<<
>>

   Доменико Жилярди

   Другим известным архитектором, работавшим в Москве с 1810 по 1832 год, был итальянец Доменико Жилярди. Его отец – архитектор Джованни Батиста Жилярди – приехал в Россию в конце 80-х годов XVIII века с годовалым сыном Доменико, который до восемнадцати лет учился архитектуре у отца, а с 1806 по 1810 год – в Миланской академии художеств.
Возвратившись в Россию и по-прежнему поселившись в Москве, Доменико вскоре был избран почетным членом Императорской академии художеств и стал играть одну из первых ролей в восстановлении Москвы после пожара 1812 года. Среди его работ – здание университета на Моховой улице (1817–1819). Им же была осуществлена капитальная перестройка Вдовьего дома, созданного в 1803 году по проекту его отца – Жилярди-старшего. Ныне в этом доме (Садовая-Кудринская, дом 1) размещается Центральный институт усовершенствования врачей, а учрежденный в 1803 году Вдовий дом был задуман как приют для вдов, чьи мужья прослужили на военной и гражданской службе не менее десяти лет. В 1812 году Вдовий дом стал лазаретом, в котором лежало около трех тысяч раненых. Во время пожара семьсот из них погибли. Жилярди принадлежал и проект одного из семи находившихся в Москве Институтов благородных девиц – Екатерининского; ныне в нем размещается Центральный дом Российской армии. Вместе с А. Г. Григорьевым в 1823–1826 годах Жилярди построил здание Опекунского совета Воспитательного дома, руководившего всеми внутренними делами и финансами приюта. Сейчас в доме Опекунского совета по улице Солянка, дом 14, размещается Президиум Российской академии медицинских наук. Жилярди в 1827–1832 годах перестроил Слободской дворец для ремесленных училищ Воспитательного дома (ныне Технический университет, 2-я Бауманская улица, дом 5). До наших дней сохранились дом-усадьба дворян Лукиных (Суворовский бульвар, 12 а), дом князя С. С. Гагарина – ныне Институт мировой литературы имени Горького (ул. Поварская, 25 а), усадьба Усачевых-Найденовых, где Жилярди проявился как выдающийся мастер садово-паркового искусства (Садовая-Земляной вал, 53). Эту усадьбу Жилярди строил вновь с А. Г. Григорьевым в 1829–1831 годах. И наконец, в 20-х годах Жилярди принимает участие в строительстве усадьбы князей Голицыных – Кузьминки – и разбивке огромного парка площадью в двести пятьдесят гектаров с прудами, мостиками, беседками, декоративными деревьями. В регулярной части парка, примыкающей к усадьбе, располагались оранжерея, Музыкальный павильон, Египетский павильон, Ванный домик, Конный двор, Скотный двор, Пропилеи, ворота со львами работы скульпторов П. К. Клодта и Г. Т. Замараева и другие постройки, дошедшие до наших дней в неплохой сохранности.

   Афанасий Григорьевич Григорьев

   Третьим выдающимся архитектором, работавшим преимущественно в стиле ампир, был Афанасий Григорьевич Григорьев. Он родился 10 февраля 1782 года в слободе Васильевская Тамбовской губернии, в семье крепостного крестьянина, принадлежавшего генерал-майору Н. В. Кретову, и до 22 лет находился в крепостной зависимости. Освободившись, Григорьев поехал в Москву и, выучившись архитектуре, в 1808 году стал служить в Воспитательном доме помощником у Жилярди. В 1832 году, когда Жилярди уехал в Швейцарию, Григорьев стал архитектором в ведомстве Воспитательного дома, заняв место своего учителя и руководителя.

В истории архитектуры Москвы Григорьеву принадлежит особое место мастера, создавшего стилевое единство города при его застройке после пожара 1812 года. До наших дней сохранились такие шедевры, созданные А. Г. Григорьевым, как дом Хрущевых-Селезневых (ныне музей А. С. Пушкина на Кропоткинской улице, 122), построенный в 1814 году; дом Лопухина-Станицкой (ныне музей Л. Н. Толстого на той же улице, дом 11), строившийся в течение пяти лет – с 1817 по 1822 год. Уже шестидесятилетним построил Григорьев и собственный дом (ныне ул. Мархлевского, в то время Милютинский переулок, 8), который тоже стал выдающимся памятником русского зодчества. В 20-е годы Григорьевым построена церковь Большого Вознесения у Никитских ворот, где в феврале 1831 года произошло венчание А. С. Пушкина и Н. Н. Гончаровой.    Среди подмосковных усадеб достойно упоминания имение графов Олсуфьевых – Ершово, расположенное в трех километрах от Одинцова, где Григорьев построил двухэтажный барский дом, а в селе – церковь в классическом стиле. Афанасий Григорьевич Григорьев прожил 64 года и умер в Москве 1 мая 1868 года. Похоронен он был на Калитниковском кладбище.

