<<
>>

Карелия и Саво в эпоху крестовых походов

  Изменения в расположении могильников и распространении других древних находок с наступлением новой эпохи крестовых походов требуют объяснения. Принято считать, что выбор места для поселения в рассматриваемую эпоху в значительной мере зависел от природных условий.
Могильники района Миккели располагаются в глубине наиболее западного залива Саймы на перекрестке водных и сухопутных путей и, с другой стороны, в благоприятной для развития земледелия зоне (Huurre 1984: 314-315; Lehtosalo- Hilander 1988: 223; Taavitsainen 1990b: 96-97, 100-102; Orrman 1991: 7-10; Kirkinen 1994: 19-25; Saksa 1998: 169; Сакса 2006: 141-152). Выяснено, что в районе Миккели в позднем железном веке занимались подсечным земледелием, животноводством, охотой и рыболовством (Lehtosalo-Hilander 1988: 199-204; Kirkinen 1994: 21). Наиболее раннее свидетельство занятий земледелием обнаружено в образце донных отложений, взятом в заливе Катти- ланлахти вблизи Миккели. Это пыльца ржи, которая датируется временем около 1100 г. н. э. Непрерывное, постоянное занятие земледельческой деятельностью на этой территории фиксируется с 1280-х гг. (Simola, Gronlund, Uimonen-Simola 1988: 30, taulukko 2).
Какое же население оставило эти могильники и стоит за следами этой хозяйственной деятельности? Другими словами, как следует трактовать наглядно проявляющийся в археологическом материале позднего железного века района Миккели отчетливый карельский облик культуры, и даже на таких могильниках западнофинского типа, как Кюхкюля и Мойсио Лато- каллио? В какой степени на основании археологического материала можно утверждать о переселении части населения из Приладожской Карелии в Восточную Финляндию в район Миккели? Насколько сильным было это карельское влияние, и к какому времени оно относится?
Лехтосало-Хиландер считает, что на могильниках района Миккели лишь начиная с середины XII в. выявляются могилы с отчетливым карельским влиянием (Lehtosalo-Hilander 1988: 223). В этой связи следует обратиться к рассмотрению поселенческой ситуации на это время на исходной территории, на Карельском перешейке и в Северо-Западном Приладожье. Необходимо в первую очередь отметить, что именно в это время формируются отчетливо структурированные поселенческие центры корелы, складывается именно та культура карельских грунтовых могильников и поселений (селища, городища), которая известна нам по раскопкам последней четверти XIX — XX вв. В силу различных отмеченных нами выше факторов, происходящих от геологической истории региона, его географического положения и сложившейся в Восточной Прибалтике исторической ситуации, у населения Карельского перешейка, главным образом долины Вуоксы, а также СевероЗападного Приладожья (Куркиёки, Сортавала) в XIII-XIV вв. возникли новые возможности экономического развития с опорой на развитое земледелие, рыболовство и торговлю, в том числе и мехами. Это развитие неминуемо должно было привести к увеличению количества населения, проживающего на достаточно ограниченной территории, к демографическому «взрыву». Однако как материал могильников и поселений конца XII-XIV вв., так и более поздние, возникшие на этой территории уже в раннее Средневековье новые поселения свидетельствуют, что какого-либо заметного поселенческого кризиса не произошло, поскольку свободного места и хороших земледельческих угодий и земель было достаточно и новым поколениям.
Проживающее на ограниченной территории одной или нескольких связанных между собой деревень население с развитым хозяйством и промыслами, позволяющими обеспечить приемлемые условия существования, естественно имело большие возможности для реализации своих потенциальных возможностей, в том числе и в области культуры. Есть основания говорить о своего рода интенсивном и многопрофильном хозяйстве этого времени.
