<<
>>

Март - июль 1930 года. 16-й съезд и повторная коллективизация

Во время временной паузы в коллективизации Сталин активизировал свою деятельность в других сферах. Он обратил внимание на функционирование системы трудовых лагерей и решил повысить эффективность принудительного труда. 7 апреля 1930г.: Совнарком РСФСР утвердил положение об исправительно-трудовых лагерях, передававших управление ими в специально для этой цели задуманное «Управления лагерей» - УЛАГ ОГПУ. К 25 апреля 1930 было создано это управление во главе с начальником Соловецкого лагеря латышом Ф.И.

Эйхмансом, который на этом посту проработал недолго - до 16 июня 1930 года, после него во главе УЛАГа Сталин поставил Лазаря Когана. В октябре 1930 УЛАГ был переименовали в ГУЛАГ - Главное управление лагерей. К тому времени в лагерях находилось около 180 тыс. заключенных, но вскоре их число возросло в 10 раз.

Если Ленин, образуя декретом от 12 мая 1919 года концлагеря, ставил задачу их самоокупаемости, то теперь стояла более высокая задача - лагеря должны быть не только самоокупаемые, компенсировать свои затраты, но приносить ещё прибыль государству. Более того - с помощью трудовых армий заключенных Сталин планировал осуществить ряд важных глобальных проектов - вырыть судоходный Беломорско-Балтийский канал и канал Москва-Волга. Начальник Бело-морско-Балтийского исправительно-трудового лагеря Семен (Шимон) Фирин вспоминал:

«…По инициативе т. Сталина и при его настойчивом проведении этого вопроса строительство Беломорско-Балтийского канала было поставлено на реальную почву: был создал Белморстрой. Строительство канала было поручено чекистам во главе с т. Ягодой…

Значительное… количество работ приходилось проделывать вручную вследствие очень слабой механизации труда». Трудно даже представить эту грандиозную картину - фактически более 100 тысяч советских заключенных роют громадный канал. Неудивительно, что строительство Беломорско-Балтийского канала обошлось в 4 раза дешевле по сравнению с первоначальными расчетами.

«…Не только на Белморстрое работают наши лагери, - гордо рассказывал С. Фирин, - например Ухт, этот край вечной мерзлоты…».

Не будет лишним молодым читателям обратить внимание на условия жизни в ГУЛАГе в этих местах. Наш известный исследователь истории О. А. Платонов в своей книге приводит цитату из докладной записки помощника начальника ГУЛАГа Белоногова начальнику ГУЛАГа Когану: «Все трудоспособные мужчины и женщины, а также часть с пониженной трудоспособностью - старики, подростки и дети - заняты на лесозаготовительных работах. Часть с пониженной трудоспособностью (в основном женщины) заняты на работах по раскорчевке земель, и очень незначительный процент не работает совсем - это престарелые старики и больные. Норма выработки - 4 кубометра.

В связи с отсутствием у хозорганизации кредитов зарплата не выдавалась. Кооперация прекратила выдачу в кредит продуктов, у самих же спецпереселенцев денег нет, и нечего уже не осталось продавать, так как все, что имелось, ими распродано, и они были поставлены в такое положение, что не могли даже покупать себе хлеба. В поселках, где приходилось быть, - бесконечные вопли: «Дайте хлеба»…

Из-за отсутствия овощей много случаев заболевания цингой в тяжелой форме, и люди, как рабочая сила, выбывают из строя. Установленная для спецпереселенцев норма продовольствия выдавалась не полностью. Капуста и картофель не выдавались вообще.

Чрезвычайно плохо обстоит вопрос с довольствием детей.

Дети чрезвычайно истощены и бледны. Молочных продуктов вообще нет. Ни в одном поселке нет ни одной коровы. В поселках живут дети разного возраста: от 14 лет и меньше - круглые сироты. Работать они не могут, пайков им бесплатно не дают…».

Фактически мы наблюдаем метод убийства, умерщвления людей методом голода. Повторю, - больным, истощенным и абсолютно нищим репрессированным крестьянским детям Советская власть, Сталин и его коммунисты «пайков бесплатно не давали»… И результаты этих античеловеческих деяний были соответствующими, например, по Северодвинскому округу до 12 апреля 1930-го года умерло 784 переселенца, из них 634 детей, в Вологодском округе умерло 677 детей…

То есть часто происходило физическое уничтожение зажиточных крестьян как вражеского класса от мала до велика. Я задам неприятный вопрос: «Это голодомор? Это умышленный голодомор?». Ответ здесь, бесспорно, один - да. Виновата ли в этом Советская власть и глава этой власти, хозяин страны - Сталин? - Бесспорно, да. Это были случаи умышленного голодомора ещё до масштабного на Украине и на бывших казачьих территориях. Вместо того, чтобы эти успешные, талантливые хлеборобы производили продовольствие: выращивали хлеб и растили скот - их арестовали, изолировали и морили насмерть голодом.

В марте 1930 года была приостановлена коллективизация, но это не значит, что было приостановлено раскулачивание. В наступившую оттепель, когда в Гражданской войне произошел спад, когда многие крестьяне уверовали, что победили, и что Сталин якобы отказался от сплошной коллективизации, происходило активное «изъятие» крестьян выявленных или заподозренных в активном сопротивлении на фоне наступившей свободы выхода из колхозов и насильственной коллективизации.

А. И. Солженицын в своём исследовании истории обращает внимание на своеобразную кадровую политику Сталина относительно руководителей ГУЛАГа. Если для борьбы с Бронштейном-Троцким Сталину понадобился «русский призыв», то теперь для управления арестованными русскими и украинскими крестьянами Сталин прибег к «еврейскому призыву». И Солженицын отмечает одного своеобразного еврейского служаку ГУЛАГа, коммунистического Дракулу - «О Нафталин Френкеле, неутомимом демоне "Архипелага", особая загадка: чем объяснить его странное возвращение в СССР из Турции в 20-е годы? Уже благополучно удрал из России со всеми капиталами при первом дуновении революции; в Турции уже получил обеспеченное, богатое и свободное положение; никогда не имел и тени коммунистических взглядов. И - вернуться?.. Что двигало его ненавистно злым сердцем? Кроме жажды мести к России не могу объяснить ничем. Пусть объяснит, кто может».

Вот это настоящий Дьявол, а не тот, которого пытались изобразить в Библии. Ещё раз отмечу для многих «загадочный» феномен - после обеспеченной «руководящей» жизни при Сталине евреи с самого начала «перестройки» в современной России оголтело клянут своего благодетеля?.. Ни один из исследователей не ставил перед собой научную задачу - сколько из шести миллионов проживавших в то время в СССР евреев - находилось в тот период (1928-1934) в сталинских лагерях?.. Уверен - национальное представительство среди заключенных этого периода было мизерным, в отличие от лагерного начальства; в лагерях в это время страдали и бесплатно работали славяне, татары, казахи, калмыки, представители кавказских народностей и прочие коренные жители. Вспоминается даже знаменитый учитель К. Маркса Хэсс (Гесс) и его расовый подход, а трагическая картина в лагерях только усиливала это впечатление.

