<<
>>

1. Ленд-лиз и решение народно-хозяйственных задач в условиях Великой Отучественной войны.

В предвоенные годы СССР занимал одно из первых мест в мире по выпуску промышленной продукции. В 1940 г. удельный вес Советского Союза в мировом промышленном производстве составил 10% [1].

Высокими темпами развивалась тяжелая индустрия, прежде всего военные отрасли. В то же время сохранялось отставание по многим видам производства, таким как, станкостроение, транспортное машиностроение и др [2].

Война поставила перед советской экономикой задачу путем перестройки народного хозяйства и мобилизации всех имевшихся ресурсов добиться материально-технического превосходства над противником. 30 июня 1941 г. был создан Государственный Комитет Обороны — высший государственный орган, предназначенный для руководства хозяйственной жизнью страны в чрезвычайных условиях.

Положение осложнялось тем, что основная часть промышленных мощностей располагалось в европейской части страны. Здесь находилось 31850 промышленных предприятий, из них 37 заводов черной металлургии, 749 - тяжелого и среднего машиностроения, 169 заводов сельскохозяйственного, химического, деревообрабатывающего и бумагоделательного машиностроения, 1135 шахт, свыше 3 тыс. нефтяных скважин, 61 крупная электростанция, сотни текстильных, пищевых и других предприятий [3].

Одной из важнейших мер по перестройке народного хозяйства стала эвакуация сырья и оборудования предприятий на восток. К концу 1941 г. было перебазировано 80% всех предприятий, производящих вооружения. Всего удалось эвакуировать 4000 промышленных предприятий, было вывезено до 30-40% рабочих, инженеров и техников.

Самый тяжелый период для советской экономики пришелся на конец 1941 г. и начало 1942 г. В связи с эвакуацией предприятий резко снизился уровень промышленного производства. С июня 1941 г. к концу года валовая продукция промышленности сократилась в 2,1 раза, выпуск проката черных металлов уменьшился в 3,1 раза, проката цветных металлов - в 430 раз [5].

Весной 1942 г.

началось наращивание объемов выпуска вооружений. К лету большая часть эвакуированных предприятий заработало на полную мощность, из перебазированных заводов вступили в строй 1200. В восточных районах было сооружено 850 новых объектов - заводов, электростанций, шахт, рудников, цехов, металлургических агрегатов [6].

1943 год, по словам председателя Госплана СССР Н. Вознесенского, стал годом коренного перелома в истории военной экономики, год укрепления военного хозяйства с резко выраженными особенностями расширенного воспроизводства. Валовая продукция промышленности по сравнению с предыдущем годом возросла на 17%, а продукция военной промышленности — на 20% [7].

В 1944 г. экономика Советского Союза достигла наибольшего развития в военные годы. Валовая продукция промышленности в сравнении с 1943 г. увеличилась на 15,3% и по своему объему превысила уровень 1940 г. [8]

Несмотря на общую тенденцию роста производства, многие отрасли промышленности СССР к концу войны не смогли достичь довоенного уровня. От запросов военного времени отставало развитие цветной металлургии, снизилась добыча нефти [9].

С 1943 г. ощутимую помощь народному хозяйству Советского Союза стали приносить поставки сырья и материалов из США и Великобритании.

Н. Вознесенский в письме, посвященном развитию отечественного производства, отмечал, что по целому ряду важнейших видов материалов, таких как, свинец, олово, сурьма, кадмий, тонколистовой металл, электроды, сода каустическая, фенол, транспортерная лента, прорезиненные приводные ремни, бумага папиросная, пергамент, некоторые виды продовольственных товаров (мясопродукты, жиры) и оборудование (кузнечно-прессовое, экскаваторы, краны, специальные и агрегатные станки), прекращение поставок по ленд-лизу требует принятия серьезных мер к быстрейшему восстановлению и расширению отечественного производства и потребует импортных закупок по некоторым видам материалов в 1946 г. [10] Наибольшее значение для советской военной промышленности имели поставки цветных металлов.

Как уже было отмечено выше, в конце 1941 г.

производство проката цветных металлов уменьшилось в 430 раз. Наиболее критическое положение сложилось с производством алюминия, необходимого для авиационного производства. Была прекращена работа Волховского и Днепропетровского алюминиевых заводов, Тихвинского глиноземного, Днепровского электродного и других заводов отрасли. Единственным предприятием, производящим алюминий, оставался Уральский алюминиейый завод [11]. 3 сентября 1941 г. И. Сталин обратился с просьбой к английскому премьер-министру о поставке 30 тыс. т этого металла [12]. На Московской конференции 29 сентября А. Микоян назвал алюминий одной из самых насущных потребностей, указав на потерю более половины его производства.

