<<
>>

ЛИБЕРАЛЬНАЯ БЮРОКРАТИЯ В СТРУКТУРЕ САМОДЕРЖАВНОЙ МОНАРХИИ И КОНЦЕПЦИЯ РЕФОРМ

33

2 Зак. 251

Масштабы, которые приняла подготовка крестьянской реформы, превзошли возможности Главного комитета и вообще традиционных институтов самодержавной монархии. Оказалось, что фракции «меньшинства» и «большинства» в губернских комитетах составляют отдельные проекты, так что ожидалось их не 48, а около сотни.

Еще большая сложность заключалась в том, что комитеты руководствовались рескриптами, а правительство 4 де- кабря 1858 г. приняло уже новую программу, отказавшись, вместе с тем от отдельного локального законодательства для каждой губернии и постепенности его реализации с запада на восток. Предстояло создать общий для всей Европейской России закон, новый, отличный от законодательства прошлых десятилетий— работа непосильная для престарелых членов Главного комитета. Нужны были силы созидания и творчества, единая концепция преобразований, нужны были новые люди. 17 февраля 1859 г. Александр II санкционировал создание нового учреждения— Редакционных комиссий, с единственным условием,, чтобы председательствовал лично ему преданный Ростовцев. Вскоре к Редакционным комиссиям будет приковано общественное мнение России и Европы. Современники характеризовали Комиссии как учреждение, «доселе небывалое в России», независимое и самостоятельное.

Нетрадиционность нового учреждения заключалась в первую* очередь в том, что большинство состояло из либеральных деятелей, выработавших единую платформу, единую концепцию реформы при руководящей роли либеральной бюрократии. Эта были люди одного поколения (в основном от 35 до 45 лет), многие из них являлись видными государственными или общественными деятелями: Ю. Ф. Самарин, П. П. Семенов-Тян-Шанский, В. А. Черкасский, Н. X. Бунге. Лидером Комиссий, по общему признанию, был Н. А. Милютин, человек государственного ума, огромной целеустремленности, страстного темперамента и самоотверженности в деле. Конечно, в Комиссиях были представлены и крепостники, крупные землевладельцы, но они оказались в меньшинстве. Факт создания либерального большинства в Комиссиях приобретал особое значение ввиду расстановки сил в губернских комитетах и в дворянстве в целом, в среде бюрократии, в высших и центральных органах власти и в местном управлении, где либералы составляли меньшинство. Комиссии были нетрадиционным учреждением не только по своему составу, но и по характеру деятельности. Они использовали гласность как метод государственной практики, ее новый инструмент. Журналы Комиссий срочно набирались в типографии и рассылались в количестве 3 тыс. экземпляров. Гласность сознательно использовалась для укрепления либеральных сил в стране, для распространения программы реформы. Милютин говорил своим соратникам по Комиссиям, когда возникали внутренние трения: «Сейчас не время для разногласий. Хорошо, если успеем бросить семя». Темпы работ Комиссий были стремительные, обычная медлительность, вялость отброшены, преодолены. Другая характерная черта — научная обоснованность трудов Комиссий и высокая ответственность за дело. Члены Комиссий сознавали свою причастность к определению исторических судеб России. Они видели себя перед лицом соотечественников и общественным мнением Европы, перед судом потомков и историков.

Их подписи стояли в опубликованных журналах. В системе высших органов власти Редакционные комиссии занимали особое место, подчиняясь через своего председателя непосредственно императору и представляя «как бы отдельное в государстве временное учреждение». Они были «инкорпорированы», как тогда говорили, в государственную систему самодержавной монархии в момент «кризиса верхов». Чужеродность Редакционных комиссий существующему государственному строю выразилась даже в том, что они никогда не были допущены в помещения, предназначенные для правительственных учреждений, а также в их неожиданном закрытии в октябре 1860

г. Учреждение, подобное Редакционным комиссиям, никогда больше в России не создавалось. Проекты и концепция, ими разработанные, легли в основу «Положений 19 февраля 1861

г.» и во многом определили характер других реформ.

