<<
>>

   Александр Иванович Герцен

   А. И. Герцен родился 25 марта 1812 года в Москве, в доме своего дяди – богатого аристократа Александра Алексеевича Яковлева, брата его отца Ивана Алексеевича Яковлева. Матерью его была немка Луиза Гааг, брак с которой у И.

А. Яковлева не был зарегистрирован, и мальчик получил придуманную отцом фамилию Герцен (от нем. слова «Herz» – «сердце»). От матери получил он знание немецкого языка, от отца и гувернеров – французского. У Яковлева была большая библиотека, состоявшая в основном из книг французских энциклопедистов и просветителей XVIII в. Юный Герцен читал эти произведения, тем самым создавая фундамент собственного мировоззрения.    Сильное воздействие на него оказали события 14 декабря 1825 года и последующие репрессии по отношению к декабристам. В 1827 году он и его друг Н. П. Огарев поклялись в вечной дружбе и неизменном решении отдать всю жизнь служению свободе. Эту клятву они пронесли до конца своих дней, не отступив от нее ни на шаг. В 1829 году Александр поступил, а в 1833-м – окончил физико-математическое отделение Московского университета. В июле 1834 года Герцен был арестован за участие в кружке, изучавшем произведения Сен-Симона, и 9 месяцев провел в тюрьме. Затем последовала ссылка сначала в Пермь, а оттуда в Вятку и во Владимир, где он служил в губернских канцеляриях. В 1840 году вернулся в Москву, но вскоре переехал в Санкт-Петербург, откуда его снова выслали – на этот раз в Новгород, где провел он 2 года.    Летом 1842 года Герцен вновь поселился в Москве и стал активным участником спора между славянофилами и западниками, заявив себя решительным сторонником последних. Свою позицию он утверждал циклом статей «Дилетантизм в науке» (1842–1843), отстаивая принцип единства развития природы и человека и определяя философию Гегеля как «алгебру революции». В 1845–1846 годах он публикует цикл статей «Письма об изучении природы», ратуя за ликвидацию антагонизма между естествознанием и философией.
В 1841–1848 годах Герцен пишет социально-психологический роман «Кто виноват?», повести «Доктор Крупов» (1847) и «Сорока-воровка» (1848), пронизанные антикрепостническими мотивами. В 1847 году Герцен с семьей уехал за границу. Свои разочарования в ценностях европейской цивилизации он выразил в книге «С того берега» (1847–1850). Поворот во взглядах заставил Герцена обратить внимание на Россию, результатом чего стало появление статьи «Россия» (1849) и книги «Историческое развитие революционных идей в России» (1850).    Недолго прожив в Женеве и Ницце, Герцен в 1852 году переехал в Лондон, где основал Вольную русскую типографию, стал публиковать антикрепостнические и антисамодержавные статьи. В 1855 году он начинает выпуск альманаха «Полярная звезда» (с портретами пяти казненных декабристов на обложке), а в 1857 году переходит к изданию первой русской революционной газеты «Колокол», выходившей 10 лет. «Колокол» пропагандировал идею русского крестьянского социализма, близкую народникам, и потому был любимой газетой землевольцев. Герцен напечатал в «Колоколе» более 2000 статей, сам написал более 1000. Решительная поддержка газетой польской революции 1863–1864 годов привела к отходу от Герцена и Огарева многих русских либералов, что привело в конце концов к закрытию газеты.    С 1852 по 1868 год Герцен писал автобиографические воспоминания «Былое и думы», которые явились вершиной его художественного творчества, вместив не только личную жизнь автора, но и все самые значительные проблемы России и Запада более чем за полвека. К концу жизни Герцен пришел к мысли, что террором и насилием можно только разрушать, а для созидания нужны «идеи построяющие». В последние годы, уехав из Англии, он жил в Женеве, Канне, Ницце, Лозанне, Флоренции и Брюсселе.    Умер он 9 января 1870 года в Париже.