В сложной ситуации оказалось производство других цветных металлов. Тем не менее, в 1942 г началось наращивание добычи, производства и обработки стратегически важной продукции. Вошли в строй Норильский горнометаллургический комбинат, Новокузнецкий алюминиевый завод, увеличился выпуск на Уфалейском заводе, комбинате Южуралоникель в Орске, Медногорском медно-серном, Балхашском горно-металлургическом, Красноуральском и Баймакском медеплавильных комбинатах, Пышминском электродном заводе. Большое значение в обеспечении оборонных заводов свинцом, оловом, цинком имели Лениногорский полиметаллический, Дальневосточный, Зыряновский, Иртышский горно-металлургические комбинаты, Чимкентский свинцовый, Челябинский и Беловский цинковые и другие предприятия цветной металлургии. Несмотря на колоссальные усилия, объемы производства цветных металлов в стране не удовлетворяли потребности оборонной промышленности. [13]

С 1942 г. в СССР стали прибывать партии цветных металлов из-за

рубежа. В конце 1941 г. Великобритания отправила 8 тыс. т олова из Малайи и 8

тыс. т свинца из Бирмы и Австралии. Всего за период с 1 октября 1941 г. по 30

сентября 1942 г. в счет английских поставок было отгружено 14 тыс. т алюминия,

8,6 тыс. т олова, 14 тыс. т меди, 13 тыс. т никеля [14]. Из США во второй половине

1942 г.

по тихоокеанскому маршруту также было отправлено определенное

количество алюминия и меди. Всего по Второму протоколу из США было завезено

72

183 тыс. т цветных металлов, треть из которых составляли алюминиевые сплавы [15].

Нарком авиационной промышленности А.И. Шахурин в своих воспоминаниях упоминает об единоразовом завозе 12 тыс. т дюралюминия в 1942 г. При этом он отмечает, что около половины проката из легких сплавов вследствие длительной морской транспортировки поражалось коррозией, и импортный дюраль для производства самолетов использовался в незначительной степени [16]. Однако следует учитывать тот факт, что данные мемуары издавались в годы «холодной войны», когда было принято умалять значение западной помощи.

В 1943 г. импортные поставки цветных металлов имели уже существенный удельный вес в промышленных ресурсах Советского Союза. Медь, полученная по ленд-лизу, составляла 22% к отечественному производству, свинец - 54%, цинк - 50%, молибденовые концентраты - 186%, никель - 49%, алюминий - 56%, вольфрамовый концентрат — 110%, дюралюминиевый прокат — 40%, латунный прокат — 114% [17].

Согласно отчету, опубликованному в газете «Правда» 11 июня 1944 г., из США, Великобритании и Канады к 30 апреля 1944 г. было отправлено в СССР 170 тыс. т алюминия и дюралюминия, 217 тыс. т меди и изделий из меди, 42 тыс. т цинка, 29 тыс. т олова, 48 тыс. т свинца, 6,5 тыс. т никеля [18].

В 1944 г. импортные цветные металлы стали играть большую роль в обеспечении советской оборонной промышленности. Алюминий, кроме использования в авиационной промышленности, применялся для производства элементов двигателей внутреннего сгорания. Из латуни, являвшейся сплавом меди и цинка, производили гильзы стрелковых и артиллерийских боеприпасов. Медь также применяли для производства различной электроаппаратуры. Молибден и никель являлись основными легирующими металлами при изготовлении броневой стали для придания ей необходимой вязкости. Из свинца производили сердечники пуль боеприпасов, применяемых в ручном огнестрельном оружии.

В первом полугодии 1944 г.

процентное отношение импортных поставок к отечественному производству равнялось по меди - 39%; свинцу - 106%; цинку - 26%; никелю - 77%; алюминию - 58%; молибденовому концентрату - 393%; вольфрамовому концентрату — 145% [19]. За 1944 г. удельный вес цветных металлов, поступивших из-за рубежа, в общих ресурсах народного хозяйства составил по свинцу - 40%, олову - 28,6%, кадмию — 66%, вольфрамовому концентрату — 51,7%, молибденовому концентрату -81,7% [20].

