духонина, а затем в Острове был сколочен отряд из 500 сабель и нескольких орудий и двинут на Гатчину. Гатчина была взята, но генерал Краснов, командовавший этим отрядом, промедлил с выступлением на Петроград, и его войска были разбиты под Царским Селом.    Утром 14 ноября Керенский бежал из Гатчины на своем автомобиле, накинув на плечи матросскую шинель. Несколько месяцев он скрывался недалеко от Петрограда среди простых крестьян, переезжая с места на место.    В начале января 1918 г. Керенский пробрался в Петроград, чтобы присутствовать на открытии Учредительного Собрания, но это ему не удалось, и он вынужден был уехать в Финляндию.    Вскоре он нелегально вернулся в Петроград, а в мае 1918 года – в Москву, где при содействии видного английского разведчика и дипломата Роберта Локкарта получил возможность бежать в Англию. В июне он переезжает в Париж, но ни Ллойд Джордж, ни Клемансо не выказывают желания сотрудничать с ним. Керенский становится политическим эмигрантом, бедствуя и голодая в разных городах Европы. Единственной темой его жизни становится борьба с большевизмом, который он называет «первобытным социализмом». Он пишет в это время: «Нет социализма вне демократии и социальное освобождение невозможно в государстве, где не уважается личность человека и ее права».    После заключения 16 апреля 1922 года Раппальского договора между Россией и Германией о дипломатическом признании РСФСР он уезжает в Париж, а в июле 1940 – в США. Керенский бежал в США, ибо ставил знак равенства между Сталиным и Гитлером «как результат их общего тоталитарного характера».    В годы «холодной войны» Керенский руководил то одной, то другой антисоветскими организациями, а в 1952 году возглавил самую крупную из них – «Координационный центр антибольшевистской борьбы», в котором были объединены все русские и национальные «лиги», «советы» и «союзы» всех национальностей, входящих в СССР.    Тогда в Москве было принято решение убить Керенского, но потом от этого отказались.    С 1955 года Керенский работал над 3-томной документальной публикацией «Русское Временное Правительство. 1917», вышедшей в 1961–1962 годах в Гуверовском институте. К сожалению, эта книга до сих пор не переведена на русский язык.    Умер он 11 июня 1970 года в Нью-Йорке.

<< | >>
Источник: Вольдемар Николаевич Балязин. Неофициальная история России. Крушение великой империи М.: Олма Медиа Групп. 2007

Еще по теме  Александр Федорович Керенский:

  1. Последние дни династии
  2.  Александр Федорович Керенский
  3.    Александр Александрович Ухтомский
  4. «Бой роковой»
  5. КОММЕНТАРИИ
  6. КОММЕНТАРИИ 1.
  7. ИМЕННОЙ УКАЗАТЕЛЬ
  8. 6. Ведущие газеты русского зарубежья (Г. В. Жирков)
  9. Указатель имен
  10. ГЛАВА 7 СССР Сталина