<<
>>

ЛЕКЦИЯ IX

Ближайшие причины войны 1812г.— Разрыв с Наполеоном.— Соотношение сил воюющих сторон и план войны.— Общий ход военных действий.— Настроение армии и народа в России.— Положение Наполеона до Москвы и в Москве.— Изгнание неприятеля из пределов России.— Торжество Александра.— Перенесение войны в Западную Европу.—Кампания 1813—1814 гг.—Низложение Наполеона.— Венский конгресс.— Планы Александра в отношении Польши и Пруссии.— Интриги Талейрана и распри между союзниками.— Решение польского вопроса.— Положение дел в герцогстве Варшавском и вопрос о его внутреннем устройстве.— Мистическое настроение Александра и идея Священного союза Вы видели, каково было положение России в годы, следовавшие за Тильзитским миром, и составившие третий период царствования Александра.
Союз с Наполеоном был для России невыносимым не только потому, что он противоречил национальному сознанию и народной гордости, но и потому, что он совершенно разрушал экономические силы и благосостояние русского народа и государства. В то же время Наполеон, заставляя нас растрачивать бесплодно для нас наши силы на войну с Англией, Швецией, Турцией и, наконец, с Австрией, сам выдвигал против России польский вопрос в самом обостренном и опасном для нас виде. Отношение поляков к Александру продолжало портиться. В то же время поляки, бывшие единственными ревностными и преданными союзниками Наполеона в войне его с Австрией в 1809,г„ при заключении мира с австрийцами, после ваграмского поражения, получили значительное территориальное приращение к Варшавскому герцогству на счет Галиции (с населением более 1 х/г млн. душ), тоща как к России была присоединена из состава той же Галиции лишь небольшая Тарнопольская область (с населением в 400 тыс. душ).Конечно, Александру не было нужды ни в каком увеличении территории России; но русское правительство не могло равнодушно относиться к росту весьма враждебно настроенного к нам Варшавского герцогства, тем более что из секретного доклада Дюрока, добытого Куракиным, оно вполне познакомилось с затаенными видами и планами наполеоновской дипломатии.
Дю- рок определенно заявлял в этом докладе, что господство Наполеона в Европе до тех пор не будет основываться на прочном и спокойном фундаменте, пока хоть в одном европейском государстве будут царствовать Бурбоны, пока Австрия не будет исключена из состава Германской империи и пока Россия не будет ослаблена и отброшена за Днепр и Западную Двину. При этом Дюрок столь же определенно осуждал допущение прежним правительством Франции раздела Польши и рекомендовал восстановить ее в прежнем виде (т. е. в границах 1772 г.) как необходимый оплот против России1. Понятно, что этот доклад не мог не возбудить тревоги в русском Министерстве иностранных дел; но так как на выкраденный документ невозможно было официально ссылаться, то русское правительство основало свои опасения и жалобы по польскому вопросу на больших территориальных приращениях Варшавского герцогства, формально нарушавших одну из статей Тильзитского договора. Чтобы успокоить с этой стороны Александра, Наполеон согласился на заключение с Россией особой конвенции, в которой формально была бы устранена взаимным ручательством обоих императоров всякая возможность восстановления Польши в виде самостоятельного государства. Но когда Коленкур по уполномочию Наполеона заключил такую конвенцию с русским министром Румянцевым, то Наполеон отказался ратифицировать этот документ, утверждая, что Коленкур будто бы превысил свои полномочия. Отказ этот последовал тотчас за отклонением попытки Наполеона посвататься к одной из сестер Александра, Анне Павловне, и некоторые историки видят в обоих этих событиях внутреннюю связь. Но, по-видимому, дело было не в этом неудачном сватовстве, которое не было даже начато формально, а в том, что Наполеон отнюдь не хотел изменить своей политики по польскому вопросу и просто хотел протянуть время, ибо, ввиду неудач своих в Испании, не был готов к войне с Россией. Тогда же он выгнал родственника Александра, герцога Ольденбургского, из его собственных владений вследствие недостаточно строгого соблюдения герцогом континентальной системы. Так как владения герцога Ольденбургского достались ольденбургскому дому как младшей линии голыи- тейн-готорпского- дома, за отказом от них старшей линии, царствовавшей с Петра III в России, то Александр, как представитель этого дома счел себя лично задетым и после безуспешных переговоров об удовлетворении обиженного герцога другими равноценными владениями разослал ко всем европейским дворам циркулярный протест против действий Наполеона.
