<<
>>

§ 2. Эволюция российской монархии к абсолютизму при Алексее Михайловиче

Во второй половине XVII в. в организации политической власти и системы управления происходят существенные изме­нения, которые свидетельствуют о постепенном обретении рос­сийской монархией абсолютистских черт.

Наиболее ярко эво­люция сословно-представительной монархии к абсолютизму проявилась в усилении самодержавного характера власти царя и свертывании политической активности ведущих сословий, что в совокупности привело к постепенному затуханию, а затем и полному отмиранию Земских соборов.

Основные тенденции в эволюции социального и политиче­ского строя России выразило уже Соборное Уложение 1649 г.

Усиление самодержавной власти царя. Уложение закрепило усиление царской власти. Впервые в русском законодательстве действия, направленные против жизни и здоровья царя и членов его семьи, его личной «чести» и «чести государева двора», рас­сматривались в одном ряду с такими тягчайшими государствен­ными преступлениями, как самозванство, шпионаж, измена.

В Уложении получает правовую защиту власть всех уровней — высшая, центральная, местная. Особые статьи предусматривали наказание за «скоп и заговор», понимаемые как враждебные массовые действия в отношении частных и должностных лиц. Введение этих норм прямо вытекало из «бунташной» обстанов­ки конца 40-х годов, затронувшей центральное правительство и приказных служителей, столицу и периферию. Особо выделя­лись преступления против порядка управления: изготовление поддельных грамот, печатей, приказных писем, наложение пе­чати на подложные («воровские») документы, фальшивомонет­ничество. Все они также карались смертной казнью.

Людям всех чинов вменялось в обязанность извещать царя, думных и приказных людей и воевод о совершенных или гото­вящихся государственных преступлениях. Впервые в законода­тельстве смертная казнь предусматривалась даже за недоноси­тельство. При этом за ложный извет полагалась «торговая казнь», то есть битье кнутом на торговых площадях.

Расследование из­вета производилось в виде розыскного процесса, обязательным элементом которого была пытка.

Таким образом, в Соборном Уложении содержалась детальная характеристика политических преступлений, которые впервые выделялись из разряда уголовных, что само по себе свидетель­ствовало о том, что государственная власть отныне провозгла­шала свою защиту делом первейшей важности. Причем высшей государственной ценностью и олицетворением государственно­го начала признавалась сама личность монарха, ограждаемая не только от направленных против нее действий, но и от «злого умысла».

Об усилении самодержавного характера власти царя свиде­тельствовало и резкое возрастание количества «именных» ука­зов, издававшихся им без предварительного обсуждения в Думе. Так, из 618 указов законодательного характера, изданных после 1649 г., 518 уже были именными. Многие документы времени Алексея Михайловича несут на себе следы напряженной работы царя над ними. На их полях нередко встречаются пометки: «справитца», «подумать», «ведомо», «отписать». С годами для вто­рого Романова все более характерным становится стремление проверить исполнение указов и распоряжений. Будучи глубоко религиозным и искренне уверовав в священный характер своей власти, Алексей Михайлович и на свое царское служение смотрел как на служение Богу, а всякое неповиновение и нерадение оце­нивал как тяжкий грех и преступление.

Степень личного вмешательства царя в управление резко возросла в связи с созданием в 1654 г. Приказа тайных дел. Он стоял вне существующих органов управления и подчинялся не Думе, а непосредственно царю. Приказ не имел четкого круга полномочий. Он управлял дворцовым хозяйством, осуществлял политический надзор, апелляцию по политическим преступле­ниям и, главное, обладал контролирующими по отношению к другим учреждениям функциями. Этот контроль мог быть гласным, но чаще всего негласным, и осуществлялся посред­ством приказных подьячих, рассылаемых с секретными царски­ми наказами по учреждениям, в армию, в посольства.

По словам Г. К. Котошихина, Тайный приказ был устроен «для того, чтоб его царская мысль и дела исполнялись все по его хотению, а бо­яре и думные люди о том ни о чем не ведали». Не найдя продол­жения у ближайших преемников Алексея Михайловича (приказ был ликвидирован вскоре после его смерти в 1676 г.), это на­правление деятельности Тайного приказа в петровское время разовьется в создании систем фискалитета и прокуратуры.

В пышном титуле, принятом царем Алексеем Михайлови­чем после вхождения Украины в состав России, окончательно закрепился термин «самодержец». Прежнее выражение «госу­дарь царь и великий князь вся Русии» было заменено формулой «Божией милостью великий государь, царь и великий князь всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец». Обязательным этикетным приемом в официально-деловых и частных челобит­ных на имя царя было уничижительно-пренебрежительные фор­мы именования писавших («пишет холопишка твой», «молит

тебя рабишка твой» и т.д.). Причем, если «рабами» были тяглые разряды населения, то «холопами» по отношению к царю высту­пал весь служилый люд, включая бояр и другие думные чины.