Большое значение имели поставки по ленд-лизу нефтепродуктов, прежде всего, авиационного топлива. С начала войны по май 1943 г. завоз всех горючесмазочных материалов составил 200,3 тыс. т, из которых изооктан, Б-100 и Б-95 - 183 тыс. т; с июня 1943 г. по май 1944 г. завезли 290 тыс. т ГСМ, из которых авиабензин - 283 тыс. т; с июня 1944 г. по май 1945 г. 753,7 и 703,7 тыс. т соответсвенно. Всего союзники поставили советским войскам 1244,2 тыс. т ГСМ, из которых авиабензин составлял 1170,1 тыс. т. [21]

В 1943 г. в Орске, Гурьеве, Красно во деке и Куйбышеве были возведены четыре нефтеперерабатывающих завода, полученных по ленд-лизу. Их годовая мощность составляла 240 тыс. т. авиабензина Б-78, а также 35 тыс. т авиационного масла и 600 тыс. т других сортов бензина [22].

В апреле 1943 г. для увеличения ресурсов высокооктановых авиабензинов в Реутово была организована первая база изготовления высокооктановых авиабензинов путем смешения импортных и отечественных компонентов. В дальнейшем производственные базы были организованы в Харькове, Батраках, Плоешти и в Житомире. Также смешение производилось па фронтах. Всего было к июню 1945 путем смешения было получено 1118,3 тыс. т высокооктановых авиабензинов. [23]

Работа по смешению характеризовалась следующими данными: в 1943 г. методом смешения было изготовлено 190 тыс. т бензина, в то время как советская нефтяная промышленность произвела 404,8 тыс. т; в следующем году — 637 тыс. т и 423 тыс. т соответсвенно, т. е. путем смешения было получено 60% топлива, использованного в 1944 г.

советскими ВВС [24].

Таким образом, более половины всего авиационного горючего, использованного советской авиацией в 1944-1945, было изготовлено путем смешения импортных и отечественных нефтепродуктов, а отечественный авиабензин производился при использовании оборудования, полученного по ленд- лизу.

Существенную роль играли импортные поставки промышленного оборудования.

В 1943 г. народному хозяйству было отгружено 11418 металлорежущих станков, полученных из-за рубежа, значительная часть которых являлась универсальными для мелкого и среднего машиностроения и специальными для самолетостроения и производства боеприпасов. Было получено 2149 прессов, предназначенных для патронного и снарядного производства, 98 ковочных и штамповочных молотов, 84 шт. ножниц для резки металла, 31 ковочная машина для использования на предприятиях мелкого и среднего машиностроения наркоматов оборонной промышленности. В 1943 г. процентное отношение импортных поставок к отечественному производству по металлорежущим станкам равнялось 55%, прессам - 103%, молотам - 239%. В следующем году поставки станков и другого оборудования возросли. [25]

В 1944-1945 было доставлено 23,5 тыс. станков, 1526 кранов и экскаваторов, 49,2 тыс. т металлургического, 212 тыс. т. энергетического оборудования, в том числе турбины для Днепрогэса [26].

В конце 1944 г. была проведена проверка использования импортного оборудования на 33 заводах Наркомата Боеприпасов. В результате проверки выяснилось, что из 11151 шт. не было установлено на 1 октября 1944 г. не было установлено механического оборудования - 530 ед. или 18%, прессов и комплектно-прессовых установок 200 ед. — 54%, печей разных - 105 шт. — и т. д.

В отчете комиссии описаны многочисленные факты нарушений. Так, на некоторых предприятиях значительная часть оборудование пролежало без эксплуатации от одного до полутора лет, располагаясь «кучами по всей территории». Уже установленное оборудование зачастую использовалось неудовлетворительно. «На заводе №110 оборудование использовалось в мае 1944 г. на 61%, в июне - 51%, в августе - 45% к фонду рабочего времени. На заводе №573 из 14 автоматов, введенных в эксплуатацию, находятся в работе 5 шт., а 9 шт. автоматов не используются из-за отсутствия оснастки и рабочих». В Наркомате Боеприпасов отсутствовали проекты по вводу в эксплуатацию поступающего из-за рубежа оборудования, вследствие чего «оно распределялось и засылалось неправильно, в связи с этим оборудование переотправлялось с одних заводов на другие». Импортное оборудование хранилось «бесхозяйственно», на

75

неприспособленных, открытых площадках без охраны, подвергаясь расхищению. Учет поступления, хранения, монтажа и эксплуатации был «запущен и не отражал истинного положения на заводах». [27]

В ходе проверки, проведенной Прокуратурой СССР в наркоматах, был выявлен «целый ряд фактов, свидетельствующих о серьезных недостатках в деле приемки, перевозки, использования и учете импортного оборудования, предназначенного для заводов и новостроек СССР». Среди недостатков в приемке и перевозке оборудования назывались отсутствие сортировочных баз в портах и разьединение грузов, вследствие чего один и тот же агрегат поступал в страну «разными способами и в разные пункты». Имело место небрежное обращение с импортным оборудованием при его погрузке и выгрузке в портах и на железной дороге.