Наполеон считал этот протест за casus belli, и если не объявил войны немедленно, то только потому, что все еще не был готов к ней. Наконец, нарушение континентальной системы в России с принятием финансового плана Сперанского и в особенности таможенный тариф 1810 г., который прямо бил по карману французских купцов и фабрикантов, явились самыми существенными обстоятельствами, с которыми Наполеон не мог примириться. Таким образом, к началу 1812 г. для всех было ясно, что война России с Францией неизбежна. Ясно было и то, что Австрия, и в особенности Пруссия, не говоря о прочих зависимых от Наполеона государствах Европейского континента, не могут в этой «последней борьбе» Наполеона с Александром остаться нейтральными. Пруссия могла бы стать на сторону России в том случае, если бы Россия стала вести борьбу наступательную и перебросила бы свои армии за Неман прежде, чем Наполеон стянул бы туда достаточные силы. Но Россия этого сделать не могла, потому что поляки оказали бы с первых же шагов энергичное сопротивление, а прусские крепости еще оставались с 1806 г. в руках французов, и Наполеон мог, таким образом, уничтожить окончательно Пруссию, прежде чем Александр пришел бы к ней на помощь. С другой стороны, до весны 1812 г. не была кончена турецкая война, и вообще силы, которые мы могли двинуть против Наполеона, значительно уступали тем, какие он мог стянуть к Висле, не считая даже австрийских и прусских войск. Поэтому наступательная война для Россия была немыслима. Перед началом войны Наполеон испытал, впрочем, две важные дипломатические неудачи. Ему не удалось привлечь к коалиции, составленной им против России, ни Швеции, ни Турции. Швецию ему не удалось привлечь на свою сторону,— несмотря на обещание вернуть ей Финляндию и даже Остзейские провинции,— прежде всего потому, что Швеция не могла бороться с Англией, которая, разумеется, тотчас возобновила свой прежний союз с Россией, как только Россия разорвала с Францией; к тому же агенты Наполеона своим нахальным образом действий в шведской Померании сильно вооружили шведов против Франции, наконец, и Бернадотт, выбранный шведским наследным принцем, будучи исконным соперником Наполеона, не желал вступать с ним в союз.
Наоборот, летом 1812 г. после личного свидания с Александром он заключил с ним дружеский договор, заручившись лишь обещанием русского императора содействовать присоединению к Швеции Норвегии взамен Финляндии. Благодаря этому договору Александр получил возможность не только не опасаться с этой стороны нападения (которое в конце концов могло бы грозить Петербургу), но и вывести все войска из Финляндии, чтобы употребить их против Наполеона. Что касается Турции, то новому главнокомандующему действовавшей там армии Кутузову удалось в начале 1812 г. нанести туркам решительное поражение, после которого и ввиду продолжавшихся в Турции внутренних смут турки не могли продолжать борьбу. В мае 1812 г. Кутузов, заключил в Бухаресте с турками мир, как нельзя более своевременно — за две недели до вступления армии Наполеона в пределы России. Хотя теперь уже дело не могло идти о присоединении к России Молдавии и Валахии,— на что условно соглашался Наполеон в Тильзите и Эрфурте,— тем не менее по этому договору территория наша все-таки увеличилась присоединением Бессарабии по реке Прут. Правда, заключая этот договор, Кутузов прене
<< | >>
Источник: А. А. КОРНИЛОВ. Курс истории России XIX века. 1993

Еще по теме ЛЕКЦИЯ IX:

  1. ЛЕКЦИЯ4 ПРЯМОЕ ОБУЧЕНИЕ. ЛЕКЦИЯ
  2. Лекция: сущность, функции, виды
  3. 4.4. Варианты чтения лекции
  4. §316 Непрочитанные лекции. Первый опыт феноменологии религии
  5. 2.1. Рекомендации по подготовке и проведению лекций
  6. 10. ПОДГОТОВКА И ЧТЕНИЕ ЛЕКЦИЙ
  7. Лекция 12. Континуальность и самоубийство: диалектика смерти
  8. Лекция 14. Автономия и самоубийство: нравственная казуистика смерти
  9. ЛЕКЦИЯ 8 ИСКУССТВО КАК ЭТИКА ОБЩНОСТИ
  10. Методические рекомендации к лекциям
  11. Лекция 9. Эпоха Новейшего времени
  12. Лекция 57. МИРОВАЯ ТРАНСПОРТНАЯ СИСТЕМА
  13. Лекция одиннадцатая. Специальное, или профессиональное, образование