В концепции либерального большинства Редакционных комиссий крестьянская реформа — это заключенный в единый законодательный акт процесс переворота, начальная стадия которого— освобождение помещичьих крестьян от личной крепостной зависимости, конечная — превращение их (всех) в мелких собственников-хозяев при сохранении значительной части дворянского землевладения и крупного помещичьего хозяйства. Осуществление этой цели мыслилось мирным путем, минуя революционные потрясения, характерные для стран Западной и Центральной Европы. В объяснительной записке к кодифицированным проектам Комиссий отмечалось: «В этом отношении Россия счастливее. Ей дана возможность воспользоваться опытом других земель..., обнять сразу весь предстоящий путь от первого приступа к делу до полного прекращения обязательных отношений посредством выкупа земли»12. Используя опыт аграрного развития Франции и Пруссии, авторы концепции и проектов создали самобытный вариант решения крестьянского вопроса, основанный на внутренних условиях, особенностях и традициях, например сохранении общины. Этот российский вариант нового аграрного строя состоял в сосуществовании двух типов хозяйства — крупного помещичьего и мелкого крестьянского — и должен был исключить раскрестьянивание, образование пролетариата и связанные с ним революционные потрясения. В этой концепции сочетаются реальные и конкретные цели с утопией и иллюзиями, очень характерными для той эпохи вообще. Либеральные члены Редакционных комиссий верили в возможность направлять исторический процесс, конструировать будущий строй, воздействовать на определение пути развития страны, стоящей «на пороге новой жизни». Реализация этих идей привела к тому, что Редакционные комиссии, как нигде в Европе,- создали закон, жестко регламентирующий будущее развитие. На эту особенность обратил внимание Т. Эммонс в предисловии к американскому изданию книги П. А. Зайончковского.

Эта жесткая регламентация в значительной степени объяснялась тем, что либеральная бюрократия действовала в рамках крепостнической монархии и вынуждена была считаться с непреодолимыми препятствиями, например с решительным отказом Александра II признать обязательный для помещиков выкуп крестьянами полевой земли или с безусловной неприкосновенностью прерогатив монарха. Редакционные комиссии создали внутренний механизм реформы, который обеспечивал непрерывность и неукоснительность движения от начального этапа — личного освобождения крестьян, через временнообязанные отношения, к конечной цели — переходу на выкуп: пользование наделом признано «вечным», а повинность, однажды установленная,— «постоянной». В условиях отмены крепостного права, меняющейся рыночной конъюнктуры на землю и хлеб, при острой нужде помещиков в деньгах для переустройства своих заложенных и перезаложенных имений вечность пользования наделом и неизменность повинности за него должны были вынуждать помещика к выкупу, делали выкуп единственной развязкой туго затянутого государством узла. Для крестьян также не оставалось свободы выбора. Боясь, что тяжесть экономических условий, пользования и приобретения земли в собственность приведет к значительному обезземеливанию крестьянства, законодатели прибегли к такой искусственной мере, как запрет отказа от земли. Этой же цели во многом служило сохранение общины, затруднительность (хотя и не запрет) выхода из нее. Система выкупа, включая роль государственной власти как кредитора, ложилась тяжелым бременем на крестьян. Расчет на «вынудитель- ность» выкупа сработал безотказно: к 1881 г. 85% крестьян перешли на выкуп, а для остальных он был признан обязательным.

В сфере правовых отношений концепция реформы была более последовательной и решительной. Уничтожение личной крепостной зависимости сочеталось в конечном итоге с утратой помещиками вотчинной власти. Создавалось крестьянское самоуправление: волостное и сельское (общество на основе общины), с выборными от крестьян должностными лицами, со сходом. Оно явилось основой для участия крестьян в других реформах — в земстве, суде присяжных. Защищая интересы крестьян от вчерашних крепостников, оно, однако, было поставлено под контроль местной администрации, что усиливало роль государственной власти.

Этот вариант отмены крепостного права опирался на один из важнейших постулатов либеральной бюрократии — ставку на инициативную роль монархии в предстоящих преобразованиях. В общей концепции реформ инициативная роль монархии являлась своего рода гарантом и осуществления отмены крепостного права, и проведения связанных с ней преобразований. Инициативная роль монархии была символом веры либеральной бюрократии, ее credo, своеобразной заменой конституции, которая в данный исторический момент не входила в ее программу, делая эту программу приемлемой для монархии.

