<<
>>

Даешь свой собственный средний класс!

Для руководства ФИДЕС становилось все более очевидным, что без собственности и собственников, обеспечивающих тыл, в политике не удержаться, а прийти к власти просто невозможно. Следовательно, необходимо создать этот тыл, собственность и деньги, приобрести влияние и связи, выстроить свой собственный средний класс, свою финансовую, социальную и политическую базу.
Шанс создать свой собственный средний класс неожиданно представился в 1998 году, когда в объятия ФИДЕС нежданно-негаданно свалилась власть. Началось масштабное строительство задуманного в мечтах среднего класса, проходившее с привлечением государственных средств (льгот, дотаций, кредитов, заказов) и в сопровождении идеологических обоснований. Создавалась необходимая база для прочного господства пришедшей к власти в государстве политической элиты. В период между 1998 и 2002 годами, то есть в течение четырех лет, им — с помощью особой инвестиционной и социальной политики — удалось на бюджетные средства сотворить профидесовскую Венгрию. Сотворили ее из тех социальных групп, которые бы «не много выиграли» от смены строя: из обладателей финансового капитала и собственности в первом поколении, из их детей (наследственный капитал и капитал знаний), новых представителей образовательного капитала в первом поколении. То есть из тех людей, для которых быстрое обогащение, получение безвозмездных кредитов и заказов, быстрая самореализация, успешная борьба с конкурентами была возможна только с помощью данного государства, оперирующего на административном рынке государственных закупок. Этот новый средний класс в 2002 и 2006 годах выставили, мобилизовав его средствами тотальной политической кампании, против старого среднего класса, не сломив который «граждане» (так стали называть это новое государственное «дворянство») едва ли могли рассчитывать на какие-либо материальные блага, а уж тем более на то, что они сохранят главенство и будут по-прежнему диктовать правила игры.
В то время как осуществить грандиозную предвыборную программу ФИДЕС по общественному переустройству, обещавшую больше чем смену правительства, можно было, лишь сломив старый средний класс, разгромив его, вытеснив из государственных институтов (то есть из органов, занимающихся распределением, и из круга привилегированных и их клиентелы), ослабив его экономические и властные позиции. Да вот только позиции эти оказались весьма и весьма прочными: передающийся от поколения к поколению образовательно-культурный капитал, объединившись с политическим капиталом связей, создали в течение первого десятилетия после смены политического строя базу для такой конверсии капитала, которая поставила кадаровский средний класс в господствующее положение не только в экономике, но и в политике. После сумятицы и поспешного отступления, последовавших за молниеносной политической войной 1998—1999 годов, начатой против него ФИДЕС, старый средний класс, оправившись и выстроив новые укрепления, приготовился к затяжной войне. В этой войне его противник переоценил преимущества, обеспечиваемые правящим положением, и исчерпал свои ресурсы. Хотя он и сумел создать свой собственный средний класс, все же, несмотря на его массовость и хорошую маневренность, в 2002 году он потерпел поражение в решающей битве на выборах. Перешедший в наступление старый средний класс победил его, не выиграв, однако, самой войны. Относительное единство кадаровского среднего класса строилось на том, что при социализме обогащение, экономический подъем отдельных членов общества ограничивались жесткими рамками. Деревья не растут до неба, богачи не должны дотягиваться до верхних эшелонов государственной власти. Но после смены системы эти ограничения исчезли, и — с началом «спонтанной приватизации» и манипуляций вокруг компенсаций — начались перегруппировки внутри среднего класса, в первую оче редь формирование верхушки среднего класса. В том, кто конкретно смог вырваться из ранее монолитного среднего класса и оторваться на недостижимое для соперников расстояние, сыграли роль не только их способности, талант, востребованность профессиональных знаний в новых условиях и наследственный капитал, но и — иногда решающим образом — капитал связей, близость к приватизируемым благам или удаленность от них, доходящая до авантюризма и сделок с криминальным миром, не знающая никаких моральных ограничений ненасытность.
