<<
>>

   Крах царевны Софьи

   Падение Шакловитого и Голицына привело к немедленному отстранению от власти Софьи. Петр написал брату Ивану письмо, в котором сообщал, что не намерен более терпеть Софью соправительницей, называя ее «третьим зазорным лицом».
«Срамно, государь, – писал Петр, – при нашем совершенном возрасте, тому зазорному лицу государством владеть мимо нас!»    Боярин Троекуров объявил Софье, что ей надлежит переселиться в Новодевичий монастырь. Она успела переслать деньги «братцу Васеньке», но в монастырь выехала через две недели.    Ей отвели просторные палаты, поселив вместе с нею одиннадцать служанок и старуху-кормилицу, княгиню Вяземскую. Она получала в полном изобилии из дворцовых припасов разную пищу и питье: рыбу, пироги, мед, пиво, водку и различные сладости и лакомства.    К ней в любой день могли приезжать ее сестры, а сама она свободно гуляла по монастырю, однако у его ворот бессменно стояли солдатские караулы преображенцев и семеновцев.    И все же на первых порах любовь к Голицыну не оставляла ее ни на минуту.    Оказавшись в монастыре, Софья более всего думала о «милом братце Васеньке», с невероятными трудно-стями пересылала ему письма и деньги – громадные деньги, сама зачастую оставаясь почти без гроша. А «брат Васенька», устроившись в далекой Мезени со всем семейством, конечно не столь роскошно, как в Москве, но и не хуже другого захолустного воеводы, стал писать письма, но не Софье, а Петру, уверяя его в своей преданности и клянясь, что был верен ему не менее, чем его сестре. К счастью для нее, Софья об этом ничего не знала, потому что и сам Петр писем Голицына не читал, во всяком случае, не сохранилось никаких свидетельств, что он ответил хотя бы на одно его послание…    И, завершая сей скорбный сюжет, скажем несколько слов и о несчастном Сильвестре. После допросов и мучений его кинули в застенок – «твердое крепило»: без окон, сырое, низкое, более похожее на могилу.
Сочинения его Иоаким приказал сжечь. Новый патриарх – Адриан, сменивший Иоакима 24 августа 1691 года, оказался еще более жестоким по отношению к многострадальному узнику. Сильвестр был обвинен Адрианом в еще больших злодеяниях: он, оказывается, намеревался сам стать и патриархом и царем.    В феврале 1691 года пятидесятилетнего узника снова пытали на дыбе огнем и железом, а потом отрубили голову на Лобном месте. Тело же бросили в общую могилу «с божедомами, и убогими, и нищими, и бродягами близ Покровского убогого монастыря, что на Таганке».    …После победы над Софьей и ее сторонниками Петр стал единовластным, самодержавным государем. Возвратившись в Москву, он с головой погрузился в государственные дела, в полной мере ощутив тяжесть Мономаховой шапки.

   С. М. Соловьев о царевне Софье

   «…Терем не воспитал русской женщины для ее нового положения, не укрепил ее нравственных сил, а, с другой стороны, общество не приготовилось еще к ее принятию, не могло предоставить ей чисто нравственных сдержек, как не представляло их и для мужчины.    Пример исторической женщины, освободившейся из терема, но не вынесшей из него нравственных сдержек и не нашедшей их в обществе, представляет богатырь-царевна Софья Алексеевна».

<< | >>
Источник: Вольдемар Балязин. Неофициальная история России. Том 4. Начало Петровской эпохи. М.: Олма Медиа Групп.. 2007

Еще по теме    Крах царевны Софьи:

  1.    Федор Шакловитый
  2.    Крах царевны Софьи
  3. ГЛАВА 3 «Мальчик в штанах» и «мальчик без штанов»...