Оперуполномоченный ОГПУ по Уралу А. С. Кирюхин и начальник областного комендантского отдела Н. Д. Баранов докладывали в Москву:

«За отсутствием надлежащего питания, медицинского контроля и обслуживания большая часть спецпереселенцев, потерявшая трудоспособность, не могла обеспечить выполнение плана лесозаготовок, вследствие чего леспромхоз дал распоряжение о привлечении на лесозаготовки всех без исключения спецпереселеицев, без различия пола и возраста, установив нормы выработки даже для детей 12-летнего возраста и стариков 2-2,5 кубометра в день, тогда как средняя норма выработки для взрослого рабочего устанавливалась 3 кубометра в день. По этой причине спецпереселенцы, чтобы выполнить нормы выработки, оставались для работы в лесу целыми сутками, где зачастую замерзали, обмораживались, подвергаясь массовым заболеваниям. На складах в это время остались неизрасходованными в значительном количестве телогрейки, полушубки и т.д.

Повсеместно в каждом спецпоселке были созданы арестные помещения, куда беспричинно, а зачастую из личных корыстных побуждений заключались переселенцы всех возрастов, содержались там в нетоплен-ных помещениях, раздетыми, по несколько суток и без пищи, там же систематически избивались и подвергались всевозможным истязаниям, что приводило к полному упадку физической деятельности спецпереселенцев и смертным случаям… Все эти беспричинные издевательства в основном сводились к физическому истреблению переселенцев…».

На 1 мая 1930 г. в ведении РСФСР, не считая Казахстана, находилось 279 исправительно-трудовых учреждений. В спецпоселениях и лагерях погибал цвет русской нации - трудолюбивые и талантливые хлеборобы, выжившие в ленинскую Гражданскую войну, в крестьянских восстаниях и в ленинском умышленном голодоморе 1921-1922 годов. О трагедии русской деревни мало было известно в городах, а тем более за границей, до ушей горожанина доходили только звуки победных фанфар, но не крики обезумевших от жестокости и голода крестьян.

Вернемся к теме коллективизации и обратим внимание - какова была ситуация с коллективизацией через месяц после объявления в марте «оттепели». Сталин не только прикрикнул на своих «бешенных» коллективизаторов, но и разрешил крестьянам выходить из колхозов. Сталин сильно рисковал - ведь он мог перечеркнуть работу 2 лет по коллективизации огромного количества чиновников, тогда потраченные большие ресурсы, много работы, даже погибшие коммунисты-коллек-тивизаторы, сотрудники ОГПУ и красноармейцы - тоже зря…

Сталин был уверен, что обратной дороги уже нет - что крестьяне уже не захотят выйти из колхоза, тем более что для ведения опять самостоятельного хозяйства им при выходе вряд ли что-нибудь вернут из их внесенного «пая», кроме кусочка земли. Но значительная часть крестьян массово стала выходить из колхозов, только в первый месяц «оттепели», в марте из колхозов вышло около 5 миллионов крестьян. Не все крестьяне после выхода пытались восстановить своё хозяйство, большая часть их ушла в города, всего за период оттепели около 4 миллионов крестьян ушли в города.

Огромная армия сталинских чиновников, участвовавших в коллективизации была разочарована, растеряна, в смятении, их труды таяли на глазах. В этот период к этой большой неприятности добавилась ещё одна - 14 апреля 1930 года застрелился любимый многими коммунистами главный певец захватчиков Российской империи В. Маяковский, который то ли прозрел наконец-то, то ли, скорее всего, запутался в главном вопросе - в смысле жизни.

Случилась неприятность в этот период и во внешнеполитическом вопросе, - сотрудники ОГПУ 26 апреля 1930 г. похитили во Франции лидера Белого движения в эмиграции генерала Кутепова, при этом рассчитывали, что всё пройдёт тихо, «без шума и пыли». Однако тихо не получилось, шум возмущения поднялся во Франции и во всей Западной Европе большим, скандальным, а СССР предстал кровожадным монстром.

В апреле 1930 г. Сталин пытался предугадать - насколько упадет коллективизация: «Месяц назад считали, что мы имеем свыше 60% коллективизации по зерновым областям. Теперь ясно, что, если иметь в виду действительные и сколько-нибудь устойчивые колхозы, эта цифра была явно преувеличена. Если колхозное движение закрепится после отлива одной части крестьян на цифре в 40% коллективизации по зерновым областям, - а это осуществимо наверняка, - то это будет величайшим достижением колхозного движения в данный момент».

И чтобы задержать этот отлив крестьян из колхозов, Сталин стал срочно применять экономические «рычаги» - давать колхозам недорогие кредиты, а колхозников на два года освободил от налогов. Сталин: «…Советская власть будет оказывать колхозникам льготы и преимущества перед единоличными хозяйствами. Это значит, что она будет оказывать колхозам льготы и в смысле предоставления земли, и в смысле снабжения машинами, тракторами…

На днях Советская власть решила освободить от налогового обложения на два года весь обобществленный рабочий скот в колхозах (лошадей, волов и т.д.), всех коров, свиней, овец и птицу, находящихся как в коллективном владении колхозников, так и в индивидуальном владении колхозников… Этих льгот не получат крестьяне, ушедшие из колхозов».

Под это обещание Сталину пришлось закупать трактора за рубежом. Однако оптимистический прогноз Сталина не сбылся, - массовый выход крестьян из колхоза продолжался, и к лету в колхозах осталось примерно 21% крестьян.

Большой плюс всей этой «оттепели» был в том, что Сталин объявил её перед весенним севом, поэтому сев в апреле и мае прошел в относительно спокойной обстановке, при резком спаде накала Гражданской войны и при определенном воодушевлении крестьян. Плюс к этому этот год выдался для сельского хозяйства очень плодородным, и всё вместе обеспечило на радость Сталина рекордный урожай и рекордные заготовки зерна государством. Если Сталин решил выпустить горячий «пар» Гражданской войны и с этой целью перед севом, то он рассчитал точно.

В этот период и более четко стали видны многочисленные проблемы колхозов - как объективные, так и субъективные. Во-первых, не было опыта организации колхозов, а тем более - опыта эффективной организации труда в колхозе. Во-вторых, по воспоминаниям крестьян, часто присылаемые в колхозы председатели из городов, из рабочих и партчиновников вообще не имели представления как работать с землёй и скотом, а получив упоительную власть в «колхозном царстве» часто проявляли жестокое самодурство и корысть, доводили колхозы до полного краха.

К тому же, в-третьих, в результате этой бешеной гонки коллективизации большая часть колхозов существовали лишь на бумаге, и предстояло ещё много работы чтобы организовать реально работающий колхоз. О проблемах колхозов рассказывает изучавший коллективизацию на новгородчине М.Н. Петров: «Незавидным было хозяйственное положение новгородских колхозов. Они располагали рабочей силой и имели сотни гектаров земли, но не были обеспечены ни сортовым зерном, ни машинами, в большинстве артелей царила элементарная бесхозяйственность. По данным Новгородского окружного бюро колхозов, из 240 требовавшихся председателей сельхозартелей имелось лишь 8 человек, получивших подготовку, из 488 нужных специалистов - агрономов, механиков, ветеринаров - работали лишь 16 человек. Экономике деревни зимой/весной 1930 г. был нанесен тяжелейший удар. Крестьян уровняли в бедности, разорвали хозяйственные связи, разорили и выселили истинных хлеборобов».

Поэтому-то Сталин в спешном порядке в мае 1930 года в приказном порядке отправил в деревни для укрепления колхозов очередную армию партийных работников - 75 тысяч.