Программа Редакционных комиссий подверглась критике с разных сторон, но одинаково нетерпимой. На нее обрушились сначала крепостники внутри самих Комиссий. Затем прибывшие в Петербург для обсуждения трудов Комиссий депутаты губернских комитетов: либералы, консерваторы, реакционеры. Одни были против выкупа полевой земли крестьянами, их самоуправления и уничтожения вотчинной власти помещиков; другие — за выкуп, но урезанного вполовину надела, однако за широкие реформы местного управления, суда, системы просвещения. Но все без исключения энергично нападали на присвоенную государственной властью функцию арбитра в делах сословий, на усиление ее роли в социально-экономической сфере. Устойчивую оппозицию встретили проекты Комиссий и в высших органах государственной власти, но Александр II не принял ее в расчет, подписав мнение меньшинства Государственного совета 13. Хотя Редакционные комиссии были изъяты из государственной системы самодержавной монархии как чужеродный ей элемент, их проекты в целом не были пересмотрены. Даже шеф жандармов В. А. Долгоруков, который сначала тормозил реформу, в 1860 г. предупреждал, что промедление невозможно, так как «терпению при ожидании есть предел» и. Механизм торможения реформы не остановил ее, но все-таки существенно откорректировал проекты Комиссий, особенно в земельном вопросе; отрезка составила в результате 20% всего надельного фонда, повинности увеличились, что удорожило стоимость выкупа земли. Выкупная операция всей тяжестью легла на крестьянство, но оказалась прибыльной для государства. Перспектива разорения значительной части крестьянства, которую так силились избежать составители проектов, приблизилась, стала неизбежной. И без того обремененный феодальными нормами и пережитками вариант аграрного развития, разработанный большинством Редакционных комиссий, с этими поправками вышел еще более противоречивым, половинчатым, тяжелым особенно для крестьяства, но и для дворянства также. Монархия же вышла из кризиса обновленной и усиленной.

Такой исторический акт, как отмена крепостного права («Положения 19 февраля 1861 г.»), с абсолютной неизбежностью требовал преобразований в различных сферах жизни, органически связанных с крепостничеством. В первую очередь это касалось государственной и удельной деревни. С началом работ Редакционных комиссий вопрос был принципиально решен, их программа должна была стать основой для всех аграрных реформ, о чем в первых же заседаниях провозгласил Ростовцев. Более того, реформы удельных крестьян 1863 г. и государственных крестьян 1866 и 1886 гг. полнее осуществили общую цель Редакционных комиссий — создание мелкой крестьянской собственности и самостоятельного мелкого хозяйства, так как крестьянские наделы здесь были значительно больше, чем у помещичьих крестьян.

С упразднением вотчинной власти дворянства и приобщением крестьянства к гражданским правам не мог оставаться прежним весь строй местного управления и судоустройства. В марте 1858 г. при Министерстве внутренних дел была создана Комиссия под руководством Н. А. Милютина для разработки законодательства об уездном и губернском самоуправлении, т. е. земстве. Ее органическая связь с Редакционными комиссиями и концепцией крестьянской реформы выражается в том, что Комиссия Милютина работала и над проектом законодательства о мировых посредниках — нового института, создававшегося для реализации «Положений 19 февраля», как часть их. Хотя институт мировых посредников был сословным, дворянским по составу (вопрос о выборности и участии в нем крестьянства ставился, но не мог быть решен до отмены крепостного права и поэтому отложен на три года), либеральная бюрократия реализовала в нем такие принципы будущих судебных уставов, как независимость, несменяемость, гласность делопроизводства.

Выборность и всесословность Комиссия Милютина сделала фундаментом будущего земства, что стало возможным только благодаря введению крестьянского сельского и волостного самоуправления в 1861 г. Всесословность достигалась через сословность, сословная крестьянская организация помогала вчерашним крепостным выйти в широкий и неведомый еще мир всесословности, новое достигалось через преодоление старого, а не через его революционную ломку. Цельность и органичность замысла крестьянской и земской реформ в программе Милютина и либеральной бюрократии подтверждаются такой же цельностью противоположной программы П. А. Валуева, рьяного и неутомимого оппонента Редакционных комиссий, который отстаивал сохранение всего землевладения и основанных на нем привилегий за дворянством, безземельное освобождение крестьян, создание земства на основе дворянских собраний, фактически без крестьян. Осуществление земской реформы сделало неотвратимым создание городского самоуправления также на началах выборности и всесословности по закону 1870 г.