Эволюция важнейших политических институтов. Перемены коснулись и Боярской думы. Хотя, и это следует подчеркнуть особо, активность думных структур к концу XVII в. не падала, как не снижалось и участие думных чинов — этой традиционной властной элиты — в государственном управлении. Однако по­степенно менялся характер деятельности Думы. Сокращалось ее значение как высшего законодательного органа и расширялись непосредственно управленческо-исполнительные функции. Это выражалось, в частности, в численном росте ее рядов. Если в пер­вой половине XVII в. численность Боярской думы не превышала 40 человек, то в конце 60-х годов состав ее возрос до 67 человек, достигнув к концу века более 150 человек. В составе Думы к кон­цу века заметно возросла доля низших думных чинов (до 30%). К 1680-м годам 80% всех приказов возглавлялись думными людьми, что также свидетельствовало об усилении роли членов Думы в делах управления.

«Ближняя» дума, возникшая еще при Михаиле Федоровиче и не имевшая тогда определенного состава, во второй половине XVII в. начала превращаться в учреждение: вошло в практику особое царское пожалование — назначение отдельных думных в «комнату». Таким образом, из членов Боярской думы и внедум­ных чинов постепенно складывался совет при царе, практиче­ски игравший роль своеобразного кабинета. В правление Федора Алексеевича в 1681 г. из Думы выделилась еще одна составная часть — Расправная палата в составе 15 членов. Она рассматрива­ла апелляции на дела, уже решавшиеся в приказах или местных учреждениях, а во время отсутствия или болезни царя заменяла Думу. Расправная палата действовала до 1694 г.

Важные перемены в политической жизни Русского государ­ства во второй половине XVII в. были связаны с затуханием дея­тельности Земских соборов. В это время созыв Земских соборов стал явлением редким, и их деятельность перестала быть важ­ным фактором политической жизни. Из 57 соборов за более чем столетнюю историю их существования всего 6 приходится на это время. После Соборов 1651 и 1653 гг. (обсуждавших русско-поль­ские отношения и вхождение Левобережной Украины в состав

России) наступил 30-летний перерыв в их деятельности. В даль­нейшем уже никогда Соборы не созывались в полном составе и более походили на совещания, в которых принимали участие представители тех сословий, во мнении которых правительство было заинтересовано. В 1681—1682 гг. были созваны 4 сослов­ных совещания ограниченного состава с полномочиями Собора по ряду военных и финансово-административных вопросов, от­мены местничества, а также наследия престола. В конце 1683—начале 1684 г. был созван последний из известных Зем­ский собор по поводу утверждения договора о мире с Польшей, переговоры о котором велись под Смоленском. Но так как пере­говоры были прерваны, то Собор был распущен, не начав работы. Деятельность этого важного института сословно-представитель­ной монархии отныне пресеклась окончательно.

Сужение прав и сферы влияния церкви. Усиление самодер­жавных принципов власти государей проявлялось не только в сугубо политической сфере. Не менее показательным было все большее сужение прав и полномочий церкви в государстве, осо­бенно в области суда и управления. Начиная с Соборного Уло­жения, преступления против религии и церкви рассматривались в системе светского законодательства (глава I) и разбирались в государственных учреждениях, даже если обвиняемыми были духовные лица.

В полной мере административно-судебные полномочия, независимые от государственных учреждений, сохранил только патриарх. Все остальные церковные и монастырские земли по Соборному Уложению были переданы в ведение и управление созданного в 1649 г. Монастырского приказа. Приказ также был наделен правом суда над духовными людьми. Население цер­ковных вотчин стало подведомственно суду соответствующих государственных учреждений — приказов и городовых воевод. Правда, такое резкое ограничение судебных прав церкви вызва­ло противодействие высшего духовенства, и после церковного собора 1667 г., решения которого были утверждены царем, под­ведомственность духовенства светскому суду по гражданским и общеуголовным делам была признана недопустимой. Однако все прочее население церковных земель и владений духовных лиц осталось вне компетенции церковного суда и финансово-адми­нистративного влияния церкви.

В Уложении было подтверждено незадолго до того изданное положение о запрещении церкви и духовенству приобретать но­вые земли. В течение нескольких лет были конфискованы зна­чительные земельные владения церкви, признанные незаконно приобретенными. В связи с ликвидацией и отпиской на государя «белых слобод» многие церковные слободы и владения в городах также подверглись конфискации. Причем свыше 60% всех го­родских дворов, взятых в казну, являлись ранее собственностью церкви и духовенства.