Отмеченные выше находки карельских вещей в районе Миккели, равно как и возникшие к этому времени грунтовые могильники карельского облика в Тууккала и Висулахти, не могут трактоваться в свете обозначенной выше культурно-исторической ситуации на территории древней Карелии лишь как результат переселения с Карельского перешейка части населения в XII в. Вопрос необходимо рассмотреть и с опорой на хронологию развития в обоих рассматриваемых регионах в достаточно узкий период времени, ограниченный существованием так называемых карельских украшений эпохи крестовых походов (1050-1300 гг.). Важным представляется определить, на какое время приходится начало карельского влияния в Саво, возможно ли, что оно относится к предшествующему времени расцвета карельской культуры (XII — начало XIV вв.) этапу, то есть ко времени лишь случайных находок вещей формирующихся карельских типов, когда они еще не составляли традиционного погребального убора. Какие из ранних карельских украшений в районе Миккели были самыми ранними и как в последующем происходили контакты в области материальной культуры между двумя сопоставляемыми территориями? На какой момент в Саво возникло самостоятельное (на уровне сельских общин) производство ставших популярными украшений? В чем и как, помимо уже отмеченного в литературе (Lehtosalo-Hilander 1988: 223-224), проявляются различия между культурой карельского типа и собственно классической культурой исторической Карелии? Проявляется ли и в материале эпохи крестовых походов в Саво происшедший в Карелии в XIII в. подъем культуры? Количество и значимость вопросов определяются многими причинами. Это и слабая изученность, проявившаяся в упадке интереса к этим проблемам в последние десятилетия, и сам характер материала, требующий почти немыслимых для нашего времени человеческих и материальных ресурсов, и далее вплоть до переориентации общественных интересов, организации научной деятельности в профильных институтах, наконец.
Результаты детального анализа находок карельских украшений из области Саво (Миккели, главным образом) и сопоставление их с материалом из раскопок в Карелии представлены на таблице XII.
Детальный типологический анализ всего комплекса находок украшений карельских типов наглядно свидетельствует, что население района Миккели в эпоху крестовых походов выработало свой вариант карельской культуры со своим отчетливым отпечатком, со своими местными особенностями. На данном этапе исследования нет достаточных оснований полагать, что «карельский» облик культуры населения рассматриваемой территории привнесен исключительно переселенцами из Приладожской Карелии в благоприятные для хозяйственного освоения районы области Саво в Восточной Финляндии. Как «карельские» формы украшений в Миккели (9 экз.), так и «саволак- ские» в Карелии (16 экз., из которых 9 цепедержателей типа II: 2) не формируют самостоятельных групп. Речь идет о разновременных вещах различных групп. Местных, «саволакских» вариантов «карельских» вещей в Миккели, в частности, из района Тууккала, известно 46 экз., из которых 14 овальновыпуклых фибул, и к этому 13 экз. из могильника Висулахти. «Общих» украшений карельских типов в районе Миккели найдено 79, из которых 35 представлены овально-выпуклыми фибулами, в Карелии 70, из которых 37 — овально-выпуклые фибулы. Эти находки распределяются территориально и хронологически достаточно равномерно, что может определяться и модой определенного времени на определенные формы украшений (к примеру, крестовидные цепедержатели типа II: 2). Большая часть украшений найдена на ограниченной территории (пронизки, копоушки, ножны ножей, подковообразные серебряные фибулы). Это вещи, в которых более всего проявляются персональные, индивидуальные черты. Среди овально-выпуклых фибул имеются варианты, которые были распространены на ограниченной территории, и формы, обнаруживаемые на значительном расстоянии от исходной территории. На основании имеющихся находок можно утверждать, что именно в конце рассматриваемого периода овально-выпуклые фибулы по типам концентрируются на более ограниченной территории (Lehtosalo 1966: 35-38; Linturi 1980: 114). Карта распространения определенных типов украшений зависит также от таких субъективных причин, как технологическое использование отдельных украшений как моделей, возникновение новых моделей, интенсивность копирования и, наконец, производственная манера литейщиков и рынок сбыта продукции (Tomantera 1994: 37-49). Есть все основания полагать, что в период подъема в древней Карелии в среде растущего населения и роста его благосостояния потребность в продукции ремесленников существенно возросла.
«Карельские» формы вещей в Миккели и «саволакские» в Карелии, так же, как и «общие» для обеих территорий, выявлены на всей населенной к тому времени области в Карелии и Саво и свидетельствуют о регулярных и интенсивных связях между рассматриваемыми областями во все время существования карельской культуры эпохи крестовых походов. Другими словами, речь идет об общей материальной культуре населения древних областей Карелия и Саво. На ее возникновение повлияли те же обозначенные выше факторы. Важнейшими из них являются возникновение постоянных