Мало того, что крестьяне до «оттепели» ускоренными темпами вырезали скот, так ещё и в колхозах наблюдался сильный падеж обобществленного скота из-за нехватки приспособленных помещений и отсутствия опыта ведения коллективного животноводства. Все перечисленные минусы коммунистов сильно раздражали, и они их пытались компенсировать жестким командованием. О способах мотивации труда во многих колхозах и не думали, а в других начинали в этом вопросе экспериментировать. В 1930 году в основном практиковали подёнщину, но с 1931 года почти везде была введена сдельщина. Изучавший коллективизацию в Ростовском крае А. Г. Морозов в своём труде отметил:

«Приближалась весна 1930 г. и колхозники готовились к посевной кампании. В апреле были созданы и утверждены полеводческие бригады, а также производственная комиссия. Плохо в колхозе обстояло дело с нормами выработки, и к 10 мая было запахано только 8 гектаров из 80-ти… На общем собрании было решено: "Для поднятия производительности труда все рабочие бригады разбить по качеству работников. Создать ударные бригады, ввести между ними соревнование. Просить райколхозсекцию о срочном предоставлении лошадей для более успешного проведения весеннего сева. Ввиду недостатка тягловой силы и слабости темпов в работе создать бригады копарей.

Вызов со стороны колхоза "Ленинский путь" па соревнование принять и в свою очередь вызвать на соревнование колхоз "Красный Октябрь". Решительно пресечь всякую ругань во время работ, переход из бригады в бригаду, принять все меры к поднятию трудовой дисциплины. Проработать с молодежью вопрос об увеличении рабочего дня, привлечь к работе всех членов артели, работающих на заводе. Послать "Северному рабочему" заверение о принятии всех мер к окончанию весеннего сева не позднее 1 июня сего года".

Однако данный план не удалось выполнить полностью. Сказывались нехватка лошадей, плугов, а также пьянство среди колхозников, покупавших самогон у шинкарей по 10 руб. за бутылку… Стала выходить стенгазета и бюллетень прогульщиков. Вывешены ящики для жалоб и заявлений в конторе, молочном дворе, конюшне, парниках и мельнице, введена сдельщина на работах, уплата за сверхурочные работы в полуторном размере. Вывешивались красная и черная доски для хороших работников и прогульщиков. Перечень обязанностей колхозников был велик: сдача мяса, молока, овощей, яиц, шерсти. Отсутствие в хозяйстве колхозника, например, кур, не освобождало его от уплаты налога. Приходилось или покупать яйца на стороне, или уплачивать данный налог деньгами.

"Бывало, несколько колхозников кооперировались и в складчину покупали старую корову, резали ее. Так уплачивали налог по мясу. Кого-то выручал теленок, а если его нет - где же взять 50 кг мяса? Молоко принимали на консервный завод. Надо было в течение года сдать до 200 литров, а если жирность у твоего молока плохая - могли налог и увеличить. Не выплатишь, не сдашь, - опишем имущество. Корова была кормилицей. Косить не давали. Приходилось выкручиваться, ночами на пожне косить, по кустам, да болотцам почти у самого озера, а потом потихоньку ночью сено на тачке домой перевозить. Если же кто увидит, придут из Правления колхоза и свалят с твоего сеновала все сено. Вроде как украл ты его. Вот как жили!" (из воспоминания Глебовой Зинаиды Васильевны п. Поречье).

С 26 июня по 13 июля 1930 года прошел 16-й съезд ВКП(б). Этот съезд рассмотрю в ракурсе нашей темы - коллективизации, которая, кстати, была наравне с индустриализацией главной на этом съезде. Этот съезд можно назвать - «странным». Почему этот съезд был странным?

С индустриализацией всё было хорошо, а в сельском хозяйстве была проблема: штурм начала 1930 года провалился, с марта началась «оттепель» и пауза, которая затянулась уже на три месяца, и долго она продолжаться не могла. Сталину необходимо было определяться - в какую сторону двигаться: продолжать коллективизацию или оставить крестьянство в покое, чтобы оно вернулось к ситуации 1927 года, или попробовать какой-то третий вариант развития сельского хозяйства. И, похоже, - в мае Сталин окончательно определился, ибо с мая по июнь можно было заметить несколько характерных «посылов». Перед 16-м съездом - 30 мая 1930 года советская пресса дружно осуждала «дезертирство» председателя колхоза Гуреева, который неосторожно высказался: «Не следует допускать резкого потрясения хозяйства… Социалистическое переустройство крестьянского сельского хозяйства проводить не увлекательными постановлениями, не агиткой и навязываниями, а реальной хозяйственной политики, через кооперацию…».

А 31 мая пресса объявила о раскрытии «ячейки правых» в Тимирязевской сельхоз. академии, эти «правые» якобы были против «шоковой» коллективизации. А накануне съезда - 24 июня в «Правде» прозвучал призыв: «Правых оппортунистов, борющихся против генеральной линии партии, - гнать из рядов ленинской партии». Странность была в том, что новой оппозиции, кроме какого-то умеренного председателя колхоза, не было. В результате «оттепели» среди партийцев было немало сомнений, брожений по поводу верности пути в деревне, выбранном Сталиным, по поводу его резких сомнительных шараханий, но никто открыто против Сталина и генеральной линии партии, начатой ещё на 15-м съезде, не выступал. И прошлогодние оппозиционеры - Бухарин, Томский, Угланов и Рыков, как покаялись в ноябре 1929 года, так и остались на верных партии, Сталину позициях, всемерно поддерживая вождя, и к былой критике не возвращались.

Однако Сталин, выступая с докладом на 16-м съезде 27 июня 1930 года, указывал на наличие двух угроз: внешней и внутрипартийной: «В ряде государств мировой экономический кризис разовьется в кризис политический… В сфере международной политики буржуазия будет искать выхода в новой империалистической войне… Отсюда, тенденция к авантюристическим нападкам на СССР и к интервенции, тенденция, которая, наверняка, будет развиваться по причине экономического кризиса».

Далее по логике должен был следовать привычный уже вывод, - что тем более перед лицом серьёзной внешней угрозы партия должна быть как никогда единой и сплоченной, и никакой там фракционности и оппозиционности. И на этой «волне» мысли Сталин, после «оттепельного» нравоучения, вдруг указал на опасность существующей оппозиции:

«Если охарактеризовать в двух словах истекший период, его можно было назвать переломным… Некоторые товарищи думают, что главное в наступлении социализма составляют репрессии, а если репрессии не нарастают, то нет и наступления. Это, конечно, неверно. Репрессии являются необходимым элементом наступления вспомогательным, а не главным…

Можно ли вести успешную борьбу с классовыми врагами, не борясь одновременно с уклонами в нашей партии? Нет, нельзя… Лидеры правых уклонистов открыто признали свои ошибки и капитулировали перед партией. Но было бы глупо думать, что правый уклонизм уже похоронен… Потому что правые уклонисты отражают сопротивление отживших классов, именно поэтому правый уклон есть основная опасность нашего времени в партии».

Сталин фактически указал на врагов, «открыто признавших свои ошибки» в прошлом году, а теперь с недоумением и растерянностью слушающих Сталина. И по отмашке Сталина началось какое-то странное шквальное дружное третирование бывших оппозиционеров. 28 июня 1930 года в своём выступлении Л. Каганович отметил:

«ЦК во всей своей организационной практике обеспечивал линию партии. И когда стал вопрос о том, что московское руководство во главе с Углановым хотело превратить Москву в базу для борьбы с ЦК… ЦК снял не только Угланова, но и добился ухода из московской организации ряда других работников».

29 июня в своем выступлении глава Украины Постышев отметил: «Я хочу подчеркнуть, что наряду с вылазками и оживлением борьбы правых… некоторые группы правых явно перерождаются в контрреволюционные организации и даже с заговорщицкими планами… Я уже не касаюсь платформы, с которой правые выступали и в которой они бросали партии ряд обвинений вроде того, что партия проводит военнофеодальную эксплуатацию крестьянства, насаждает бюрократизм и т.д. Я думаю, т.т. Бухарин, Рыков и Томский признают перед съездом всю преступность этих выступлений».

