<<
>>

ГРУППИРОВКА ВОЕННЫХ

Группировка военных, часто выступавшая в тесном союзе с «инженерами» по вопросам железнодорожного строительства, преследовала гораздо более далеко идущие политические цели.

Как и «инженеры», «военные» сплотились в основном на основе общности профессиональных интересов.

Ядро группировки составила небольшая группа офицеров — выпускников и преподавателей Николаевской академии Генерального штаба и Инженерной академии. Как и в третью военную академию, Артиллерийскую, в эти учебные заведения поступали сыновья менее богатых, зачастую безземельных, дворянских семейств, а отнюдь не отпрыски аристократов, которые обучались в Пажеском корпусе, а затем служили в привилегированных гвардейских полках, овеянных романтической славой. Хотя в военных заведениях так же, как и в инженерных, в николаевское время царила мертвящая атмосфера, из этих стен вышли мыслящие офицеры, будущие архитекторы военных реформ и ведущие стратеги 60— 70-х годов XIX в., занимавшие высшие военно-административные посты до конца царствования Александра II. Выпускной класс Николаевской академии был невелик — от 25 до 28 человек, но- это были весьма талантливые, мыслящие люди. Лидер фракции «военных» Дмитрий Милютин, в 1862—1881 гг. военный министр, закончил Академию в середине 30-х годов и позже преподавал в ней, став непримиримым противником чересчур схоластичного, далекого от практики метода обучения в Академии 22.

В первые годы пребывания Милютина на посту министра все помыслы и энергия сторонников реформ были почти полностью отданы решению проблем, связанных с восстановлением статуса России как первоклассной военной державы: с реограниза- цией центральных и местных военно-административных органов на территориальной основе, созданием системы запаса, перевооружением и улучшением подготовки войск. Лишь позже они в полной мере осознали значение фактора технологической отсталости, его влияние на боеспособность армии.

Принадлежа к суворовской школе военной мысли, они уделяли особое внимание моральному фактору. К середине 60-х годов группировка военных сделала вывод, что перестройка вооруженных сил требует выхода к новым перспективам, она невозможна без решения широкого круга экономических проблем. Программы, связанные с совершенствованием артиллерии, строительством стратегических железных дорог, имели следствием вовлечение «военных» в дебаты по финансовой и промышленной политике правительства. В то же время они были втянуты и в более глубокие политические разногласия, касающиеся Польши и Прибалтики. «Военные» высказывали опасение, что в этом регионе центробежные силы могут нанести урон обороноспособности империи; стратегической контрмерой в ответ на давление Запада в этом вопросе должны были стать, по их мнению, решительные действия в Центральной Азии. И наконец, обсуждение проектов реорганизации военных академий и училищ вовлекло эту группировку в дискуссии ио реформе системы образования. Рупором их взглядов стал официальный орган военного министерства «Русский инвалид», который превратился в общественно-политическое издание с твердой и независимой позицией по большинству проблем внутренней и внешней политики.

Основные разногласия, которые имелись у «военных» с другими группировками, касались: с «экономистами» — финансовых .проблем, с фракцией Шувалова — реформы образования, крестьянского вопроса и роли дворянства в совещательных правительственных органах.

Первое столкновение с группировкой экономистов произошло в 1862 г., когда Министерство финансов впервые объявило о публикации бюджета. Но критический момент наступил в 1866 г., когда Рейтерн потребовал сократить военный бюджет на сумму •от 15 до 20 млн рублей, что привело Д. Милютина в ярость. Реакция Александра, оказавшегося между двумя министрами- реформаторами в их споре по важнейшим для него самого вопросам — финансовой стабильности и военной безопасности, ^была достаточно характерной. Он настоятельно рекомендовал всем министрам приложить усилия, чтобы уложиться в предложенный Рейтерном бюджет, а затем в личной беседе заверил Милютина, что он даст разрешение только на такое сокращение бюджета, которое ни в коей мере не повлияет на существующую структуру армии и не ослабит ее боевой мощи23.

Подобные столкновения имели место и по поводу планов Рейтерна о предоставлении концессий на строительство железных дорог.

Милютин считал предпринимателей-капиталистов мошенниками и негодяями, которые набивают карманы сотнями тысяч рублей, украденных из государственной казны. Он обвинял их в том, что они взвалили на плечи России неподъемный груз — плохо построенные, не приносящие дохода и не имеющие достаточной пропускной способности железные дороги, которые с самого начала нуждаются в ремонте, а помимо этого требуют еще выплаты процентов на вложенный капитал. Впрочем, в этом вопросе Александр отчасти пошел навстречу Милютину, включив в планируемую сеть железных дорог несколько линий стратегического назначения. Но по существу все дело осталось в руках Рейтерна, так как строительством все-таки должны были заниматься частные компании, которые в конкурентной борьбе добивались наиболее выгодных заказов.