Рис. 123. Поселенческие центры Карелии и области Саво в XI—XIV вв.


поселенческих центров сельского населения, в которых развивалось основанное на земледелии хозяйство, и отличавшееся своеобразием ремесленное производство (рис. 123).
Вопрос о происхождении носителей этой культуры и о том, в какой мере в ее развитии участвовало местное аборигенное население, остается открытым (см.: Huurre 1984: 311; Lehtosalo-Hilander 1988: 215-216; Kotskurkina 1992: 207-208; Uino 1997: 173; Сакса 2006: 141-152). Посещавшие Карелию и Саво в раннем железном веке с промысловыми целями охотники не оказали существенного влияния на жизнь немногочисленного местного населения. Утраченные ими топоры, наконечники копий и овальные каменные кресала остались отдельными, позднее случайно найденными экземплярами. Они никак не повлияли на формирование местной материальной культуры. Также попытки занятий подсечно-огневым земледелием остались эпизодическими и незначительными. Следы такой деятельности выявляются при палеоботанических

исследованиях как прерывистые и, как правило, слабые (Simola, Gronlund, Uimonen-Simola 1988: 28-32; Gronlund, Simola, Uimonen-Simola 1990, 79-85).
События эпохи викингов в бассейне Балтийского моря и, прежде всего, усиление торговой активности, вовлекли в свою орбиту подобные Карелии и Саво регионы, являющиеся к тому времени по своей сути населенными редким аборигенным населением промысловыми землями, находящимися за пределами образованной Скандинавией, Прибалтикой, Древней Русью и Юго-Западной Финляндией культурной области позднего железного века и раннего Средневековья. Начиная с этого времени, в Карелии и Саво начинает ощущаться все в большей степени влияние этих соседних регионов находящихся на более высокой степени развития. У этого влияния были свои региональные особенности, зависимые от географического расположения конкретного региона, его ресурсов, наличия удобных водных путей, общей ситуации в зоне прохождения транснациональных торговых путей. Так, на Ладоге влияние скандинавов наглядно проявляется в Юго-Восточном При- ладожье, в то время как в Северо-Западном Приладожье и в целом на территории древней Карелии оно практически не фиксируется. И это при том, что рассматриваемые территории обладают одинаково разветвленной речной сетью, а также богатыми промысловыми ресурсами. Определяющим фактором было направление торговой активности и водных путей.
Начавшийся в эпоху Меровингов в Карелии и Саво процесс формирования поселенческих центров с постоянным населением с наступлением эпохи викингов получил в Карелии особое развитие под влиянием усиления торговой активности в районе бассейна Ладожского озера (Saksa 1994a: 35-38; 1994b: 102-103). Проявившиеся в последующую эпоху крестовых походов различия, в частности, в погребальной обрядности и инвентаре могил и в целом в археологических памятниках обоих сопоставляемых регионов ведут своё начало именно с событий этой эпохи. Наблюдаемое в памятниках IX- XI вв. отчетливое западнофинское влияние проявляется в Карелии иным, чем в Саво, образом. Характерные для Карельского перешейка и СевероЗападного Приладожья воинские захоронения первой половины эпохи викингов полностью отсутствуют в Саво. Во второй половине эпохи викингов в Приладожской Карелии господствующим становится обряд погребения на сооруженной на древней дневной поверхности каменной вымостке. В погребальном инвентаре и в случайных находках преобладают вещи западнофинского (из Юго-Западной Финляндии) происхождения. В то же время в Саво погребальный обряд определяется как не устоявшийся, а вещи тяготеют к центральнофинской области Хяме (Huurre 1979: 171; 1984: 311; Lehtosalo- Hilander 1984: 133-135; 1988: 162-79; Taavitsainen 1990a: 71-72; 1990b: 100102, 116; Kotskurkina 1992, 209; Uino 1997, 172-173; Saksa 1998: 171; Сакса 2006: 141-152).
Сложившаяся в регионе в позднем железном веке ситуация объясняет также и те различия, которые проявляются в погребальном обряде грунтовых могил эпохи крестовых походов района Миккели при сопоставлении с собственно карельскими могилами (см.: Lehtosalo-Hilander 1988: 220-224; Taavitsainen 1990a: 104-107; Saksa 1998: 171; Сакса 2006: 141-152). Наиболее наглядными из них являются отсутствие деревянных срубных рам и срубных камер («домиков мёртвых») с коллективными захоронениями на могильниках и предметов вооружения, орудий труда и посуды в могилах. Женщины района Миккели использовали в уборе украшения карельских типов, но составленный из бронзовых спиралек узор был уже своеобразным, местным. На могильнике Тууккала в Миккели погребенные (рассматриваются лишь инвентарные могилы) были захоронены с преобладающей западной ориентировкой (северо-западная в могилах 34-37, 39, 41, западная в могилах 11, 9, 11-13, 22, 26-27, юго-западная в могилах 2-3, 5, 16-17, 31-32, 40), и лишь в одном случае (могила 20) умерший был захоронен головой на восток и в двух случаях (могилы 30 и 42) — на северо-восток. Выделяется могильник Тууккала и наличием, по-видимому, сидячих погребений («кучи костей»), а также кучками кальцинированных костей без сопровождающего инвентаря (могилы 4, 6, 8, 10, 28). В могилах могильника Висулахти в Миккели преобладающей ориентировкой также являлась западная или близкая к ней. В Карелии могилы были ориентированы по линии север-юг или близкой к ней. Все эти особые черты свидетельствуют о том, что и религиозные представления жителей района Миккели отличались своеобразием.
Представления о происхождении и формировании средневекового населения района Миккели под влиянием исследований последних двух десятилетий существенно изменились (Lehtosalo-Hilander 1988: 223-224; 1994: 26-27; Taavitsainen 1990a: 103-108; 1990b: 100-102; Lehtinen 1994: 64; Saksa 1998: 168-172; Сакса 2006: 141-152). Ранее считалось, что карельский облик культуры этого района в эпоху крестовых походов явился следствием начавшегося в XII в. переселения части карельского населения в область Саво. Сравнительный анализ материала могильников Карелии и Саво показывает, что картина происхождения постоянного населения этих областей и формирования его культуры оказывается более сложной по сравнению с предшествующими представлениями и зависимой от многих факторов (Кочкуркина 1982, 71-72; Сакса 1985, 116; Kotskurkina 1992, 211-213; Uino 1997, 173; Sak- sa 1998: 172; Сакса 2006: 141-152). Следует принимать во внимание, что район Миккели в эпоху крестовых походов представлял собой в значительной мере самостоятельный регион с имеющим, по всей видимости, местное происхождение населением. Поэтому представляется неверным утверждение о заимствовании им культуры или ее переносе новым карельским населением. Более обоснованным, на наш взгляд, является представление об общей карельско-саволакской культурной области. Более того, имеются основания полагать, что именно в области Миккели возникло избыточное давление населения, поскольку на этой территории, как и в целом в регионе южного Саво, проблемой уже в Средневековье и особенно в более позднее время было ограниченное количество пригодных для земледелия земель. В Прила- дожской Карелии ситуация была совершенно иной.
<< | >>
Источник: Сакса А.И.. Древняя Карелия в конце I — начале II тысячелетия н. э. Происхождение, история и культура населения летописной Карельской земли. 2010

