<<
>>

Карельские грунтовые могильники XII—XIV вв. Погребальный обряд

  Детальная характеристика обряда погребения карельских могильников затруднена состоянием документации. Основным источником информации является публикация Т. Швиндта (Schwindt 1893). Полевая документация его раскопок не сохранилась.
В публикации же автор не всегда отмечает полностью все детали погребального обряда. Встречаются в книге и несоответствия между описанием и рисунком могил. Что касается более поздних находок, то по ним имеются публикации и полевая документация, хранящаяся в архиве Музейного ведомства Финляндии.
Исследованию погребального обряда во всех археологических работах всегда уделяется большое внимание. Это обусловлено тем, что обряд является важным источником культурной и социальной реконструкции и существенным, устойчивым этнографическим признаком. Важное место занимает погребальный обряд и в определении хронологии археологических памятников. Известно, что форма обряда меняется не только во времени, но и в связи с передвижением людей.
В нашем случае, когда этнос определен и бесспорен, на первое место выдвигаются возможности рассмотрения эволюции и хронологии погребального обряда. В дальнейшем, когда с помощью вещевых комплексов будет уточнена датировка могил, мы сможем выделить общие закономерности и локальные особенности в погребальной обрядности памятников каждого хронологического этапа.

Исходя из материала имеющихся источников и следуя общепризнанной схеме, мы отобрали следующие признаки, наиболее полно передающие информацию о погребальном обряде исследуемых могил:
alt="" />I — кремация, ингумация;
II — грунтовая могила; III — захоронение внутри деревянной рамы (обвязки) (рис. 14); в погребальном сооружении, имеющем форму ящика с дном и крышкой из досок, поперечные стенки которого сделаны из толстых деревянных брусьев (рис. 15), в гробу, также имеющем форму ящика, но с одинаковыми по толщине стенками (рис. 16), в обычном гробу, колоде; следы погребального сооружения не сохранились (костяк найден в земле); количество погребенных, пол, ориентировка, положение останков (на спине, скорченные на боку);
IV — наличие каменной вымостки, камни вымостки обожжены; кости животных в вымостке; кости животных в могиле; керамика в вымостке; керамика в могиле; кости кальцинированные в вымостке; угли в могиле; окрашенная береста на вещах (умерших); V — наличие предметов убора (нагрудные украшения у женщин, кольцевидные фибулы и пояса у мужчин, набор напутственных вещей (топоры, наконечники копий и стрел, мечи, удила, нож, котлы — в мужских погребениях; серпы, ножницы пружинные — в женских могилах) в могиле, набор напутственных вещей у могилы (вне погребального сооружения), отдельные (единичные) напутственные вещи в могиле и вне ее, отдельные постоянно носимые вещи, оказавшиеся в могиле (ножи простые, кресала, кусочки кремня, пряжки поясные), а также обломки глиняных сосудов.
Учет перечисленных признаков позволяет нам охватить и отразить весь комплекс ритуальных действий, совершаемых при похоронах умершего, который сводится к подготовке умершего к захоронению, подготовке места захоронения и устройству могилы и, наконец, к самому захоронению, то есть помещению останков в могилу. Наиболее полно в археологическом материале, естественно, отражается второй и третий этапы.

Рассмотрим в первую очередь погребения с точки зрения наиболее общих признаков, характеризующих способ погребения, конструкцию погребального сооружения и вид захоронения.