Растерянные «обвиняемые» пытались неуклюже оправдываться и защищаться, Томский:

«…Так как в ноябре было подано подписанное нами заявление, с ноября месяца, я говорю лично о себе, я голосовал в ЦК за все важнейшие политические документы нашей партии… Но мне кажется, товарищи, трудновато быть в роли непрерывно кающегося человека. У некоторых товарищей есть такие настроения - кайся, кайся без конца и только кайся… (Смех) Дайте же немного поработать». (Смех)…

Рыков: «…Мы говорим, работаем, выступаем на основе генеральной линии партии, в защиту её; определенный опыт совместной работы после ноябрьского пленума есть; что нужно ещё, чтобы доказать, что мы не ведем борьбы против партии, а работаем на основе генеральной линии партии?

Любченко прерывает Рыкова и вставляет подсказку: «Активная борьба против вчерашних сторонников». Рыков отвечает: «Значит, я должен бороться с Томским, Томский должен бороться со мной, мы оба должны бороться с Бухариным, а Бухарин против каждого из нас?» (Шум, смех).

30 июня С. Киров: «Товарищи, я боюсь быть резким, но мне кажется, если коротко сформулировать итоги того, что мы вчера слышали, то выходит, как будто бы так, что тт. Томский и Рыков решили, что перед ними сидят «иваны непомнящие», забывшие истекшую полосу нашей борьбы. Весело излагал свою точку зрения Томский». «Весело, действительно весело», - поддержал его Каганович.

Напрашивается вопрос - зачем нужно было это третирование бывших, давно раскаявшихся и теперь верно служащих оппозиционеров? - Хотя в этот период оставшиеся в СССР троцкисты действовали весьма вольготно. Например, когда оставшийся за главного оппозиционера после высылки Бронштейна - Христиан Раковский, живущий в ссылке в комфортабельной гостинице(!), почувствовал недомогание, то заботливый Сталин очень расстроился по этому поводу и в 1931 г. послал за государственный счёт Раковского подправить здоровье на грязевой курорт Шира… Раковскому очень понравилось на курорте, и он решил его посетить второй раз в следующем году. При этом никто Раковскому не мешал вести и дальше антигосударственную деятельность и переписываться с Бронштейном-Троцким, который за границей развернул бурную антисталинскую пропаганду.

Кстати, в это время бывший член ВКП(б) и ещё гражданин СССР Бронштейн-Троцкий с большим сожалением покидал любимые США, чтобы в Европе организовать свой Интернационал и продолжить борьбу со Сталиным, Троцкий: «Я оказался в Нью-Йорке, в красочно-прозаическом городе капиталистического автоматизма, где на улицах торжествует эстетическая теория кубизма, а в сердцах - нравственная философия доллара… Я уезжал в Европу с чувством человека, который только одним глазом заглянул внутрь кузницы, где будет выковываться судьба человечества…» («Моя жизнь. Опыт автобиографии» Берлин, 1930 г.).

«Христиан Георгиевич (Раковский) свидетельствовал, что вокруг него была организована настоящая "блокада", правда, по его словам, лишь в конце 1932 г.» (то есть после второго отдыха Раковского на курорте, и до 1932 года Раковский занимался своей подпольной деятельностью относительно вольготно, - Р. К.) - утверждает исследователь истории троцкистской оппозиции Мельниченко. Хотя с другими врагами Советской власти - недовольными коллективизацией крестьянами Сталин расправлялся быстро и без всяких «уси-пуси».

А первые троцкистские «грачи» прилетели в разведку в СССР ещё в прошлом году - «В июне 1929 года в Москве были арестованы нелегально прибывший из Берлина представитель "Заграничной делегации ЦК РСДРП(м)" М. А. Броунштейн-Валерианов и члены подпольной группы меньшевиков во главе с уполномоченным от этой "делегации" Т. Н. Кузнецовой», - отметил в своём исследовании А. Мартиросян.

Возвращаясь к смыслу третирования раскаивавшихся прошлогодних партийных оппозиционеров можно отметить - Сталин таким странным, оригинальным образом, используя критику прошлогодней партийной оппозиции, дал ясно понять, что он после паузы определился - и решил вернуться опять к жестокой сплошной коллективизации. Признаком этого решения был также арест в ходе дискуссии по крестьянскому вопросу перед съездом 21 июня 1930 г. немного инакомыслящего ученого-аграрника А. В. Чаянова. Когда 16 съезд ВКП(б) выдвинул лозунг «развернутого наступления социализма по всему фронту», то имелась ввиду в первую очередь только одна шаткая часть этого «фронта» - крестьянство, сельское хозяйство. При этом опять обращаю внимание - Сталин в этом случае снова использовал понятие - «фронт», то есть - для Сталина Гражданская война в СССР продолжалась, и он в очередной раз планировал её ужесточить.

А поскольку в этой Гражданской войне не высказывали своего недовольства коллективизацией «почему-то» только евреи, а недовольство демонстрировали в основном представители коренных народов (русского, украинского и пр.), причем бывшие оппозиционеры в верхушке партии (Томский, Бухарин, Угланов, Рыков) также были русскими, при этом Рыков занимал пост главы правительства, то Сталин решил ещё раз нанести профилактический удар по национализму. И на 16-м съезде Сталин опять обрушился на великорусский шовинизм:

«Нетрудно понять, что этот уклон отражает стремление отживающих классов господствовавшей ранее великорусской нации вернуть себе утраченные привилегии. Отсюда опасность великорусского шовинизма, как главная опасность». И Сталин провозгласил очень агрессивный лозунг - «Раздавить гидру национализма!»

А. Луначарский быстро уловил очередное антирусское настроение вождя и, борясь с русским национализмом, сделал радикальное предложение - заменить русскую письменность латиницей, и логично его обосновал: «Отныне наш русский алфавит отдалил нас не только от Запада, но и от Востока… Выгоды, представляемые введением латинского шрифта, огромны. Он дает нам максимальную международность, при этом связывает нас не только с Западом, но и обновленным Востоком» (Г. Костырченко). К счастью, это предложение Луначарского Политбюро не одобрило.

Полностью согласен с Вадимом Кожиновым, заметившим: «До 1934 года в сущности нет и намека на приверженность Сталина собственно русской (а не только революционной) теме». До 1934 года «русским духом» от Сталина совсем «не пахло», а скорее наоборот - с 1924 года он демонстрировал грубую русофобию. Во главе СССР стоял грузинский марксист-интернационалист, русофоб вместе с еврейскими комиссарами и русскими шабесгоями типа А. Андреева, Калинина и пр.