   Избранные мысли и афоризмы Герцена

   • Без равенства нет брака. Жена, исключенная из всех интересов, занимающих ее мужа, чуждая им, не делящая их, – наложница, экономка, нянька, но не    жена в полном в благородном значении слова.    • В мире нет ничего разрушительнее, невыносимее, как бездействие и ожидание.    • В науке нет другого способа приобретения, как в поте лица; ни порывы, ни фантазии, ни стремления всем сердцем не заменяют труда.    • Вся жизнь человечества последовательно оседала в книге: племена, люди, государства исчезали, а книга оставалась.    • Где не погибло слово, там и дело еще не погибло.    • Грандиозные вещи делаются грандиозными средствами.

Одна природа делает великое даром.    • Мы обыкновенно думаем о завтрашнем дне, о будущем годе, в то время как надобно обеими руками уцепиться за чашу, налитую через край, которую протягивает сама жизнь… Природа долго потчевать и предлагать не любит.    • Страшные преступления влекут за собой страшные последствия.    • Только любовь создает прочное и живое, а гордость бесплодна, потому что ей ничего не нужно вне себя.

   Письма «К старому товарищу»

   После того как «Колокол» прекратил свое существование, Герцен определенным образом переосмыслил свое отношение к революции и революционерам. Это выразилось, в частности, в его отношении к анархизму, отрицавшему государство, и к главному идеологу русского анархизма М. А. Бакунину, который был его старым товарищем. Полемизируя с ним, Герцен в письмах «К старому товарищу», изданных в 1870 году, отвечал на несколько вопросов, касавшихся прошлого России и ее предполагаемого будущего.    Оглядываясь назад, Герцен признавал невозможным строить новое общество на оголтелом насилии.    Отказывая революционерам в праве говорить и решать от имени народа и его именем, Герцен добавлял: «Поп и аристократ, полицейский и купец, хозяин и солдат имеют больше связей с массами, чем они (революционеры, говорящие от имени масс – В. Б.). Оттого-то они (революционеры – В. Б.) и полагают возможным начать экономический переворот с выжигания дотла всего исторического поля, не догадываясь, что поле его со своими колосьями и плевелами составляет всю непосредственную почву народа, всю его нравственную жизнь, всю его привычку и все утешение». И вслед за тем приходил к очень важному выводу: «Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены внутри. Великие перевороты не делаются разнуздыванием дурных страстей. Надобно жалеть людей, но жалеть и вещи, и иные вещи больше иных людей… Довольно христианство и исламизм наломали древнего мира, довольно Французская революция наказнила статуй, картин, памятников… Я его так живо чувствовал, стоя с тупой грустью и чуть не со стыдом… повторяя: Все это истреблено во время революции».

<< | >>
Источник: Вольдемар  Балязин. Конец XIX века: власть и народ / М.: Олма Медиа Групп.. 2007

Еще по теме    Александр Иванович Герцен:

  1. 1. Концепция всемирности исторического процесса в творчестве А.И. Герцена 40-50-х годов XIX века
  2. АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ ГЕРЦЕН. СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ / том 2 / ИНСТИТУТ философии ИЗДАТЕЛЬСТВО « мысль » МОСКВА, 1986
  3. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  4.    Александр Иванович Герцен
  5. Александр Иванович ГЕРЦЕН. СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ / том 1, 1985
  6. АЛЕКСАНДР ГЕРЦЕН И ЕГО ФИЛОСОФСКИЕ ИСКАНИЯ
  7. [РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, КАК И ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА...]
  8. 1. «Я бесцензурная речь ваша» (издательская деятельность А.И. Герцена)
  9. Основные вехи жизни и творчества А. И. Герцена
  10. НАРАСТАНИЕ РЕВОЛЮЦИОННОЙ СИТУАЦИИ в 1847—1848 ГОДАХ
  11. Что же произошло?
  12. Пестрый калейдоскоп Алмаз «Шах»
  13. Фурьеризм
  14. Указатель имен