В отчете указывалось, что «по причине засылки некомплектного оборудования омертвляется оборудование на миллионы рублей». На 15 объектах Наркомавиапрома имелось 73 некомплектных единицы оборудования, на 8 стройках Наркомата Вооружений имелось 113 единиц некомплектного оборудования и т.п.

Нередко органы Наркомвнешторга передавали оборудование, имевшее целевое назначение, несоответствующим организациям и предприятиям. Так, 210 т паровозных паронагревательных труб, поступивших в апреле 1944 г., были переданы Мурманскому рыбному порту и тресту «Главросжирмасло». Из этих труб в порту были изготовлены поручни для лестниц в то время, как НКПС испытывал острую нехватку запчастей для локомотивов.

На многих предприятиях и перевалочных базах имелось большое количество импортного оборудования, предназначенного другим заводам. Так, на заводе №40 Наркомсредмаша из 34 импортных станков только 5 предназначались данному предприятию. Остальное оборудование (карусельные, резьбошлифовальные, токарные, сверлильные и др. станки) в течение года бездействовало. [28]

Еще одной важной составляющей западной помощи Советскому Союзу были продовольственные поставки.

Сельское хозяйство и пищевая промышленность СССР в наибольшей степени пострадали от войны и оккупации.

К началу Великой Отечественной войны валовая продукция сельского хозяйства в западных районах страны составляла 54% общесоюзной: 52% зерновых культур, 86% сахарной свеклы, 70% картофеля, 56% мяса, 57% молока, 60% яиц [29]. В 1941 г. государственные заготовки зерновых культур по сравнению с 1940 г. сократились с 36,4 млн. т до 24,3 млн., подсолнечника - с 1,5 млн. т. до 0,5 млн., сахарной свеклы - с 17,3 млн. т до 1,7 млн., мяса в живом весе с 2 млн. т до 1,5 млн., молока - с 6,4 млн. т до 5,2 млн. т [30]. На нужды вооруженных сил была изъята большая часть тракторов и автомобилей. Из 10400 предприятий Наркомпищепрома около 5500 были разрушены. В их число входило 204 сахарных завода из 211 имевшихся в стране, 649 спирто-водочных, 47 консервных, 29 масложировых, 43 табачных фабрики и ферментационных завода, 4490 мясоколбасных, сыромолочных и маслодельных предприятий [31].

Руководство страны принимало срочные меры по реорганизации сельского хозяйства, которые предусматривали эвакуацию скота и техники, увеличение посевных площадей под зерновые культуры, картофель и овощи в восточных районах, укреплению трудовой дисциплины в колхозах и совхозах. Было введено нормированное снабжение основными продуктами питания рабочих и служащих.

В 1942 г. общая посевная площадь сократилась по сравнению с 1940 г. на 42%. Урожайность основных культур упала в 1,5-2 раза. Количество полученного хлеба уменьшилось на 42%. Валовой сбор сахарной свеклы уменьшился в 8,5 раза, подсолнечника - в 9 раз.

В тяжелой ситуации оказалось животноводство. Сократилась кормовая база, прекратилось производство концентрированных кормов, ухудшилось содержание скота, ослабла ветеринарная служба, усилились заболевания и падеж скота. Численность крупного рогатого скота за 1942 г. уменьшилась на 3 млн. голов, свиней — на 2,2 млн., овец и коз - на 8,8 млн. [32]

На Московской трехсторонней конференции (29 сентября - 1 октября

1941 г.), выработавшей первый протокол о поставках, Советский Союз запросил об

отправке в его порты ежемесячно 200 тыс. т пшеницы, 70 тыс. т сахара и 1,5 тыс. т

какао. К июлю 1942 г., т.е. к концу действия Первого протокола, в СССР было

завезено из США и Великобритании 392 тыс. т продовольствия на 90 млн. долл

[33]. И. Сталин в послании президенту Рузвельту от 7 октября 1942 г. указывал на

77 важность обеспечения поставки в течении 12 месяцев 2 млн. т зерна, а также возможного количества жиров, концентратов и мясных консервов [34].

