<<
>>

   Алиса Гессенская

   Пришла пора познакомиться и с невестой цесаревича.    Младшая дочь Великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV и герцогини Алисы родилась 25 мая 1872 года. По обычаям лютеранской религии, в которой она была крещена, девочке дали имя Алиса-Виктория-Елена-Луиза-Беатриса, в семейном же обиходе ограничивались лишь первым именем из пяти – Алиса.
Когда ей исполнилось 9 лет, умерла ее мать, и девочку забрала к себе бабушка – английская королева Виктория. Английский двор и английская культура оставили глубочайший след в ее душе. Когда ей было 12 лет, Алиса впервые увидела Петербург, где на свадьбе своей старшей сестры Эллы с великим князем Сергеем Александровичем (братом императора и дядей цесаревича) познакомилась со старшим сыном императора – Николаем. Ему было тогда 16 лет, и Алиса воспринимала его как человека более зрелого, чем она, о котором можно было лишь мечтать.    2 января 1916 года, вспоминая об этом, она написала Николаю: «32 года тому назад еще детское сердце уже стремилось к тебе с глубокой любовью». Но в 1894 году, когда Николай поехал в Дармштадт свататься, дела для него обстояли не столь благоприятно. Объяснялось это тем, что принцесса с детства отличалась серьезностью, скромностью, застенчивостью, а также глубокой религиозностью с весьма заметным уклоном в мистицизм. Кроме того, она была по-прусски традиционно консервативна и не хотела изменять своей конфессии, выпавшей ей на долю при рождении. К тому же, находясь в Вестминстере, при дворе королевы Виктории, Алиса углубилась в теологию и теософию и получила столь основательную богословскую подготовку, что позднее удостоилась степени доктора философии Кембриджского университета. Такое серьезное отношение к вопросам религии сильно мешало Гессенской принцессе изменить вероисповедание, переменив протестантизм на православие. Это обстоятельство и было главным камнем преткновения при ее первых шагах к императорской короне России.
И хотя Николай ей очень нравился, и Алиса могла сознаться себе, что даже любит его, вопрос перемены вероисповедания едва не погубил всего дела.    Вскоре Алиса вновь появилась в качестве первой претендентки на руку и сердце цесаревича. Тому немало способствовала жена Сергея Александровича – Элла, сам великий князь, германский император Вильгельм. В результате их стараний было решено отправить 25-летнего цесаревича в Кобург, надеясь на то, что он сам лучше всяких ходатаев сумеет добиться успеха, потому что и ему Алиса очень нравилась, как он говорил, еще с 1889 года.    Сватовство Николая было приурочено к свадьбе герцога Гессен-Дармштадтского Эрнста (брата Эллы и Алисы) и герцогини Саксен-Кобург-Готской Виктории, носившей в семье прозвище «Дукки» – «герцогинюшка». 2 апреля 1894 года цесаревич с духовником своих родителей, протопресвитером И. Л. Янышевым, двумя дядьями (великими князьями Сергеем и Владимиром) и их женами, а также с немалой свитой выехал из Петербурга. Среди августейших гостей была и жена Сергея Александровича – Элла, которая при православном крещении получила имя Елизавета Федоровна.    4 апреля они добрались до места назначения, были прекрасно встречены и размещены в богатых и уютных апартаментах Кобургского замка. На следующее утро, после кофе, в апартаменты великой княжны Елизаветы Федоровны пришла ее младшая родная сестра Аликс. Николай в тот вечер записал в своем дневнике: «Она замечательно похорошела, но выглядела чрезвычайно грустно. Нас оставили вдвоем, и тогда начался между нами тот разговор, которого я давно сильно желал и вместе очень боялся. Говорили до 12 часов, но безуспешно, она все противится перемене религии. Она, бедная, много плакала. Расстались более спокойно».    7 апреля состоялась свадьба Эрнста и «Дукки». Николай записал в дневнике: «Пастор сказал отличную проповедь, содержание которой удивительно подходило к существу переживаемого мною вопроса. Мне в эту минуту страшно захотелось посмотреть в душу Аликс». И кажется, если бы его желание осуществилось, он прочитал бы в ее душе то, чего ему более всего хотелось: Аликс была готова сказать ему «Да». Во всяком случае, на следующий день это случилось.
