<<
>>

АЛЬФРЕД ДЖ. РИБЕР ГРУППОВЫЕ ИНТЕРЕСЫ В БОРЬБЕ ВОКРУГ ВЕЛИКИХ РЕФОРМ

В эпоху Великих реформ был заложен фундамент русской политической культуры новейшего времени.

До реформ, даже в царствование Николая I, несмотря на существование развитой бюрократической системы, политическая жизнь была сосредоточена при императорском дворе.

Здесь, вокруг облеченных государственной властью лиц, влиятельных семейств и их ставленников, образовывались придворные «партии», которые соперничали между собой. Во внутренней политике Московского княжества в допетровское время центральное место занимали религиозные и культурные проблемы, в XVIII в. главным полем битвы между придворными группировками стала внешняя политика. Именно в этой сфере честолюбивым царедворцам, стремившимся сделать карьеру проконсулов империи, предоставлялась возможность немедленно и наиболее полно удовлетворить личные амбиции. Лишь иногда, в периоды кризисов, связанных с престолонаследием, как, например, в 1730 и 1825 гг., группировка, представлявшая определенную часть дворянства, образовывалась для того, чтобы защитить свои права или привилегии. К началу XIX в. уже сложились некоторые структуры — предшественники новых организационных форм политической жизни, расширившие ее институциональные рамки и увеличившие число участвующих в ней людей. Создание министерств, формирование профессиональной бюрократии, открытие высших учебных заведений — все это положило начало медленному процессу деперсонализации борьбы в высших эшелонах власти, перехода ее в идейно-политическую плоскость.

На протяжении всего периода Великих реформ правящая элита оставалась относительно небольшой, но ее внутренняя структура и взаимоотношения с остальным обществом становились все более сложными. В центре политической жизни продолжает оставаться самодержец. Его родственники благодаря своей многочисленности начинают заполнять коридоры власти; возникает институт великих князей. Однако все больше и больше профессиональных чиновников проникает на тот высший уровень, где делается политика. Придворные продолжают пользоваться исключительными социальными привилегиями, близостью к царю, однако они уже не обладают достаточными знаниями и навыками, чтобы управлять экономическим комплексом и обществом. Офицерское звание и военная карьера больше не являются единственно необходимым или даже сколько-нибудь важ- ным условием для продвижения по служебной лестнице к высшим должностям. Придворные группировки не исчезают со сцены; однако центр политической жизни теперь смещается от царского двора к министерствам. Создание министерств, положившее конец коллегиальности в деятельности высших должностных лиц, при отсутствии системы единого кабинета министров, предоставило каждому из министров колоссальную автономию. Он становится как бы самодержцем в своей сфере, окруженным множеством верных сторонников, профессионально подготовленных и преданных своему департаменту. Потенциально каждый министр является главой своей собственной «партии», или группировки.

<< | >>
Источник: I. Г. Захарова, Б. Эклофа, Дж. Бушнелла. Великие реформы в России. 1856—1874: Сборник. — М.: Изд-во Моск. ун-та. — 336 с.. 1992

Еще по теме АЛЬФРЕД ДЖ. РИБЕР ГРУППОВЫЕ ИНТЕРЕСЫ В БОРЬБЕ ВОКРУГ ВЕЛИКИХ РЕФОРМ:

  1. ЭББОТ ГЛИСОН ВЕЛИКИЕ РЕФОРМЫ В ПОСЛЕВОЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ
  2. АЛЬФРЕД ДЖ. РИБЕР ГРУППОВЫЕ ИНТЕРЕСЫ В БОРЬБЕ ВОКРУГ ВЕЛИКИХ РЕФОРМ