<<
>>

   Фрагмент письма Кутузова жене от 26 ноября 1812 года

   26 ноября 1812 года Кутузов писал Екатерине Ильиничне: «Я, слава Богу, здоров, мой друг, и все гонимся за неприятелем так же, как от Москвы до Смоленска, и мертвыми они теряют еще более прежняго; так что на одной версте от столба до столба сочли неубитых мертвых сто семнадцать тел… Эти дни морозы здесь двадцать два градуса, и солдаты все переносят без ропота, говоря: „французам хуже нашего, они иногда не смеют огня разводить; пускай дохнут“.

   Рапорт Кутузова Александру I о потерях французской гвардии

   Через месяц с небольшим Кутузов послал рапорт Александру I о частном случае – потерях в трех полках тиральеров – легких стрелков гвардии.

Данные эти были почерпнуты из французских источников – официальных штабных ведомостей. За время отступления от Смоленска с 5 ноября до 15 декабря в трех гвардейских полках было вначале восемьдесят семь офицеров и одна тысяча двадцать два солдата и унтер-офицера, а к 15 декабря в строю осталось сорок три офицера и сорок четыре солдата. Причем в боях погибло всего двадцать четыре солдата и ни одного офицера – остальные замерзли, умерли от голода или попали в плен.

   Письмо Кутузова жене от 30 ноября 1812 года

   28 ноября части адмирала Чичагова, генералов Бороздина и П. В. Голенищева-Кутузова вошли в Вильно. 29 ноября туда приехал Кутузов.    30 ноября он писал Екатерине Ильиничне: «Я вчерась писал к Государю рапорт на поле верст за двадцать от Вильно и не мог на морозе тебе написать ни строчки.    Я прошлую ночь не мог почти спать от удивления, в той же спальне, с теми же мебелями, которые были, как я отсюда выехал (а это случилось в марте 1811 года) полтора года назад. В общем-то не так давно, но зато чего только не случилось за прошедшее время! И комнаты были вытоплены для Бонапарте, но он не смел остановиться, объехал город около стены и за городом переменил лошадей…»    Впечатление от этого было настолько сильным, что и через полмесяца Кутузов в письме Толстым писал не о встрече с царем, которая только что произошла, не о получении титула «князя Смоленского», но именно о том, что он снова оказался в своей спальне, оставленной им перед поездкой на Дунай: «Я, слава Богу, здоров и в удивлении, что какая-то невидимая сила перенесла меня сюда, в тот же дом, в ту же спальню, на ту же кровать, где я жил невступно два года назад».

   Записка Александра I Кутузову от 9 декабря 1812 года

   В архиве правнука Кутузова, Федора Константиновича Опочинина, среди собственноручных рескриптов и реляций Екатерины II, Павла I и Александра I хранился весьма скромный документ – записка Александра I, посланная Кутузову в Вильно из Полоцка.    Записку царь написал 9 декабря 1812 года, а через пять дней Кутузов писал жене: «Посылаю письмо государя за несколько часов перед приездом его в Вильно писанное. Пусть оно сохранится в фамилии нашей».    Вот эта записка: «Князь Михаил Ларионович! Завтра я прибуду в Вильно к вечеру.

Я желаю, чтобы никакой встречи мне не было. Зима, усталость войск и собственное мое одеяние (царь был в тулупе. – В. Б.), ехав день и ночь в открытых санях, делают оную для всех отяготительною. С нетерпением ожидаю я свидания с Вами, дабы изъявить Вам лично, сколь новые заслуги, оказанные вами Отечеству и, можно прибавить, Европе целой, усилили во мне уважение, которое всегда к Вам имел…»    Записка эта сохранилась до наших дней.

   Первый дезертир французской армии

   Оставив отступающую армию, Наполеон 23 ноября 1812 года сел в сани и уехал во Францию. Его сопровождало всего несколько человек. Добравшись до Немана, откуда начал он поход в Россию, император вышел из возка и увидел крестьянина-литовца, с интересом разглядывавшего его.    – Ты местный житель? – спросил Наполеон.    – Да, – ответил крестьянин.    – А не скажешь ли, много дезертиров переправилось уже через Неман?    – Вы первый, – ответил крестьянин.

   «Генерал Мороз»

   Некоторые выражения, относившиеся к русской истории и возникшие в связи с теми или иными ее событиям, появились не в России, а за границей. Таким было, например, выражение «генерал Мороз», появившееся впервые 1 декабря 1812 года в одном из лондонских сатирических листков, где был изображен «генерал Мороз, бреющий маленького Бони», то есть Бонапарта.    Выражения «генерал Мороз», «генерал Зима» бытовали и в Великую Отечественную войну 1941–1945 годов, представляя зиму главной стратегической силой нашей армии.

   Происхождение слова «шаромыжник»

   Отступая из России, солдаты Наполеона, сдаваясь крестьянам и партизанам, выходили с поднятыми вверх руками и говорили: «Шер ами!» («Дорогой друг!»).    Простые русские люди огрубили эти слова на свой лад и произносили их «шарамы», а французов, грязных, оборванных и голодных, называли «шаромыга» или «шаромыжник». Так произошло это слово.

<< | >>
Источник: Вольдемар Балязин. Неофициальная история России. Россия против Наполеона. М.: Олма Медиа Групп. - 72 с.. 2007

Еще по теме    Фрагмент письма Кутузова жене от 26 ноября 1812 года:

  1.    Письмо Кутузова маршалу Бертье от 8 октября 1812 года
  2.    Письмо Кутузова Елизавете Хитрово от 29 октября 1812 года
  3.    Письмо Кутузова Елизавете Хитрово от 19 января 1812 года
  4.    Письмо Багратиона Аракчееву от 7 августа 1812 года
  5. Моей жене Людмиле с низким поклоном! Фрагменты автобиографии
  6. Глава 13. Республика в кризисе. Ноябрь 1937 года – апрель 1938 года
  7.  ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 ГОДА. ОТ НЕМАНА ДО БОРОДИНО
  8.    Последние дни Отечественной войны 1812 года
  9.    Совет в Филях 1 сентября 1812 года
  10. 4. Д. В. ДАВЫДОВ ДНЕВНИК ПАРТИЗАНСКИХ ДЕЙСТВИИ 1812 ГОДА
  11. Г л а в а 3 ПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ КОНСЕРВАТОРОВ в 1807 - начале 1812 года
  12. 3. Правительственные проекты конституционных реформ после войны 1812 года.
  13. Тарутинский период Отечественной войны 1812 года и развитие русской общественной мысли1118
  14.    Наводнение 7 ноября 1824 года