   Пушкин о Москве 20-х годов XIX века

   И вот какой увидел Москву в середине 20-х годов XIX века Пушкин, не только запечатлев ее облик, но и выразив сложнейшую гамму чувств, воспоминаний, отношений, какие вызывала она в сердце каждого русского человека.    Седьмой главе «Евгения Онегина» предпосланы три эпиграфа – Дмитриева, Баратынского и Грибоедова, раскрывающие ее смысл и блестяще выражающие коллизию, идею и настроение и автора, и поэмы. Вспомним их.    Москва, России дочь любима, // Где равную тебе сыскать? – спрашивает, восклицая, И. И. Дмитриев.    Как не любить родной Москвы? – сохраняет интонацию Дмитриева Е. А. Баратынский.    И наконец, язвительный и мудрый А. С. Грибоедов, спрашивая, сам же и отвечает:    Гоненье на Москву! что значит видеть свет! // Где ж лучше? / Где нас нет.    И вот сюда-то, в любимую Москву, равной которой нигде не сыскать, посылает Пушкин провинциальную барышню Татьяну Ларину, и она, преодолев семь суток долгого пути, видит наконец Москву:      Но вот уж близко. Перед ними      Уж белокаменной Москвы,      Как жар, крестами золотыми      Горят старинные главы.      Ах, братцы! Как я был доволен,      Когда церквей и колоколен,      Садов, чертогов полукруг      Открылся предо мною вдруг!      Как часто в горестной разлуке,      В моей блуждающей судьбе,      Москва, я думал о тебе!      Москва… как много в этом звуке      Для сердца русского слилось!      Как много в нем отозвалось!      Вот, окружен своей дубравой,      Петровский замок. Мрачно он      Недавнею гордится славой.      Напрасно ждал Наполеон,      Последним счастьем упоенный,      Москвы коленопреклоненной      С ключами старого Кремля:      Нет, не пошла Москва моя      К нему с повинной головою.      Не праздник, не приемный дар,      Она готовила пожар      Нетерпеливому герою.      Отселе, в думу погружен,      Глядел на грозный пламень он.      Прощай, свидетель падшей славы,      Петровский замок. Ну! не стой,      Пошел! Уже столпы заставы      Белеют; вот уж по Тверской      Возок несется чрез ухабы.      Мелькают мимо будки, бабы,      Мальчишки, лавки, фонари,      Дворцы, сады, монастыри.      Бухарцы, сани, огороды,      Купцы, лачужки, мужики,      Бульвары, башни, казаки,      Аптеки, магазины моды,      Балконы, львы на воротах      И стаи галок на крестах.      Ей-Богу, лучше не напишешь!

<< | >>
Источник: Вольдемар Балязин. Неофициальная история России. Том 10. Тайная жизнь Александра I. 2007

Еще по теме    Доменико Жилярди:

  1.    Архитектура Москвы конца XVIII – первой четверти XIX века
  2. 2. Золотой и серебряный век русской культуры
  3. Архитектура и изобразительное искусство Раннего Возрождения
  4.    Истинное значение иностранцев для России
  5. Архитектура и изобразительное искусство
  6. Итальянское искусство XVII века
  7. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  8. § 11. Прописные буквы в начале текста
  9. ЯЗЫК ИСЧИСЛЕНИЙ LA LANGUE DES CALCULS
  10. Кватроченто
  11. Культура России XIX — начала XX вв.
  12. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  13. Французский классицизм последней четверти XVIII — первой трети XIX века
  14. Испанское искусство XVII века
  15. 9.2. КУЛЬТУРА РОССИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ (XVIII - КОНЕЦ XIX ВЕКОВ)
  16. Критерии редакторской оценки звуковой стороны речи
  17. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  18. Н. И. Николаева НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ АНТИАМЕРИКАНСКОЙ КАМПАНИИ В СССР В КОНЦЕ 40 - НАЧАЛЕ 50-Х ГОДОВ
  19. М.В. Лапенко РОЛЬ ДЖЕЙМСА ФОРРЕСТОЛА В ФОРМИРОВАНИИ АНТИКОММУНИЗМА В США
  20. Сборник статей. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ 2001, 2001