«8 апреля. Пятница. Чудный, незабвенный день в моей жизни, день моей помолвки с дорогой, ненаглядной моей Аликс, – записал счастливый жених у себя в дневнике. – После 10 часов она пришла к тете Михен1 и после разговора с ней мы объяснились между собой. Боже, какая гора свалилась с плеч! Какою радостью удалось обрадовать дорогих Мама и Папа! Я целый день ходил, как в тумане, не вполне сознавая, что со мной приключилось!    Вильгельм сидел в соседней комнате и ожидал окончания нашего разговора с дядями и тетями. Сейчас же пошел с Аликс к королеве2 и затем к тете Мари3, где все семейство долго на радостях лизалось. После завтрака пошли в церковь тети Мари и отслужили благодарственный молебен… даже не верится, что у меня невеста. Вернулись домой… Уже лежала куча телеграмм».    Среди них было и поздравление от отца и матери Николая. А вслед за тем пришло и письмо от отца: «Мой милый, дорогой Ники! Ты можешь себе представить, с каким чувством радости и с какой благодарностью к Господу, мы узнали о твоей помолвке! Признаюсь, что я не верил возможности такого исхода и был уверен в полной неудаче твоей поездки, но Господь наставил тебя, подкрепил и благословил. Великая Ему благодарность за Его милость, теперь я уверен, ты вдвойне наслаждаешься, и все пройденное, хотя и забыто, но, уверен, принесло тебе пользу, доказавши, что не все достается так легко и даром, а в особенности такой великий шаг, который решает всю твою будущность и всю последующую семейную жизнь!.. Передай твоей милейшей невесте от меня, как я благодарю ее, что она наконец согласилась, и как я желал бы ее расцеловать за эту радость, утешение и спокойствие, которое она нам дала, решившись согласиться быть твоею женой! Обнимаю и поздравляю тебя, милый, дорогой Ники, мы счастливы твоим счастьем, и да благословит Господь вашу будущую жизнь, как благословил ее начало. Твой счастливый и крепко тебя любящий, Папа».    Александр III очень любил своего первенца и не хотел хотя бы немного огорчать его малейшей тенью сомнений в правильности сделанного выбора.
А сомнения, и очень серьезные, были. Дело в том, что весь Гессенский род, с 1866 года ставший родом Великих герцогов, нес на себе проклятье тяжелой наследственной болезни – гемофилии. Больные гемофилией страдают повышенным кровотечением, которое передается по женской линии, но касается только мужского потомства. Рожденные гессенскими герцогинями сыновья страдали несвертываемостью крови, особенно остро переносимой в детстве и молодости – до 15–20 лет. У больного гемофилией даже легкие ушибы вызывают подкожные и мышечные кровоизлияния, причем любой ушиб, удаление зуба и даже легкая царапина могли вызвать неостановимое кровотечение, грозящее смертью. В роду гессенских герцогов насчитывали несколько таких случаев и прекрасно понимали, какую страшную ответственность берут они на себя, соглашаясь на брак принцессы Алисы с наследником российского престола. Но, твердо веря в Бога и надеясь на промысел Божий, и родители Николая, и он сам уповали на то, что их минет чаша сия. И потому все последующие дни до самого отъезда Николай купался в счастье. Он переехал из замка в маленький домик, стоявший в саду виллы, где жила его невеста, что позволяло ему видеться с Аликс гораздо чаще и намного дольше, чем раньше. Единственно, что несколько омрачало будни счастливого жениха – это Страстная неделя. Приближалась Пасха, и он не мог нарушить Великий пост, зато восполнял эти неудобства другими радостями – катался с невестой в шарабане, собирал с ней в лесу грибы и цветы, не пропускал ни одного визита к своей новой бабушке – королеве Виктории.    20 апреля Аликс уехала в Англию, а Николай на следующий день направился в Россию, поставив на стол в своем купе фотографию невесты и окружив портрет цветами…

<< | >>
Источник: Вольдемар  Балязин. Конец XIX века: власть и народ / М.: Олма Медиа Групп.. 2007

Еще по теме    Алиса Гессенская:

  1.    Любовь и долг
  2.    Алиса Гессенская
  3. Николай Романов и Матильда Кшесинская
  4. Алиса Гессенская
  5. 1. Самодурец всероссийский
  6. Трагедия личной жизни
  7. Глава XXXI. Стокгольм
  8. Указатель имен