Рис. 15. Захоронение внутри погребального сооружения в форме ящика с дном и крышкой из досок с поперечными стенками из толстых брусьев


Все исследованные могильники — грунтовые. Господствующим в культуре карельских могильников являлся обряд трупоположения. Лишь в двух случаях зафиксировано трупосожжение (ТПС) на стороне: в Суотниеми, мог. 3 и Тонтинмяки, мог. 13/1888 (здесь и далее приводятся наименования могильников и номера могил с указанием года раскопок для могильника Тонтинмяки). Суотниеми (пос. Яркое), Тонтинмяки — могильник, расположенный на п-ове Ховинсаари (ныне п-ов Большой (Героев) вблизи пос. Кротово). Обе эти могилы — женские (в Тонтинмяки-13 возможно наличие мужского захоронения). По своему расположению на могильнике они не выделяются из общей массы могил. В Суотниеми-3 (№ I) (здесь и далее в скобках дается номер памятника по карте археологических памятников XII- XIV вв. — рис. 13) сгоревшие кости были помещены в круглый деревянный сосуд, уложенный в небольшую яму в песке. С юго-восточной стороны рядом
были положены серп, ножницы для стрижки овец, металлический ковшик (для разлива металла?). Эти вещи были оставлены в мо
мент захоронения останков и не носили следов действия огня.
В самом погребении часть вещей также не обожжена (костяные изделия, фрагменты тканей). После помещения останков в землю над погребением сложили каменную вымостку, на которой некоторое время поддерживали огонь (слой угля и золы). Среди камней вымостки встречены железный гвоздь, 14 фрагментов керамики и большое количество шлака.
Слой углей перекрывается слоем земли с камнями. В Тонтинмя- ки-13/1888 кальцинированные кости были ссыпаны вовнутрь деревянной рамы, несколько меньшей, чем обычно (1,2x0,45 м), ориентированной на северо-восток.
Судя по мощности слоя костей и по вещам, это — коллективная могила. По составу погребального инвентаря обе упомянутые могилы не отличаются от остальных погребений.
Для карельских грунтовых могильников характерно значительное количество коллективных (термин условный и не означает, что все погребенные в могиле захоронены в одно и то же время, Рис. 16. Захоронение в гробу, имеющем форму имеется в виду лишь количество ящика с одинаковыми по толщине стенками погребенных) погребений. Кроме
упомянутых выше двух могил с сожжением, к таковым относятся могилы 1, 3, 4 и 5 на могильнике Кекомяки, мог. 5/1888 и мог. 9/1888 на могильнике Тонтинмяки (из перечисленных погребений только Тонтинмяки-9/1888 оказалось полностью разрушенным, а в могиле 3 в Кекомяки потревожена лишь женская половина). П.-Л. Лехтосало-Хиландер считает, что в могиле Тонтинмяки-1/1886 наряду с женщиной мог быть похоронен и мужчина,
на что, по ее мнению, указывает наличие в могиле боевого топора, поясной пряжки, еще одного ножа и одной подковообразной фибулы (Lehtosalo-Hi- lander 1973: 17). Однако мы склоняемся к тому, что, судя по расположению вещей в могиле и принимая во внимание остальные коллективные погребения, здесь речь идет об одиночном женском захоронении.
Все коллективные могилы представляют собой смешанные погребения мужчин и женщин, причем всегда парные: в Кекомяки в могиле 1 — две пары, в могиле 3 — одна пара, в могиле 4 — одна пара и ребенок между ними, в могиле 5 — то же, в Тонтинмяки-5/1888 и 9/1888 — по одной паре. В случаях захоронения умерших рядом друг с другом восточная часть неизменно оставалась мужской. В Кекомяки-1 мужчины, захороненные в восточной части могилы, лежали рядом друг с другом, а женщины были уложены друг на друга. В Кекомяки-3 мужчина также захоронен в восточной части могилы, а женщина — в западной части на невысоком уступе. В Кекомяки-4 два взрослых человека похоронены рядом, а между ними — ребенок. Все они лежат на правом боку, ноги у переднего согнуты в коленях, а руки — в локтях. Несмотря на почти полное отсутствие вещей в могиле, расположение ножа и поясной пряжки указывают, что и здесь мужчина был похоронен в восточной части. В Кекомяки-5 женщина находится в западной части, мужчина — в восточной, а девочка была положена очень близко к мужчине, скорее всего, даже на него. В Тонтинмяки-5/1888 женщина была положена на мужчину, а голова у нее повернута лицом направо (на северо-запад). В могиле 9/1888 умершие, видимо, были похоронены на левом боку рядом друг с другом, ноги согнуты в коленях. Так как погребение разрушено, взаимное расположение в могиле погребенных не ясно.