После того, как Сталин вдруг обнаружил «русский великодержавный шовинизм», причем без его проявления(!) и на 16 съезде объявил борьбу с этой «главной опасностью в национальном вопросе», то его старательные подчиненные, кроме (опять) православных священников, быстро нашли зловредных русских шовинистов, - совсем логично ими оказались пишущие на крестьянские «народные» темы литераторы: П. Орешин, Н. Клюев, С. Клычков, И. Касаткин, Пимен Карпов, Л. Леонов, И. Катаев, В. Шишков, многие из которых были в крестьянской секции с 1918 года. Хотя стоит отметить, что очень подозрительного своими произведениями М. Булгакова и главного дирижера Большого театра Н. Голованова Сталин спас от третирования и репрессий. Естественно, что советскому народу было запрещено показывать произведения Есенина, Лескова, Леонтьева, Данилевского и даже - Пушкина, как прославлявшего русский шовинизм. А что уж говорить о Достоевском с его «Еврейским вопросом» и «Бесами»…

В этом вопросе Сталин и его подчиненные не могли не найти «националистов» в главной житнице СССР - на Украине, и под каток этой кампании перед началом очередной волны коллективизации попал, как я уже упоминал выше, знаменитый украинский историк и собиратель народного фольклора Грушевский, которого, к его удивлению, объявили руководителем «Украинского национального центра» и арестовали. Та же участь ждала многих других деятелей украинской культуры. «Гениальный» сталинский комиссар на Украине, выпускник университета Сорбоны во Франции Д. Мануильский смекнул собрать Всеукраинский съезд кобзарей, хранителей устных народных преданий и мудрости, - всех скопом арестовали и почти всех расстреляли. Так как это Зло и страдания исходили из Москвы, из России - то и до сих пор можно часто встретить на Украине «загадочное» агрессивное ненавистное отношение к «москалям»…

На этом фоне поиска русских и украинских националистов в СССР развернулась новая волна славления Сталина, - от отличного секретаря Сталина, ставшего главным журналистом страны Мехлиса (газета «Правда») и ближайшего окружения, когда Ворошилов в статье «Сталин и Красная Армия» объяснил, что Сталин оказался и организатором Красной армии; и до самых окраин - «16-я фабрично-заводская конференция шлет тебе, товарищ Сталин, верному рулевому большевистской партии и в твоем лице - ленинскому ЦК ВКП(б) пламенный коммунистический привет», - писали в телеграмме коммунисты из Баку; «Пятый Узбекистанский партийный курултай шлет тебе привет, как самому последовательному, самому стойкому ученику-ленинцу, вождя ВКП(б) и Коминтерна. Компартия Узбекистана знает тебя, как редчайшего представителя старой большевистской гвардии…» и т.д. и т.п.

После беседы со Сталиным приехавший из Европы еврейский писатель Лион Фейхтвангер написал книгу «Москва, 1937 год», в которой по поводу отношения Сталина к своему культу отметил: «Всю эту шумиху он терпит, заявил он, только потому, что знает, какую наивную радость доставляет праздничная суматоха её устроителям, и знает, что все это относится к нему не как к отдельному лицу, а как к представителю течения…». То есть - к представителю партии и власти…

Создается такое впечатление, что как с политтехнологической целью Сталин создал культ Ленина и даже трупа Ленина, то и окружение Сталина и сам Сталин с политтехнологической целью создавали культ Сталина себе в помощь, для воздействия на умы рабочих, крестьян и рядовых партийцев, чтобы ими было легче управлять, чтобы легче было реализовывать различные проекты.

Теперь же для Сталина был непростой момент - в 1928 году он пытался провести коллективизацию мирными методами - не получилось, с начала 1929 года по март 1930 года он пытался провести коллективизацию очень жестокими методами - не получилось, пришлось остановиться, прекратить, а теперь, после отката, «оттепели» он пришел к выводу, что придется вернуться опять к жестокой коллективизации.

После этих шараханий было не очень-то комфортно перед собой, партийцами, крестьянами. Конечно, мнение крестьян Сталина меньше всего интересовало, и можно вспомнить по этому поводу опять Белинского: «Я начинаю любить человечество по-маратовски, чтобы сделать счастливою малейшую часть его, я, кажется, огнем и мечом истребил бы остальную», - (в данном случае 80% населения страны - крестьян).

«…Или, например, вопрос о чрезвычайных мерах против кулаков. Помните, какую истерику закатывали нам по этому случаю лидеры правой оппозиции? «Чрезвычайные меры против кулаков? Зачем это? Не лучше ли проводить либеральную политику в отношении кулаков? Смотрите, как бы чего не вышло из этой затеи». А теперь мы проводим политику ликвидации кулачества, как класса, политику, в сравйении с которой чрезвычайные меры против кулачества представляют пустышку. И ничего - живём», - говорил на 16-м съезде довольно цинично Сталин и опять дал указание:

«Кулак есть враг Советской власти. С ним у нас нет и не может быть мира… Мы будем вести дело к тому, чтобы окружить его и ликвидировать».

А для пролетариата и рядовых партийцев Сталин объяснял доходчивым «боевым» языком:

«Мы терпели этих кровопийц, пауков и вампиров, проводя политику ограничения их эксплуататорских тенденций. Терпели, так как нечем было заменить кулацкое хозяйство, кулацкое производство. Теперь мы имеем возможность заменить с лихвой их хозяйство… Поэтому политика ликвидации кулачества, как класса, должна проводится со всей той настойчивостью и последовательностью, на которую только способны большевики», - красноречил Сталин перед делегатами 16 съезда. А мы знаем из недавней истории - на что способны большевики, коммунисты…

Сталин в письме Молотову 6 августа 1930 года приказывал: «Форсируйте вывоз хлеба вовсю. В этом теперь гвоздь. Если хлеб вывезти, кредиты будут». Соответственно, через неделю на Украине Косиор уже «накачивал» грабительские продотряды: «…Вы должны собирать урожай до последнего колоска и немедленно отправить его в пункт сдачи». Как-то всё вовремя: закончился партийный съезд, сбор урожая и опять - жесткая продразверстка, раскулачивание, принудительная коллективизация, да ещё и с применением экономических «рычагов»: районы, сопротивлявшиеся коллективизации, отстранялись от промтоварного снабжения; а колхозам отдавались не только конфискованные кулацкие земли, но и все пастбища и леса, находившиеся в общем пользовании крестьян.

Как мы наблюдали только что выше - Сталин беспокоился о кредитах, потому что по-прежнему в стране был острый дефицит денег, особенно валюты, а зерно только начали убирать и заготавливать, Сталин решил «поднажать» чтобы сразу отправлять зерно на экспорт, - 24 августа 1930 года он писал В. Молотову: «Надо бы поднять (теперь же) норму ежедневного вывоза до 3-4 миллионов пудов минимум. Иначе рискуем остаться без наших новых металлургических и машиностроительных (Автозавод, Челябзавод и пр.) заводов. Найдутся мудрецы, которые предложат подождать с вывозом, пока цены на хлеб на международном рынке не подымутся до "высшей точки". Таких мудрецов немало в Наркомторге. Этих мудрецов надо гнать в шею, ибо они тянут нас в капкан. Чтобы ждать, надо иметь валютные резервы. А у нас их нет. Чтобы ждать, надо иметь обеспеченные позиции на международном хлебном рынке. А у нас нет уже там давно никаких позиций, - мы их только завоевываем теперь, пользуясь специфически благоприятными для нас условиями, создавшимися в данный момент. Словом, нужно бешено форсировать вывоз хлеба».

А чтобы «бешено форсировать вывоз хлеба» - необходимо было «бешено форсировать» хлебозаготовки у крестьян… - и красивая созидательная идея в начале, в конце наполнялась горем и трагедиями, а затем увеличением обороноспособности и спасением…

Поскольку зерна в этот начальный период заготовки не хватало, то Сталин был вынужден использовать и «простые» способы добычи денег. 1 сентября 1930 года Сталин написал записку В. Молотову: «Откуда взять деньги? Нужно, по-моему, увеличить (елико возможно) производство водки. Нужно отбросить ложный стыд и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки…». И пошли они по пути Петра «великого» - спаивать народ и зарабатывать на этом деньги.

