>>

Глава I Источники исследования. Документация

Разносторонние документы и материалы, дошедшие до наших дней, позволяют в какой-то мере осветить самоотверженную борьбу большевистской партии против политической полиции царизма и одновременно вскрыть подрывные методы и приемы царской охранки.

Таких материалов и документов довольно много.

Главным и основным источником, раскрывающим тактику, способы и приемы борьбы партии с террором царской тайной полиции, являются труды В. И. Ленина и партийные документы. Богатый материал дают архивные фонды. И прежде всего фонды Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Здесь хранятся решения центра партии, ее отдельных организаций и многочисленные материалы, отражающие повседневную жизнь партии, ее борьбу, поражения и победы.

Огромную ценность представляет партийная печать дореволюционного периода — газеты «Искра», «Заря», «Пролетарий», «Правда» и другие, а также различные книги, брошюры. Партийная переписка представлена относительно меньше. И понятно: ведь в то дореволюционное время каждая запись, письмо или дневник могли стать при аресте серьезной уликой. Поэтому большевики, находясь в подполье, заботились не о сохранении личных документов, а, наоборот, тщательно уничтожали все записанное. В большем объеме сохранилась переписка революционеров, живших за границей.

Богатый, но сложный фактический материал находится в государственных архивах, концентрирующих документы бывшего департамента полиции, его особого отдела, заграничной секретной агентуры, охранных отделений, корпуса жандармов. Критический анализ этих документов показывает, какие огромные усилия предпринимала тайная полиция царизма в борьбе с революционным движением и как из года в год это движение, возглавляемое большевистской партией, расширялось, проникая в самые отдаленные уголки Российской империи.

К сожалению, сохранились далеко не все документы департамента полиции и охранных отделений.

Дело в том, что в первые же дни Февральской революции стихийное возмущение народных масс террором царизма вылилось в разгром полицейских учреждений, особенно охранных отделений. Разгром, например, московской охранки стихийно начался уже 1 марта 1917 г. Ворвавшаяся в здание толпа разламывала шкафы, выбрасывала во двор пухлые пачки с делами, альбомы, каталоги, расхватывала «на память» фотокарточки '. Во дворе бывшей охранки пылал огромный костер из груды различных документов-.

Из кого состояла разбушевавшаяся толпа? Да из тех в первую очередь, кому ненавистна была полиция, кто неоднократно испытывал на себе ее террор. Но были здесь и те, кто хотел скрыть в огне, уничтожавшем архивы, свое преступное участие в полицейском произволе. И это подтвердилось тем, что из архива исчезли преимущественно личные дела секретных сотрудников, «агентурные записки» и другие компрометирующие документы1. Однако значительная часть архива охранки, хотя и сильно пострадавшая, была все же сохранена.

Аналогичные события происходили в то время и в Петрограде — на Фонтанке и на Пантелеймоновской улицах горели такие же костры из архивных документов. Но и здесь погибло не все и, что очень важно, «почти не пострадала комната, в которой помещался особый отдел департамента полиции»!. Случайно сохранилось несколько томов департаментских дел о заключенных Шлиссельбургской крепости и некоторые материалы штаба отдельного корпуса жандармов.

И хотя впоследствии Временное правительство отдало распоряжение об охране полицейских архивов, именно с этого момента началось преднамеренное, систематическое их уничтожение и расхищение заинтересованными лицами. К разбору архивов по политическим делам, как правило, привлекались добровольцы, а среди них нередко оказывались и бывшие охранники, принимавшие особенно энергичное участие «в приведении в порядок» архивных документов2.

Как бы то ни было, сохранившиеся фонды полицейских архивов представляют собой богатейший источник для научных исследований. Они дают возможность ознакомиться с делами тайной полиции, направленными на подавление революционного движения на протяжении десятков лет.

Особый интерес вызывают фонды Центрального государственного архива Октябрьской революции. В них находятся документы не только различных охранных отделений, но и департамента полиции, его особого отдела. Значимость документов этого отдела вытекает из его роли в борьбе царской тайной полиции с революционным движением в России. Особый отдел в системе департамента полиции занимал первостепенное место, и сохранившиеся его документы имеют для исследования большую ценность.

Материалы департамента полиции, особого отдела и охранных отделений можно подразделить на четыре вида: 1.

«Агентурные записки». Это письменные сообщения «секретных сотрудников» или запись их беседы с жандармским офицером при личном свидании. 2.

«Записки». Они составлялись в охранных отделениях для департамента полиции на основании ряда «агентурных записок» и представляли собой критически осмысленную сводку. 3.

«Циркуляры» департамента полиции. Вырабатывались на основе вышеприведенных материалов и рассылались начальникам губернских жандармских управлений, охранным отделениям, жандармским офицерам иа пограничных пунктах. В «циркулярах» все разыскиваемые департаментом полиции лица делились на пять категорий, в зависимости от мер, какие нужно было принять к ним. Характерно, что «циркуляры» имели особую графу — «Преступная специальность». 4.

«Обзоры». Они писались в департаменте полиции на основании поступающих материалов и анализа революционной литературы. Представляя собой высшую форму работы департамента полиции, «обзоры» в некотором отношении являлись не только розыскными, но и претендующими на «научность» документами, поскольку они анализировали деятельность отдельных партий.

Кроме того, особый отдел рассылал определенным должностным лицам так называемый «Свод заслуживающих внимания сведений», полученных департаментом полиции за какое-то время. Эти документы непосредственно свидетельствуют о масштабах и напряженности повседневной революционной борьбы (распространение листовок и брошюр, аресты и побеги революционеров, забастовки рабочих и т.

д.).