В 1942 г. главным источником снабжения продовольствием вооруженных сил и населения оставались отечественные ресурсы. Были увеличены посевные пощади в Сибири, Казахстане и на Дальнем Востоке, что позволило повысить сбор зерновых культур, картофеля и овощей. В армии, а также для обеспечения рабочих и служащих в тылу были организованы подсобные хозяйства. В 1942 г. расход основных видов продовольствия и фуража на довольствие Красной армии составил 1127.1 тыс. т. В этот период на централизованном продовольственном обеспечении состояло 77 млн. чел., в том числе в армии - 14 млн. [35]

Летом 1943 г. большинство районов Поволжья, Южного Урала, Западного Казахстана, Северного Кавказа и Сибири поразила сильная засуха. Серьезный урон посевам осенью нанесли длительные дожди в центральных областях России и ранние заморозки в Сибири. Общий объем сельскохозяйственной продукции в этом году был самым низким за всю войну.

В 1943 году заметнее стали поставки западного продовольствия. За время действия второго протокола (07.07.42 - 30.06.43) было ввезено около миллиона тонн продовольственных товаров [36].

Первоначально продуктовые поставки в Советский Союз состояли из зерновых и сахара, в дальнейшем Советская закупочная комиссия делала запросы, прежде всего, на продукты, содержащие белки и жиры. Значительная часть продовольствия поступала в виде концентратов, яичного порошка, дегидрированных овощей. Специально для СССР производились консервы из свинины, т. н. тушенка. С 1942 г. по воздушному маршруту через Иран доставлялись семена, использовавшиеся для освоения целинных земель. [37]

Продукты, поступавшие по ленд-лизу, были прочно упакованы и надежно сохраняли содержимое после длительных перевозок. В то же время упаковка продуктов, выпущенных отечественными предприятиями, была неудовлетворительна, из-за чего терялись многие тонны крупы, муки, сахарного песка. Потери в три раза превышали установленные нормы убыли. [38]

В 1943 г. завоз мясопродуктов из-за рубежа составил 32 % к отечественному производству, жиров - 96%, сахара - 270%, муки - 5 %, крупы - 20% [39].

В 1944 г. валовая продукция пищевой промышленности значительно возросла и превысила уровень 1942 г. по мясопродуктам на 41 %, крупе и макаронам - на 56%, рыбным товарам - на 69%, животным жирам - на 65%, растительным жирам в 2,8 раза. Началось вовлечение в производство освобожденных территорий. Были восстановлены и начали работать сахарные заводы в Курской области и на Украине. [40]

На этот же год приходится пик поставок продовольствия по ленд-лизу. С начала июля 1943 до конца июня 1944 г. из США в Советский Союз было отправлено 1,7 млн. т пищевых продуктов, а до 20 сентября 1945 г. - еще 1,4 млн. т [41]. В первом полугодие 1944 г. отношение импортных к отечественным продуктам было следующим: мясопродукты - 106%, жиры — 148%, сахар — 270%, мука - 11%, крупа - 23% [42]. В 1944 г. удельный вес завезенных мясопродуктов в общих продовольственных ресурсах СССР составил 33,5%, животных жиров - 58,6%, растительных жиров - 49,5%, сахара - 46,4%, сахарина - 80%, молочного порошка — 80%, молочных консервов — 61,3%, яичного порошка — 84%, сыра - 6,6%, муки - 6,6%, крупы и бобовых - 13% [43]. На заключительном этапе войны советское сельское хозяйство полностью обеспечивало страну только заготовками зерна и овощей.

Всего в Советский Союз по ленд-лизу было поставлено, по разным оценкам до 4,5 млн. т продовольствия, что составляет 25% общего тоннажа отправленных грузов и 11% общего расхода для нужд армии в годы войны. Поставки включали 1 млн. т зерна, муки и хлебопродуктов, 733 тыс. т мясопродуктов, 586 тыс. т животных жиров, 517,5 тыс. т растительного масла, 672 тыс. т сахара и др. продукты [44].

Исходя из вышеперечисленных фактов, можно сделать вывод о том, что по ряду важнейших видов сырья и материалов поставки союзников на заключительном этапе войны имели большое значение.

<< | >>
Источник: Лаптеб, Алексей Николаевич. Союзнические отношения в годы Великой Отечественной войны и проблема ленд-лиза / Диссертация / Диссертация. 2005

Еще по теме 1. Ленд-лиз и решение народно-хозяйственных задач в условиях Великой Отучественной войны.:

  1. 1. Ленд-лиз и решение народно-хозяйственных задач в условиях Великой Отучественной войны.