Был ещё проще способ добыть деньги - напечатать… «Как видите из доклада Зверева, в 1930 году случились непонятные "извращения в практике кредитной реформы" как-то сам собой включился печатный станок и напечатал за один год денег на 1,5 млрд. рублей… Я не верю, чтобы при Сталине могли сами собой происходить такие чудеса», -прокомментировал эти действия Сталина Ю. Мухин.

И я не верю, - это был умысел Сталина. Мухин «по умолчанию» это понимает и дает довольно верную трактовку: «Обратите внимание - чтобы увеличить производство чего-либо, нужно сначала дать деньги покупателю… А у Сталина, начиная с 30-х годов, начали вводиться в строй тысячи заводов и фабрик. Они были готовы давать продукцию, но кому? Где покупатели? Вот Сталин и произвел эмиссию, вбросил деньги на рынок СССР и создал покупателей».

Сталин строил тяжелую промышленность, а её продукция не идет гражданам в личное пользование, продукция тяжелого машиностроения шла на другие промышленные предприятия и в с.х. Эмиссией Сталин решил убрать «кризис неплатежей и долгов», чтобы предприятия могли покупать друг у друга. Но часть этих денег попадала «на улицу» и в условиях дефицита продовольствия и промтоваров для граждан вызывала инфляцию, обесценивание денег. Но обесценивались они уже на последней стадии - в руках граждан, сводя стоимость их труда к минимуму. Сталин был не только «творческим» марксистом, но и «творческим» ленинцем.

После долгих витиеватых рассуждений Ю. Мухин остался верен себе - и сделал «премудрые» выводы, которые без улыбки невозможно читать: «Вывод: деньги в 1930 году были вброшены специально и именно с тем, чтобы вызвать рост цен на продовольствие и, соответственно, рост доходов у крестьян. И этому было две причины. Во-первых. Хотя Сталин и был марксистом, но марксистом он был творческим, т.е. плевал на Маркса, когда это требовалось для блага СССР. А в данном случае появилась возможность улучшить жизнь народа, в составе которого было 56 миллионов горожан и 115 млн. крестьян. С кого начать? Сталин поступил не как марксист, а как государственный деятель - он начал с крестьян, и они это оценили…».

Это я бы назвал: красота полета мухинской мысли без всякого зазрения совести - Сталин решил улучшить жизнь населения и начал с крестьян, а чтобы повысить их доходы включил печатный денежный станок… По этой мухинской логике - Сталин, преследуя эту благостную идею, и коллективизацию начал ради повышения доходов крестьян… Ю. Мухин утомил своим наглейшим враньём настолько, что уже нет ни возмущения, ни гнева - одна сморщенная улыбка. Но и улыбка пропадает, когда обнаруживаешь довольно большое количество настоящих фанатиков Ю. Мухина, среди которых депутаты, бывшие руководители предприятий, даже бывшие аналитики КГБ, при которых рухнул СССР, когда понимаешь - что при таком интеллектуальном уровне патриотической интеллигенции хорошее будущее в нашей стране трудно построить…

Мы уже наблюдали - как крестьяне с 1928 года оценили, «зацени-ли» действия Сталина «по повышению их доходов» и продолжим это наблюдать далее.

Общей жестокости ситуации внутри страны способствовала напряженная внешнеполитическая ситуация. 1 сентября 1930 года Сталин в записке В. Молотову писал:

«Вячеслав! Обрати внимание (пока что) на две вещи.

1) Поляки наверняка создают (если уже не создали) блок балтийских (Эстония, Латвия, Финляндия) государств, имея в виду войну с СССР. Я думаю, что пока они не создадут этот блок, они воевать с СССР не станут… Чтобы обеспечить наш отпор и поляко-румынам, и балтийцам, надо создать себе условия, необходимые для развертывания (в случае войны) не менее 150-160 пехотных дивизий…».

Но успешные переговоры с Польшей через несколько месяцев привели к заключению мирного договора.

Для тех партийцев, кто не понял итог 16-го съезда относительно сельского хозяйства в сентябре 1930 года ЦК ВКП(б) направил республиканским и областных властям директивное письмо, в котором раскритиковал за пассивное поведение и потребовал «добиться мощного подъёма колхозного движения», и опять всё началось повторно…

Во второй половине 1930 года у Сталина было уже больше ресурсов для организации колхозов или помощи им, потому что 17 июня 1930 г. из ворот Сталинградского тракторного завода вышел первый трактор. А на 16 съезде Сталин отметил: «…Отдано в распоряжение совхозов за отчётный период 18 тысяч тракторов в 350 тысяч лошадиных сил». Большинство тракторов принадлежало не колхозам, а МТС. За использование тракторов колхозы должны были платить либо выкупать их. Чаще всего денег у колхозов на это не было, и у них накапливался долг. Но важность тракторов для сельского хозяйства была настолько велика, что производство тракторов происходило в ущерб усилению обороны - в ущерб производства танков, ибо и те и другие производились на одних заводах. В марте 1930 г. Реввоенсовет СССР констатировал, что танковая программа 1928-1929 г. была выполнена на 20%, а за полгода осуществления программы танкостроения 1929-1930 г. еще «ни одного танка окончательно не сдано».

Для заводов, для тракторов и танков необходимы было всё большее количество рабочих, инженеров, водителей, механиков, слесарей и т.д., поэтому Сталин сделал весьма логичный шаг - 14 августа 1930 года в СССР было объявлено о введении бесплатного образования; и в этот период было создано много профтехучилищ. А проблема научных кадров решилась оригинальным образом, Менжинский изобрел ноу-хау - организовал спецтюрьмы, в которых заключённые учёные и инженеры создавали образцы новой техники, например, в 1930 г. в помещении Бутырской тюрьмы было организовано ЦКБ-39, в котором авиаконструкторы Д. П. Григорович и Н. Н. Поликарпов разрабатывали первые советские истребители.

В сентябре 1930 года в СССР были расстреляны 48 человек по делу специалистов-пищевиков, которые оказались «организаторами голода» в стране.

1 октября 1930 грохнул взрыв в Кремле - разрушали основанный в 1365 году Чудов монастырь, место заточения святого Гермогена, оккупировавшие в начале 17 века Кремль поляки не додумались его взорвать, чтобы ослабить русский дух…

Согласно отчетам ОГПУ - до 15 апреля 1930 года было арестовано «по первой категории» 140 724 человека, из них кулаков 79 330, церковников - 5028, бывших помещиков и фабрикантов - 4405, антисоветских элементов - 51 961 человек. А с 15 апреля 1930 года по 1 октября 1930 года «первой категории» было арестовано 142 993 человек, из них кулаков - 45 559 и 97 434 антисоветчика. Всего за 1930 г. через «тройки» органов ОГПУ прошло примерно 180 тыс. человек, из которых около 19 тыс. были осуждены к расстрелу. Как видим, репрессии в период «оттепели» в отношении крестьян снизились, но продолжались. Многочисленные крестьяне, которые участвовали в разгроме Российской империи, теперь продолжали отхаркивать кровью обещания Ленина «Землю крестьянам!» и коммунизма…

Исследователи этого периода истории Э. Клопов и Л. Гордон в книге «Что это было?» (М., 1989 г.) отмечают, что до середины 1930 года было раскулачено свыше 320 000 семей. В этот период исследователи обычно считают, что крестьянская семья из трех поколений состоит в среднем из 10 человек, я считаю - в среднем из 6, исходя из этого к середине 1930 года, к 16-му съезду компартии было репрессировано около 2 миллионов крестьян.