Значительный фактический материал для исследования дают некоторые источники послефевральского периода 1917 г. Например, «Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства по расследованию преступлений царизма». Они представлены в семи томах под общим названием «Падение царского режима» (под редакцией П. Е. Щеголева).

Небезынтересный факт: в ходе работы Следственной комиссии редактором ее стенографических отчетов был назначен Александр Блок. Он оставил яркие зарисовки о многих деятелях царского правительства и департамента полиции, представших перед комиссией *. «Стенографические отчеты» в основном содержат допросы руководителей департамента полиции, охранки, жандармов, бывших министров и генералов, а также показания провокаторов.

Этот весьма объемистый материал свидетельствует о политическом и моральном падении, граничащем с уголовщиной, главных деятелей царского режима в последнее его десятилетие.

Большевики лояльно относились к работе Следственной комиссии и оказывали ей всяческую помощь. «Правда» 17 июня 1917 г. писала: «Правительственная комиссия по этому делу работает энергично. Из членов нашей партии вызывались и дали показания В. И. Ленив, Н. К. Крупская. Само собой разумеется, что все наши товарищи дали показания. К розыску документов, которые остались за границей, нами будут приняты все меры. Документы эти будут немедленно переданы в Следственную комиссию».

Одним из существенных источников являются «Материалы по истории общественного и революционного движения в России». Первый том этих материалов под названием «Большевики» вышел в 1918 г. в Москве. В нем собраны документы бывшего московского охрав- ногб отделения по истории большевизма с 1903 г. по 1916 г.

Для исследования большую ценность имеют послеоктябрьские архивные и другие источники, в частности материалы революционных трибуналов. В 1918 г. Верховный трибунал рассмотрел дело Малиновского и приговорил его к расстрелу.

С обвинительной речью на суде выступил Н. В. Крыленко. Он разоблачил преступления Малиновского, убедительно раскрыв при этом политические и психологические мотивы, которыми руководствовался отъявленный провокатор.

Следует отметить такой источник, как «С. Петербургская столичная полиция и Градоначальство. 1703— 1903 гг.» (СПБ, 1903). Его составитель И. П. Высоцкий документально изложил всю историю царской полиции со времени основания столицы в 1703 г., собрал огромный материал о деятельности полиции за два века ее существования.

В Москве в Библиотеке имени В. И. Ленина хранится «Секретный циркуляр Министра Внутренних Дел от 12 августа 1897 г. за № 7587», опубликованный «Группой рабочих революционеров» (без указания места выпуска). Этот документ заслуживает особого внимания. Выработанный министром Горемыкиным, он стал своеобразным исходным пунктом многих последующих мероприятий царского правительства. Секретный циркуляр содержал не только перечень жестких санкций в отношении забастовщиков, но и целую программу борьбы с нарастающим рабочим движением.

То, что столь важный документ оказался в руках социал-демократов, показывает, насколько глубоко проникали революционеры в самые засекреченные царские учреждения. Вряд ли министр Горемыкин мог предполагать, что его тайный циркуляр окажется достоянием гласности широкого круга рабочих.

Фундаментально пятитомное исследование М. Н. Гер-

нета — «История царской тюрьмы» (М., 1960—1963). Оно глубоко и всесторонне освещает карательную политику царизма.

Следует назвать также работы С. П. Членова «Московская охранка и ее секретная агентура» (М., 1919) и А. С. Трофимова «Пролетариат России и его борьба против царизма. 1861—1904 гг.» (М., 1979). В последней автор детально анализирует наиболее трудные годы становления русского рабочего класса и начало его сознательной революционной борьбы. Он не только показывает развитие рабочего движения в России за сорока^ летний период, но и подвергает острой критике некоторые публикации буржуазных фальсификаторов.

Все указанные источники далеко не полностью освещают тему, поскольку в научном поиске нет конечных границ. Дальнейшая разработка поднятой проблемы — задача нынешних и будущих историков-марксистов.

| >>
Источник: Б. ЭРЕНФЕЛЬД. Тяжелый фронт: Из истории борьбы большевиков с царской тайной полицией. 1983

Еще по теме Глава I Источники исследования. Документация:

  1. Глава 17 Государственный совет — Риксрод и высшие должности в Шведском королевстве в эпоху Кальмарской унии
  2. Глава I Источники исследования. Документация
  3. Глава III FAKE-ОППОЗИЦИЯ
  4. Глава 5 Приобретения и потери Америки: захват технологий для «большого скачка»
  5. ГЛАВА 1 Проект Peer-to-Patent: скромное предложение
  6. ИСТОЧНИКИ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ПЕРЕГОВОРОВ И МИРНОГО СОГЛАШЕНИЯ 1323 г.
  7. ГЛАВА 1 ПРЕДМЕТ, ИСТОЧНИКИ, ЗАДАЧИ И МЕТОД
  8. ГЛАВА 3 Имперское измерение
  9. Глава V. ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В ОБЛАСТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ НАСЕЛЕНИЯ
  10. Глава V. ФИНАНСОВОЕ, ОРГАНИЗАЦИОННОЕ, НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ И ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ
  11. Глава 12 Поиск правды
  12. ГЛАВА 22 РАБОЧЕЕ МЕСТО ДОВЕРИЯ
  13. Глава I ПЕДАГОГ: ПРОФЕССИЯ И ЛИЧНОСТЬ
  14. Глава П ПЕДАГОГИКА КАК НАУКА
  15. Источники экологического права и экологическое законодательство
  16. Глава 10 МЕЧТЫ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  17. Подготовительный этап опытно-экспериментальных исследований для становления гражданственности будущих специалистов в системе обучения вуза