<<
>>

ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

Но для этого наверху нужна была свежая кровь. Нужна была, как с ужасом убедится поколение спустя имперский истеблишмент, то- тальная смена элиты. Для того, чтобы довершить николаевскую идеологическую революцию, совершенно освободив страну от каких бы то ни было европейских традиций, понадобится новый истеблиш- мент, пришедший из "мужицкого царства".

И связавший своё буду- щее с ниспровержением "буржуазной" Европы, с превращением её в одну большую Польшу.

Понадобится также для этого новый тип императора — без при- знаков чести и совести - способный железной рукой мобилизовать все ресурсы страны для сверхдержавного реванша, так скомбиниро- вав полицейский и идеологический террор, чтобы судьба декабри- стов постигла миллионы несогласных или сомневающихся, или про- сто ненадежных. И тут приходим мы к заключению совершенно уди- вительному. Ибо что, спрашивается, могло привести в России к вла- сти такого императора? Что, кроме гигантской революции, способ- ной смести с лица земли старую, непригодную для этой задачи "ис- порченную" элиту, заменив её новой, специально для неё созданной?

Разумеется, на первых порах оседлают революцию традиционные интернационалистские "бесы", посвятившие этой перемене элит

жизнь. Они снова разбудят массы, на этот раз великой мечтой о все- мирной пролетарской революции и уничтожении эксплуатации че- ловека человеком. А потом пробьёт, конечно, и их час. Мавр сделает свое дело и не будет больше в нём надобности новому "мужицкому" императору. И придётся бесам освободить путь наверх его людям.

Конечно, лишь десятилетия спустя после революции, после разгро- ма всех оппозиций и Гитлера, настанет, наконец, черёд новому импера- тору развернуться в нового Наполеона, всерьёз занявшись похищением Европы и погодинскими планами "универсальной империи".

Нечего и говорить, что привести могла эта попытка российского Наполеона лишь к тому же, чем закончилась аналогичная попытка французского, т.е. к тотальному поражению, тотчас и обнаруживше- му её полную бессмысленность. С той, впрочем, разницей, что в рос- сийском случае затянулась она на много десятилетий, заведя страну в старый николаевский тупик, выйти из которого без очередного исто- рического потрясения оказалось невозможно.

В известном смысле нацистская революция 1933 года проливает совершенно неожиданный свет на то, что произошло в XX веке в России. В самом деле ведь точно так же, как и Россию, терзал Герма- нию после капитуляции в 1918-м (немецкого аналога Крымского по- зора) фантомный наполеоновский комплекс. И поднялась она про- тив Европы именно во имя его— без всяких грёз о всемирной проле- тарской революции или об уничтожении эксплуатации. Конечно, свои идеологические декорации (обязательные в век массовой поли- тики) вроде расовой теории или исконного права арийцев на мировое господство, были и тут. Однако настоящих своих целей нацисты никогда не скрывали, они воевали во имя утоления сверхдержавного соблазна. Именно так нацизм, похоже, обнажил истинный смысл великих революций XX века.

Я вовсе не хочу сказать, что сверхдержавный соблазн был единст- венной причиной Катастрофы 17 года. У неё были свои глубокие, как мы видели, корни и, конечно же, русские бесы вовсе не выскочили на сцену, как черт из коробочки. Говорю я лишь, что сама её величество История словно бы поставила этот гигантский — и безжалостный — эксперимент, чтобы продемонстрировать великим народам, как не- разумным детям, всё вероломство и ужас и бесплодие сверхдержав- ного соблазна, терзавшего их десятилетиями.

И еще хочу я сказать, — и это, пожалуй, самое важное, — что во всех без исключения случаях, когда какая-либо страна заражалась этой страшной болезнью, кончалось всё для нее без вариантов — ка-

137

136

Ошибка Герцена

Патриотизм и национализм в России. 1825-1921

тастрофой. О судьбе наполеоновской Франции, николаевской Рос- сии и вильгельмовской Германии, поочередно сменявших друг друга на сверхдержавном Олимпе в XIX веке, мы уже говорили.

Но ведь ровно ничего не изменило в этом правиле и XX столетие. В промежутке между войнами доминировал в Европе сверхдержав- ный кондоминиум Франции и Англии. Франция, как всегда, распла- тилась за это очередной иностранной оккупацией, судьба Англии ви- села на волоске и, даже избежав оккупации, она потеряла империю. А для сменившей кондоминиум гитлеровской Германии закончилось дело еще трагичней. Её города были превращены в руины, она была оккупирована и поделена между победителями.

В послевоенный период доминировал еще один сверхдержавный кондоминиум, на этот раз США и Россия. Чем завершилось это для России, напоминать не надо. Чем завершится для Америки, узнаем мы уже в XXI веке.

Во всяком случае теперь мы понимаем, почему судьба постнико- лаевской России не могла не быть трагической. Просто она не была исключением из общего правила.

<< | >>
Источник: Янов А.Л.. Патриотизм и национализм в России. 1825—1921. — М.: ИКЦ “Академкнига”. — 398 с.. 2002

Еще по теме ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ:

  1. БИРГЕР ПАВЕЛ АРКАДЬЕВИЧ. ПРОБЛЕМА НАУЧНОГО ЭКСПЕРИМЕНТА В ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ, 2015
  2. Эксперимент
  3. 2.3. Основные подходы к историческому прогнозированию: линейная экстраполяция исторических тенденций
  4. Эксперимент
  5. Эксперимент
  6. 3.2.3. Проведение эксперимента.
  7. 2.2. Основные подходы к историческому прогнозированию: исторические сравнения и аналогии
  8. Подготовка к эксперименту.
  9. Головина Ольга Сергеевна. Исторические памятники Древней Руси в дореволюционной отечественной фотографии. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук, 2016
  10. ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ЭКСПЕРИМЕНТ
  11. 5.2. УСЛОВИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ЭКСПЕРИМЕНТА
  12. ЭКСПЕРИМЕНТЫ НА ЛАТЕНТНОЕ НАУЧЕНИЕ