Военное ведомство также активно участвовало в грандиозном сражении за реформу системы образования. Оно, по сути дела, создало альтернативную структуру среднего образования—военные училища и гимназии, функционировавшие параллельно с гражданскими средними школами, находившимися в ведении Министерства народного просвещения. Военная гимназия быстро завоевала себе отличную репутацию благодаря новой методике преподавания, введенной педагогами-реформаторами Николаем Пироговым и Константином Ушинским. Наиболее серьезное противодействие образовательным реформам Д. Ми- лютина оказывала группировка Шувалова. Граф Дмитрий Толстой, министр народного просвещения, ставленник Шувалова, выступал против автономии военных школ, а также вообще против провозглашенной Милютиным демократизации образования и армии. Реформаторы-военные были весьма уязвимы в одном пункте: было известно, что в их средних учебных заведениях и академиях ведется радикальная агитация. Когда в 1867 г. начались беспорядки в Петербургской Медико-хирургической академии, Толстой и Шувалов развернули кампанию, пытаясь связать деятельность некоторых профессоров и «агитаторов» с неудавшимся покушением Каракозова в 1866 г. на жизнь царя, дискредитировать таким образом Д. А. Милютина, а затем передать Академию под юрисдикцию Министерства народного просвещения. Усиливая нападки, они обвинили и Каткова, который в газете «Московские ведомости» защищал Милютина24.

Тянувшаяся 7 лет полемика вокруг Медико-хирургической академии была частью общей дискуссии о контрреформах в области просвещения — противоборства сторонников классического и реального образования. Милютин заявил, что дело об Академии является его личным делом, иными словами, он собирался уйти в отставку, если оно не будет решено так, как он считает нужным 25. В этом вопросе он, как военный министр, несомненно, находился в пределах своих полномочий, и Александр II в конце концов согласился с ним. Но в целом в дискуссии об образовании «военные» все же потерпели поражение, поскольку здесь они совершенно явно вышли за официально установленные границы своей бюрократической компетенции.

<< | >>
Источник: I. Г. Захарова, Б. Эклофа, Дж. Бушнелла. Великие реформы в России. 1856—1874: Сборник. — М.: Изд-во Моск. ун-та. — 336 с.. 1992

Еще по теме ГРУППИРОВКА ВОЕННЫХ:

  1. Военно-фашистское движение и милитаризация страны. Путч 15 мая 1932 г.
  2. ГРУППИРОВКА экономистов
  3. ГРУППИРОВКА ИНЖЕНЕРОВ
  4. ГРУППИРОВКА ВОЕННЫХ
  5. 2.2. Военно-политическое сотрудничество СССР и МНР
  6. Политические группировки и их взаимодействие
  7. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 11 СЕНТЯБРЯ 1973 г. И УСТАНОВЛЕНИЕ ВОЕННОЙ ДИКТАТУРЫ (1973—1989)
  8. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЧИЛИ В ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ВОЕННЫХ
  9. № 544 ИЗ ПИСЬМА М. В. ФРУНЗЕ В. И. ЛЕНИНУ О ВОЕННОМ И ПОЛИТИЧЕСКОМ ПОЛОЖЕНИИ В ТУРКЕСТАНЕ 14 апреля 1920 г.
  10. 4. Содержание психологического воздействия в военных целях.
  11. 4. Содержание психологического воздействия в военных целях.
  12. 2. ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО
  13. Военные действия. Военная и экономическая политика правящей партии в годы Гражданской войны.
  14. Перегруппировка сил в Европе
  15. Военное поражение Франции и его значение
  16. ВОЕННАЯ МОЩЬ
  17. Пропагандистское обеспечение военной акции СССР в Афганистане
  18. СМИ и чеченский военный конфликт
  19. С.А. Васютин, А.С. Васютин Кемеровский государственный университет, г. Кемерово, Россия состав оружия как маркер ВОЕННО-СОЦИАЛЬНОЙ ИЕРАРХИИ (по материалам погребений с кремациями верхнеобской культуры)
  20. ГЛАВА 23 НАРАСТАНИЕ ВОЕННОЙ УГРОЗЫ 1933-1936