По мере того как увеличивалось число реальных и мнимых потерпевших от смены строя, число обедневших, вытесненных, сползающих по социальной лестнице, росло и недовольство среднего класса. Росли его подавленность и зависть к выигравшим, а вместе с этими чувствами росла и жажда «справедливого» — то есть восстанавливающего позиции тех, кто уже сполз, и укрепляющего позиции тех, кто лишь боится этой перспективы, — перераспределения, «справедливой» перегруппировки государственных капиталов. В конечном итоге именно это внутреннее разочарование треснувшего и расслоившегося кадаровс- кого среднего класса объясняет столь сильную эмоциональную радикализацию по тем или иным причинам (проспали, стояли далеко от приватизационного стола, обладали незначительным капиталом связей или культурным, профессиональным капиталом) отставших в приватизационной гонке. Не хватало лишь партии, которая переведет эту, охватившую широкие слои среднего класса, эмоциональную радикализацию, эти раздражение и зависть к преуспевающим соперникам в плоскость политики, которая объединит в новой политической структуре и на как можно более широкой идеологической основе расколотый правый центр и отколовшийся правый край, дав этим массам цель, веру, опору. Осознав, какая политическая движущая сила кроется в протестной потенции разочарованных и фруст- рированных групп среднего класса (обойденных конкурентами, не по «историческим» или «сословным» заслугам — как они считали, — а в результате близости к государственной кормушке), ФИДЕС с 1998 по 2002 год осуществил — под правыми знаменами — ее политическую капитализацию. Идеология, придуманная «обиженными» и «обойденными» для самооправдания и нападения, в основном, сводится к двум направлениям: 1) «меня обошли потому, что номенклатура прибрала к рукам государственную собственность — смена системы означала не появление свободных граждан, а появление олигархов; правящая элита старой государственной партии, превратившись в крупных капиталистов и банкиров, вернула власть и взяла ее в свои руки»; 2) «меня обошли потому, что я “настоящий венгр”, а в номенклатуре и вокруг нее собрались “предатели”, “чужие”, “пособники транснациональных корпораций”, которым наплевать на венгров, на страну, достояние которой они распродают “глобальному капиталу”».
Падкость этих больших социальных групп среднего класса — обедневших или страшащихся обеднения, завидующих своим конкурентам — на разного рода популистскую, националистическую фашизоидную идеологию, как это уже столько раз и в стольких местах бывало в европейской истории, и в данном случае объясняется этой рессентиментной истерией. Отстававшие в экономической конкуренции группы среднего класса решили наверстать упущенное самым легким способом: попытавшись обратить в капитал биополитический элемент — свое происхождение, засчитав мифическую «этническую», «расовую», «религиозную» принадлежность в качестве своего «культурного» преимущества3, на основании которого им во всем полагается больше: больше прав, больше пространства, больше дотаций, больше ресурсов. На практике это преимущество на основе происхождения означало дискриминацию конкурента, поскольку таким образом они ввели в игру новое правило, создали новую игру, в которой соревнование ведется по другим — антидемократическим — правилам. С 1998 года политическая необходимость создания нового среднего класса и правительственные меры, предпринимаемые в этих целях, достигли уровня объявления войны и в самом деле стали началом «холодной гражданской войны». Конечно, с политической точки зрения ФИДЕС мог бы существовать дальше и без собственной — им созданной и обязанной ему за это — социальной базы. Однако тогда ему пришлось бы придумать, как договориться со старым средним классом. Решить эту проблему можно было по-разному: или он становится орудием в руках среднего класса, или наоборот, средний класс — его орудием. Но даже во втором случае не исключалась опасность того, что — поскольку этот компромисс был навязан ему властью — «чужой» средний класс при первом же удобном случае отвернется от партии, а то и вовсе вернется к старой партии, нарушив прежнее соглашение. ФИДЕС же, будучи партией «малого» капитала, партией напорис- крестьянское происхождение, засчитывалось как дополнительный культурный и политический капитал, в то время как экономический капитал изымался у проигравших, профессиональный капитал девальвировался, оцениваясь намного ниже, чем капитал социального происхождения.