Еще по теме Карелия и Саво в эпоху крестовых походов:

  1. ГЛАВА 7 Карелия в эпоху крестовых походов и Средневековья. Итоги развития
  2. ГЛАВА 6 Этапы развития населения древней Карелии и его культуры в эпоху крестовых походов (1050-1300 гг.)
  3. Население Северного Приладожья в эпоху крестовых походов
  4. Карелия и Саво (к вопросу о происхождении населения Саволакского погоста)
  5. ЗНАЧЕНИЕ КРЕСТОВЫХ ПОХОДОВ
  6. § 10. КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
  7. КРЕСТОВЫЙ ПОХОД
  8. КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ В СТРАНЫ ВОСТОЧНОГО СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ
  9. КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ В ПРИБАЛТИКУ
  10. КРЕСТОВЫЙ ПОХОД i
  11. ВИЗАНТИЯ И КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ
  12. ЧЕТВЕРТЫЙ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД
  13. ПЕРВЫЙ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД
  14. ГЛАВА 4 ЕВРОПА. КРЕСТОВЫЕ ПОХОДЫ. РАЗВИТИЕ ГОРОДОВ. ГОСУДАРСТВА КРЕСТОНОСЦЕВ
  15. Начало эпохи крестовых походов (1050-1100-е гг.)