Остальные — одиночные погребения следует, прежде всего, разделить по половозрастному признаку. Из числа непотревоженных погребений мужскими являются могилы 1, 2 и 4 в Суотниеми, мог. 2 в Кекомяки, мог. 2 и, видимо, мог. 10 и 11/1888 (все поздние) в Тонтинмяки, погребение с оружием в Патья, безинвентарное позднее погребение в Тенхола. Женских погребений найдено больше (приводятся и случайные находки могил, сделанные местными жителями, в случае, если сохранились вещи и описание): мог. 6 в Кекомяки, мог. I/I888 и 6/1888 в Тонтинмяки, мог. 4 в Леппясенмяки, мог. I (1917 г.) и мог. II (1931 г.) в Паямяки, найденная в 1937 г. могила на могильнике Патья, мог. 6 и мог. 21 (разрушена) на этом же могильнике, отдельное погребение в Хеннонмяки, погребение в Лейникюля, по крайней мере одна могила в Хаапакюля, погребение в Ивасканмяки, видимо, одна или несколько могил из раскопок Т. Швиндта в Хийтола, погребение на горе Сяккимяки. Могильники Леппясенмяки, Паямяки, Патья, Хеннонмяки располагались на месте современной дер. Ольховка, Лейникюля и Хаапакюля — в районе пос. Сосново, Ивасканмяки — на территории пос. Мельниково Приозерского района, Сяккимяки — в пос. Куркиёки Республики Карелия.
Таким образом, мы имеем в своем распоряжении 9 мужских и не менее 16 женских одиночных погребений. Детских погребений найдено 5: одно в Тонтинмяки в 1887 г., три на острове Кильпола в одноименной деревне, одно в Сяппяйс. Остальные могилы были малоинвентарными или безин- вентарными: Тонтинмяки, мог. 2/1886, 4/1886, два погребения из раскопок 1887, мог. 12/1888, 13/1888, видимо, три первых (разрушенных) погребения из Леппясенмяки, 19 могил на могильнике Калмистомяки, несколько могил в Кильпола, 4 могилы в Ханнола, 1 могила в Кавосалми, несколько могил в Нехвола, в Мустола, 1 погребение в Петкола, 1 целая и 4 разрушенные могилы в Тенхола, 8 могил в Калмистомяки, 5 в Рахола, 1 (2?) в Мийнала, 6 в Сорола, 1 могила в Келья, 1 в Рийска, несколько могил в Салитсанранта, 1 могила в Сяппяйс, разрушенное погребение в Коукунниеми. Могильник Сяппяйс находился на месте ныне несуществующей одноименной деревни рядом с современным пос. Севастьяново, Калмистомяки — холм в пос. Мель- никово, Кавосалми, Нехвола, Мустола, Петкола, Тенхола, Калмистомяки, Ра- хола, Мийнала, Сорола — на месте ныне несуществующих деревень в районе Хийтола — Куркиёки в Республике Карелия, Келья и Рийска — на оз. Суходольском (Удальцово и Портовое), Салитсанранта — пос. Солнечное на оз. Отрадное. Коукунниеми — ныне несуществующая деревня у восточной оконечности оз. Суходольское (рис. 13).
Общее количество найденных погребений превышает 70. Большинство их обнаружено на сравнительно поздних могильниках, где такие могилы составляют большинство. Как правило, на месте этих могил встречаются тёмная земля, керамика, угли, иногда обожженные камни. Захоронения совершены в колодах и гробах.
Рассмотрим далее погребения с точки зрения вида захоронения. Все исследуемые погребения представлены пятью основными видами захоронения: захоронение внутри деревянной срубной рамы (обвязки), концы которой выступают наружу (рис. 14); захоронение внутри погребального сооружения, имеющего форму ящика с дном и крышкой из досок (рис. 15); захоронение в гробу, также имеющем форму ящика, но с одинаковыми по толщине прямыми стенками (рис. 16); захоронение в деревянной колоде; захоронение в дощатом гробу. В погребении 3 в Суотниеми, как отмечалось, захоронение совершено в деревянном сосуде.