В составе среднего класса кадаровс- кой эпохи доля капитала происхождения в общем капитале, естественно, постоянно сокращалась, более того, она уменьшилась и внутри политического капитала. Однако социальное происхождение как важная часть политического капитала до конца сохранило свое символическое значение. Рабочее происхождение стало своего рода званием. На это указывает постоянное его подчеркивание, обязательное упоминание о нем в биографиях номенклатурных руководителей. тых «капиталистов» первого поколения с хорошим аппетитом, не желающих ни с кем и ничем делиться и относящихся с завистью и настороженностью ко всем группам прежнего успешного среднего класса, не мог довольствоваться этим подчиненным и зависимым положением. Он хотел быть полновластным хозяином страны, хотел подчинить себе все общество, что действительно является непременным условием несменяемой власти. Не знающий сомнений максималист, он презирал нерешительных, растяп, половинчатые решения, гнилые компромиссы и вообще политику как искусство компромисса. Конечно, в период революционных преобразований, переломов или разрывов политическая мудрость заключается не в поисках соглашений. Соглашения приходят только после победы, когда условия диктует победивший. А до тех пор надо крушить, громить и рвать: надо добить политического врага, заставить его сдаться, довести борьбу до полной победы. А поскольку ФИДЕС — в полном соответствии с интересами собственников в первом поколении — постоянно смотрел на изменения строя как на революцию («сорванную революцию», «незаконченную революцию»), а на себя — как на «локомотив революции», не вызывает сомнений, что за постоянной конфронтацией, бесконечными открытиями новых фронтов, поисками конфликтов, неустанным нагнетанием военного психоза кроется отнюдь не отсутствие политической мудрости. По сути дела, в 1998 году к власти пришли самые яростные участники процесса формирования нового среднего класса. Яростными они стали потому, что были в какой-то мере пострадавшими. Это были недостаточно выигравшие, не допущенные к большим возможностям люди. Они знали, что ничего не дается даром, что надо вырвать зубами то, что принадлежит им по праву и должно быть их собственностью, то, что у них украдено теми, кто раньше родился, не с пустыми руками уйдя из родительского дома, получив в наследство политический, культурный капитал и капитал связей, а может быть, даже был талантливее и активнее.
<< | >>
Источник: Калинин И.. «Холодная гражданская война». Раскол венгерского общества / Пер. с венгерского. — М.: Новое литературное обозрение. — 224 с.. 2009

Еще по теме Даешь свой собственный средний класс!:

  1. 2.2.3 Теория типов
  2. ПРОМЫШЛЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И РАБОЧИЙ КЛАСС
  3. ВТОРОЙ КУРС. СРЕДНИЙ КЛАСС ФЕНОМЕНОЛОГИЯ ДУХА И ЛОГИКА
  4. Педагогика средних веков
  5. 3. История Октябрьской революции и советской власти на страницах газет
  6. Этничность и социальная мобильность индивида
  7. Глава первая ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВА НА ОСНОВЕ РАЗЛИЧИЯ ПОЛОВ
  8. Собственность на высшей ступени варварства
  9. Региональная собственность вРоссии: свои и чужие
  10. «Холодная гражданская война». Уживутся ли два венгерских средних класса в одном государстве?
  11. Начало «холодной войны»: конфронтация молодых революционеров с «исторически сложившимся» средним классом
  12. Внедрение «благородного» среднего класса в кадаровскую систему
  13. Даешь свой собственный средний класс!
  14. Аукцион ветеранов
  15. Крах пролетарского социализма в СССР
  16. 10.3.5. Разновидности концепции среднего класса
  17. необходимости - и сокрытия своей собственной. Застольная беседа
  18. Сохранение своих собственных ценностей и навязывание их другим