<<
>>

   Медаль мещанина Бараева

   Золотую медаль на Владимирской ленте получил мещанин города Чистополя Казанской губернии Бараев за то, что ночью во время бури осенью 1808 года спас тридцать восемь утопающих, подоспев вовремя на своей лодке к их, перевернувшейся.
Он же спас перед тем тридцать человек, которые потерпели крушение, опрокинув барку во время весеннего ледохода.

   Щедрость и справедливость бывшего солдата

   В 1774 году крепостной крестьянин из деревни Сухолжина Вологодской губернии Максим Алексеевич Алексеев был отдан в рекруты и попал во флот. Через десять лет он сломал ногу и был отпущен в отставку уже вольным человеком.    Через несколько лет Алексеев, став подрядчиком в Петербурге, записался в санкт-петербургское купечество.    К 1810 году Алексеев стал настолько богат, что выкупил всех крестьян своей деревни на волю и наделил их землей. Будучи сам человеком нравственным и добропорядочным, он взял у своих, освобожденных им земляков, поручительную запись, в которой они обещали вести трудовую, честную и трезвую жизнь. А если бы кто нарушил этот обет, то должен был платить штраф в двадцать пять рублей, которые мирским приговором следовало отдавать первому пришедшему в деревню нищему.

   «Смешенье языков французского с нижегородским…»

   А дальше вам, уважаемые читатели, предлагается еще несколько разнообразных сюжетов, относящихся ко времени заграничного похода 1813–1814 годов.    Первый анекдот из этого времени хорошо иллюстрирует одно «крылатое» выражение, появившееся чуть позже.    Выражение это базировалось на том, что вопреки широко распространенному сегодня мнению о прекрасном образовании правящего русского сословия и его чуть ли не поголовной французомании, на самом деле далеко не все русские дворяне хорошо владели французским языком. Это-то и позволило А. С. Грибоедову в «Горе от ума» вложить в уста Чацкого слова «Смешенье языков французского с нижегородским…», означающие, что знание французского языка у многих дворян оставляло желать лучшего.    В подтверждение тому рассказывали такую историю.    Два генерала, герои Отечественной войны 1812 года, М. А. Милорадович и Ф. П. Уваров, очень плохо знали французский язык, но в аристократическом обществе непременно старались говорить по-французски.    Однажды за обедом у Александра I они сели по обе стороны от русского генерала графа Александра    Ланжерона, француза по национальности, и все время о чем-то оживленно разговаривали между собой.    После обеда Александр I спросил Ланжерона, о чем так горячо все время говорили Уваров и Милорадович.    – Извините, государь, но я ничего не понял: они говорили по-французски.

   Общипанный галльский петух

   Ко времени пребывания русских в Дюссельдорфе в 1813 году относится такой анекдот. Два офицера – русский, из числа тех, кто освободил город, и француз, сдавшийся на честное слово, поселились в одной гостинице.    Русский кавалерист носил на каске прекрасный султан. Однажды он встретился на лестнице с французом, шедшим с несколькими своими друзьями. Не зная, что русский офицер говорит по-французски, француз сказал: «Посмотрите, этот офицер убил петуха и носит его перья».    Русский ответил: «Точно так, сударь, мы убили вашего большого петуха (имеется в виду галльский петух – старинный символ Франции), общипали его, и теперь я ношу его перья».

   Головокружительная высота

   В Париже, на Вандомской площади, стояла колонна, также носившая название Вандомской. Она была сооружена в 1806–1810 годах в честь побед, одержанных Наполеоном, и сделана из бронзы перелитых трофейных неприятельских пушек. Ее высота равнялась сорока трем с половиной метрам. На самом ее верху была водружена статуя Наполеона.    После того как 30 марта 1814 года в Париж вошли союзники, статуя Наполеона была сброшена.    Александр I, объезжая Париж, побывал и на Вандомской площади. Взглянув на верх опустевшей колонны, он сказал: «У меня закружилась бы голова на такой высоте».    И все же в 1830–1834 годах, уже после смерти Александра I, повелением Николая I, в Петербурге, на Дворцовой площади, архитектором Огюстом Монферраном была воздвигнута колонна, названная Александровской, или же Александрийским столпом. Ее высота была на четыре метра больше Вандомской. Правда, на верху колонны стоял не Александр I, а ангел с крестом работы скульптора Бориса Ивановича Орловского, однако все знали, что ангел – олицетворение Александра, которого льстиво называли «царь-ангел».

<< | >>
Источник: Вольдемар Балязин. Неофициальная история России. Том 10. Тайная жизнь Александра I. 2007

Еще по теме    Медаль мещанина Бараева:

  1. § 130. Названия орденов и медалей 1.
  2. § 23. Названия документов, памятников старины, произведений искусства
  3. § 128. Слова, употребляемые в необычном, условном, ироническом значении
  4. § 23. Названия документов, памятников старины, произведений искусства
  5. Великие изобретатели.
  6.    Владимир Ильич Ульянов (Ленин)
  7. К КРИТИКЕ "ПОЗИТИВНОЙ ФИЛОСОФИИ" ZUR KRITIK DFJ< "POSITIVEN PHILOSOPHIC"
  8. Некоторым везет
  9. 37.3. ГЛАВНЫЕ ИТОГИ РАБОТЫ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
  10. КАШКИН НИКОЛАЙ СЕРГЕЕВИЧ
  11. Вопрос 92. Россия и чеченский конфликт
  12. А. И. Яковлев (1873-1951)