Захоронение внутри деревянной рамы (обвязки). К этому виду относятся мог. 4 в Суотниеми, мог. 5 в Кекомяки, мог. 9/1888 и мог. 13/1888 в Тонтинмяки, отдельная могила в Хеннонмяки. Эта могила, хотя и представляет собой погребение внутри деревянной рамы, по составу инвентаря и месту расположения полностью отличается от остальных могил в дер. Ольховка. Поэтому мы ее в дальнейшем исключим из рассмотрения. Видимо, остатки подобной рамы выявлены в мог. 2 в Суотниеми и в мог. 14/1888 в Тонтинмяки.
Захоронения внутри погребального сооружения, имеющего форму ящика с поперечными стенками из толстых балок: мог. 1, 2 и 3 в Кекомяки. Следы подобного сооружения обнаружены в мог. 1/1886 и 1/1888 в Тонтинмяки. Погребения в мог. 3/1888, 4/1888, 6/1888, 7/1888, 8/1888 в Тонтинмяки совершены внутри гробов, имеющих также форму ящика, но с одинаковыми по толщине стенками. Подобные погребения найдены и в Мустола.
Захоронения в колоде были встречены в следующих комплексах: Тон- тинмяки-2, 4/1886, 11/1888, 12/1888; могилы в Нехвола, погребение в Пет- кола, часть могил на могильнике Патья.
Гробы и их остатки найдены на могильнике Тонтинмяки в 1887 г. (два погребения в гробах); в мог. 13 на холме Калмистомяки внутри дощатого гроба с выступающими концами погребены три человека (вещей нет); четыре могилы найдены в Ханнола.
В Тенхола человеческие кости были найдены внутри четырехугольной каменной обкладки. В остальных случаях о каких-либо погребальных сооружениях или их остатках в источниках не упоминается.
Классификация могил по признакам, характеризующим детали захоронения, а также характер и размещение погребального инвентаря, требует применения формальных методов, облегчающих работу с большим количеством признаков. Нами в диссертации на соискание степени кандидата исторических наук (1984) и в опубликованной в 1990 г. статье представлена процедура выделения основной, «карельской» группы могил (Сакса 1984, 1990с). Она состоит в том, что все признаки обряда, включая и рассмотренные выше, сводятся в одну таблицу, в которой каждой исследуемой могиле отведена определенная строка, а каждому признаку — определенный столбец. Наличие признака отмечено в таблице крестиком. В итоге на таблице оказывается представленной вся информация о погребальном обряде каждой могилы.
Дальнейшая задача состояла в том, чтобы выявить относящуюся к летописной кореле группу могил.
Прежде всего, было необходимо определить, как соотносятся между собой погребения различных видов: внутри деревянной рамы из толстых балок, в ящике с дном и крышкой из досок, в гробу, имеющем форму ящика, в колоде (гробовище) и в гробу. Из предыдущей таблицы уже видно, что большая часть погребений в гробах выделяются в самостоятельную группу могил, для которых характерны западная ориентировка, отсутствие погребального инвентаря и наличие в могилах углей и золы (здесь не учитываются могилы, имеющие лишь один признак — западную ориентировку, как относящиеся, несомненно, к позднему уже историческому времени). Это могилы 1/1887 и 2/1887 в Тонтинмяки и четыре могилы в Ханнола. Над могилами в Ханно- ла были найдены также обожженные камни.
Отмеченные признаки характерны и для нескольких погребений, не имеющих следов погребальных сооружений: для трех детских могил на острове Кильпола (Ханнукайнен), женской могилы в Мийнала, двух могил в Сяп- пяйс и для разрушенных погребений в Рийска и Коукунниеми. Всего не менее 13 погребений, которые можно выделить в отдельную группу. Отдельную группу составляют также три первые могилы из Леппясенмяки, в которых были найдены лишь обломки гончарных сосудов.