Дело патриарха Никона. Церковный собор 1666—1667 гг. Все

это вызывало сопротивление высших церковных иерархов.

К тому же возглавлявший их патриарх (с 1652 г.) Никон, натура страст­ная и темпераментная, в равной степени властная и честолюби­вая, не довольствовался отведенной ему ролью и сам активно вмешивался в государственные дела. Авторитет и влияние па­триарха были велики. Но он стремился к большему. Так же, как и Филарет, Никон писался «великим государем». Но патриарх Филарет носил этот титул как отец царский и соправитель. Ни­кон же стал пользоваться им уже как патриарх, что как бы урав­нивало власть патриаршескую и царскую. Когда царь во время войны с Речью Посполитой находился при войске, Никон оста­вался правителем государства, возглавлял Боярскую думу. Он намеренно демонстрировал превосходство своего духовного сана перед царским: «священство царства преболе есть».

Под Москвой по замыслу Никона создавался Новый Иеру­салим — центр святости, наделенный вселенским смыслом. Символика и архитектура Воскресенского Новоиерусалимского монастыря была пронизана идеей Вселенской церкви во главе с русским патриархом.

Если поначалу отношения между Алексеем Михайловичем и Никоном отличались сердечностью и задушевностью, то по­степенно былая теплота сменилась сдержанностью, а доверие подозрительностью. Открытый разрыв между царем и патриар­хом произошел 10 июля 1658 г. После службы в Успенском со­боре Никон в ответ на приказание Алексея Михайловича впредь не писаться и не называться великим государем объявил о том, что он оставляет патриаршую кафедру (а не архиерейство) и уда­ляется в Воскресенский монастырь (Новый Иерусалим). Никон рассчитывал, что царь будет просить его вернуться. Но этого не произошло. На протяжении восьми с лишним лет Никон фор­мально оставался патриархом, но фактически не исполнял па­триаршие функции. Созванный по инициативе царя Собор все­ленских патриархов 1666—1667 гг. осудил Никона и снял с него патриарший сан. Он был отправлен в заточение в дальний Фера­понтов монастырь. Только в 1681 г., уже при царе Федоре Алек­сеевиче, тяжело больному Никону было разрешено возвратиться в Новоиерусалимский монастырь. Но до своей любимой обители Никон не добрался, он умер в пути.

В то же время русские церковные иерархи, осудив Никона за вмешательство в «государевы дела» и провозгласив главенство царской власти в общегосударственных вопросах, внесли в со­борное постановление пункт, обязывавший светскую власть не вмешиваться в подведомственные патриарху церковные дела. Церкви удалось вернуть некоторые из утерянных привилегий. Духовенство было освобождено от светского суда. Из патриар­шего Разрядного приказа выделили Духовный приказ, который занимался судом над духовенством по всем делам; приказ воз­главляли духовные лица, назначаемые патриархом. Фактически Монастырский приказ был лишен судебной функции и в 1677 г. упразднен. Церковь не возражала против вмешательства государ­ства в преследование антицерковных движений. Собор 1666— 1667 гг. осудил старообрядцев как еретиков, отлучив от церкви и предав их светскому суду.

Отмена местничества. Важным этапом эволюции государст­венного аппарата стала отмена в 1682 г. местничества. Этим была реорганизована система пожалований и производства в госу­дарственные чины, основанная на феодальном счете «мест» и прежней службе, в том числе других представителей рода. Мест­ничество являлось одной из помех на пути формирования под­чиненной монарху чиновно-дворянской бюрократии, поскольку принципы местничества должен был учитывать и государь при назначении на государственные посты. Начавшаяся в XVII в. реорганизация армии вела к созданию нового, регулярного вой­ска, руководство которым было невозможно при системе «мест». Это, разумеется, не означало, что само явление уже полностью отжило и у него не было сторонников.

В 1682 г. на специально созванном «соборном» совещании выборных представителей от всех «чинов» служилого дворянства, членов Боярской думы и церковного собора во главе с патриар­хом царь Федор Алексеевич официально объявил об отмене мест­ничества. По решению Собора разрядные книги, содержащие местнические случаи, были сожжены. Сам факт их сожжения показывает, что институт этот был достаточно живуч и прави­тельство опасалось его возрождения.

<< | >>
Источник: Под ред. Б.Н. Флори. История России с древнейших времен до конца XVIII в.: Учебник. 2010

Еще по теме § 2. Эволюция российской монархии к абсолютизму при Алексее Михайловиче:

  1. 3.3. Российское государство после Смуты. Правление первых царей династии Романовых.
  2. § 3. Первые Романовы. Государственное управление. Начало формирования абсолютизма
  3. § 2. Эволюция российской монархии к абсолютизму при Алексее Михайловиче