Идея перерастания института мировых посредников в мировых судей, которую лелеяли члены комиссии Милютина и Редакционных комиссий, стараниями П. А. Валуева, 'принявшего Министерство внутренних дел в апреле 1861 г. и открывшего буквально поход против первого призыва мировых посредников, набранного в основном при Милютине и Ланском, была парализована. Но более общая цель связи отмены крепостного права с судебными преобразованиями оправдалась. «Судебные Уставы 20 ноября 1864 г.», разработанные лучшими и прогрессивными юристами страны в соответствии с современными достижениями науки и юриспруденции передовых стран Европы, дали России новый суд: бессословный, гласный, состязательный, с адвокатурой, выборностью мирового суда, с несменяемостью коронного, с судом присяжных, представленным многими сословиями и со- циальными группами, с большим удельным весом крестьянства, в чем особенно наглядно проявилась связь с крестьянской реформой 1861 г., — «суд улицы», как тогда же окрестили его враги. Так, по 20 губерниям (без столицы) в 1883 г. в числе присяжных было: дворян и чиновников 14,9%, купцов 9,4%, мещан 18,3%, крестьян 57% (см. статью А. К. Афанасьева). «Судебные Уставы» были самой последовательной и радикальной из реформ 60-х годов XIX в. в России. Они не только создали новый, современный, буржуазный суд, но в определенной степени установлением норм правового порядка в сфере юридической несколько ограничивали самодержавную монархию.

Были приняты и другие реформы: народного просвещения во всех его звеньях, цензуры, военные, финансов, статистики, государственного контроля (публикация расходов и доходов) и другие. Все пришло в движение. Только высшие органы государственной власти, центральная администрация, власть монарха и всесилие бюрократии остались вне этого общего процесса перестройки. И в этом заключалась угроза самим реформам, так решительно начатым, подготовленным и принятым правительством в условиях общественного подъема и пробуждения.

<< | >>
Источник: I. Г. Захарова, Б. Эклофа, Дж. Бушнелла. Великие реформы в России. 1856—1874: Сборник. — М.: Изд-во Моск. ун-та. — 336 с.. 1992

Еще по теме ЛИБЕРАЛЬНАЯ БЮРОКРАТИЯ В СТРУКТУРЕ САМОДЕРЖАВНОЙ МОНАРХИИ И КОНЦЕПЦИЯ РЕФОРМ:

  1. 5.3. Либеральные реформы Александра II (1860–1870-е гг.): причины, историческое значение.
  2. СОВРЕМЕННАЯ ЗАПАДНАЯ КРИТИКА ЛИБЕРАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА Клицунов А.И.
  3. Вопрос 50. "Третьеиюньская монархия" и столыпинская arpa рная реформа
  4. Реформы Дария I и социальная структура империи Ахеменидов
  5. 7.2.Концепция индифферентности структуры капитала
  6. 7.1.Традиционная концепция структуры капитала
  7. 7.3.Компромиссная концепция структуры капитала
  8. Концепция структуры и содержания правового образования в школе
  9. 7.4.Концепция противоречия интересов при формировании структуры капитала
  10. КОНЦЕПЦИЯ ЭКСПОЛЯРНЫХ СТРУКТУР Т. ШАНИНА В ИССЛЕДОВАНИЯХ НЕФОРМАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ В.В. Самсонов
  11. «Хочу сиять заставить заново ...» - концепция территориальных структур Маергойза в новую эпоху
  12. О СУЩЕСТВЕ ВЕРХОВНОЙ САМОДЕРЖАВНОЙ ВЛАСТИ
  13. Российское Просвещение в самодержавном и демократическом проявлениях
  14. 2. Дворцовые перевороты 30—40 годов XVIII века Укрепление самодержавной власти.
  15. Ф. А. ПЕТРОВ ОРГАНЫ САМОУПРАВЛЕНИЯ В СИСТЕМЕ САМОДЕРЖАВНОЙ РОССИИ: ЗЕМСТВО В 1864—1879 ГГ.
  16. Вопрос 27. Начало реформ Петра I (ранние петровские реформы)