Погребения в колодах (7) также следует выделить в самостоятельную группу могил, общая особенность которых — отсутствие каких-либо вещей.
Над двумя могилами в Тонтинмяки (мог. 2/1886 и 4/1886) были прослежены слои золы, камни, угли, найдены фрагменты керамики, в то время как в других пяти могилах подобные детали захоронения вовсе отсутствовали.
Ориентировка могил этого вида различна. Могила 2/1886 в Тонтинмяки ориентирована изголовьем на ССЗ, а мог. 4/1886 — напротив, на юг. Могилы 11/1888 и 12/1888 того же могильника ориентированы на запад.
Могилы в Нехвола были ориентированы на С, СВ и Ю. Погребение в Пет- кола было ориентировано на СCB. Захоронения в колодах выявлены также на могильнике Патья, где они располагались по линии 3-В, реже ЮЗ-СВ.
В целом следует отметить, что все погребения в колодах были найдены на тех могильниках, где были встречены также и захоронения по христианскому обряду или на поздних кладбищах, на которых вовсе не было языческих захоронений с богатым инвентарем.
Итак, погребения в колодах также выделяются по своим признакам в обособленную группу, могилы которой имеют много общих черт с отмеченными погребениями в гробах. И для тех и для других характерны общие признаки: прежде всего, отсутствие погребального инвентаря, обожженные камни и угли над могилами или возле погребенных, западная ориентировка в ряде случаев.
Могилы выделенных выше видов заметно отличаются от остальных погребений, совершенных в деревянных рамах, в гробах, имеющих форму ящика и некоторых, не имеющих следов погребальных сооружений могил, для которых характерно наличие предметов убора, напутственных вещей, устойчивая северная или северо-восточная ориентировка, различные детали захоронения. В этой оставшейся группе различий между основной массой могил не наблюдается. Выделяются лишь два погребения: мог. 2/1888 из Тонтинмяки и мог. 4 из Кекомяки (табл. I). Мог. 2/1888 из Тонтинмяки, в которой похоронен один мужчина, ориентирована по линии 3-В (головой на В). Над ней зафиксирована вымостка, среди камней которой встречены угли и фрагменты керамики. Следы погребального сооружения не были обнаружены. В могиле найдены нож, овальное кресало, кусочек кремня и четыре фрагмента керамики. Расположена могила была обособленно, ниже по склону и значительно западнее остальных.
В могиле 4 из Кекомяки были похоронены два взрослых человека и один ребенок между ними, все на правом боку, головой на север. Ноги у взрослых были поджаты, а руки вытянуты вперед. Эта могила найдена в зоне расположения остальных могил, но значительно глубже (1,2 м по сравнению примерно с 0,5 м). В могиле найдены два ножа, кусочек кремня и железная поясная пряжка. Следы погребального сооружения также не выявлены. Костяки в обеих могилах хорошо сохранились, что, вероятно, указывает на их сравнительно позднее происхождение.
Если вынести из рассмотрения и эти погребения, то остается группа могил, в которую входят погребения трех видов (внутри деревянных рам из толстых балок, в ящиках с дном и крышкой из досок, в гробах, имеющих форму ящика, а также часть могил, не имеющих следов погребального сооружения). Очевидных различий между могилами разных видов в этой группе не наблюдается. Они характеризуются, как выше отмечалось, богатым погребальным инвентарем (различные украшения костюма, бытовые вещи, предметы вооружения, орудия труда), северной или северо-восточной ориентировкой, различными деталями захоронения. По существу, эти могилы и следует называть карельскими могилами периода расцвета карельской культуры. К ним относятся могилы 1, 2, 3, 4 из Суотниеми, могилы 1, 2, 3, 5, 6 из Кекомяки, могила 2 из Кулхамяки, могилы 1/1886, 3/1886, 1/1888, 3/1888, 4/1888, 5/1888, 6/1888, 7/1888, 8/1888, 9/1888, 13/1888 из Тонтинмяки, могила 4 из Леппясенмяки, могилы 1917 г. и 1931 г. на могильнике Паямяки, могила 1937 г. и могила 21 на могильнике Патья, одиночные могилы в Лей- никюля, Ивасканмяки и Сяккимяки.