Благодаря усиленной коллективизации с сентября 1930 года примерно четверть крестьян были в колхозах. На редкость благоприятные погодные условия позволили собрать в 1930 году богатый урожай - примерно 83 млн. тонн зерна (на 20% больше, чем в предыдущем году). Если доля хлебозаготовок в 1929 году составил 22,4 % от валового сбора, то в 1930 году, несмотря на весенние шараханья Сталина или благодаря им… - 26,5% - более 20 млн. тонн зерна. Из этого зерна было продано за границу - 4,8 млн. тонн. До уровня 1913 года было ещё далеко, тем более по мясу.

Воодушевленный хорошими показателями Сталин рисовал прекрасное будущее сельского хозяйства: «По пятилетнему плану мы должны были иметь валовой продукции зерновых по совхозам к концу пятилетки 54,3 миллиона центнеров. А на деле мы имеем валовой продукции зерновых от совхозов уже в этом году 28,2 миллиона центнеров, а в будущем году будем иметь 71,7 миллиона центнеров. Это значит, что по валовой продукции зерновых мы выполняем и перевыполняем пятилетку в 3 года. Пятилетка в 3 года! Пусть болтают теперь буржуазные писаки и их оппортунистические подголоски, что нельзя выполнить и перевыполнить пятилетку совхозного строительства в 3 года». Сталин не предполагал, что следующие годы в сельском хозяйстве окажутся для него тяжелыми.

Высокие показатели хлебозаготовок были достигнуты прежними жестокими методами. К этому добавилось драконовское изъятие зерна у колхозов (до 70%). Несмотря на жесткие методы хлебозаготовок и опять принудительную коллективизацию, крестьяне на этот раз демонстрировали слабое сопротивление, похоже - в результате радикальных шараханий и трехлетних репрессий у них наступила морально-волевая усталость, измотанность. К тому же многие колхозники, бедные крестьяне, их не поддерживали.

Этой осенью Сталин впервые столкнулся с новым видом протеста измученных крестьян, например, 13 октября 1930 г. ОГПУ зафиксировало гибель урожая в Рышковском объединении совхозов Медвенского района ЦЧО, в отчете указано: «Яровые хлеба… до сих пор находятся в поле. Хлеб гниет и прорастает». Сталин позже это назвал - «итальянской забастовкой». Эту тенденцию новой формы протеста, борьбы крестьян в 1930 году заметил на Украине и Косиор, который инструктировал своих партработников:

«Крестьянин использует новую тактику. Он отказывается собирать урожай. Он хочет погубить зерно для того, чтобы задушить Советское правительство костлявой рукой голода. Но враг ошибается в своих расчетах. Мы покажем ему, что значит голод». И «показали». Каким образом? - В этой же речи Косиор объяснял: «Крестьяне не работают. Они рассчитывают на зерно от предыдущих урожаев, которое спрятали в ямах. Мы должны заставить их открыть эти ямы». Таким образом Советское правительство «просчитало» все действия врага - а это большая часть 80% части населения (крестьяне) - середняки, и усердно отбирало у крестьян последние запасы, оставив их один па один с голодом со злой язвительной фразой - «Выкрутятся!» В 1930 годы многие украинские семьи ещё выкрутились, но в следующих годах при такой же перманентной политике грабежа..

Сталин продолжал рьяно преследовать раскулаченных лучших хлеборобов страны - 13 ноября 1930 года было принято совместное Постановлением СНК и ЦИК «О недопущении кулаков и лишенцев в кооперацию». Исключением стали члены семей, где имеются «преданные советской власти красные партизаны, красноармейцы и краснофлотцы, сельские учителя и агрономы при условии, если они поручатся за членов своей семьи».

В связи с интенсивным производством тракторов 29 декабря 1930 ЦК ВКП(б) была утверждена программа строительства 1 400 МТС, и был отменен обязательный выкуп колхозами тракторов. Несмотря на повторную штурмовщину в деле коллективизации к концу 1930 года достигнутый уровень был невысоким - 24,5 %. Похоже, что с начала 1931 года Сталину необходимо было опять мобилизовать партию на «бешенные» темпы коллективизации.

1930 год был пиковым в закупке заграничного оборудования, требовалось много валюты, и, несмотря на увеличение экспорта в несколько раз и, соответственно, увеличение валютной выручки, денег Сталину не хватало, и он искал дополнительные источники. Чтобы дешевле купить у крестьян зерно, Сталин в 1930 году напечатал дополнительно почти вдвое больше денег, чем в 1929 г., - 1,5 млрд., что привело к ожидаемой большой инфляции.

Чтобы получить дополнительные деньги, Сталин решил значительно увеличить производство водки. В 1930 году из-за дефицита серебряных монет нарком финансов Брюханов предложил закупить за границей серебро, или заменить его никелем. Брюханова поддержал председатель Госбанка Г. Пятаков. Сталину эта идея - тратить валюту на деньги, пусть и серебряные, не понравилась, в результате чего 18 октября 1930 года он снял с должностей обоих фигурантов этой истории.

А 19 декабря 1930 года Сталин снял с должности главы правительства А. И. Рыкова, а 21 декабря Рыкова вывели из состава Политбюро. Сталин перестал доверять Рыкову с 16-го съезда, на котором Рыков довольно остроумно и успешно защищался от обвинений в прошлогодней (раскаявшейся) оппозиции. Сталин такой ловкости ума от Рыкова не ожидал, а ведь его - известного пьяницу, скорее всего, как надежного русского поставил на второй пост в государстве - главой правительства, как русскую афишу. Сталин во время своего отдыха писал 22 октября 1930 г. из Сочи Молотову: «Мне кажется, что нужно к осени окончательно решить вопрос о советской верхушке… Первое. Нужно освободить Рыкова… Тебе придется заменить Рыкова на посту председателя Совнаркома и СТО…». 30 января 1931 года Сталин поставил Рыкова во главе любимой Лениным почты.

В конце этой главы можно отметить любопытные события, происшедшее в конце 1930 - начале 1931 гг. в литературной среде. Сталин решил одернуть старательного мерзкого «перегибщика» Демьяна Бедного, который зарвался настолько, что не заметил, что пошел вразрез стахановскому движению рабочих, и 12 декабря 1930 года Сталин написал ему в письме: «…Стали возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения… что "лень" и стремление "сидеть на печке" является чуть ли не национальной чертой русских вообще, а значит, и - русских рабочих, которые, проделав октябрьскую революцию, конечно, не перестали быть русскими».

Хотя советская литература была под контролем племянника Якова Свердлова - Лейбы Авербаха, коренного житомирского «революционера» А. Безымянского и им подобных, но бдительные Сталинские комиссары так разошлись в поиске всякой буржуазной нечисти в советском обществе, что под их каток репрессий попали еврейские писатели за их мещанский «мелкобуржуазный уклон»: В. Киршон, И. Гроссман (под маской - Рощин), Г. Лелевич, И. Бабель, О. Мандельштам, и даже сам Л. Авербах. Но в отличие от русских репрессированных писателей - «русских националистов» у этих националистов-интернационалистов нашлись защитники, причем - в Западной Европе, где сразу недовольно загундели и спросили у Сталина - не изменилась ли его политика к евреям? И Сталин 12 января 1931 г. на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки клятвенно «бил себя в грудь»:

«Отвечаю на ваш запрос… Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма… В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм. Активные антисемиты караются у нас по законам СССР смертной казнью». «Почему-то» современные евреи «забывают» своего благодетеля, который ради их спокойствия готов был расстрелять любого злопыхателя-ксенофоба, у которого, возможно, Свердлов, Урицкий, Бронштейн и им подобные расстреляли родных и близких, погубили многие миллионы сородичей.

