<<
>>

Хутора

При НЭП-е, когда советская власть разрешила крестьянам выселяться на поселки, многие стали хлопотать о выделении им индивидуальных участков, отрубов и хуторов, по образцу прежних столыпинских хуторов.
Но власть этого никак не разрешала, хотя в законах о земле и провозгласила свободу выбора форм землепользования. {69} Ленин при НЭП-е провозгласил свой план: «превратить Россию нэповскую в Россию социалистическую», переделать нэповскую де-ревню на социалистический лад. В хуторах он видел антипода социалистической формы земледелия, в хуторянах — самых непреклонных врагов большевистского плана. Поэтому советская власть всячески искореняла фермерскую форму земледелия и не позволяла возродиться ей вновь. Но тяга крестьян к фермерскому хозяйству была такая сильная, а средства у зажиточных крестьян при НЭП-е были настолько значительные, что некоторые крестьяне всякими нелегальными путями ухищрялись все же устраивать хутора. Три крестьянских двора из Болотного выселились на поселок. А потом попросили поселковую общину выделить им землю в отдаленном углу поселковых владений. Община на это согласилась. Переселившись туда, эти дворы разделили отведенную им землю на три отдельных участка и работали на них совершенно самостоятельно. Они условились о том, что землю они никогда переделять не будут. Строения расположили каждый на своем участке, далеко друг от друга. Официально этот маленький поселок считался составной частью соседнего большого поселка. Но практически это были три совершенно самостоятельных хутора. Местные начальники, получив соответствующую «мзду», делали вид, что они ничего не замечают... Эти три крестьянина до революции жили в деревне, хуторов не имели. Это были не прежние столыпинские, а новые хуторяне. Хуторская система хозяйствования была притягательна для всех крестьян: и для тех, кто на хуторах жил, и для тех, кто их только видел. А в соседней деревне один столыпинский хуторянин смог сохранить свой хутор еще с дореволюционного времени. В 1918 году, когда всех хуторян власть сгоняла с их участков и прогоняла обратно в деревню, этот хутор под каким-то вымышленным предлогом был «временно» оставлен. А затем этот «временный период» растянулся на целое десятилетие. Формально владелец хутора был причислен к земельной общине соседней деревни. А на практике он владел этим хутором, жил и работал на нем совершенно самостоятельно. {70} Дом хуторянина был расположен в укромном местечке: в лесу, вдали от дорог. Он не «мозолил глаза» ни проезжающим начальникам, ни соседним крестьянам. Но главная причина чудесного опасения столыпинского хутора заключалась в том, что близкий родственник хуторянина был одним из уездных начальников и покровительствовал ему. При таких обстоятельствах некоторые хутора, вопреки нетерпимому отношению большевистской власти к ним, могли существовать более десятилетия после Октябрьского переворота, вплоть до коллективизации. Но от погрома коллективизации не мог уже спастись ни один хутор.
<< | >>
Источник: Чугунов Т.К.. Деревня на Голгофе. Летопись коммунистической эпохи: от 1917 до 1967 г. 1968

Еще по теме Хутора:

  1. № 108 СООБЩЕНИЕ ГАЗЕТЫ «ПРАВДА» О РАЗЛОЖЕНИИ УРАЛЬСКОЙ БЕЛОКАЗАЧЬЕИ АРМИИ 21 сентября 1919 г.
  2. № 149 ПРИКАЗ ПО ВОЙСКАМ ТУРКЕСТАНСКОГО ФРОНТА О НАГРАЖДЕНИИ ОРДЕНАМИ КРАСНОГО ЗНАМЕНИ КОМСОСТАВА IV АРМИИ ЗА МУЖЕСТВО И ХРАБРОСТЬ В БОЯХ С ПРОТИВНИКОМ 15 марта 1920 г.
  3. § 4. Земельные споры и их решение
  4. Глава II ЭКОЛОГИЯ
  5. Столыпинские реформы.
  6. Глава XIX Поход на хутора
  7. Глава XX Отец Юрий
  8. Благородное сословие и есаул Слабизьон
  9. 5. Какое время на дворе – таков мессия…
  10. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Несбывшиеся Мечты
  11. АРНИ КУЗНЕЦ
  12. ВСТРЕЧА С НЕЗНАКОМЫМ МИРОМ
  13. Раговор наедине
  14. УВЕЧЬЕ