Две могилы с трупосожжением — мог. 3 из Суотниеми и мог. 13/1888 из Тонтинмяки — выделяются из общей массы по характеру погребения (кремация), и поэтому мы относим их к карельским могилам с оговоркой (нетипичные).
Таким образом, нами выявлены две большие, различающиеся по погребальному обряду группы могил, в каждую из которых входят погребения различных видов: погребения в гробах и колодах — в первую, внутри рам и в гробах, имеющих форму ящика, — во вторую. И в первую, и во вторую группу попадают погребения, в которых не были обнаружены следы погребального сооружения.
Третью, промежуточную группу составляют могила 2/1888 из Тонтин- мяки и могила 4 из Кекомяки.
Отмеченные выше погребения в гробах и колодах, по всей видимости, являются более поздними по отношению к группе карельских могил.
Далее, нам необходимо выявить степень сходства между карельскими могилами и выделить группы сходных могил. Но прежде нужно выяснить, можем ли мы использовать в качестве единого понятия понятие «могила» или нам следует расчленить имеющиеся коллективные могилы на отдельные погребения и пользоваться понятием «погребение». Иными словами, выяснить, различаются ли по признакам обряда между собою коллективные и одиночные могилы, с одной стороны, и мужские и женские — с другой.
Для этого сведем все могилы основной карельской группы в таблицу, в которой фиксируются также количество погребений в могиле и пол погребенных в могилах (коллективные, мужские и женские) (табл. II). В этой таблице уже отмечены лишь те признаки, которые характерны для могил периода расцвета карельской средневековой культуры. Из таблицы видно, что существенных различий между могилами этих трех групп нет. Стало быть, мы вправе оперировать понятием «могила» (погребальный комплекс). Этим же подтверждается и полная объективность выбранных нами признаков.
Некоторые различия наблюдаются лишь среди могил, представленных различными формами погребальных сооружений: деревянной срубной рамой (обвязкой), погребальной камерой с дном и крышкой из досок и толстыми поперечными стенками, могилой-камерой с одинаковыми по толщине стенками, обычным гробом и не оставивших следов (рис. 14-16, табл. III).
Далее мы можем приступить к процедуре сравнения могил между собою по признакам погребального обряда. Составим для этого таблицу-матрицу, могилы в которой расположены в соответствии с таблицей II (табл. IV). Показатель сходства между каждой парой могил вычисляется по формуле f=S2/kl, где f — показатель сходства, k — общее количество признаков, отмеченных крестиком для одной из сравниваемых могил, 1 — общее количество признаков, отмеченных для другой могилы, a S — количество признаков, одинаковых для обеих сравниваемых могил (Каменецкий, Маршак, Шер 1975: 50).
В результате ряда процедур, проделанных для упорядочения отдельных групп могил по их наибольшему сходству между собой, составим новую таблицу для могил, в которой они располагаются уже в порядке полученных групп по признакам погребальной обрядности (табл. V).
Рассмотренная формализованная процедура позволяет выделить три взаимосвязанные группы могил. Могилы первой группы (Паямяки-1917 г., Патья-1937 г., Леппясенмяки-4, Лейникюля, Ивасканмяки, Сяккимяки, Тонтинмяки-5/1888, Патья-21, Паямяки-1931) характеризуются полным отсутствием деталей захоронения и следов погребальных сооружений. Видимо, в них были гробы или им подобные сооружения из досок, которые не сохранились. В могилах этой группы отсутствуют также напутственные вещи, за исключением последних трех могил, входящих в связующую группу.