В книге «Советская Россия и евреи» (1949 г.) Г. Аронсон поместил немного иные слова Сталина: «…Коммунисты не могут быть никем другим, как открытыми врагами антисемитизма. Мы боремся с антисемитами самыми суровыми методами в Советском Союзе. Активно действующие антисемиты по закону наказываются смертной казнью».

С любом случае - суть высказывания Сталина одна и та же. Сталин заставлял строго соблюдать инициированный Лениным-Бланком принятый 27 июля 1918 года «Закон против антисемитизма», потому что Сталин уважал «революционный народ», с которым захватывал Российскую империю и который сейчас был его командирской опорой в строительстве социализма; Сталин был в этот период ещё убежденным юдофилом и, пожалуй, главное - решил не раздражать «сильных мира сего» и их успокоить.

Любопытно заметить, что в то время, когда Сталин норовил выявить и расстрелять русских националистов и антисемитов, он пытался маскировать евреев. Комментируя часть доклада Г. Ф. Александрова по проверке Совинформбюро, возглавляемым сионистом Лозовским, касательно еврейских журналистов: «…Из 225 статей и информации 170 написаны недостаточно квалифицированными и мало известными авторами. В их числе И. С. Вайнберг, И. А. Арбат, С. И. Блюм, Л. 3. Берхин, Ц. 3. Вайнштейн, М. Л. Берлянд, И. М. Виккср, А. Н. Кроль, В. Н. Линец-кий, М. И. Некрич, Н. Л. Рудник, Е. Е. Северин, Л. Э. Сосонкин, Я. Н. Ха-лип, А.Ф. Хавин, С. С. Хесин и другие… Многие авторы стесняются ставить свои подписи над статьями ввиду, по видимому, явно низкого качества статей. Так, иапример,Броун подписывается фамилиями Стамбулов и Мельников, Гринберг выступает под псевдонимом Гриднев, Шнеерсон - под фамилией Михайлов», Г. Костырченко пишет:

«Можно лишь удивляться иезуитской изобретательности Александрова, которому хорошо было известно, что настоящей причиной использования евреями-журналистами русских псевдонимов было соответствующее негласное указание Сталина, последовавшее, по некоторым свидетельствам, во второй половине 30-х годов». И Костырченко приводит пример, что Сталин сам «перекрестил» сотрудника ТАСС Юдина в Филиппова.

Кстати, глядя на эту толпу еврейских журналистов при одном ведомстве, закономерно возникает вопрос - сколько было журналистов русской национальности?.. И были ли там вообще русские?

И сегодня было бы интересно исследовать ТАСС, возглавляемый Гуссманом…

Любопытно, что и в вопросах национализма и антисемитизма можно обнаружить аналогию с современностью. Либерал-демократы во главе с Медведевым и Путиным клянут Сталина, однако взяли с него пример - ввели за «разжигание» 282-ю статья УК РФ, которую согласно национальности привлеченных по ней людей назвали справедливо «русской»; а список запрещенных книг уже составил 450 книг; экономическая и политическая элита опять стала интернациональной с преобладающей и доминантной еврейской, и правительственная партия стала единственной верной в деле строительства капитализма. И следующая цитата также актуальна.

«За границей многие верят тому, что в России нет антисемитизма, и на этом основании благорасполагаются к советской власти. Но в России знают, что это неправда», однако евреи «уповают на долголетие советской власти… и очень боятся её смерти», ибо «до погромов Сталин не допускает…» - писал Ст. Иванович («Евреи и советская диктатура») (С). - «Если диктатура большевизма падёт, можно быть совершенно уверенным в диком разгуле антисемитских страстей и насилий… Падение советской власти будет для евреев катастрофой…».

И это понимали многие евреи, которые старательно формировали для коренного народа, туземцев (как говорил Л. Бронштейн-Троцкий) «божественный» культ, культ нового «бога» - Сталина, и в тот период миллионы евреев могли вполне серьёзно повторить за еврейским поэтом Ициком Фефером: «я говорю - Сталин, а думаю, что это солнце». Тогда ещё не было радикального «переосознания» личности «деспота» Сталина, Сталин - для них звучало: сытно, тепло, обеспеченно, безопасно, при власти. Естественным образом напрашивается вопрос - в Западной

Европе подняли шум из-за нескольких обиженных еврейских писателей, а почему за репрессированных русских писателей и многие миллионы репрессированных русских крестьян никто в «цивилизованном мире» не заступился, не возмутился?..

«А ведь уже и тогда советское государство было такое же несправедливое, безжалостное, как и в 1937 или 1950 гг., но в Двадцатые оно не вызывало в широких кругах еврейства отвращения или противоборства: не против еврейства направлено было главное остриё», - верно подметил А. Солженицын. За событиями в СССР в 1931 году понаблюдаем в следующей главе.

<< | >>
Источник: Роман Ключник. Сталин - период созидания. Гражданская война в СССР 1929-1933 гг. 2010

Еще по теме Март - июль 1930 года. 16-й съезд и повторная коллективизация:

  1. ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 30 января 1930 года I. О МЕРОПРИЯТИЯХ ПО ЛИКВИДАЦИИ КУЛАЦКИХ ХОЗЯЙСТВ В РАЙОНАХ СПЛОШНОЙ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ
  2. Глава 15. Конечная фаза войны. Декабрь 1938 года – март 1939 года
  3. Глава 10. От Мадрида до Гвадалахары. Декабрь 1936 года – март 1937 года
  4. Глава 6. Затишье перед бурей. Подготовка военного мятежа (февраль – июль 1936 года)
  5. Глава 8. Маневренная война, террор и начало иностранной интервенции (июль – сентябрь 1936 года)
  6. Зайцева И. А., Кукушин В. С, Ларин Г. Г., Румега Н. А., Шатохина В. И.. Коррекционная педагогика / Подред. В. С. Кукушина. Изд-е 2-с, перераб. и доп. — М.: ИКЦ «МарТ»; Ростов н/Д: Издательский центр «МарТ». -- 352 с., 2004
  7. Колюшкина JI. Ю., Лавриненко Н. И., Смоленский М. Б.. Теория государства и права: 100 экзаменационных ответов. Экс- пресс-справочник для студентов вузов. Изд-е 3-е, перераб. и доп. — Москва: И КЦ «МарТ»; Ростов н/Д: издательский центр «МарТ». - 304 с., 2004
  8. № 138 ПРОТОКОЛ ЗАСЕДАНИЯ ВОЛОСТНОГО СЪЕЗДА СОВЕТОВ ВТОРОЙ КАРАОБИНСКОй ВОЛОСТИ УРАЛЬСКОГО УЕЗДА О ВЫБОРЕ ДЕЛЕГАТОВ НА УЕЗДНЫЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ 24 декабря 191Э г.
  9. § 2. Повторность совершения преступлений и ее виды
  10. Норманнские пути и повторное открытие Северной Америки
  11. 2.18. Повторное использование бутылок, банок и крупных сосудов
  12. Глава 13. Республика в кризисе. Ноябрь 1937 года – апрель 1938 года
  13. 2. Коллективизация
  14. В каком порядке производится повторная выездная налоговая проверка?
  15. ГЛАВА ПЕРВАЯ. Итоги коллективизации.
  16. Вопрос 66. Коллективизация в СССР
  17. Минусы коллективизации
  18. Плюсы коллективизации