Могилы второй группы (Кекомяки-6, 5, 2, 3, 1) отличаются наличием в погребениях набора напутственных вещей, северной ориентировкой и захоронением в погребальных сооружениях, имеющих форму ящика с дном и крышкой из досок — для основного ядра могил. Захороненные в таких погребальных сооружениях были покрыты слоем окрашенной в красный цвет бересты.
Третья группа могил (Тонтинмяки-1/1886, Суотниеми-1, Тонтинмя- ки-4/1888, 1/1888, 8/1888, Суотниеми-2 и 4, Тонтинмяки-3/1886, 6/1888, 7/1888, Кулхамяки-2) выделяется такими характерными признаками, как наличие над могилами вымостки из камней со следами воздействия огня и углей на ней, северной ориентировкой. В вымостке обычно находились обломки гончарных сосудов, кости животных, иногда кальцинированные косточки. В могилах этой группы уже не встречаются наборы напутственных вещей, за исключением трех связующих со второй группой могил (Тонтин- мяки-1/1886, —/1888, Суотниеми-1), а находятся лишь отдельные предметы вооружения или орудия труда. В них также встречаются в отдельных случаях угли, фрагменты керамики, кости животных. Захоронения совершены в гробах, имеющих форму ящика, внутри деревянных рам и в погребальных сооружениях, имеющих форму ящика с поперечными стенками из толстых балок.
Оставшиеся нерассмотренными в рамках групп могилы Тонтинмя- ки-8/1888, 9/1888 также тяготеют к этой группе.
Могилы с трупосожжением Суотниеми-3 и Тонтинмяки-13 стоят несколько обособленно, хотя и тяготеют более всего к могилам третьей группы.
Для всех перечисленных групп могил свойственны грунтовый способ захоронения, наличие характерного комплекса украшений, северная (или северо-восточная) ориентировка — в подавляющем большинстве случаев и в большинстве случаев — наличие приложенных вещей (предметов вооружения и орудий труда).
Считающиеся характерно карельскими признак погребального обряда, такие как каменные вымостки над могилами и деревянные срубы (рамы), имеются лишь в нескольких могилах (табл. V).
В итоге нами выявлены две большие, различающиеся по погребальному обряду группы могил: 1 — могилы периода расцвета карельской средневековой культуры, делящиеся на три более дробные группы, и 2 — могилы без погребального инвентаря или содержащие лишь обломки гончарных сосудов. Для последних характерно также наличие в могилах углей и золы, реже керамики. Иногда над ними прослеживаются обгоревшие камни.
<< | >>
Источник: Сакса А.И.. Древняя Карелия в конце I — начале II тысячелетия н. э. Происхождение, история и культура населения летописной Карельской земли. 2010

Еще по теме Карельские грунтовые могильники XII—XIV вв. Погребальный обряд:

  1. Хронология карельских грунтовых могил
  2. Хронология могил и погребальный обряд
  3. В.С. Николаев1, Л.В. Мельникова2 Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия 2Иркутское художественное училище, г. Иркутск, Россия ПОГРЕБАЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ XII - XIV В.В. Н.Э. КАК ОТРАЖЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ КОЧЕВНИКОВ ПРЕДБАЙКАЛЬЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  4. 3. «Чужой» погребальный обряд глазами славян
  5. А.М. Илюшин г. Кемерово, Россия погребальный обряд как символический ЯЗыК КУЛЬТУРы СРЕдНЕВЕКОВОГО НАСЕЛЕНИЯ кузнецкой котловины
  6. ГЛАВА 4 Археологические памятники эпохи расцвета древней Карелии (XII-XIV вв.)
  7. Лекция 2. Русские земли в XII - XIV веках
  8. Геннеп А.. Обряды перехода Систематическое изучение обрядов / Пер. с франц. — М: Издательская фирма «Восточная литература» РАН,. — 198 с, 1999
  9. Обряды жизненных переломов и календарные обряды
  10. Могильник Тонтинмяки
  11. Могильник Кекомяки
  12. Могильник Кулхамяки
  13. Несколько извлечений из XII tabulae sive Lex XII tabularum
  14. Погребальный инвентарь